Майская гроза

Майская гроза.

Ночь была тихой и беззвучной. Я возвращался домой. Сейчас, когда воспоминания о буйном веселье уже кажутся прошедшим сном, а трезвость, еще не схватила за горло своей беспощадной хваткой, мир был прекрасен. Фонари уже не работали, но и не было нужды в их желтых маячках. Ветер насвистывал в листве свои, понятные ему лишь одному мелодии. Смотря на небо, можно было увидеть зачинающийся рассвет. Новый день будет хорошим, хотелось в это верить. Небольшой дождь ласково ронял свои капли на куртку, но капюшон я решил не одевать. Иногда приятно просто пройтись под теплым весенним дождем, забыв обо всем. Отдых выдался на славу, об этом, столь ясно напоминала боль в спине и легкое головокружение, но это стоило тех минут чистого счастья, что я приобрел за эту светлую майскую ночь. Мосты уже были сведены, снова захватив в свои железные клещи вольные потоки реки. Все вокруг напоминало о прошлом: пакеты на траве, бутылки, забытая гитара, спящий на скамейке усталый путник. Казалось, весь город был большой квартирой, куда завалилось множество молодых людей. А их девизом была простая формула – живи сегодняшним днем, наверное, это была правда.

Ноги наконец-то привели меня к метро. Мне снова повезло, придя минута в минуту, я смог попасть внутрь. Оказывается, пунктуальность бывает не только в западных анекдотах. Идя среди толпы таких же, как я, чувствовалось единение и радость. Все были усталые, хотели спать, но, несмотря на это – счастливые, желающие жить дальше. Тогда и в моей душе стали просыпаться радостные птицы. Прикоснувшись к общему счастью, я потянулся в поток эйфории, и она поглотила мою сущность, смешав её с остальными.

Вагон медленно стучал по рельсам, приближая неумолимую реальность. Дом, постель и осознание настоящей жизни. Скоро снова придется идти на работу, волшебство рассеется и останется лишь пара фотокарточек на память. А жаль, хотелось бы прожить всю свою жизнь, в одном едином калейдоскопе праздника. Но, так уж устроен наш гибельный мир, убивающий все хорошее, что ни на есть на белом свете. Это глупо, люди любят делать глупые вещи. Заботиться о следующих поколениях, которых может и не быть. Работая в поте лица, ради каких-то неведомых целей. Было бы славно, если человечество просто отказалось от прогресса и развлекалось в свое удовольствие. Тогда жизнь бы обрела смысл.

Подъезд встретил меня прохладным сумраком. В его тени, смешались запахи свежих газет и вчерашней мочи, странно, но сейчас мне это не казалось омерзительным, наоборот, было достаточно хорошим сочетанием. Лифт мягко, словно мать, поднимал меня на этаж. Вот и родная, до боли знакомая дверь.

Все-таки человек стал зависим от социальных сетей, как бы ни противоречил этому. Поэтому, перед тем, как рухнуть в кровать и спать, отдыхая от полного изнеможения, я забрался в новостной поток. Среди бесполезных фраз о котятах, больных раком, президентах, друзьях и машинах, мое усталое внимание приковала фраза «Впервые за 60 лет…», попытавшись сосредоточиться на этой записи, я собрал в кучу все свое внимание. И наградой мне было, хоть какое-то понимание текста, правда буквы так и скакали перед глазами, норовя сбежать, из-под моего пристального взора. Заголовок стал вырисовываться четче.

«Впервые за 60, с лишним, лет человечеством было применено ядерное оружие. Бомбы были сброшены на три города, чтобы предотвратить террористическую угрозу, по захвату правительства, в одной из африканских странах. С помощью этой, безусловно, крайней, но необходимой меры, мировое сообщество снова защитило демократию в мире. Погибло, приблизительно 3.000.000 человек».

