М. & 1 .line On

Приветствую всех! Прежде чем Вы приступите к чтению, я хочу поблагодарить своего редактора: Сашу Снега. Жертвуя своим временем и умением, растратив его на эту малозначительную пьесу вопля и эмоций - помогла мне представить её Вам такой, какой она должна быть.

Ну, что ж - приступайте к чтению! Удачи!

. line On

Словно в анабиозе, я проспала целые сутки, проснувшись с иссохшими губами, казалось, еле дыша. Боялась поднимать одеяло над головой, сворачиваясь калачиком, задыхаясь от недостатка…всего. В одночасье: устав от всего. Глаза опухли, а горло дёрла жажда.

Всеравно от будущего не сбежать. Нужно вставать. Но тело не слушалось, словно затвердело. Еле поднявшись, я опёрлась на ладони рук, принимая удар солнечного света, светившего мне прямо в глаза. Момент. Вспышка. И что-то совсем невероятное, что заставило меня отпрыгнуть назад, свалившись на пол. Лицо! Оно смотрело прямо на меня. Поднявшись с пола, я увидела силуэт чего-то. Оно смотрело прямо через стекло. На меня. Это был… робот! Когда я приблизилась к окну, он поднял механическое подобие руки и помахал. Его фоторецепторы покрутились по кругу, а вокабулятор – произнес что-то, чего я не могла слышать через толстое стекло. Я снова свалилась на пол, в этот раз от нелепости ситуации. Поглядев вновь на него, снова увидела, как он начал махать мне рукой.

Я крикнула:

- Помоги! Слышишь? Помоги мне!

Робот будто бы всё понял и отправился в сторону, исчезнув за окном. Странно, и куда он пошел? Через некоторое время, я услышала звуки в стороне, где находилась запертая дверь. Сначала я перепугалась, но потом поняла, что её никто не открывал, а лишь возился в том месте. Через пару минут звуки перестали доноситься…

До безумия странно! Никогда не видела такого типа робота! И где он бродил все эти годы? В пустыне? Или только недавно попал сюда? Теперь я твёрдо решила не складывать руки и намеревалась выжить. Если бы только знать, чем эта машина сможет помочь мне? Да и сможет ли помочь вообще?

Теперь, когда у меня появилась маленькая надежда не более соломинки для утопающего в зыбучем песке, я выживала: свела поглощение кислорода до минимума (сейчас в этом не было потребности, но вероятности того, что в будущем я смогу восстановить теплицу, не было), потребление воды - также до минимума: я пользовалась влажными салфетками из старых запасов, вместо изолированного душа. Чётко ввела в Систему дозированную подачу воды: не более трёх литров в день, так как вода могла понадобиться для разведения растений уже здесь, прямо в моей спальне, на кухне и в любом другом пригодном уголке Дома. Второе надувное помещение я в счёт не брала, ведь уже давно засадила там всё свободное пространство цветами. Ещё сложнее с пищей: пришлось дать себе зарок не есть более 1 кг в день и очень тщательно позаботиться о рационализации калорий в употребляемых продуктах на сутки. Я перебрала горы припасов и провела большущее количество часов перед компьютером, составляя график питания, исходя из свежих расчетов.

В течении последующего дня я с удивлением наблюдала, как повышалось давление и температура в теплице, отталкиваясь от показаний датчиков. У меня было только одно предположение: робот засыпает теплицу песком и камнями, никак иначе. И это не радовало, нет. Это приводило в восторг! Конечно, выделение растениями новых порций кислорода и было причастно, но все излишки выбрасывались восвояси, во внешний мир. Запасы кислорода были в избытке.

Тем не менее, это пока что. Нужно было создать максимально рациональную модель распределения ресурсов с центром потребления – мной. На теплицу больше рассчитывать я не могла.

Через некоторое время – давление в теплице стабилизировалось до отведённого мной уровня, с редкими скачками и своевременными выбросами газов во вне. Это значило, что робот прекратил засыпать пузырь теплицы. Что ж, и не прошло и нескольких часов, как я вновь услышала доносящийся звук со стороны двери… Вместе с тем показатели запасов электроэнергии в батареях начали быстро падать! Что значило это?! Я сразу заподозрила в этом робота. Он мог подключиться к электросети снабжения и черпать оттуда энергию для своих систем. Вот новость! Этого я не учла!

