Игра Ассасина-12

(предыдущая часть здесь)

***

Второй направо. Кажется, сюда. Я сделал шаг и замер: за одной из дверей кто-то спорил. Точнее, один человек возмущался, а оппонент отвечал ему лишенным интонаций голосом:

- Откуда они взялись? Откуда они все приперлись, Прот-146?

- По нашим данным - из Любеча.

- Почему разведка не донесла? Что вообще делали отряды?!

- Осуществляли патрулирование территории в соответствии с Уставом.

Я быстро прошел мимо. Прот-146... Да сколько же их здесь? И почему я не такой... манекен, как остальные? И тот чувак в оранжевом комбезе, который утонул в Зыбучей луже, но успел выкрикнуть мое имя, узнать меня? И девушка Тень? Вопросов становилось все больше. Значит, у нас троих в мозгах что-то в определенный момент сдвинулось, и мы, как бы сказать… обрели себя. Но только почему я при этом был нубом первого уровня и находился в нубской локации, а Тень имела двадцатый и была здесь?

Реальность, которой я почти не помню, протянула в Игру свои руки. Схватила меня, трясет и не отпускает. Не должно быть в этом мире рабов - не прикольных зомбопузиков, пустых оболочек, чьи создатели давно шастают по просторам этого мира в других обличьях, а настоящих, еще и лишенных своего "я" рабов! Ведь никто из них не может вернуться в реал. Так получается? Они даже не помнят, что вернуться в реальность нужно, они даже про реальность вряд ли вспоминают.

Это, наверное, экономически выгодно.

Мой бывший шеф, Кайзер, не пошел бы на невыгодное дело.

Для него всё и всегда было ресурсом, только ресурсом. Люди – ресурс. Хотя он не один такой, для любого олигарха или политика мы – ресурс. Ну вроде нефти, угля или атомной станции. Ресурс, способный производить определенную работу, добывая другие ресурсы. Но я ресурсом больше не буду. А буду я для вас всех создателем проблем.

По перпендикулярному коридору мимо прогрохотал сапогами отряд бойцов. Никто на меня даже внимания не обратил.

Сколько на базе живых, по-настоящему живых, людей?

А, кстати, не взять ли мне "языка"? Я кинулся следом за отрядом, схватил замыкающего за руку, дернул назад и слегка придушил сгибом локтя. От этого захвата сложно освободиться, если же перекрыть им не дыхательное горло, а сонные артерии - человек "засыпает".

Я попятился, пленник бес толку попытался оторвать мои руки.

- Тихо. - Предупредил я. - Ответишь на вопросы, потом отпущу. Иначе - пристрелю.

Кажется, до него дошло. Он вдруг обмяк, и я чуть не упал. Выпустил его. Тело свалилось к ногам и начало бледнеть. М-да. Врагу не сдается наш гордый варяг... Самоуничтожился.

Я сплюнул в сердцах, зарекшись брать заложников. Кажется, узнавать все придется самому… или просто уйти, оставив тайны в этих подземельях.

Сделав рожу кирпичом - мол, я такой же полудурок, как остальные, свернул в тоннель, ведущий к шахте.

Он был огромен. Наверное, танк проехал бы здесь, не задевая вогнутых, как в метро, стен. Лампы дневного света горели через две, конец тоннеля терялся во мраке. Под ногами - каменное крошево, пыль, в которой остались ребристые следы протекторов. По стенам бегут кабели и трубы, нанесены непонятные метки: цифры, аббревиатуры.

Шаги отдавались гулко, эхо гуляло по тоннелю. Втянув голову в плечи, я чуть не бегом припустился вперед.

С каждым метром становилось светлее, лампы меркли. Я увидел перед собой ослепительное после полумрака подземелий пятно и едва успел затормозить, вылетев ко входу в шахту.

Оперся руками о хлипкую оградку и запрокинул голову.

Надо мной, высоко-высоко, сияло небо. Колодец - метров, наверное, сто в диаметре - упирался в него, как ствол винтовки в лоб врага. По небу бежали светящиеся облака. Я осторожно глянул вниз.

Конца шахты не было видно. Столб света уходил туда, под землю - но рассеивался, не достигнув дна.

Глаза наконец-то привыкли, перестали слезиться. Шахту на каждом ярусе опоясывала железная, сваренная из прутьев и огороженная перилами, дорожка. И вниз и вверх шли лестницы - тоже металлические, решетчато-прозрачные, стремные. Мне нужно было спуститься на два яруса, то есть примерно на двадцать метров.