Вдруг, за окном разразился страшный дождь, гроза разрывала небо на две части, молнии бесновались в бессильном гневе. Природа, словно оплакивала бессмысленно погибших детей своих и других, совсем потерявших разум, в борьбе за каплю черной массы. А я думал, такие спецэффекты, вторящие настроению героев, бывают только в Голливудских фильмах. Безусловно, этой грозе есть и научное объяснение, но вот только пошло оно куда подальше, вместе с остальной наукой. Вся информация медленно доходила, до моего мозга. Видимо, после вчерашней выпивки и бессонницы, разум был разложен в достаточной степени, чтобы мыслить как нельзя ясно и трезво. Сейчас, я не видел ни экономических выгод, ни защиты мира. Я видел только три миллиона невинных жертв, которые так же веселились и просто жили как я. А ведь, черт, я тоже мог стать одним из них. Вот тогда мне стало страшно по-настоящему, страшно и плохо. Встал, покачнулся, вырвал на ковер и рухнул на пол, рядом с собственными рвотными массами. В те, последние секунды я твердо решил стать политиком и защитить мир от такого безумия. За окном дождь беспощадно колотил по крышам.

С того дня прошло десять лет, а в памяти образы всплывают, как будто я еще вчера горланил песни под теми окнами, а затем слушал грозу. Сейчас я стал мудрее, сильнее. Сдержав свое слово, добился власти. А за окном снова колотил ливень, и гроза разрывала облака. Уютное кресло, кожаное, теплое, с подогревом. На меня смотрели свиные рыла, сидящие в таких же комфортных условиях, ждущие, когда я оступлюсь. В этом и заключалась моя работа, слушать этих зверей и не давать им впиться в мою глотку. Потому, что это моя глотка и точка. Пока я справляюсь – жизнь моя похожа на рай, но стоит потерять контроль, и мое тело будет затоптано, под грохот одинаковых серых сапог.

- Господин президент, Вы ведь понимаете, как нам необходима нефть. Месторождения заканчиваются, и скоро мы не сможем экспортировать её в тех же количествах…

Эта свинка говорила очень уверенно, наверное, долго училась хрюкать в такт. Я прекрасно понимал, что они стараются загнать меня в клетку, понимают, что не решусь и тогда я пойду в утиль.

- Я понимаю, о чем Вы говорите, генерал. Уже тысячу раз слышал все ваши доводы и принял решение.

Все замерли, казалось, даже природа замолчала на эту единственную секунду ,когда я оглашу приговор. Умирать мне совсем не хотелось, впрочем, как и губить собственную страну. Поэтому я решился.

- Приказываю применить ядерное оружие против нашего потенциального противника. Нанесите три удара по крупнейшим городам, и мы обескровим его.

Вдруг, совершенно неожиданно, в памяти всплыла та самая статья, положившая начало моей политической карьере, меня еще тогда стошнило, забавно. Я продолжил свою немногословную речь.

- В газетах напишите, что они готовятся к теракту и к свержению собственного правительства, надо учиться на опыте прошлых лет.

Я усмехнулся, а за бетонными стенами нашего небоскреба дождь ударил с новой силой, стараясь вбить все задние в землю. Только бетон был слишком крепок, да и жить хотелось хорошо.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.2 / голосов: 11
Комментарии

Очень реалистично. 10

+10

--------------------------------------------------

ожидание смерти хуже самой смерти

10 лет, чтобы из зассанного подъезда и собственной блевотины подняться в президенты?

Неволнуйся. Тебе не грозит.

неволнуюсьрозентальстобоймилый

"Koketka" пишет:
не волнуюсь, Розенталь с тобой милый

Я помню страшное мгновенье:

Передо мной явилась ты,

Как мимолетное "лолшто?",

Как гений чистой ерунды.

В томленьях грусти безнадеги,

В тревогах шумной хреноты,

Звучал мне долго голос страшный

И снились милые соски.

Шли дни. Бурь порыв мятежный

Убив последние мечты,

И я забыл твой голос страшный,

Твои небесные соски.

В глуши, во мраке охрененья

Тянулись тихо дни мои

Без "божыства", без вдохновенья,

Я начал мысли излагать

И долго думав что писать

Я написал вот этот стих

Быстрый вход