Побеждающий наследует все гл. 1 ч. 3

Зуек и Рыжий были уже спаянной временем парой. Познакомились они на сборах, этой российской версии полицейской академии. Оба здоровенные, светловолосые, казались порой братьями, с похожими привычками и увлечениями. Вот уже три года выходили вместе на пост, как правило один и тот же, № 13, начинавшийся от горбольницы и тянущийся до металлообрабатывающего завода, как то удивительно стойко пережившего перестройку, благополучно сожравшую в свое время большую часть производства.

Сегодняшний день обещал быть удачным. Тетки, торговавшие у завода семечками и сигаретами грозились выставить литр магарыча, за спокойную свою торговлю. Булькающие отступные планировалось переместить в семейное, обшарпанное общежитие, где и предстояло уговорить в компании двух склонных к полноте, но тем не менее приятных разведенок. В общем жизнь на ночь вроде бы удалась, но хочешь насмешить Бога - расскажи ему о своих планах. Ротный сука навязал им стажера, мать его за ногу, мотивируя свой скотский несомненно поступок тем, что у кого еще этому задроту учиться, как не у поста с лучшими показателями. Они попытались было вяло посопротивляться, мотивируя свое нежелание лепить из стажера доблестного бойца ППС, отсутствием педагогических навыков и свободного времени, поскольку пост ответственный и сложный, а работы невпроворот. Ротный помолчав сходу рванулся в истерику и минут пять они слушали о том, что в роте оборзели все в корень, что через хрен зарю не видят, что драть их всех он будет как свиней и что за бешеные деньги морды поотжирали, аж щеки видно со спины. Прооравшись, пока они стояли утупившись в пол взглядами, он затих как обычно и безапелляционно указал на дверь.

- Без разговоров, получайте оружие, стажера под мышку и на пост!

В оружейной комнате, снаряжая гладенькими патронами магазины и доживая последние балдежные, "бесстажеровские" минуты, договорились меж собой загонять малолетнего засранца. Наплевать на послеполуночный сон и отдых, ходить и ходить, пока тот не охренеет от усталости, не взвоет и не запросится у ротного за ради Бога на другой пост. Ну и ни в коем случае не сдавать новенькому злачные места, где грелись, спали и разживались жратвой по мелочи, мало ли, проникнется стажер тягой к стукачеству.

Спустя четыре часа патрулирования в обе светлые головы уже поползли мысли об убийстве. Рыжий так вообще с наслаждением представлял как закапывает стажера живьем, обалдев от беспрерывного словесного поноса и бесконечных вопросов. Даже улыбка тронула его лицо, а стажер восприняв это как одобрение, с новой силой возобновил мучения и даже ходьба его не брала, так что выражение глубокого страдания словно от зубной боли, скоро уже не сходило с лиц Зуйка и Рыжего.

Дежурство выдалось относительно спокойным. Выловив пару тихих, спокойных пьяниц они сдали их в вызванный по рации патрульный автомобиль. На этом план по работе можно было считать выполненным и принялись уматывать двужильного, неутомимого стажера непрерывным патрулированием. В результате к утру они еле тащили ноги, а молодой выглядел свежим и бодрым.

К пяти утра ближе, рация захрипела

-Тринадцатый, тринадцатый Александровке!

-На связи тринадцатый!- ответил Зуек, вынув рацию из нагрудного кармана серой "ппэски".

-Пройдите к горбольнице, там у приемного покоя пьяные хулиганят!

-Принял! Иду!- мрачно ответил Зуек и переварив услышанное бросил устало, - Ну чо, пошли... Хоть идти недалеко.

Спустя десять минут они стояли перед освещенным входом в приемный покой. Рыжий дернул дверь и нажал на звонок, прикрепленный на уровне глаз справа. Приглушенная длинная трель, другая и за дверью раздался испуганный женский голос

-Кто?

Зуек узнав по голосу медсестру рыкнул

-Это мы, чего там у тебя Тань?

Испуганная женщина показалась на секунду и с неожиданной для нее силой, втащила их внутрь здания, моментально закрыв за собой дверь. Медсестру трясло от страха, что сразу заметили полицейские и руки машинально потянулись к кобурам.

-Ребята, у нас тут такое, они через черный вход прорвались, когда тетя Валя мусор пошла выносить. Девчонки с третьего этажа повезли покойника в морг, ключ еще у нас брали, открыли, а там мертвецы бродят по комнате, обернулись, а их покойник уже с каталки слез. Господи! Больные спят еще, они же сожрут их всех! Господи, помогите!

Попытавшись переварить услышанное Зуек прервал медсестру

-Тань! Успокойся, щас все сделаем в лучшем виде, восстановим конституционный порядок!

Он примерно представил себе ситуацию - зассыхи с третьего этажа повезли своего жмура в морг, наверняка пьяные, они часто на третьем киряют в ночь, там одна молодежь в основном. Дотолкав каталку до здания морга, открыли обитую железом дверь и увидели... А что они увидели? Блядь! Пьяных санитаров, которых закрыл на ночь патологоанатом! Санитары местные - редкие колдыри, ужрались к вечеру, а патологоанатом, что бы не выносить сор из избы, просто закрыл их на рабочем месте. Новых то не сразу найдешь, кто еще согласится за копейки в таком месте работать. Девки со страху побежали назад и спихнули к хренам своего жмура с каталки. Ну а дальше - больше, у страха глаза велики.

Теперь, когда все стало на привычные свои места, биение сердца успокаивалось, приближаясь к привычному своему ритму и он незаметно мигнул Рыжему

-Ну хрен ли встали, пойдем зомбей погоняем!

Направив медсестру в приемный, длинными коридорами они пошли к черному входу в абсолютной тишине, нарушаемой только эхом от стука подошв по бетонному полу. Оставалось только повернуть, от предбанника черного входа их разделял только один поворот. Несколько шагов и поворот. А за ним ожидал сюрприз, в виде шести трупов, обступивших неподвижно распластавшуюся женщину и переминавшихся около нее с ноги на ногу.

Пятеро из трупов были абсолютно голыми, с зеленовато-восковой кожей. У стоящих к ним лицом хорошо были видны секционные швы от вскрытия. Трупные пятна у стоявшего спиной при желании можно было бы принять за синяки, только вот скальп, снятый для вскрытия черепной коробки был задран на затылок и верхнюю часть черепа, после извлечения мозга не вернули на место. У кого то текла через шов, пачкая пол, черная, соответствующе пахнущая жидкость.

Все это происходило в абсолютной, пугающей тишине и продолжалось кажется бесконечно долго, так что становилось похожим на сон. Только мертвецы не переставая раскачиваться, стали медленно поворачиваться и один из них сделал маленький, неуклюжий шажок.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.8 / голосов: 8

Быстрый вход