Поборов страх, я подошел к лестнице, встал на нее, уцепившись за поручни так, что свело пальцы.

Главное - не смотреть. Лаборатория внизу, мне надо туда.

Шаг. Нога нащупывает ступеньку. Кажется, лестница вибрирует.

Именно - кажется. Она только на вид такая хрупкая, на самом деле - выдержит не одного меня, а целый отряд. Еще шаг. Не смотреть вниз!

Я посмотрел - и охнул. Голова закружилась тут же. Не то, чтобы я так уж боялся высоты, но пропасть была настолько ирреально огромной, настолько глубокой, что вестибулярный аппарат начинал визгливо, по-бабьи вопить, требуя прекратить это. Я зажмурился, с трудом передвинул руки и спустился еще на ступень.

Через несколько минут пообвыкся, и спуск пошел быстрее. Я переставлял ноги, стараясь не думать ни о чем. Ну разве что вот о зомбопузиках моих можно поразмышлять. Или о деньгах, приятная же тема. Или о том, что не забыть бы забрать тоник у фармацевта в Любече. Или вот про чит, отобранный у Шварца, который я сунул в гостиничный сейф – да так и забыл про него, столько всего навалилось…

Или о Тени. У нее интересное лицо. Живое, настоящее, не с глянца срисованное, красивое.

Спустившись на один ярус, устроил привал - нырнул в ближайший тоннель и сидел там минут десять. Как я буду отсюда выбираться? По той же лестнице? Впрочем, вверх, говорят, легче, чем вниз… Если не физически, то хотя бы морально.

Я продолжил спуск.

Лаборатория должна охраняться. Как буду действовать? Там же игроки хай-левел, не рабы. Рабы меня просто не заметили бы, а эти поймут, что пожаловал чужак.

Ладно, на месте разберемся, заранее тут все равно ничего не придумаешь. Везло же мне до сих пор, повезет и потом.

Наконец, достиг нужного яруса. Здесь надо было действовать уже совсем осторожно, поэтому я, прежде, чем нырнуть в тоннель, проверил, что из носимого имущества может пригодиться.

Первое: невидимость. Пластинка после сарая восстановилась и обещала мне - ого! - до трех минут полной невидимости. Это хорошо. Это сразу дает мне шанс.

Второе: оружие. Нож тихого убийцы, два стечкина и М-16, патронов достаточно.

Третье: у меня есть Бронежилет Наемника, который дает сто двадцать в плюс к здоровью, двадцатку к выносливости, хотя и немного снижает скорость. И он очень удачно спрятан под чужой формой - не сразу заметно. Пусть так и будет. Бандана: улучшает скрытность.

Да, и еще гранаты, но внимание привлекать ни к чему

Еще - лекарства и экран от ментального воздействия. Будем надеяться, что не пригодятся. Один в поле, конечно, не воин, но это не повод опускать руки и сдаваться. Если я правильно запомнил дорогу, мне нужно было свернуть в центральный тоннель, на четвертом повороте - направо, далее - прямо. И все. Лаборатория недалеко от шахты, что логично.

Центральный тоннель не охранялся, а вот поворот - вполне себе, что стало для меня неприятной неожиданностью. Хорошо, что не бывает бесшумных засад и тем более не бывает молчаливых охранников. Двое на посту травили байки - это и дало мне шанс.

Активировать стелс?

Но потом пластина будет долго заряжаться, а невидимость может пригодиться.

Попробуем поступить проще, хотя и рискованней.

Винтовка висела за спиной, Поправив ее так, чтоб можно было быстро схватить, я попытался придать лицу наиболее тупое выражение и, подволакивая ноги, как мой Йохан, попёрся вперед. Охранники, конечно, услышали, заткнулись.

- Кто идет?!

- Я, - мне показалось, что абсурдный ответ собьет их с толку.

Так и вышло. Сразу стрелять не стали. Я уже поравнялся с ними и повернулся лицом к врагу. Они пялились неудоменно - рисованные верзилы с квадратными челюстями. В черной форме с шевронами на рукавах: короной.

Кайзер где-то рядом. Я чувствовал это так же явно, как чувствует запах охотничий пес.

Левый потянулся к кобуре.

Схватив винтовку, я дал короткую - три выстрела - очередь. С такого расстояния этого хватило. Второй охранник даже не успел ничего понять, я справился и с ним. Упавшие тела начали бледнеть. Но я себя обнаружил - выстрелы, и без того не тихие, в тоннеле прозвучали просто оглушительно. Теперь – ходу!