И совсем скоро, не прошло и часа, после начала быстрого оттока энергии, как я четко расслышала скрежет, доносившийся со стороны запертой двери. Неужели робот совсем обезумел и хочет пробраться внутрь? – думала я. Хотя нет, зачем ему тогда было помогать мне, засыпая теплицу? Все это – жутко странно и непонятно. Быть может, робот подключился к ресурсам Дома, чтоб отремонтировать дверь или то помещение, которое было за ней? Такой расклад был более, чем возможным. Пораскинув мозгами, я поняла, что именно ремонтом он и занимался…

Наружные звуки – были похожи на звук плавления металла сварочным аппаратом.

Когда я закончила уборку в Доме, поела и улыбнулась своему отражению в зеркале отчаянно позитивному желанию жить в глазах, я отправилась к двери. Там всё еще происходили ремонтные работы. Некоторое время я сидела перед круглым шлюзом, вслушиваясь в доносившийся шум. Устав от нелепого созерцания того, чего не видела, я отправилась проверять, как там теплица. В переходной комнатушке всё было нормально, но как только я приблизилась лицом к круглому окошку шлюзовой двери, ведущей в теплицу, ужаснулась. Действительно – всё было перевернуто вверх дном… Стеллажи с гидропоникой опрокинулись, некоторые горшки разбились, хотя и сплетения вьющихся растений всё так же оплетали стены… Душ упал набок, как и несколько баллонов с водой. Печальная картина. Теперь теплица поднималась вверх от входа, а не была опущена чуть вниз, как было прежде.

Тяжело вздохнув, я обнаружила, как одна из улиток-ахатионов ползёт по листьям лимонного дерева и ещё одна ползла совсем близко к двери по земле, разбросанной на полу…

- Выжили! – выкрикнула радостно я.

И тут, в этот же момент, по стеклу иллюминатора, в которое я с любопытством созерцала начала ползти моя любимая улитка белого цвета, с красноватой спиралью на панцире - Парацельс.

- «Парацельс! - рассмеялась я. – Соскучилась за мной?»

В ответ двадцати сантиметровая улитка постучала длинными руками по стеклу, тараща на меня свои глаза. Я постучала по стеклу, и улитка в испуге упала. Подскочила, и вновь упала в грязь, спрятавшись полностью в свой панцирь. Я ещё раз весело рассмеялась, прикрывая рот рукой.

- Жива, как и я.

Что теперь? Чего ждать? – размышляла я, распечатывая на 3D-принтере свежий синтетический гамбургер. Полностью уйдя в свои мысли о том, как жить дальше, я и не заметила, что «ремонтные работы» за запертой дверью прекратились… Обнаружила я это довольно внезапно некоторое время спустя, когда остановила просматриваемый фильм, отправляясь в туалет.

Тишина!

Сразу после туалета я отправилась к таинственной двери. Монитор рядом с ней работал, а на нём мигало два варианта действия, написанные на английском: «Продолжить блокировать», «Разблокировать».

- Ах! – только и смогла произнести я, и тут же, не думая, что было весьма опрометчиво, дотронулась к «Разблокировать».

Механизмы в двери закряхтели, словно залежавшиеся суставы, хрустящие после долгого сна.

Со светящимися глазами я читала показания на уже работавшем мониторе: «3 минуты до создания пригодной атмосферы». Быть не может! Там точно помещение! В нём была брешь, и теперь робот залатал её! Чудно! Потирая руки, с нетерпением ждала, пока помещение за дверью наполнит кислород. И вот…

…дверь клацнула, зашипела. Это - кислород из Дома смешивался с тем, что был за дверью. Створки начали открываться. Я, как дерзкий первопроходец, смело наблюдала за расходящимися лепестками металла, которые, словно механический лотос, открывали своё естество.

