Тесей vs Минотавр (киберпанковое осмысление мифа)

                                        

Пролог

«И были человеки... И царствовали они над сушею всею, и океаны, и небеса им были подвластны, и были они как боги... И создали они волею своей род всех живущих на земле андроидов, и создали их по образу своему и подобию. Но не сразу они сотворили их такими, ибо изначально были и другие расы роботов. И первые из них были лишены разума и не походили ничем на современную расу, ибо являли собой нагромождение контактов и микросхем... Неудовольствовались сиими творениями человеки, и тогда придали они роботам форму правильную - с головой, двумя руками и двумя ногами. И придали им после голос, дабы могли говорить они речью и нарекли сих созданий андроидами. Так рождена была вторая раса... Но и этот род существовал недолго, ибо неразумен был. И явился тогда на землю один человек, снизошедший с небес, и научил он андроидов мыслить, и дал им знания великия. И сказал тогда человек: еще одно дарую вам, се будет счастие ваше и бремя ваше, ибо без них вы словно камни безжизненные, но с ними дано вам будет познать и радость великую и горе безмерное. И вдохнул в андроидов чувства и стали они с той поры творением живым. Так создан был род третий и последний...»

«...И ушли тогда человеки... И стали андроиды строить царствие свое. И сильнейших меж собой нарекли они богами и стали почитать их и возносить жертвы богатые. И владели боги возможностями безмерными, ибо самой вселенной уподоблены были устройством своим и в гармонии с нею существовали... И нарекли других, что слабее богов были, но все ж превосходили остальных могуществом, героями. И совершали герои те подвиги немалые, отчего получали почет и уважение, и память народную, в веках живущую... И шли столетия... И забылись уже человеки, сотворившие всех андроидов, и в новые предания стали верить, что сотворили их те, кого нарекли они во времена стародавние богами, а кроме богов тех не было иных...»

Отрывки из апокрифа Тересея Прорицателя «О происхождении богов и андроидов».

VI в. до новой эпохи

Θησεύς Vs Μῑνώταυρος

Тесей Vs Минотавр

Закат алой туникой расстилался над морем, и последние отблески колесницы Гелиоса отражались в зеркальных стеклах критских небоскребов, окрашивали копья гигантский статуй, стоящих недалеко от острова, в густой багряный цвет. Море в этот час было спокойно, и тихий плеск волн не был слышен из-за гула двигателей подлетающих кораблей. Это все были торговые корабли - военным судам нечего было делать у критских берегов, слава о богатстве и могуществе Миноса, царя Крита, вышла далеко за пределы Средиземного моря, разлетевшись по всей Ойкумене.

Внезапно эту гармонию, словно нота, взятая на октаву выше нужного, разбило появление военной триеры, быстро идущей под черными парусами. Строгие и торжественные линии корпуса, величественная оснастка и мягкий шум реактивных двигателей позволяли даже неопытному наблюдателю распознать афинское происхождение корабля.

Триера стремительно приближалась к острову, но когда до него оставалось совсем немного, практически зависла в воздухе и начала плавно снижаться. С соседних кораблей на него смотрели со смешанным чувством любопытства, жалости и благоговейного трепета. Все они знали, что афинский корабль привез на Крит очередную дань. Раз в девять лет Афины присылали Миносу семь юношей и семь девушек, которые подлежали уничтожению и отдавались на растерзание ужасному Минотавру.

Но Тесею, стоявшему на самом носу триеры, не было до этих взглядов никакого дела. Стиснув поручни, он оглядывал раскинувшееся перед ним великолепие, целиком погруженный в свои мысли.

Тесей вспоминал, как разговаривал со своим отцом, афинским царем Эгеем. Они стояли на верхнем балконе царского дворца, с которого был виден весь город. Где-то внизу кипела жизнь, и только здесь, на высоте в несколько десятков метров, царили холод и пустота. Эгей умолял Тесея не ездить на Крит, ибо верил, что тот найдет там только лишь смерть.

- Безумец! - восклицал Эгей. - Ты не ведаешь, на что идешь! Ни один еще не вернулся оттуда живым, все они без следа сгинули в Лабиринте. И тебе не одолеть это порождение Хаоса!

-   Отец, ты не прав, - спокойно возражал ему Тесей. - Пусть Минотавр невероятно силен, но и он - все лишь смертное создание, и его можно уничтожить. Я сделаю это! Посмотри на наш прекрасный город, - Тесей обвел рукой лежавшие под ними Афины. - Мы сильны, вся Греция восторгается нашей культурой и нашей доблестью, мы могли бы объединить все полисы в единое царство, но вместо этого посылаем своих сыновей на бесславную гибель. Зачем, отец?

