Упавшая чайка

Грязь на сапогах и простуженное горло – результат моей охоты. День выдался неудачным, я брел по вечернему лесу. Солнце уже заходило за верхушки деревьев, воздух был наполнен запахами сосны и пожухлой травы. Идти было легко, несмотря на свою неудачу, я получал удовольствие от простой вечерней прогулки. Ремень от ружья начал натирать плечо, я перехватил его другой рукой, закурил и пошел дальше. Взобрался на небольшой холм, скоро, наверное, пойду обратно, а пока, просто посмотрю на лесное озеро, скрытое ото всех кронами сосен. Мне нравилось сюда приходить, тишина и покой его вод заставляли забыть обо всех страха и проблемах тяжелой, повседневной жизни и окунуться в лощину спокойствия и безмятежности. Присев на траву, я ощутил, что оно еще влажная от недавнего дождя, но ноги болели и вставать не хотелось. Так я сидел и курил, прислонившись к стволу дерева.

Внимание мое привлекла стая чаек, резвящаяся над водами озера, маленькие белые птички мелькали на фоне темного подлеска, словно звезды на ночном небосводе. Это было очень приятное зрелище и я просто наслаждался им. Стрелять по ним было бесполезно, они были слишком низко, к тому же парили над водой, а значит добычи я все равно бы не получил, так что оставалось просто отдыхать. Присмотревшись, я заметил, что одна птица вырывается из стаи, стараясь воспарить все выше. Ветер прижимал её к земле, рвал ее перья, сбивал с курса, но она непреклонно стремилась в высоту. Метр за метром, смелая птичка поднималась все выше и выше, понять, зачем она это делает, я был не в силах, поэтому просто сидел и наблюдал. Между тем, белый силуэт был уже над лесом, и поднимаясь, оказался как раз надо мною. Завороженный диковинным зрелищем, я внутри восхищался смелостью и целеустремленностью птахи. Пока вдруг не сообразил, что сейчас чайка будет уязвимее всего, а прикрепить к своей шляпе перья столь смелого зверя, было бы гордым знаком. Теперь птица не поднималась, казалось она просто наслаждается свои полетом, смотря свысока на своих товарищей и сражаясь с сильным ветром, подвластным её маленьким крыльям. Усмехнувшись, я достал винтовку, и когда белое тельце было ровно напротив – нажал на спуск.

Через два года после той охоты началась война, я, как все честные люди и патриоты своей страны вызвался добровольцем. Как потомок довольно богатого рода я умел управлять самолетом, и не было ничего удивительного в том, что я попал в Люфтваффе. Поначалу, мне нравилась новая атмосфера, утренние разведывательные вылеты, теплая компания, вечерние попойки, сдобренные байками и девушками из соседних мест. Жизнь казалась мне раем. Военная форма открыла передо мною много новых возможностей, а служба в воздушных войсках была, пожалуй, самой почетной. Больше всего мне были симпатичны утренние речи, передаваемые по радио, мы, все мы, я Ганс, Йохан и остальные, все – герои Рейха, спасители мира. Услышав такое, грудь сама по себе выправлялась, а душу переполняла гордость за себя и свою страну.

Спустя пару месяцев для нас наступил первый боевой вылет, мы летели через границу, чтобы разбомбить какой-то бункер и поддержать наше сухопутное наступление. Сказать по правде, меня не особо интересовало, что там происходит внизу, есть цели и их надо уничтожить, как мишени в тире, все просто и банально. Если будешь задумываться о том, что каждая твоя бомба убивает людей, замучает бессонница, поэтому я предпочитал считать их тупым скотом.

Мотор тарахтел и мой Мессер медленно парил вперед, к целям. Скоро все кончится и мы вернемся в трактир, где меня как раз ждет Агнесса, моя новая подружка, которая умет делать такие вещи, что даже искушенному покажутся неизведанным запредельным удовольствием. Мы поднимались выше, чтобы было удобнее осматривать местность. Посмотрев вниз, я заметил, как ничтожно мало все эти наземные объекты, черточки мостов, крышки домов, точки деревьев, словно смотришь на карту и видишь все эти отметочки, а где-то есть надпись «Цель номер 2». Мне вдруг захотелось увидеть, что там за небольшим холмом и я приподнялся чуть выше. Когда же, местность открылась мне с нового ракурса у меня аж дух захватило, сколько всего я не видел до этого, к примеру вон той реки в закатных лучах, того заливного луга. Мысль о том, что с большей высоты, зрелище будет еще лучше неожиданно всплыла в голове, и я, чтобы проверить потянул штурвал на себя. Двигатель стал шуметь сильнее, было видно, что самолету, трудно подниматься в высоту, но мне было все равно, любопытство одерживало верх. А еще – ощущение полета, ты паришь над облаками, над своими друзьями, летящими ниже, это просто неописуемо прекрасно. Железный ангел, с крестами на руках спускается с неба, именно таким я видел себя.

- Первый, что ты творишь, немедленно спускайся, ты становишься заметным.

- Ганс, ты такой маленький сверху и смешной, попробуй сам.

- Нет, спускайся вниз, это приказ.

Что за зануда этот Ганс, вчера не хотел идти с нами на сеновал, сегодня не хочет пускать меня в небеса, в этом же нет ничего опасного, все равно зверье стрелять не умеет. Отключив рацию, я стал подниматься выше…

Звук ветра, разрезаемого крыльями, блики закатного солнца, земля, залитая красным светом. Все это было так прекрасно, что я погрузился в атмосферу и забыл обо всем на свете. Вдруг, какие – то точки замерцали на земле, наверное, крестьяне готовят костры к вечеру или это свет в домах. Что-то резко пророкотало по обшивке самолета, меня тряхнуло, затем еще раз, тряска усилилась. Что за черт, может я неправильно повернул?

И тут я понял – по мне ведется сосредоточенный зенитный огонь, а те точки – вражеские зенитчики. Снова грохот, а затем оглушительный рев. Снаряд угодил мне в двигатель, тот загорелся, машина начала падать вниз. Ангел с опаленными крыльями летел к земле. Ругаясь, я попытался вытащить парашют, тщетно, механизм заело. В какой-то момент падения, я понял, что обречен. Тогда мне вспомнилась моя охота и та чайка, только теперь роли поменялись. Сейчас, уже одной ногой в могиле, я смог понять ту птичку, что яростно сражалась с ветром, теперь вижу прелесть того, к чему она так стремилась. И хотя, сейчас все кончится, я не жалею о том, что воспарил так высоко. В те несколько минут я жил. По-настоящему жил. Возвышаясь над всем бренным миром, который теперь с рокотом поглотил меня.

Ваша оценка: None Средний балл: 7 / голосов: 10
Комментарии

10

Быстрый вход