Мгновение, и я бросилась в открытое пространство за дверью. И оказалась в комнате, подобной шлюзу. Повсюду – красный песок и следы гари на стенках. Некогда огромные дыры были грубо залатаны кусками металла, схожими на переходники меж комнатами. Но утечки кислорода не было. Робот поработал на славу. Я немного опешила - столько лет от меня скрывалась эта комната именно из-за дыры в её стене. Система Дома – автоматически блокировала этот шлюз без сомнений, через который был выход наружу. Об этом свидетельствовала дверь, с иллюминатором.

Я уперлась носом в холодное стекло; за ним – та же рыжая равнина. Разглядывая всё вокруг, я заметила, что от двери к земле, спускалась лестница. Здесь было довольно холодно, ведь утеплители в стенах были повреждены. Если я не вернусь в Дом, - подумала я, - тепло будет быстро теряться. Но перед тем, как уйти, я ещё раз осмотрелась вокруг: под ногами – тот же песок, какие-то странные предметы, провода, несколько камней и вокруг – темно. Но вдруг я заметила, что прямо напротив разверзшейся таинственной двери была ещё одна! Сразу я её не заметила в полутемноте, но теперь, когда глаза привыкли к сумраку, я её обнаружила. Экран рядом с ней не горел. Она – заблокирована, как и некогда скрывавшая этот шлюз дверь…

- Как странно - одна тайна заменилась другой.

Может быть, робот использовал переходной коридор, меж моим Домом и другими помещениями, чтоб заделать дыры, дать мне доступ к выходу? Ведь это, видимо, было приоритетом в его элементарных задачах? Я подумаю ещё об этом, а сейчас нужно возвращаться обратно. Я совсем замерзла. Здесь, действительно, очень холодно.

Когда я вылазила, то зацепила ногой что-то. Пошарила рукой под проходом - это был скрученный в клубок старый костюм со шлемом. Рядом с ним стояли и баллоны для воздуха. И тяжелые сапоги, испачканные в ржавой пыли. Наверное, это - запасной костюм для выхода наружу?

Затягивая за собой костюм серого цвета, я кричала от восторга! А как можно не кричать, узнав, что у меня есть вполне реальный шанс выйти в первый раз в жизни на поверхность!? Не сейчас, конечно, но очень скоро, это уж точно! Сначала нужно проверить, цел ли костюм.

Визжа как дура, я бегала туда-сюда по дому с надетым шлемом и тяжелыми башмаками. Но было так весело, не описать просто! Восторг и безудержное веселье! Спасибо тебе, робот, внезапно появившийся из ниоткуда! Кстати, вот интересно: а теперь куда он ушёл? Робот…

День подходил к концу.

На следующее утро я решила опробовать костюм, и с большим риском посетить теплицу, в которой сейчас очень низкое давление и разряженная атмосфера. Это всё же гораздо безопаснее, нежели выходить наружу. Если в костюме будет утечка, я сразу замечу это, но не умру. К тому же, спасу хотя бы улиток, которые могут умереть от неестественной для них атмосферы. За тихоходок и других насекомых я не боялась. Они должны выжить даже в таких, более чем аскетических, условиях. Да, и если я буду медлить, улитки могут наесться не тех овощей и фруктов, к примеру – лимонов. Они отравятся, и умрут. А если обнаружат полку с ягодами, потом ничего более есть не будут. А еще я соберу фрукты и овощи и положу их в холодильник на заморозку… Мысли молниеносно сгенерировались. План был готов.

День истёк. Всё обернулось вверх тормашками. Вместо мыслей о смерти я поняла, что даже в самые отчаянные минуты есть смысл сохранять холоднокровие и бороться за свою жизнь и жизнь других. Улыбаться даже в момент смерти, если таковой наступит, нужно до конца. В конечном счёте, если те камни с неба, то есть метеоры, когда-то повредили входной шлюз, то в любую минуту они могли упасть снова. Каждая минута теперь в моём сознании обрела цену. Я буду бегать! Я буду кричать, как только выберусь на поверхность! Я буду рвать глотку от хохота, я буду восхвалять небеса и Бога, всех богов и каждый камень под запыленными ботинками - я же жива! К черту – я же жива! Быть может, нужно прожить половину жизни в заточении, во тьме, чтобы в один прекрасный день прозреть… Осознать «цену» и «бренность», чтобы полюбить мгновения, обнаружить, что рамки есть лишь в самой себе, разрушить клетку сознания и выпустить свой мир наружу…

Засыпая, я прижимала шлем к своей груди, кутаясь в одеяла, спала сладко.