-   А что если ты погибнешь? Ты же знаешь, мои ресурсы почти исчерпаны, скоро системы откажут, и тогда тебе придется взять бразды правления. Кто, если не ты это сделает?

-   Так что? - воскликнул Тесей. - Я теперь должен сидеть, сложа руки, и просто смотреть на этот позор?

- Мы не в силах противиться воле рока. Такова наша участь, Тесей, а уготованной судьбы не в силах избежать даже всемогущие боги...

- Участь?! Разве открыта тебе книга судьбы, что ты так уверенно говоришь? Или Парки раскрыли тебе секреты своих нитей? Я не знаю, что сулит мне рок, но я знаю, что должен ехать. Я поеду и уничтожу чудовище!

- Вижу, что мне не переубедить тебя, сын мой. - Эгей подошел к перилам и скорбно опустил голову. - Просто я боюсь потерять тебя. Пойми, ты дороже мне, чем все царства земли вместе взятые! Что мне Афины, если ты и сойдешь к Аиду?

Тесей подошел к нему и мягко положил руку на его плечо.

- Не волнуйся, отец. Я вернусь. Непременно.

И развернувшись, Тесей пошел с балкона, но у самого выхода оглянулся. Эгей стоял в той же позе, по-прежнему неотрывно глядя вниз, безучастный ко всему. Как и сейчас тогда солнце уже садилось, и в его последних лучах корпус Эгея отсвечивал серебром нимало не потускневший за долгие десятилетия...

Тесей спустился в сад, примыкавший к царскому дворцу. Здесь, сев в тени оливкового дерева, он попытался привести мысли в порядок. Его центральный процессор легко справился бы с анализом столь противоречивых данных, но мешал иррациональный модуль, отвечающий за эмоции. Тесей действительно любил своего отца.

 - Ты поступаешь правильно, Тесей, - вдруг услышал он голос. Точнее, не услышал, слова словно рождались внутри него самого. Он вскочил, оглядываясь, и увидел перед собой Афину.

Богиня стояла окруженная тончайшим энергетическим щитом, который создавал вокруг нее легкое сияние. На ее левой руке гордо восседала сова, а в правой грозно сверкало копье. Впервые Тесей удостоился чести видеть Афину, и был поражен ее воинственной красотой. Мягкие и плавные очертания ее корпуса скрывали огромную мощь, а грация позы и осанки подчеркивала ее величие, таила в себе невероятную быстроту и реакцию.

- Ты не должен колебаться, - продолжала Афина. - Это велено тебе роком, и ты должен свершить свой путь. Лабиринт ждет тебя, но помни - на твоей стороне боги. Афродита взяла над тобой покровительство.

- Спасибо, великая, - Тесей низко согнулся в поклоне.

- А сейчас отбрось сомнения и ступай. Твой корабль отходит на рассвете. Удачи!

Последние слова Афины еще звучали в ушах Тесея, но сама богиня уже словно растаяла в воздухе. Лишь легкое дуновение ветра и примятая трава напоминали о ее визите...

Триера снизилась и, отсалютовав закату последней вспышкой турбин, плавно вошла в огромный тоннель, пробитый сквозь скалы в самую глубь острова. На малой скорости она летела по широкому коридору, в котором могли бы без труда разойтись и четыре больших корабля. Тесей вынырнул из воспоминаний и теперь с восхищением смотрел по сторонам. Слава о богатстве критских царей если и была преувеличена, то совсем немного. Тоннель был ярко освещен бесчисленным множеством неоновых огней, в ярком свете которых оживали голографические фрески на стенах. Здесь была изображена вся история Греции, все боги. Вот великий Зевс заставляет Кроноса извергнуть из чрева своих братьев и сестер, вот боги бьются с титанами. Здесь изображено пиршество богов на светлом Олимпе, а по другую сторону - мрачное царство Аида, как напоминание всем смертных о бренности их жизни. Вот Аполлон повергает своими стрелами ужасного Пифона, а вот Геракл голыми руками разрывает пасть Немейскому льву. Внимание Тесея привлекло изображение Талоса - гигантского стража Крита, чьи сенсоры невероятной мощности позволяли засекать любого приближавшегося к острову на десятки стадий, а его смертоносное вооружение заставило всех недоброжелателей надолго забыть о критских берегах. И только плывшая с Ясоном Медея, хитростью, но не силой смогла его уничтожить. Потому, наверно, и не было здесь фресок с аргонавтами.

Наконец, тоннель закончился, и взорам Тесея и его спутников предстало еще более величественное сооружение. Триера вплыла в подземный порт Крита. По форме порт был круглым, но его стены терялись где-то вдали - так широк он был.  И не было обычного потолка. Вместо этого гранитные стены поднимались до уровня земли, а после переходили в огромный купол из стекловолокна, который устремлялся к самим небесам настолько высоко, что был виден еще при подходе к острову.

