Мифами не рождаются.

Мифами не рождаются…

Дневник

1 января

Новый год я, конечно, встретила в одиночестве. Когда живешь самостоятельно, оно и неудивительно. Родители любовно прислали открытку откуда-то из Анталии и денег. И всё. Впрочем, и на том спасибо, что не забыли. Друзья поздравили, конечно, но ведь это всё не то.… Никакие телефонные звонки и сообщения не заменят живого человека. Надо парня найти. А лучше уж сразу замуж. Двадцать пять лет, как-никак.

Удивительное дело. Вроде и не пила вовсе, а голова болит, как с похмелья. Хотя, если прислушаться к ощущениям, то болят волосы, а не голова. Но такого быть не может, верно?

2 января

Хоть какое-то разнообразие. Встретилась с ребятами, отметили, поздравили друг друга. Катька вон совсем ошалела от счастья – ей её хахаль предложение сделал. А он у нас богатенький Буратино, к тому же иностранец (поляк или венгр?), так что через пару недель подруга наша будет уже далеко – в солнечной Бразилии. Завидую я ей. А кто из наших нет?

Весь день ходила с косой за плечами, и к вечеру волосы стали болеть нестерпимо. Пришлось распустить. Вроде прошли.

4 января

Последнее время я начинаю сомневаться в своей вменяемости. Сегодня с утра, когда я умывалась, я случайно бросила взгляд в зеркало. Чем хотите поклянусь – волосы шевелились! С другой стороны, у меня чересчур бурное воображение. Поменьше надо бы Кинга на ночь читать. А то мне уже начинает мерещиться, что мои глаза понемногу меняют цвет на красные. В интернете долго сижу? Или недосып?

Интересно, а то, что я веду дневник – следствие того, что мне не с кем поговорить?

6 января

Теперь уже нельзя всё валить на воображение…. Такое не померещится.

Сегодня я обнаружила, что мне совершенно нечего есть. Пришлось идти в магазин. За те несколько дней, что я не покидала дом, город разительно изменился. Новогоднее настроение у народа порядком поиссякло, как и шуточки по поводу прошлогоднего хлеба. Я затарилась в соседнем с моей скромной десятиэтажкой супермаркете и заспешила домой. На ступеньках подъезда я заметила пушистого рыжего котенка. Как и все представительницы слабого пола, я в душе своей тяготею к всякого рода пушистикам. Хорошо, что догадалась колбасы купить. Я достала её, распаковала и отломила кусочек. Малыш благодарно принял угощение и начал тереться о мою ногу. Затем он поднял на меня свои глазки….

Меня до сих пор бьёт озноб при воспоминании того, что произошло. В доверчивых стекляшках глаз в последний раз мелькнула искра сознания, и они остекленели. Котенок застыл. Вот просто взял и застыл, как стоял: с поднятой кверху передней лапкой. Затем, потеряв равновесие, он упал со ступенек и разбился, как фарфоровая статуэтка.

Не помня себя от ужаса, я взлетела на свой этаж и трясущимися руками открыла дверь квартиры. Тяжело дыша, я ввалилась в квартиру и долго сидела, привалившись спиной к двери.

7 января

Проснулась я с тяжелой головой. Всю ночь снились кошмары о котятах, статуях и почему-то о нитяных клубках.

Так и не зайдя в ванную, я прошла на кухню, и тут же в нос бросился резкий неприятный запах. Я уныло покосилась на мусорное ведро и со вздохом принялась вынимать мешок. Всё еще зевая, я вышла на лестничную площадку и поплелась к мусоропроводу. Возвращаясь обратно, я заметила трудолюбиво подметающую площадку старушку. Вообще-то со мной на этаже живут одни старички, так что сразу я и не смогла определить, кому именно из них в такую рань приспичило наводить марафет нашего общего жилища. Впрочем, бабулька обернулась, едва заслышав мои шаги. Это оказалась Зинаида Федоровна, жившая в квартире напротив. Добрейшей души женщина. Никогда не видела её ни злой, ни даже раздраженной. Вот и сейчас она приветливо улыбнулась мне и хотела уже, видимо, поздороваться, как наши глаза встретились…. Она замерла. Я испугалась, подошла к ней, потрогала пальцем, помахала пятерней перед остекленевшими глазами. Я съехала по стенке. Потом мне в голову пришла мысль позвать на помощь, и я стала метаться от квартиры к квартире и стучать ко всем подряд. Вскоре на площадке собрались все жильцы моего этажа. Вызвали милицию. Меня долго допрашивали, но вскоре отстали и отпустили домой, предупредив о том, что такое может случиться с каждым, будьте осторожны, мол, девушка. Предложили даже проводить до дому, но я отказалась. Один молоденький милиционер поинтересовался:

-Это у вас линзы?

Я немного удивилась, но, не подавая виду, невозмутимо ответила:

-Нет. Свои. От рождения.

Милиционер присвистнул, но всё же больше не лез с вопросами, и я двинулась домой.

*****

Домой я попала уже затемно. Усталая, без сил, без эмоций. Круговорот событий всё никак не укладывался в голове в одну картину. Что происходит? Почему происходит? И почему со мной? Вопросов много. Ответа – ни одного.

Внезапно послышался шум со стороны кухни. У меня по спине пробежал холодок. Грабители? Но как? Я собралась уже было тихонько выскользнуть из квартиры, как источник шума появился в дверном проеме, ведущем в коридорчик, который в свою очередь вел в кухню. Удивительно, но гость двигался абсолютно бесшумно. Лицо гостя было сокрыто капюшоном, а на носу красовались солнцезащитные очки. Из-за этого было невозможно сразу определить пол незваного визитера.

-Не стоит торопиться, сестра.

Вкрадчивый голос гостя оказался довольно мягким и явно женским. А еще почему-то напоминающим шипение змеи. Но недоброжелательности в её тоне явно не было, поэтому я позволила себе немного расслабиться. Не до конца, конечно.

И тут я почувствовала, что мне поплохело. Так не бывает! Я сплю! Всё это происходит не со мной!

Я и не успела подловить тот момент, когда начала кричать вслух. Но гостья невозмутимо выдержала мою истерику, а затем, мягко приобняв меня за плечи, провела на кухню и усадила на табуретку. Через двадцать минут её стараниями я успокоилась и, попивая странноватого, но не противного вкуса отвар, слушала её рассказ. Начало меня немного удивило:

-Не могла бы ты припомнить свое желание, загаданное под бой курантов?

Я честно попыталась вспомнить. Но, несмотря на то, что с новогодней ночи прошло всего ничего – семь дней, мне это не удалось. Я виновато покосилась на девушку. Почему-то язык не поворачивался назвать её женщиной.

-Что ж…. Об этом потом,- голос её стал несколько загадочным, и мне показалось, что сейчас мне поведают нечто необычайное. – Начнем сначала. Моё имя – Сфено. И я приветствую тебя, новая сестра!

Сначала я не поняла, что происходит. Потом до меня медленно - возможно, прошла минута, а возможно, и все десять – дошло, что мои волосы начали извиваться и шипеть. Я замерла, не смея вдохнуть. Один из локонов приблизился к моему лицу…. У меня в горле застрял крик. Змея! Я с детства боялась всякого рода ползающих гадов, даже ящериц, а тут – змея! И прямо перед лицом! Я потянулась за ножом, который, благо, лежал почти под рукой. Но мне не дали совершить задуманное. Сфено мягким, но настойчивым движением прижала мою руку к столешнице.

- Не стоит. Они всего лишь приветствуют и тебя, и меня.

С этими словами Сфено откинула капюшон и сняла очки. И тут я поняла, что сейчас уж точно пришла пора съезжать по стенке. На голове у девушки красовалась копна, нет, гнездо, которое извивалось, не переставая двигалось и шипело. А глаза были словно налиты кровью. Но в них не было ярости или злости. Ни тени негативного чувства. Просто красная радужная оболочка и звериный вертикальный зрачок создавали ощущение, что горгона сейчас превратится в жуткое чудовище и разорвет меня на части. Я была хорошо знакома с греческими мифами…. Пожалуй, слишком хорошо. И я ждала. Ждала, что вот-вот покроюсь каменным покровом и замру. Навечно. Может быть, лет через сто ученые или археологи найдут меня и будут спорить, чьей работы эта прекрасная статуя. И я уже ярко представила себе их покрасневшие от споров лица, как поняла, что ничего не происходит. Что я жива, всё так же могу говорить и двигаться, и что в ожидании смотрит на меня Сфено.