С винтовкой в руках, даже не собрав с охранников лут, я бросился к лаборатории, надеясь, что больше никто не попадется на пути.

Дверь распахнулась мне навстречу. Я активировал невидимость.

Лаборант в синем комбинезоне оглядел коридор и, обернувшись, сказал кому-то:

- Здесь никого нет.

- Проверь, что на посту.

- Понял.

Он вытащил из-за пояса пистолет и прошел мимо меня, прижавшегося к стене. Я же скользнул внутрь лаборатории.

Тень лежала в кресле, пристегнутая за лодыжки и запястья. Она была вся опутана проводами. Даже на висках - присоски... У кресла спиной ко мне стоял мужчина в белом халате. Дернулся на тихий звук шагов. Подскочив, я ударил его в затылок - он упал, не издав ни звука.

Девушка была еще в сознании. Она испуганно заозиралась.

- Тихо.

Услышав идущий ниоткуда голос, тоже дернулась.

- Тихо. Я друг.

Предстояло еще разобраться с лаборантом, поэтому я выскользнул из помещения - и снова столкнулся с ним нос к носу.

Выстрелил ему в голову. И, не дожидаясь, пока тело растает, вернулся к Тени.

Невидимость кончалась. Белый халат по-прежнему валялся на полу. Я осмотрелся.

Столы, шкафы, какие-то электроприборы, кресло с девушкой. И - две капсулы у стены. Такие любят показывать в фантастических фильмах про межпланетные перелеты. В них герои укладываются, чтобы впасть в анабиоз.

Меня по коже продрал мороз: это была оцифрованная версия реальных предметов! Точная цифровая копия.

И я уже их видел, эти капсулы.

- Ты кто?

Вопрос Тени вывел меня из прострации. Оказывается, я начал "проявляться" - пока что в виде силуэта, смазанного, полупрозрачного.

- Друг. Пришел вытащить тебя отсюда.

- Помоги... - Она дернулась, пытаясь выбраться.

Я отстегнул ее и принялся аккуратно снимать провода.

- Что они хотели с тобой сделать?

- Что, что, - в голосе ее звучала брезгливость. – Снова превратить в куклу. Как остальных. Чтобы я не выбралась, не рассказала никому. Погоди. Замри, пожалуйста, чтобы я лучше тебя видела!

Она слезла с кресла, подошла почти вплотную и заглянула мне в лицо. Брови ее поползли наверх, глаза округлились.

- Тёмка? Тёмка, это что, ты?!

У меня гораздо сильнее, чем при спуске в шахту, закружилась голова.

Тень схватила меня за плечи, встряхнула:

- Тёма, ты что, меня не помнишь?

- Н-нет, - промямли я. - Извини. Я тебя увидел в лесу, решил помочь. Черт, я себя-то не помню! Только имя. И профессию вот вспомнил: программист. Но как здесь оказался... А ты в курсе, да?

- Как ты оказался - только догадываюсь. Остальное - помню. Ну, почти все. Я Таня. Неужели ты забыл? Таня из секретариата!

У нее было умоляющее выражение лица. Так. Что нас связывало? Вспоминай, Шад, вспоминай быстрее!

- Мы же с тобой дружили!

- Только дружили? - уточнил я на всякий случай.

Она покраснела - румянец залил тонкую шею, перекинулся на щеки и скулы. Тень кивнула, кажется, с некоторым разочарованием. Я развел руками.

- Извини, правда, не помню. Но мы разберемся. Пойдем, пока они не очухались. Здесь есть что-нибудь ценное?

Белый халат, про которого я успел забыть, зашевелился и застонал.

Я опустился рядом с ним на корточки, перевернул на спину. Лицо было знакомое - высокий лоб в сетке морщин, седые брови, короткие седые волосы, впалые щеки аскета. У меня аж в висках заломило, и тут же нахлынули воспоминания.

Лев Анатольевич - заведующий лабораторией. Мы виделись на корпоративах. Я пришел в себя, привязанный к креслу. Дернулся. Безуспешно. Лев Анатольевич склонился ко мне, в глазах - интерес к лабораторной крысе. Вокруг - большие мониторы, на них - картинки из Игры.