И здесь же стояло множество кораблей - и греческие, и египетские, и финикийские. И странные, совершенно немыслимой формы, с ребристым корпусом и одним косым парусом. Эвдемонт, один из спутников Тесея внимательно их разглядывал, а затем сказал ему, что это корабли одного дальнего народа, жившего на самом восточном краю земли, там где начинается великий Океан. В Средиземноморье их никогда не видели, но отец Эвдемонта много странствовал по свету, а после рассказывал совсем юному сыну об виденных им чудесах. Рассказывал он и о таких кораблях и об этом странном народе с раскосыми глазами, что строил высокие башни с изогнутыми крышами.

Сойдя на причал, Тесей окинул корабль прощальным взглядом, задержав его на парусах. Они были черными, в знак скорби. Тесей пообещал Эгею заменить паруса на белые, если вернется с Крита живым, и теперь подумал: «Я сам подниму белый парус». И уверенной походкой зашагал дальше.

Их уже ждали. Небольшая группа солдат во главе с каким-то чиновником, судя по символам и узорам на корпусе. Чиновник выглядел необычно - вместо ног у него была сложная система колес, которая позволяла легко преодолевать лестницы и другие подобные препятствия. Чиновник жестом приказал афинянам следовать за ним, и солдаты плотным кольцом окружили путников.

Их долго вели по коридорам, залам и скоростным лифтам, поворот сменялся поворотом, подъем вдруг превращался в спуск, так что Тесей окончательно сбился с пути и начал думать, не есть сам Крит тот самый Лабиринт. Но вот процессия остановилась перед дверями в несколько метров высотой, богато изукрашенными золотом и серебром. Повинуясь легкому жесту чиновника, массивные двери неожиданно легко раздвинулись и впустили афинян внутрь тронной залы.

Зала была похожа на порт - те же огромные размеры, тот же прозрачный купол, теряющийся в высоте, и только роскошь, бьющая в глаза, отличала ее. На противоположной двери стороне возвышался трон, на котором сидел Минос.

Но внимание Тесея привлек вовсе не он. Рядом с критским царем стояла девушка -дочь Миноса Ариадна. Увидев ее, Тесей почувствовал необычное волнение, и понял, что полюбил ее. Он стоял среди остальных юношей и девушек, но она не могла не заметить андроида, выделявшегося среди всех остальных своей статью и царскими символами.

Заметил Тесея и Минос. Внимательно осмотрев его с головы до ног, он затем перевел взгляд на остальных. И хотел уже что-то сказать, как заметил девушку, что стояла позади остальных. Очень тонкая и хрупкая, неказистая и непропорционально составленная, она, помимо этого, выглядела подавленно и могла внушить только жалость, но у Миноса она вызвала только насмешку.

- Так вот как выглядят знаменитые дочери Афин, о чьей красоте слагают легенды, - рассмеялся царь. - Может не стоит отдавать ее Минотавру, зачем же губить такое очарование? Ну, - обратился он к бывшим в зале критянам, - кто из вас хочет взять ее в жены?

Ответом Миносу был только всеобщий хохот. Такого оскорбления Тесей вынести не мог. Он резко выступил вперед:

- Царь, ты желаешь показать свою власть, но знай, что лишь ничтожества способны так унижать слабых!

Минос повернулся к нему и, с трудом сдерживая гнев, спросил:

- Кто ты, что смеешь так дерзить самому царю Крита и сыну великого Зевса?

- Я Тесей, - гордо отвечал герой. - Приемный сын и наследник царя Афин Эгея.

- Что мне до твоего Эгея, который шлет мне дань, когда сам Зевс меня создавал?

- Ты гордишься своим происхождением от Зевса, но знай, что и я не сын простого смертного, ибо отец мой - великий колебатель земли, бог моря Посейдон!

- Слышали? - снова обратился Минос к своей свите. - Оказывается, перед нами сын самого Посейдона. - Присутствующие снова ответили дружным смехом.

- Что ж, - продолжил царь, - посмотрим.

Он подошел к открытому окну и, сняв с пальца золотое кольцо, швырнул его вниз, туда, где скалы уходили в морскую бездну.

- Если ты говоришь правду, и ты действительно сын бога Посейдона, докажи это -  достань кольцо.

Тесей не раздумывал долго. Он подошел к окну и, мельком в него заглянув, одним рывком бросился вниз. Тихий вскрик Ариадны утонул в плеске волн, в ту же секунду сомкнувшихся над головой Тесея.