У меня были какие-то сумрачные предчувствия, но их я списывала на то, что слишком переволновалась в ожидании новых ощущений, которые я почувствую завтра, когда выберусь в открытый мир… Я стану свободна, я стану счастливее, я обрету открытый мир! Моя душа была скована, скована рамками этого Дома. Кем я стану завтра, когда освобожусь от этих рамок?

Быстро прошла ночь.

Будильник играл какую-то нелепую песенку - OST из недавно просмотренного мною аниме.

Мгновенно вскочив с постели, направилась на кухню. Умылась с помощью салфеток и приступила к приготовлению завтрака. Сегодня решила «шикарно» напиться сухого молока. В запасах его осталось очень мало, но день этот был особенным и кульминационным для моего заточения, поэтому я всеми способами хотела подчеркнуть праздничность положения и ощущения праздника. Хотя он и был лишь в моей голове. Создав в 3D-принтере большой кекс, принялась завтракать. Я не стала готовить даже овсянку, в ожидании поскорее проверить костюм на деле.

Сделав несколько элементарных упражнения «для галочки», помчалась к кровати. Там лежал шлем, а рядом, на полке, лежал сам костюм. На полу – сапоги. Теперь они уже были чистыми - за вчера успела отмыть с них красную пыль. Баллоны с воздухом я оставила возле входа в тепличный шлюз. Не успела я приступить к надеванию нового для меня обмундирования, как заметила перед собой старого знакомого: робот стоял за окном и махал мне своей рукой. Улыбнулась, выкрикнув, - Спасибо тебе! - Помахала ему тоже и принялась одеваться.

Костюм не был похож на скафандры, что я обычно видела в старых фильмах. Он был похож больше на водолазный костюм, очень прочный и узкий. В него приходилось с усилием протискиваться. Видимо, он создан как раз из того материала, который со временем принимает форму, более приближенную к телосложению владельца. Но, так как он лежал десятилетие нетронутым, протискиваться было сложнее, чем когда-либо. Так я думала, полагаясь на собственную логику, хотя однозначно знать, конечно же, не могла. Я была рада уже от того, что хоть один костюм остался. Когда «водолазный» костюм был надет, я принялась за сапоги.

Кроме них ещё были прочные перчатки, жилет, наколенники и налокотники. Когда я была готова, и осталось надеть на голову шлем, я взяла с собой со вчера приготовленную прозрачную банку. Она должна была предназначаться для улиток. Еще запихнула за пояс несколько больших пакетов для зелени и фруктов. Возле шлюза я остановилась, закрепляя на голове шлем и быстро прикрепляя к спине баллоны с кислородом. Заранее я проверила и убедилась, что запасов кислорода в них более чем достаточно для такого маленького путешествия в теплицу.

После «путешествия» к улиткам и фруктам, я думала наполнить баллоны до отказа, чтобы сразу отправиться наружу. Специальное устройство, предназначенное именно для этого, давно ждало своего часа в одной из комнат. Теперь излишки кислорода будут идти в дело, - тешила себя я.

И вот – священный момент. Кислород начал поступать в шлем. Пьянящее ощущение…

Прошла через шлюз, не решаясь открывать двери в теплицу. Решившись, нажала на экране нужное действие. Меня пошатнуло – это поток более плотной атмосферы со шлюза бросился в менее плотную – теплицы. Листья на растениях немного потрепались, но тут же стихли.

Сердце колотилось. Я стояла, проверяя, нет ли утечки в костюме, маленькой дырки или ещё чего. Но ничего странного не происходило. Браслет-гаджет на руке, который был подсоединен к датчикам в шлеме и по всему костюму показывал нормальные показатели на своём маленьком экранчике. Я улыбнулась. Костюм был цел и работал исправно. Пошагала в теплицу, с непривычки шатаясь из-за стягивающего тело костюма и тяжелых сапог. Не говоря уже про шлем.