Тогда я сделала то, что первым пришло в голову – я кинулась в ванную, к зеркалу. Всё…. Приехали. Или я сплю, или окончательно съехала с катушек. Я обессиленно привалилась к дверному косяку и устало взирала на свои красные глаза с вертикальными зрачками, на темный клубок змей на голове, на короткие клыки во рту…. Ну и что всё это значит?

-Это значит, что ты новая горгона.

Сфено возникла за спиной незаметно. Стоп…. Она что – мысли читает?

-Не волнуйся, твои способности скоро проявят себя. Но главное, что тебе предстоит понять, это то, что мы не превращаем людей в камень без причины, по своему желанию.

-А в мифах….

-Мало ли, что сказано в мифах! Конечно, без правды не обходится. Персей действительно убил нашу сестру Медузу. Мы с Эвриалой были вне себя, когда к нам явился Гермес и сказал, что отныне на одной из горгон будет лежать проклятие за её глупость и жестокость. И теперь каждые сто лет мы вынуждены искать новую Медузу, когда погибает предыдущая. И ныне это ты. К сожалению, я опоздала, поскольку не думала, что твои способности проявятся настолько рано, и ты успела применить их на двух живых существах. Конечно, время не пришло ни для животного, ни для старушки, но способности горгон необратимы. Не волнуйся, мойры простят тебе этот проступок, поскольку ты еще не научилась контролировать процесс обращения в камень.

-Мойры? Дочери Зевса, вершившие судьбу?

-Все верно, сестра. Они стоят над нами, поскольку их способности намного превосходят наши. А мы – исполнители и делаем то, что нам скажут. Клото заглядывает в будущее и смотрит, чье время из людей пришло. Лахесис подтверждает или опровергает её выбор.

-Постой! – я очень легко перешла на «ты», меня саму это удивило, - А как же третья сестра? Та, которая перерезала нить!

-Все верно, - Сфено улыбнулась, обнажив клыки. Странно, я их не заметила. – Атропа перерезает нить. Но это означает лишь то, что участь несчастного неминуема. Так что, если не справишься ты, то это сделает кто-нибудь другой. А ты лишь получишь выговор.

-То есть….

-Да. Теперь ты одна из мифов. И тебе придется выполнять поручение сестер мойр. Но взамен ты будешь жить дольше обычного возраста человека и получишь необычайную силу.

-Погоди, а что ты говорила о желании?

-Да-да. Совсем забыла. Ясное дело, то, что ты стала мифом, это далеко не случайность. Ты наверняка не вспомнишь свое желание, зато его помню я. Ты загадала стать необычной.

Я почувствовала, как лицо заливает краска. Довольно глупое желание для двадцатипятилетней дылды. Тем временем Сфено, не замечая моего смущения, продолжила:

-В последнее время люди перестали верить в чудеса. Дело горгон – это не только вершение правосудия, или, если угодно, судьбы. Это еще и своеобразное поддержание веры в чудеса в людях. Мифы разделяются на темные и светлые. Мы – темные. И я думаю, что не стоит объяснять, почему. Светлые – дриады, наяды, нереиды и прочие духи, которые помогают природе, прядут сны и мечты для детей, сводят предназначенных друг другу людей вместе. А мы же следим за тем, чтобы у людей присутствовал и страх, ведь именно он во многих ситуациях рождает воображение. Из-за страха у людей и происходят особо сильные выплески эмоций. Мы рождаем таинственные шорохи ночью, скрип ветвей, стоны деревьев. Все мы наделены нечеловеческими силами. Но за всё приходится платить. И мы обречены на вечное одиночество. Тебе будет легче, ведь ты проживешь всего сто лет. Но даже для тебя это значительный срок. Впрочем, решать тебе. Отказаться ты вправе. Но только посредством своей смерти. Решать тебе. Держи.