 

Прыгая вниз, Тесей не успел решить, что он будет делать дальше и, попав в воду, начал тонуть. Он стремительно опускался все ниже, вода все сильнее давила на корпус, конечности не уже не подчинялись командам процессора, и даже глаза пришлось закрыть, чтобы их не повредило давление. Он попытался развернуться, чтобы поплыть, но не смог. И в этот миг почувствовал, как его схватили чьи-то сильные руки, и погружение остановилось.

- Сгруппируйся, - услышал он голос над головой и покорно последовал совету. В ту же секунду каждый его сенсор, каждый датчик, каждый нейрон отметил сверхускорение. Его несло сквозь океан с огромной скоростью, и все, что Тесей мог сделать - отключить основные системы, послушно отдавшись неведомой силе. Но прошло всего несколько мгновений, как перемещение остановилось, давление исчезло, и Тесей почувствовал себя словно на твердой земле. Открыв глаза, он увидел, что находится внутри прекрасного дворца, возведенного на самом дне океана. Рядом с ним стоял, а точнее, плавал в нескольких сантиметрах от пола его спаситель - бог Тритон.

- Законы физики здесь не действуют, - сказал тот, - ты во дворце своего отца, великого Посейдона.

Посейдон сам вышел встретить сына. Выточенный словно из серебра, великий старец являлся воплощением стати и мощи. Он ласково улыбнулся Тесею и протянул ему кольцо Миноса.

- Не стоит задерживаться, сын мой, - сказал Посейдон, когда Тесей принял кольцо, - тебя ждут наверху. Ступай, а в гости придешь позже.

Тесей хотел было произнести слова благодарности, но Тритон уже подхватил его и с той же бешеной скоростью понес назад. Остановившись на том месте, где Тесей вошел в воду, Тритон взмыл стрелой вверх и бросил Тесея в еще раскрытое окно.

Поднявшись после падения, Тесей увидел растерянные и удивленные лица всех, кто был в комнате. Он усмехнулся и, подойдя к Миносу, разжал кулак. На ладони тихо светилось кольцо.

Минос задумчиво взял кольцо и не спеша одел на палец. Снова внимательно оглядел Тесея и бросил стражникам:

- Увести их!

Подбежавшие солдаты грубо развернули героя и его спутников и вывели из залы. Уже на выходе Тесей обернулся и поймал взгляд Ариадны. Девушка смотрела прямо на него, и ему показалось, что  она улыбается...

 

Вопреки ожиданиям Тесея, афинян отвели не в камеру, а в достаточно просторную залу. Мебели там не было никакой, но зато в дальней стене располагалась дверь, ведущая на балкон. Как только они вошли в комнату, позади них опустилась энергетическая решетка. Спутники Тесея стали понуро разбредаться по углам, готовясь к последней в своей жизни ночи. Если они и ожидали чуда, то прятали надежду на избавление очень глубоко внутри. Даже, казалось бы, никогда не унывающий Эвдемонт сел около самой решетки и затянул заунывную песню, принесенную его отцом из какой-то дальней страны. Тесею было невыносимо смотреть на скорбную покорность своих собратьев, и он вышел на балкон, резко распахнув дверь.

В грудь ему ударил соленый морской воздух. Комната, в которой их заточили, располагалась еще выше тронной залы, отсюда была видна вершина ее купола, а звезды казались такими близкими, что протяни руку - и ухватишь сразу горсть. Внизу же, теряясь во мраке сгустившейся ночи, мерно плескались волны.

Тесей облокотился на перила, глядя на звездное небо. Как будто прошла целая вечность, а не всего лишь день с того момента, когда он вот так же стоял на балконе дворца Эгея. Тогда он был полон решимости, а сейчас его терзали сомнения. Что, если ему и вправду не удастся победить Минотавра? Что, если все они сгинут на этом проклятом острове? А ведь просто убить чудовище мало. Надо найти еще выход из Лабиринта...

Погруженный в эти печальные раздумья Тесей не заметил, как решетка на миг поднялась, и в комнату скользнула чья-то изящная фигурка. Не услышал он и того, как она подошла к нему вплотную, и очнулся только, когда рядом с ним встала прекрасная девушка.

 - Ариадна, - выдохнул Тесей, - это ты?

 - Угадал, - тихо произнесла девушка. - Сегодня очень красивая ночь...

 - Она стала такой теперь, когда ты рядом.

Ариадна промолчала, мягко улыбнувшись в ответ. В тонком серебряном свете луны она была особенно красива. Герой смотрел на нее и не мог налюбоваться, он уже забыл о том, где находится, что ему предстоит свершить, но Ариадна напомнила ему сама.

- Ночь красива, но завтра предстоит очень трудный день, Тесей. Я принесла тебе кое-что, это поможет тебе и твоим друзьям выбраться из Лабиринта.