Немного времени понадобилось, чтоб отыскать улиток и собрать их в одну банку. Перед этим я насыпала туда немного земли и положила зелени. Им было тесно в банке, но что поделать? Потом я принялась собирать все фрукты, улаживая их в самый большой пакет. Зелень я сложила в два других. Постоянно приходилось запихивать улиток в их новую тесную обитель, которая им явно не нравилась. Всё время, пока я пребывала в теплице, мне становилось тяжелее на душе. Было больно видеть раскиданные и разломанные стеллажи, упавшие горшки и разбросанные цветы. Долгие годы я ухаживала за всем этим, держа всё в надлежащем виде, а теперь - весь труд обрёк себя на неизвестное серое будущее. Вспоминались моменты из фильмов, когда дети строили песчаные замки на пляже, а другие – ломали их. Я чувствовала что-то схожее сейчас.

Тем не менее, виновной тут была лишь я. Нужно быть внимательней к советам систем Дома.

Прошло больше часа, прежде чем я управилась и собрала все фрукты, овощи и зелень. А теплицу покидать не хотелось. Я ещё раз всё осмотрела, привела немного в порядок растения. Собрала землю из разбитых горшков и подняла упавшие цветы – уже лучше...

Выставила всё набранное в шлюзовое помещение. Сама вошла туда последней. А на экране запросила Систему постепенно поднимать давление. Это я посчитала нужным для улиток, которые привыкли за несколько дней к низкому давлению. Лишний шок для них был излишним.

Ещё около получаса я оставалась сидеть на полу, меж двух дверей. К костюму уже привыкла и представляла, как будет невероятно чувствовать за затемнённым стеклом бесконечное пространство повсюду. Ещё было очень интересно, как выглядел Дом снаружи. И хватит ли мне кислорода в баллонах, чтоб дойти до ближайшей горной гряды? А может, поблизости есть брошенный вездеход? И вообще, поскорее бы выйти! Сил нет теперь удержать в себе это желание.

Пока я боролась в очередной раз с неугомонными улитками, требующими свободы и протестовавшими против замкнутого пространства, я не заметила, как загорелась зелёная лампочка. Это значило, что давление стабилизировалось.

- Можно выходить! - крикнула я.

Мгновенно открыла шлюзовую дверь. Выставила за неё банку, а потом выбралась с набитыми до излишка пакетами. Закрыла дверь и, сев на пол, сняла шлем.

- Ура! – крикнула я, щуря от удовлетворённости глаза.

Но я почувствовала что-то странное. Иной запах. Я слышала его только в новооткрытой шлюзовой комнате, возобновлённой роботом. За спину тянуло – это тёплый воздух выходил в том направлении. Неужели, - подумала я, - двери туда открыты?! Не успела я повернуться, как что-то прикоснулось к моему плечу.

Я вскрикнула и отскочила в панике и ужасе.

Передо мной стоял кто-то в точно таком же костюме, как и я! Шлем незваного гостя был затемнён. Он пробрался ко мне снаружи! За его спиной была открыта дверь в шлюз.

- Ааааа!!! – в ужасе разорвал пространство крик.

Я бросилась в другую комнату, хватая перед этим любимых ахатинов.

Но потом в ступоре остановилась. Почему я испугалась? Пусть и незваный гость, он же не сделал мне ничего плохого. Сглотнув слюну от волнения, я поставила банку на пол, возле своих ног, и обратилась к пришельцу:

- Кто ты? Сними с себя шлем!

Мои слова не требовались. Они были лишними, так как в этот же момент нежданный гость снимал с себя затемнённый шлем. Под ним скрывалось лицо мальчика. Чёрные волосы с острыми концами. Чёрные, раскосые глаза, подкрашенные чем-то чёрным. Это был азиат!

Он наклонился, то ли специально, то ли для того, чтоб положить свой шлем на пол.

Холодный взгляд и стиснутые губы. Он словно застыл, глядя мне в глаза.

- Хелло… - еле слышно выговорила я. Я думала, что он точно должен понимать английский.

Но он всё смотрел в мои глаза.

Я разглядывала черты его лица. Удивительны черты лица первого живого человека, которого я видела собственно лично. Страх и ненависть улетучились. Я была рада, что прям таки из ниоткуда пришёл ко мне гость. Пусть и нежданный, но я была рада теперь. Эмоции во мне сменяли одна другую. Наконец, я увидела, как разомкнулись его губы, подбирая слова:

- Hi , What is your name? My name is Akira Benjiro.