- Что, Тёма, страшно? Ты не бойся. Ты сейчас все забудешь

Я схватился за голову. Да. Так и было: меня схватили свои же, оттащили в лабораторию и привязали к креслу. Потом - провал. Что со мной сделали? Что эта мразь со мной сделала?

Веки седобрового задрожали - он приходил в себя.

Я схватил его за плечи. Сейчас я все узнаю. Все узнаю!

- Тёма, ты чего? - голос Тени-Тани доносился, как сквозь вату.

- Почему я здесь? - крикнул я в искаженное лицо седобрового. - Как отсюда выйти?!

Он закашлялся, и я разжал пальцы. Пожилой, все-таки, человек. В голову получил. Сейчас сдохнет, на респ уйдет - ищи его потом. Может, воды ему дать? Тень стояла рядом, и глаза у нее были белые, а лицо - застывшее.

Хрипя, Лев Анатольевич поднялся. Уцепился за кресло, к которому только что привязывали Таню. Посмотрел на меня пристально.

- Шадов? - просипел он. – Выйти хочешь?

- Да. - Я аж обмер. - Как мне выйти из игры?

Его руки шарили по металлу столика. Слепо, будто седобровый не видел ничего.

- Как выйти, - повторил он. - Как выйти...

Я ничего не успел сделать.

Он взмахнул рукой. И полоснул ланцетом себя по горлу. Глубоко, сильно. Кровь - такая натуральная, горячая, ярко-красная артериальная кровь, выплеснулась толчком и полилась широко, окрашивая халат, пятная пол... Я стоял и смотрел, и даже не сразу понял, что Тень вцепилась в мою ладонь и всхлипывает испуганно.

Торжествующая улыбка и свалившееся на пол тело седобрового поблекли одновременно.

В лаборатории нечего было больше делать. Я посмотрел на Тень. Она дышала открытым ртом, как выброшенная на берег рыба.

- Ты как вообще? - осторожно спросил я.

- Н-ничего. Нормально. Бывает. Мне комбез забрызгало.

Ага, забрызгало. Я легко сжал ее прохладные пальцы. Черт, неудобно как-то: не помню ее совсем. А ну как у нас роман был? Девушки такой амнезии не прощают. Я посмотрел под ноги - крови натекла целая быстро густеющая лужа. Сделал шаг, увидел отпечатки подошв на плитке пола - и пошатнулся, когда плотину воспоминаний прорвало.

Я закончил институт. Я хотел работать по специальности. Предложение прочитал в Сети, тут же выслал резюме... Мне ответили и пригласили на собеседование. Офис в центре города. Невыразительный менеджер по персоналу. Анкеты. Работа вахтовым методом, на полгода. Потом... потом - в закрытой машине меня везли куда-то на север.

Кажется, к Вологде.

Поздняя осень. Болота, торчащие из трясины деревья.

"Офис" я увидел из окна бронированной машины - купол под серым низким небом. Это было как в игре или фантастическом фильме. Машина подъехала к куполу, вползла внутрь. Кусок пола ушел вниз - мы спускались. Потом были коридоры. И Кайзер. Память сохранила его кольцо с печатью, золотой короной. И крепкий запах сигарного дыма. Кайзер говорил про Игру, про ее влияние на мировую экономику, про сотни миллионов обычных игроков и десятки миллионов тех, кто положил свое тело в особые хранилища, «банки плоти», чтобы проводить все свое время в Троемирье. Три могучих кита, на которых держался весь земной виртуал: Аномальные земли, Готика, Деус...

А еще он говорил про локации.

Я должен был разрабатывать локации. Копировать те, что в Аномальных землях.

А в приемной сидела милая девушка с каштановыми волосами и ярко-зелеными глазами.

- Таня, - представилась она.

- Тёма? Тёма, ты что?

- Зови меня Шад, - попросил я, отлепляясь от стены.

- Но… Хорошо, как скажешь. Слушай, пойдем отсюда, а?

Я окинул ее оценивающим взглядом. Не в смысле достоинств фигуры, а в том, что мне придется выводить из бункера "голую" барышню: без оружия, без брони, почти наверняка - без прокачанных навыков и полезных девайсов. А выходить предстоит тем же путем.

- Шад?

- Да-да, сейчас.

Тени хватит одного выстрела в спину. Поэтому надо уходить быстро и аккуратно. Я осмотрел лабораторию: ничего полезного, по крайней мере, на первый взгляд, только вот компьютер на столе с ползающим по экрану скрин-сервером... А ведь до сих пор я не видел в Аномальных Землях такой техники. Снова оцифровананя версия реальной вещи? Машина, конечно, не современная, обычная персоналка начала эры - с плоским монитором и продолговатым системным блоком. И даже с твердой, кнопочной клавиатурой.