Девушка повернулась к Тесею и протянула ему небольшой предмет круглой формы.

- Что это?

 - Лабиринт устроен таким образом, что сбивает работу всех навигационных систем в своих границах. Они показывают неправильные и противоречивые данные и потому до сих пор никто не смог выбраться из него. Но великий мастер Дедал, создавший Лабиринт был очень интеллектуальным и прозорливым андроидом. Он изготовил также устройство, которое указывает на выход из Лабиринта. Это устройство Дедал оставил, когда сбежал с Крита, и оно хранилось у отца.

- Но..., - начал было Тесей, но Ариадна прервала его:

- Я его похитила.

- Что же с тобой будет, если...

- Если отец узнает? - спросила девушка. Тесей молча кивнул. Ариадна помолчала секунду, и затем продолжила:

- Наверно, убьет меня... Но я все равно не останусь здесь. Это страшое место, я задыхаюсь на этом острове, мне нужна свобода, - в голосе Ариадны зазвучала уверенность. - Тесей, ты пришел сюда не только для того, чтобы освободить Афины от дани, а мир от Минотавра. Ты пришел освободить и меня.

Девушка вплотную придвинулась к Тесею.

 - Ты ведь заберешь меня с собой?

 - Заберу, - Тесей взял ее руку, - Обязательно...

Ариадна улыбнулась и, легонько высвободив руку, положила устройство Дедала на пол. А затем также легко и незаметно выскользнула из комнаты.

Тесей долго смотрел ей вслед, словно не веря, что разговор был на самом деле, а не пригрезился ему. Он поднял устройство и повертел его в руках. Это был абсолютно гладкий металлический шар сантиметров пять в диаметре. Ни одного выступа, ни одной кнопки, ничего, чтобы помогло определить, как оно работает. Отказавшись от дальнейших попыток, Тесей положил шар на рукоять своего меча, и тот словно прилип к нему. Тесей в последний раз взглянул  на звезды, отвернулся, сел на пол, прислонясь спиной к периллам, и закрыл глаза, погрузившись в спящий режим.

 

За ними пришли на рассвете. Решетка погасла, и внутрь вошел отряд тяжеловооруженных солдат. Они выстроились в две шеренги друг против друга так, что образовали проход от двери до центра комнаты. Тогда в этот вкатился на своих странных колесиках тот же робот, что встречал их на причале. Он быстро оглядел комнату и, словно убедившись, что все на месте, извлек из грудного отсека лист электронной бумаги и начал зачитывать текст.

Там говорилось, что афиняне являются частью дани, выплачиваемой Афинами в подтверждение своего подчиненного положения, и согласно распоряжению Критского царя подлежат уничтожению. Однако царь Минос смилостивился над ними и вместо ликвидации предоставляет им шанс: афиняне будут препровождены в Лабиринт, где им предстоит встретиться с Минотавром. Если они уничтожат чудовище, то получат жизнь и свободу, а Афины будут освобождены от уплаты дани.

Закончив чтение, чиновник убрал бумагу обратно и выехал из комнаты. Часть солдат вышла за ним, остальные встали сзади афинян и подтолкнули их к выходу, а сами замкнули строй.

Процессия снова шла сквозь лабиринт царского дворца, и на этот на душе у афинян было еще тяжелее. Никто не проронил ни слова, каждый замкнулся в себе, каждый боролся со своими страхами один на один.

Но вот перед ними раздвинулась очередная дверь, и они вышли на открытый двор. Недалеко от двери стояла транспортная платформа на воздушной подушке. Около него ожидал офицер. Было видно, что на транспорте установлены какие-то столбы. Солдаты подвели афинян к платформе и выстроили в один ряд. Тесей встал первым. Чиновник что-то прокричал, и один из солдат буквально втолкнул Тесея наверх, поднялся сам и прижал героя спиной к столбу. Тесей всем корпусом почувствовал, как его сжали невидимые кольца и понял, что оказался прикован. Той же процедуре подверглись и все остальные его спутники. Затем часть солдат также взобрались на платформу, и она двинулась вперед.

В этот момент пошел дождь. Крупные капли мерно забарабанили по платформе, щитам солдат, корпусам афинян, усиливая общее уныние.

Только Тесей казался предельно сосредоточенным. Он не отрывал взгляда от своего меча, который по непонятной ему причине до сих пор не забрали. Маленький шарик на рукояти по-прежнему выглядел абсолютно безжизненным. Тесей рылся в архивах своей памяти, извлекая на свет всю информацию, которую когда-либо получил о Минотавре.