Немного помолчав, он будто бы ждал ответа. Но я очень плохо знала английский. Мне показалось, что он представился. Хотя я не могла знать наверняка. Он продолжил говорить на английском…

Разочаровашись, он прикрыл глаза, открыв снова, начал снимать перчатки.

Я пробежала мимо него, чтоб закрыть шлюз и сберечь тепло.

И услышала его запах. Было приятно слышать запах другого человека: иной, неповторимый, чужой запах. Когда я возвращалась, то с восторгом жестами пригласила его пройти в сторону кухни и сесть на диван. Там бы он мог снять жилет и налокотники с наколенниками. Он был довольно сообразительным и сразу же понял, что я приглашаю его сесть.

Присев на диван, он продолжил снимать ненужные сейчас детали его костюма. Я тоже быстренько сняла перчатки, и за несколько мгновений сделала молока из порошка и две булочки на принтере. Когда я повернулась, то увидела, как он мне показывает символ V пальцами. Впервые он улыбнулся. Это было смешно - я тешно хихикнула, взяла молоко и села рядом с ним.

Его ногти на пальцах рук были окрашены черным лаком.

- Неймовірно! – не удержалась я от восхищения внешним видом азиата. – Мій Бог, хто ти? Звідки? – продолжила я на родном украинском языке не сдержавшись.

Его глаза сразу же посветлели. Он положил на столик едва отпитый стакан молока. Усмехнулся.

- Мене звати Акіра Бенжіро. Так розуміти?

- Так! – ответила я на украинском.

Мы продолжали говорить по-украински.

- Ты откуда? - спросила я, не сдерживая эмоций.

- Совсем близко. Буквально из-за стенки. Главный выход, как и у тебя, тоже был поврежден. Потом пришёл робот. Всю ночь он ремонтировал и залатывал дыру. Вот этот, - он повернулся, указывая на робота, наблюдавшего за нами через иллюминатор.

- Надо же… Ты…

- С такой же станции, которая совсем близко, за стенкой, - ответил он за меня.

- Но ты понимаешь меня? Как так?

- Я знаю языки. Украинский знаю хорошо, русский – тоже. Я специально учил, чтоб иметь возможность коммуникации с теми, кто будет здесь и с любыми другими. Изучив архивы через планшет, я многие годы изучал языки, которыми пользовались на Станции…

Он жил всё это время сам, как и я! Мои предположения об аналогичной станции – явь.

- Тебя зовут Акира, да? – спешила я, радуясь живому общению с подобным себе.

- Да, а тебя?

Мне почему-то становилось всё тяжелее дышать… Сердце неистово билось.

Я смотрела ему прямо в большие глаза, раскосые, чёрные и прекрасные.

- Самота, - ответила я. - Это имя придумала я сама, но родители назвали меня украинским именем Лана. Лана Самота…

Он протянул руку, на что я ответила тем же.

Взяв за ладонь, он слегка наклонился.

- Приятно познакомиться. У Тебя красивое имя.

Прикоснулся губами к руке.

- У тебя тоже интересное! – в восторге выдала я. – Какой ты нации?

Он вновь улыбнулся, щуря глаза, и ещё немного надпил молока.

- Я - японец, но сейчас это уже не важно, ведь я рождён здесь.

Я промолчала, почему-то думая в этот момент об аниме, манге и дорамах,

которые просто таки обожала.

- Очень вкусно. У нас оно закончилось очень давно…

Мне не послышалось? Неужто он и впрямь сказал «нас»?

- Нас?! Ты не один?

-Нет… Нас четверо. Я – старший. У меня есть сестра, а с нами - близнецы. Мы с сестрой растили их. Они младше нас.

- Ничего себе! Это же невероятно! Я думала… думала, что совсем одна тут…

Открыв широко глаза, я слушала его, потягивая молоко через трубочку из стакана, слушала с восхищением и интересом.

- У нас только два модуля-комнаты таких, как у тебя. Ещё два пузыря, где мы выращиваем еду. Еда из запасов закончилась. Мы вынуждены питаться тем, что выращиваем.