Значит так: нам нужно выйти обратно к центральной шахте. По ней подняться вверх. Желательно, не попасть там в мясорубку, в идеале: найти подземный гараж и уехать. Ведь видел же я проезжающую машину на горе, и небольшой БТР в туннеле, когда с толпой входил сюда.

Такой вот нехитрый план. И вполне осуществимый, если бы не одна мелочь: в центральную шахту выходят коридоры. И в них наверняка кто-то есть. На респ ушли охранники, лаборант с Львом Анатольевичем, пусть даже ближайшая точка возрождения в Любече – через чат они сообщили своим, что внутри базы появился непонятный чужак. А нам, чтобы подняться, надо миновать два здоровенных яруса. И в каждый выходит по четыре радиальных коридора.

Закидывать гранатами? Ставить растяжки?

Бесполезно. Во-первых, гранаты могут полететь в ответ. Во-вторых, попаду под перекрестный огонь.

Нет, не получится, шансов преодолеть шахту практически нет. Отсидеться, включить невидимость, быстро подняться на первый ярус? Да, теоретически, я могу это сделать. Пройти уровень на стеллсе. Но как быть с Тенью?

В задумчивости я подошел к компу, пошевелил мышкой. Все-таки я ведь программист. Всегда предпочитал работать с кодом, а не с людьми. Вот и получил желаемое - стал частью виртуального мира, набором нолей и единиц.

После удара пальцем по кнопке, открылась незапороленная база данных. Я пробежал ее глазами - ничего мне это не даст, просто списки рабов, причем не под человеческими именами, а номерные. Прот-386, Прот-111... Сколько же их! Сотни.

«Прот». Что значит «прот»? Может – «прототип»? Или просто бессмысленный набор букв…

Я свернул таблицу. Операционная система была незнакомая: синий фон, две панели по три столбца на каждом. Какая-то секретная разработка? Нет, где-то я это уже видел. Где-то видел... Стоп. В институте на истории информатики. Кажется, эта древняя операционная система назвалась "Нортон".

Мышка не работала. Конечно, с «Нортоном» только клавиатура работает.

Моя память, отказывающая при обращении к личной информации, с удовольствием поделилась профессиональными знаниям. Повозившись несколько минут, я получил доступ к крайне интересной штуке: схеме базы. Сверился с тех-схемой на кальке, которую расстелил на столе рядом, снова уставился в экран. Таня стояла за моей спиной, встревожено переминаясь с ноги на ногу, но не мешала, ждала.

Совсем близко с лабораторией находилось помещение с названием "пост старшего командного состава". И в нем значилась "тревожная кнопка". Я полез смотреть, что это такое.

Тревожная кнопка позволяла закрыть гермодвери и законсервировать базу. Ни больше, ни меньше.

Все коридоры, выходящие в центральную шахту, можно перекрыть гермодверьми. Это на случай ядерного удара, конечно. Кроме того, перегородки опустятся и внутри, в разных местах этого подземного муравейника, и все вместе это не даст противнику, во-первых, вырваться в шахту, когда мы будем подниматься, во-вторых, открыть по нам огонь, в-третьих - отправить подкрепление на поверхность. Все, кто сейчас внизу, здесь и останутся, пока двери снова не будут подняты. Уже легче Альянсу... А главное - легче мне. Я поднимусь на этаж, откуда пришел. Все боковые коридоры будут закрыты. Соваться на поверхность - нет смысла, там идет бой.

Мне нужно будет открыть гермодвери одного-единственного коридора. И по нему мы попадем в гараж, через который я уже проходил. А из гаража мы прорвемся дальше.

Как это сделать?

К счастью, кроме функции "закрыть все" была еще возможность запрограммировать консервацию. Указать, какие отсеки оставить свободными. Это меня вполне устраивало. Нужно было только внести в программу изменения, а потом - запустить ее.

- Шад? - Тень заглянула мне через плечо. - Пойдем отсюда, а? Ну пожа-алуйста...

- Сейчас пойдем, - сквозь зубы ответил я, печатая. - Как раз сейчас и пойдем.

Я поднялся, взял ее за руку и повел за собой. Конечно, если грамотно "телохранять", то надо, чтобы Тень обняла меня за пояс, спрятала за спиной голову, а я бы ее придерживал за руку и отстреливался от врагов. Но врагов пока не предвиделось.