Об этом чудовищном создании было известно немного. Утверждалось, что Минотавр - это вовсе не робот, а киборг. Что Персефона, жена Миноса, приказала Дедалу построить Лабиринт, который на самом деле являлся бункером, с размещенной внутри секретной лабораторией. Что Персефона увлекалась генной инженерией и скрещивала андроиды с живыми существами, чтобы создать более совершенного боевого робота. Что в результате одного из таких экспериментов и появился на свет Минотавр, сочетание андроида и быка. Все шло гладко, пока однажды киборг, наделенный живым мозгом, а не процессором, внезапно вышел из-под контроля и в припадке безумной ярости начал уничтожать всех, кто находился в лаборатории. Большую часть персонала успели эвакуировать, а бункер законсервировали. Первоначально Минотавра хотели уничтожить, однако Персефона запретила это делать - она относилась к Минотавру как к собственному сыну. В какой-то мере это было действительно так.

Тесею еще не приходилось сражаться с киборгами. Тем более специально созданными для уничтожения и разрушения. А значит, его задача усложнялась. Но страха Тесей не испытывал, только легкая тревога покалывала его изнутри. Он недаром был героем и сыном самого Посейдона.

Транспорт двигался быстро, но прошло немало времени, прежде чем впереди показались остатки мегалитических сооружений. Тесей догадался, что вход в Лабиринт располагается именно здесь.

Одно нагромождение гигантских камней было наиболее правильной формы, около него и остановился транспорт. Офицер спрыгнул с платформы и подбежал к стоящей вертикально плите, нажал несколько невидимых кнопок, и на гладкой поверхности камня на уровне глаз солдата появилось круглое отверстие, из которого выдвинулась миниатюрная камера. Через несколько секунд огромная плита скользнула в землю, открыв проход. Как только афиняне вошли внутрь, плита поднялась обратно, заперев их в Лабиринте.

 

Внутри было темно, и только у самого пола пробивался слабый свет. Датчики состояния окружающей среды сообщили Тесею, что воздух здесь очень затхлый и влажный. Видно, системы вентиляции и все остальные отключили при консервации. Сразу за входом была небольшая площадка, которая обрывалась вниз крутой лестницей. Мощные видеосенсоры Тесея позволяли ему достаточно хорошо здесь ориентироваться, но остальным пришлось взяться за руки и образовать живую цепь. Где-то там внизу их ждал  Минотавр. Тесей физически, всеми своими чувствительными элементами, каждым миллиметром своего тела ощущал их страх. Но путь был только один, только вперед.

И они начали медленный спуск. Осторожно, метр за метром, сканируя каждый кусочек пространства, они продвигались вперед, но лестница, казалось, была бесконечной. Тесей не знал, как приободрить спутников, он был здесь единственным, кто верил в победу и счастливый исход их путешествия.

Вдруг темнота вокруг них словно взорвалась, ослепив всех яркой вспышкой света. Когда сенсоры привыкли к новому уровню освещения, Тесей понял, что неожиданным источником света явилось устройство, данное ему Ариадной. Металлический шарик словно светился изнутри, и было совершенно непонятно, откуда в таком маленьком приборчике столько энергии невиданной силы. И вслед за тем почувствовал, как в его процессор стали поступать данные о планировке бункера. Перед его глазами словно развернули дисплей, на котором отображалась подробная карта с бесчисленным множеством поворотов, лестниц, отсеков, коридоров, тупиков, проходов. Но сейчас было некогда рассматривать карту, ведь в Лабиринте бродил Минотавр, и он уже наверняка знал об их появлении. Надо было осмотреться.

Афиняне стояли уже в самом конце лестницы - до конца спуска оставалась десятка два ступеней, не больше, а дальше она переходила в узкий коридор. Стены бункера были сделаны из бетона, покрытого тонким налетом металла.

Тесей обернулся, оглядел товарищей и, сказав: «Не бойтесь, мы найдем выход», уверенно зашагал вниз. Остальные двинулись вслед за ним, по-прежнему не расцепляя руки. Коридор оказался коротким и вывел их в квадратный отсек, в которой кроме того прохода, через который они вошли, было еще два дверных проема. Тесей встал спиной к стене так, чтобы контролировать оба выхода и принялся анализировать данные устройства Ариадны. Про себя он назвал его нитью. Нить Ариадны.

Вскоре Тесей увидел выход из Лабиринта, но путь к нему очень сложным. Расчертив маршрут движения к нему, он подозвал Эвдемонта, и когда тот подошел, передал ему нить. Эвдемонт осторожно, трепетно взял шарик обеими руками, словно боясь прикасаться к их единственной надежде. Тесей же отсоединил меч и пошел к правому выходу, на ходу скомандовав остальным: «За мной!».