Я ахнула, закрывая рот. За десять лет, которые я провела сама, «жируя», в прямом смысле этого слова, прямо за стенкой выживали подобные мне дети, сводя концы с концами. Я же имела всё в избытке. И даже сейчас у меня больше половины осталось из старых припасов…

- У меня много всего осталось. Я могу поделиться. Что вам нужно?

- Аригатоу, - ответил он. – Я благодарен, но это подождёт. Сейчас, я прошу тебя, дай мне доступ к главному компьютеру. У нас его нет. Значит, он должен быть где-то здесь.

- Хорошо, - подорвалась я, указывая ему на стол с компьютером, который был совсем рядом, - но зачем он тебе?

- Я потом объясню. Сейчас я совсем немного осмотрю его и проверю кое-что.

- Хорошо, - согласилась я.

Когда он сидел за плоским монитором, копаясь в системных папках и прочем-прочем-прочем, я не удержалась и произнесла:

- Я счастлива, Акира, очень счастлива, что я не одна. Я верила, что есть и другие! Ты познакомишь меня со всеми? Мне можно к вам в гости, или, быть может, вы придёте ко мне?

- Это невозможно, - не отрываясь от компьютера, ответил он.

- Почему? – негодовала я.

- Потому что есть только два костюма. Мой и твой. Каким образом, мы всё сможем прийти к тебе? Одумайся…

- Ой, прости…

Я действительно очень сглупила, и молча, сгорая от стыда, направилась мыть пустые стаканы.

- Сугой! – выкрикнул внезапно он. Я так перепугалась, что чуть ли не уронила стаканы.

- Что? Что такое?!

- Ахахах!

Акира вскочил с кресла и бросился ко мне.

- Я так и знал! Связь со спутниками можно восстановить! Но мы займёмся этим пожже.

Он улыбался во весь рот.

- Почему стоишь? Одевайся! Неужели ты не хочешь увидеть, каково всё снаружи? Там есть, что посмотреть. Потом отправимся ко мне. Я познакомлю тебя со всеми!

- Да, сейчас, - тихо сказала я, радуясь, краснея, кладя на место чистую посуду.

- Я возьму с собой сладостей и сухого молока, ты не против? - спросила я у Акиры, который уже одевался.

- Хорошо. Только скорее - снаружи великолепно.

Я спешила. Сложила все, что хотела взять с собой, в вакуумный пакет, а потом – в металлический контейнер. Когда я начала одеваться, Акира уже был готов и прикреплял шлем с баллонами. От волнения у меня дрожали руки, немели ноги. Я не могла и сама разобрать, от чего именно: от невероятного пришельца-азиата или же от того, что увижу мир таким, каким он есть снаружи. А может, что было более верно, от того и другого…

И вот мы с трудом теснились в камере выхода. Акира закрыл шлюз. Я ждала, пока он откроет дверь наружу.

Внезапно я расслышала его голос в шлеме.

- Ты должна открыть дверь сама. Я хочу, чтоб ты чувствовала то же, что и я. Не была обделена.

- Почему я тебя слышу?

- Встроенная внутренняя связь. Давай, открывай дверь.

- Хорошо, - и я потянулась к панели управления, а потом - к ручке, отпирая сложный замок.

Дверь легко поддалась. Меня выбросило воздухом на лестницу.

Я схватилась за перила, удивленная и напуганная.

Акира за моей спиной закрыл дверь и дотронулся к моей руке.

- Всё хорошо. Не бойся. Я с тобой.

- Его слова были елеем для меня и прибавили мне смелости.

Дерзко я спустилась по ступеням, смотря вперёд. Повсюду – открытое пространство. Рыжая пустыня, тянувшаяся далеко-далеко… И языки солнечных панелей, разложенные вдали. Где-то вдали я заметила отблески чего-то белого. Схожего на модуль или что-то похожее…

- Невероятно! Акира, правда ведь?!

- Да, правда, – услышала его голос в передатчике.