Миновав пустой пункт охраны, бегом добрались до командного пункта. Дверь была закрыта, но не заперта, внутри - никого.

Корона не использовала все возможности супербункера. Тот слишком большой.

А вот разрабы продумали и прописали скрытую локацию, полную ништяками, искать которые я сейчас не мог. На нижних ярусах таились аномалии, а на самом последнем жили мутанты, не переносившие дневной свет, я это знал, потому что, работая в фирме Кайзера, изучал документацию по супербункерам Аномальных земель... А еще у бункера была история. Заброшенный военный объект, он был покинут после образования Аномальных Земель. Но не разрушен.

- Что это? - спросила Тень, оглядывая командный пункт.

Крашеные светло-зеленой краской стены, тусклый оранжевый свет от единственной лампы под потолком, сейф. Стол - совершенно пустой. И, на стене, под толстым стеклом - замочная скважина. А на стене напротив - такая же.

Код от сейфа я знал из файла.

- Это, Тень, командный пункт. Отсюда, случись война, суровые генералы должны были закрыть базу.

- То есть?

М-да, притормаживает из-за стрессовой ситуации.

- То и есть, смотри, видишь, скважины?

Я открыл сейф и вытащил два цилиндра с насечками - ключа. Один дал Тени, другой взял сам.

- Мы должны вставить эти ключи в скважины и одновременно повернуть. Потом у нас будет две минуты, чтобы успеть выбраться в шахту. Поняла?

- Поняла, - кивнула она без особой, впрочем, уверенности.

- Вставляем и поворачиваем на счет "три".

Она снова кивнула. Мы разошлись к противоположным стенкам, открыли скважины и вставили в них ключи.

- Поворачиваем по часовой стрелке, - предупредил я.

- Это куда?

Я даже обернулся, посмотрел на нее. Она неуверенно очертила рукой круг:

- Так?

- Нет, - терпеливо ответил я. - Надо направо.

- Ой, сюда? - Она махнула налево.

Я прерывисто вздохнул. Память подсказала, что с "лево" и "право" у многих женщин бывают проблемы.

- Вот так.

Тень кивнула и покраснела:

- Когда нервничаю, всегда путаю. Ну что? Считаем.

- Один. Два.

Рука у меня чуть подрагивала.

- Три!

Мы повернули ключи. Секунду ничего не происходило, а потом база наполнилась тоскливым ревом сирен.

ПАБАММ! Запахло лавандой и фиалками…

Поздравляем!

Вы провели уникальную операцию!

Получен новый уровень. Текущий уровень: 21

Получен новый уровень. Текущий уровень: 22

Получен новый уровень. Текущий уровень: 23

Получен новый уровень. Текущий уровень: 24

Получен новый уровень. Текущий уровень: 25

Я блаженно жмурился каждый раз при очередном «пабамме». Зажмурился и в шестой раз, но, увы, новых уровней не последовало. Ладно, и так хорошо. Вот вам всем! Мозги нам жить и играть помогают.

- Бежим! - крик Тени вывел меня из самодовольной прострации.

Мы выскочили в коридор. Ни мигающего красного света, ни каких-то еще эффектов, ни трясущегося пола. Только вой, будем надеяться, рядовой состав (как, впрочем, и главы Короны) не знают, к чему бы это. И не рванут сразу в сторону шахты так, как рванули мы - на полной скорости, аж грудь разрывает. Тень бежала рядом – хорошо бежала. Целеустремленно. Проскочив коридор, вылетели на ограждение яруса, и я уперся в него руками, нагнувшись вперед, тяжело дыша. Сейчас умру! Дышать больно. Тень рядом приняла такую же позу. Я задрал голову – далеко вверху был круг неба.

- А шахта… - выдохнула она. - Сверху не перекроется?

Раздался лязг, шипение – и ведущие в коридоры гермодвери начали закрываться. Откуда-то сверху послышался крик: неизвестный короновец заметил это. Я снова смотрел на кружок неба. Такой небольшой отсюда - можно закрыть ладонями.

- Нет, не закрывается.

Мы приходили в себя еще несколько секунд, а потом я схватил Тень за руку и потащил вверх по лестнице.

* * *

(еще большой кусок здесь)

Ваша оценка: None Средний балл: 9.1 / голосов: 11
Комментарии

я люблю эту игру

Быстрый вход