С этими словами она вынула откуда-то из складок одежды небольшой шар из стекла и протянула мне.

-Вот. Через этот хрустальный шар мы будем связываться. У тебя сутки на размышление, и если ты согласишься, то уже через неделю подготовки ты приступишь к работе.

*************

Катька – моя подруга с детства. Всю жизнь я веселилась только с ней, гуляла только с ней, только ей доверяла все свои тайны. И вот теперь она сидела напротив меня в какой-то рядовой забегаловке и вертела в руках мой дневник. На лице у неё явно было написано недоумение.

-Слушай, Ань. История, конечно, занимательная, и тебе действительно стоит напечатать её. Но зачем ты принесла её мне? В печатных делах у нас профи Артур, а не я.

Я улыбнулась. Она не верит. Наверное, так оно будет и лучше. Жаль её, неплохая она девчонка, но тут уж ничего не поделаешь.

-И сними ты, наконец, эти жуткие очки! На дворе вечер, к тому же на тебя все пялятся!

Да уж. Я и сама заметила заинтересованные взгляды в сторону своей персоны. Надо заканчивать. Поесть не успела, но да ладно! Где наша не пропадала? Еще успеется. Я сняла очки, но на Катьку взгляда пока поднимать не стала. Только предупредила:

-Знаешь, с желаниями надо быть очень осторожным. Они иногда сбываются. Помнишь, как в прошлом году ты хотела исчезнуть, когда тебя бросил Артем?

-Да что ты! – подруга засмеялась, - Теперь - то куда? У меня свадьба на носу! А про то, что сбываются, так это неправда. Само по себе ничего не происходит, надо усилия прилагать!

Жалость.… Но она всё равно не поможет. И не Катюху жаль. А жениха её. Огорчится он. Ох, как огорчится. Но человеческой грусти век недолог. Погрустит, да и забудет. А мне авось и пожить подольше дадут.

Я подняла глаза на подругу. Затем неторопливо поднялась и, собрав свои нехитрые пожитки, зачем-то взятые с собой, направилась к выходу. На пороге бросила прощальный взгляд на наш столик. Там она. Никуда не денется теперь, разве что хозяин заведения решит от неё избавиться. А зачем? Интересное украшение получилось.

Да уж…. Мечты, Катюша, сбываются, да еще как. Да только не всегда так, как нам хочется….

Андрей Львович Королёв человек был небольшой. Как телом, так и характером. Неудивительно, что и дела у него большого не было – так, забегаловка, каких много. С женой часто ссорился, поскольку неугомонной активистке всё казалось, что надо изменить интерьер заведения, придать ему необычности. Но у Королёва либо не доходили руки, либо желания не было. Да и зачем, - говорил он, деньги, мол, и так идут. Да и ленив он был до безобразия. Но всё мечтал, что всё само свершится. Все мы люди, и кому хоть раз не хотелось, чтобы чудо всё сделало за него? Но дни тянулись, а чуда так и не предвиделось.

День не задался с самого утра. Упал с кровати, не выспался, порезался бритвой, в общем, ничего особенного новый день не предвещал…. До появления горячо любимой супруги. Мысль «Ну вот. Опять скандал» не успела даже прозвучать в голове, как Жанна бросилась ему на шею с криком:

-Какой же ты молодец! Как здорово придумал! И когда ты успел? Идем-идем! Надо запечатлеть этот день!

Спустя двадцать минут Андрей Львович стоял возле одного из столиков забегаловки и глупо улыбался, глядя на статую симпатичной девушки, сидящей за столиком. Вокруг ахали, охали, какой же он молодец, но он не обращал внимания. Он думал только об одном: « Вот оно, чудо. Я знал. Знал, что рано или поздно оно придет ко мне. Я знал. Знал…..»

Ваша оценка: None Средний балл: 7.6 / голосов: 7
Комментарии

Интересно, довольно занимательная история

Быстрый вход