Побеждающий наследует все гл. 2 ч. 1

Разметив металлические трубы мелом, Юра Озеров порезал их болгаркой. Получилось десять аккуратных кусков по полтора метра. Зажав каждый в тисках, с одного конца он просверлил отверстие семимиллиметровым сверлом, а с другого вдоль по трубе, болгаркой же сделал пару соединившихся пропилов, превратившихся в широкий, десятисантиметровой длины надрез.

Из лежавшей на полу бухточки троса, Озеров отмотал сколько то и подумав, отрубил кусок в два с лишним метра. Один из концов он пропустил в отверстие и завязав неподатливое сплетение стальных нитей, одел на него гайку и заплющил, что бы узел не развязался. Продев затем свободный конец сквозь трубу, оставил петлю, которую критически осмотрел, прикинув, как свободно можно накинуть ее на человеческую голову. Затем надев на трос гайку, затянул петлю до максимального диаметра человеческой шеи и вставив трос в прорезь мазнул по нему маркером. На отметке затянулся узел, второй и заплющилась гайка.

Собственно агрегат был уже готов. Вынув гайку из прорези, Озеров запустил ее внутрь трубы, растянув петлю и накинул на тиски. Потянув за свободный конец троса, вновь застопорил и вполне удовлетворился результатом.

Когда уже выработан был алгоритм действий, дело пошло бойчее и через пару часов любовно обработанные надфилем от заусенцев, обмотанные изолентой там, где это было необходимо, встали в ряд, прислонившись к стене десять ловчих петель. Накинуть из на зомби и удерживать его на безопасном расстоянии таким устройством было несравненно удобнее, чем сшибать резиновой дубинкой, заводной ручкой от «УАЗика» и прочими, не приспособленными для этого предметами.

Первые сутки так и происходило, на голом энтузиазме. Сшибали с ног зомби, чем могли, расходуя порою весь боекомплект. Да и что там его, по шестнадцать патронов на человека, нисколько для этого не приспособленных, не обладающих достаточным для таких целей поражающим эффектом. Тогда Озерову, как старшине роты и поручили разработать и изготовить « приблуду», как он сам выразился.

Взяв в охапку половину изделий, Озеров задыхаясь от непривычной нагрузки, потащил их в расположение роты, маленькое кирпичное здание, дореволюционной еще постройки, расположенное метрах в пятистах от мастерской при ротном гараже.

Протиснув раскорячившиеся от тряски трубы в калитку, Озеров услышал голос Сергея Смагина, по прозвищу «Немец». Как обычно в тишине, поскольку его всегда слушали очень внимательно, Немец сказал

-А потом начнется самое интересное.

Он не мог не слышать скребущего трубами по асфальту Озерова, однако не обратил на него внимания. Пауза, повисшая и не прерываемая вопросами означала то, что Немец опять предсказывает что то поганое, с точки зрения Озерова. Поганое, поскольку шло вразрез с государственной политикой, уголовным кодексом и человеческой природой. Ну а тот факт, что все предсказания сбывались, еще более усиливало некоторый страх переросший в тихую неприязнь. Ко всему еще самого Смагина окружала некая атмосфера загадочности, поскольку явно было, что не тот он человек, каким желал показаться говоря, что проходил службу писарем в строительном батальоне.

Незаурядная физическая подготовка, изощренные навыки в стрельбе и рукопашном бое более подходили к войскам спецназначения, еще с парой приставок «спец» впереди, но Смагин спокойно глядя прямо в глаза, придерживался первоначальной версии принадлежности к военно-строительным частям.

Добавьте еще крайне националистические взгляды, огульно перекрещенные мало сведущим в политике руководством в нацистские и станет понятна неприязнь старших офицеров к Смагину. Все «крамольные» разговоры тщательно пресекались. Но не сейчас. Сейчас было особенно необходимо знать, что же произойдет и старшина промолчал, ожидая продолжения, поскольку глубоко внутри верил словам Смагина больше, чем официальным версиям происходящего.

-Все нежить что сейчас выползла, уничтожится за неделю и не так страшно и тяжело будет контролировать появление новых зомби. Можно будет расслабиться и успокоится, тем более к мертвецам мы привыкнем и не будем воспринимать их с таким ужасом. А вот чуть погодя вылезут еще более страшные твари.

-То, что мы сейчас видим, можно с легкостью нормализовать. Кроме тех процессов, что происходят в мозгах у людей. Сегодня ты рубишь зомбяка в капусту, завтра разбиваешь ходячему суставы арматурой. А когда то придет день и грань в твоей голове, отделяющая мертвого от живого сотрется.

- Это прикольно, уничтожать существо слабее тебя. Только благодаря этому человек стал венцом эволюции и никаким каленым железом политкорректности не выжечь желание убить, спрятанное внутри нас. На свете очень много человечков, у которых это желание настолько сильно, что от убийства ближнего их удерживает только страх тюрьмы. Но желание никуда не девается, а чувство страха иногда притупляется, иногда пропадает от принятия алкоголя или веществ. А иногда просто меняются приоритеты и условия.

-Сегодня убить человека это плохо, а завтра вид мертвого тела норма. Когда убитых много, тяжело найти виновного. Система должная обеспечить защиту и расследование просто захлебывается. Те, кто собирает улики и опрашивает свидетелей, не успевают ничего сделать по простой причине. Улик и свидетелей слишком много, а трупов уже столько, что ни о каком следствии не может быть и речи. Они имеют свойство портится и пахнуть и их необходимо закапывать. А чем дальше все это длится, тем больше пьянит ощущение безнаказанности. И весь мир катится к хренам вниз как снежный ком, набирая скорость и размер.

-Все это уже было. Не так уж давно и не так что бы далеко. И не только в отставших от развития странах. С возникновением беспорядков находятся люди, желающие изменить существующий порядок вещей. А если быть точным, то переделить уже распределенные ценности и активы. Деньги у них есть. Ими они приманят «диких гусей». А вместе с наемниками потянется всевозможнейшая мразь, категория людей, для которых война, это прежде всего возможность безнаказанно пытать и насиловать. Причем последние это не сверхвыродки какие то, прилетевшие с неизвестной планеты. Это люди, почти такие же, как и мы, выросшие в похожей среде, не в джунглях вовсе. И вокруг нас их очень много, слишком. Необходим только катализатор. Бросьте дрожжи в сельский туалет и говно до сих пор мирно лежащее там, где ему и положено, вырвется наружу, затопит все к чертям и как говорят – Боже, храни королеву! В говне не очень то поплаваешь, если нет у тебя плота или навыков и очень скоро станешь просто частью этого бурлящего потока.

Внутренне сжавшись от очень нехорошего предчувствия, Озеров сам хотел было задать вопрос, но его опередили.

-Немец, а что же будет дальше, что со всеми станет?

Пожав плечами, Смагин как то весело произнес

-Это будут неплохие дни для того, что бы умереть!

Ваша оценка: None Средний балл: 9.2 / голосов: 14
Комментарии

10 А дальше?

Быстрый вход