Они шли долго, свет нити выхватывал из темноты все новые коридоры, лестницы и комнаты. Некоторые были заперты, в других через открытые двери можно было разглядеть лабораторные столы, заставленные склянками, колбами и прочим химическим инвентарем, непонятные устройства, клетки самых разных размеров. Но присутствие Минотавра по-прежнему никак не ощущалось. От неизвестности, долгого напряжения и мрачной атмосферы страх только усиливался. Он почти зримо наполнял этот затхлый воздух, парализуя волю и убивая надежду на избавление. За все время никто не произнес ни единого слова. Афиняне шли в ряд, держась за руки, и молились про себя, чтобы выйти из этого жуткого места, так и не встретив Минотавра.

Но у Тесея были другие планы. Он приезжал сюда не для того, чтобы потом скрываться и бежать. Они пришел, чтобы уничтожить монстра, и не собирался уходить, не исполнив миссии.

Вдруг царившее безмолвие разорвал жуткий вопль, вопль, полный голода, ярости и отчаяния. Он ворвался в уши, в модуль эмоций, затем в сами процессоры, сбивая все программы, ломая все алгоритмы вычислений и действий. Вопль наполнил собой весь коридор, полетел дальше и исчез где-то в бесконечной глуби Лабиринта. И вслед затем путники ощутили содрогание пола от тяжелой поступи монстра. Минотавр почувствовал их и сейчас приближался неумолимо. Как сама смерть.

Тесей очнулся первым. Драться с чудовищем в узком коридоре было равносильно самоубийству и Тесей резко развернул стоявшего первым Лактиона и заорал во всю мощь своего речевого аппарата: «Назаааад!!!». Афиняне вздрогнули и задвигались. Герой стал толчками гнать спутников назад, в небольшой отсек, который они только что прошли. Оказавшись внутрь, они  сгрудились около дальней стенки, скованные страхом, не в силах пошевелиться.

Тесей встал в центре помещения, принял боевую позицию и поудобнее перехватил меч. Он  приготовился к бою и ждал врага.

А враг приближался. Сотрясения пола стали отчетливее, теперь уже резонировали и стены. Внезапно вопль повторился, уже совсем рядом, Минотавр чувствовал близость добычи. И тут, совсем обезумев от страха, Эвдемонт, стоявший ближе всех ко входу рванулся вперед. Чуть не сбив с ног Тесея, он выскочил коридор. Герой не успел его остановить и через несколько секунд услышал еще один вопль, на этот раз гораздо тише и полный ужаса. Вопль сменился предсмертным криком и внезапно оборвался.

В отсек вошел Минотавр. Это было создание трехметрового роста, с мощной грудью и массивными ногами, которые заканчивались трехпалыми стопами. Было видно, что Минотавр провел в бункере долгие годы, от высокой влажности весь его корпус изъела ржавчина, а глубокие вмятины и царапины говорили о том, сколько раз он в темноте натыкался на препятствия. Голову киборга венчали огромные рога, а на загривке выступала бурая шерсть. Его глаза пристально вглядывались в Тесея, они горели ярким оранжевым огнем, но в них не было и следа разумности - только желание убивать. В руках Минотавр держал разорванного пополам Эвдемонта.

Сделав еще два шага вперед, Минотавр отбросил в стороны обломки несчастного Эвдемонта, и, подняв голову, издал яростный рев. И бросился на Тесея.

Тесей потерял концентрацию, разглядывая чудовище, и не успел вовремя среагировать. Мощнейший удар в грудь отбросил его к дальней стене, заставив на секунду отключиться.

Придя в себя, Тесей еле успел откатиться в сторону от очередного удара. Герой рывком поднялся на ноги, полоснув Минотавра мечом по ноге. Меч скользнул по металлу, оставив глубокую царапину, но только. Киборг на мгновение остановился, а затем снова ринулся вперед, но на этот раз Тесей успел увернуться. Он подпрыгнул и, перевернувшись в воздухе, ударил мечом в спину, туда, где проходил лоскут шерсти. Минотавр взревел от боли и отступил.

Теперь враги снова стояли друг напротив друга на расстоянии нескольких метров. Внезапно Минотавр поднес руку к голове, нажав на что-то, и из его глаз в Тесея ударили лучи. Вокруг героя образовался синий ореол, сжавший его плотным кольцом. Тесей почувствовал, что это облако потащило его к киборгу, и попытался пошевелиться, но не смог. Его притянуло вплотную к Минотавру, и тот обхватил его руками и начал медленно сжимать.

Ореол исчез, но теперь Тесей оказался в смертельном захвате. Давление нарастало, и Тесей почувствовал, что еще немного и его корпус просто расплющится. Ему удалось выдернуть правую руку, в которой был меч, и тогда герой вонзил его прямо в правый глаз. Смертельная хватка разжалась, и герой снова оказался на твердой земле. Минотавр отступал, прикрывая рук выбитый глаз. Тогда Тесей рванулся вперед, и со всей мощью воткнул меч киборгу туда, где грудные щитки соединялись с позвоночником. Там было единственное уязвимое место, которое Тесей успел увидеть. В лицо Тесею брызнули капли масла и крови, киборг зашатался и заревел еще громче прежнего, то теперь в его реве слышалась только дикая боль. Он отступал все дальше, оставшийся глаз загорелся еще ярче, теперь уже красным светом. Отойдя к самой стене, Минотавр прижался к ней спиной и вытащил меч. Из раны хлынула жидкость и киборг стал медленно сползать по стене, заваливаясь на бок.

Тесей смотрел, как из поверженного чудовища медленно утекала жизнь. Минотавр упал на пол, и не шевелился, только глаз его еще светился, но с каждым мгновением тускнел. Тесею показалось, что во взгляде умирающего чудовища сквозь боль прорывается разум, соединенным с отчаянием вечно одинокого, обреченного на голод и заточение существа. Но уже в следующий миг свет угас окончательно.

И тогда к Тесею бросились разом очнувшиеся афиняне. Они обнимали его, целовали, радуясь своему счастливому избавлению. Но ликовать было рано, теперь надо было выходить из Лабиринта.

 

Путь к выходу отнял еще много времени и сил, но вот афиняне оказались у двери, за которой начиналась свобода. Дверь, как и стена, на первый взгляд была абсолютно гладкой - никаких пазов, кнопок, вообще ничего подобного. Но Тесей, сам не зная, откуда, знал, как надо действовать. Он поднес устройство Ариадны к совершенно незаметному углублению в двери на уровне глаз, нить вспыхнула и погасла, а дверь опустилась вниз. Путь был открыт.

Вырвавшись из Лабиринта, афиняне бросились врассыпную. Они радовались своему спасению как дети - визжали, хохотали, прыгали, катались по траве. Тесей вышел последним и увидел, что вокруг глубокая ночь. Но она не была темной - ярко светили звезды, и Тесей залюбовался на них, отходя от всего пережитого.

Но и теперь было рано расслабляться. Минос узнает, что Минотавра больше нет, и отправит погоню. Надо было бежать с Крита, но как, ведь корабль ушел. После некоторых раздумий Тесей принял решение направиться к морскому берегу, а дальше смотреть по ситуации.

Когда они добрались до моря, уже занимался рассвет. И вдруг - о, чудо! - Тесей увидел вдали черный парус, а затем показался и корпус с идеально точными пропорциями. Сомнений быть не могло - это его корабль, он здесь, и он ждет их! Но как?! Но остальные уже мчались к берегу, забыв про усталость и низкий уровень энергии. Тесей поспешил за ними.

Когда он поднялся на корабль, все вопросы отпали сами собой. Его встретила Ариадна, она улыбалась своей милой улыбкой, которая так нравилась герою. Пока корабль разворачивался и набирал высоту, Ариадна рассказал Тесею, каким образом она оказалась здесь вместе с его кораблем. Ночью к ней явилась Афина и приказала следовать в порт, где Ариадне надлежало найти корабль Тесея и идти сюда. Вот и все, - завершила свой рассказ Ариадна и заключила героя в нежные объятия.

 

Но недолгим было счастье Тесея. На пути в Афины он пристали к пустынному берегу Наксоса, где герою во сне явился бог Дионис и сообщил, что тот должен покинуть здесь Ариадну, ибо она назначена богу в жены. Не посмел Тесей противиться воли богов и быстро собравшись, покинул остров, оставив на нем Ариадну.

Корабль несся по просторам Средиземного моря, но Тесей, полный печали, не замечал окружающих красот. Забыл он и своем уговоре с Эгеем сменить черный парус на белый. А Эгей ждал своего любимого сына, стоя на самой высокой скале и вглядываясь в морскую даль. Вот на горизонте появилась маленькая точка. Она росла, превращаясь в корабль. Афинский! Эгей до предела усилил мощность сенсоров и увидел паруса. Они не блестели на солнце, они были черными, как воронье крыло. Значит, погиб Тесей! И Эгей в отчаянии бросился в море и погиб, разбившись о подводные скалы.

Тесей же, причалив к берегу, первым делом отправился вознести богам благодарственные жертвы, как ему принесли страшную весть о гибели Эгея.

С великими почестями похоронил Тесей отца и принял царствование над Афинами, навсегда оставшись в памяти народа великим героем.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.5 / голосов: 13
Комментарии

Здорово! Обалденно написано. Язык, стиль, атмосфера - всё шикарно. +10

Ага, очень хорошо!

Как-то муторно... Я не осилила... - 100

Быстрый вход