Я повернулась к Станции, намереваясь рассмотреть свой Дом. Отошла дальше. Со стороны он смотрелся совсем невероятно. Комнаты снаружи выглядели конусоподобными отсеками белого цвета. Стены исцарапаны дуновениями ветра, пропыленные песком. Рядом с выходом из моей части Станции, сразу же стоял отсеком другой. Также залатанный. Всего модулей было десять. С моей стороны уцелели все. Но с другой стороны целы были только два, если не считать отремонтированного модуля-выхода. Как и с моей стороны, за ними поднимались две горки – это под песком и камнями размещались пузыри: теплицы и жилые помещения…

Одна горка была больше всех остальных – это моя теплица. Робот присыпал её снова. Робот! Я вспомнила о роботе. Он всё стоял у окна, только теперь повернувшись к нам, снова махал рукой.

Внезапно я заметила нечто необычное.

- Акира! Ты это видел?! – тыкала я пальцем на завершающую вереницу модулей постройку.

- Конечно. Давай рассмотрим лучше, пошли.

Я радостно «попрыгала» в сторону странного сооружения, теперь не балуясь на всю катушку. Акира шел за мной, не отставая. Возле того сооружения, немного отдалённого, стоял ещё один модуль, в одиночестве. Посмотреть на него я решила потом.

- Что это? – встала я перед недостроенным арочным сооружением из красного камня.

- Недостроенное помещение. Вон, видишь, там стоит маленький грузоподъемник и лежат инструменты.

- Вижу, - помчалась я под свод из красных камней, дугой выложенных рядом с последним модулем.

Внутри было темно и, как мне показалось, не очень интересно. Я не понимала, для чего оно было нужно, и выбежала с большой скоростью, перебирая ногами, чуть ли не сбив Акиру. Он отпрыгнул в последний момент, с удивлением смотря мне в след. Я помчалась вперед. Когда достигла концов языков солнечных панелей, змейкой бегала между ними, а потом помчалась за станцию. Обнаружила, как маленький робот «ледовоз» медленно едет к Дому. Я подбежала к нему. Он остановился, видимо, почувствовав моё присутствие сенсорами. Я встала спереди. Он остановился. Начал объезжать, но я снова преградила ему путь, визжа от смеха. Поиграв с ледовозом, я решила, что не стоит его так мучить и помчалась далее…

Неподалёку была яма. Там, как я понимала, копали песок для создания кирпичей, из которых было сооружено странное арочное возведение. Несколько пустых контейнеров стояли вблизи станции- также не понятно, для чего. Немного хлама и железяк завершали картину запустения… Ржавело небо - наверное, с далека к нам шла пылевая буря.

Мне внезапно перехотелось бегать.

- Акира?

- Да, я тут, недалеко.

- Оно величественно…

- Что? – спросил как всегда холодно Акира.

- Пространство… Небо… Свобода…

- Да… Самота, но я волнуюсь за сестру и близнецов. Давай уже отправимся внутрь? Мы теперь сможем в любое время выходить наружу, если будет безопасно…

- Хорошо, - ответила уже по привычке я.

Побежала к станции, окрылённая, к Акире, смотря в краснеющее небо, забывала смотреть под ноги… Собиралась буря. И довольно сильная, насколько я могла по опыту спрогнозировать.

Акира ждал меня возле кирпичной постройки. За его затемнённым стеклом не было видно ничего: ни его лица, ни его эмоций, конечно же. Мне почему-то показалось это символичным. Я видела, что Акира носит маску… Снаружи держась холодно. Но такой ли он под маской, что скрывала его лицо и душу? Улыбается ли он сейчас, видя меня? Или, стиснув губы, разочарован во мне?..

Наверное, я веду себя как маленькая глупая девчёнка. Я должна быть сдержаннее.

Я не хочу потерять только что обретённых.

С Акирой мы направились к их модулям. Из окон на нас смотрели детские лица. Я улыбнулась. Вместе мы махали друг другу руками. Потом я забрала контейнер с гостинцами, оставленный на «крыльце» моей части Дома и кинулась за Акирой, который уже исчез в открытом входе своего Дома. В тот же час робот успел подойти к нам. Но не намеревался пройти внутрь - он стоял рядом с дверьми, будто ждал дальнейших указаний… Но сейчас нам было не до него.

Главные двери закрыл за нами Акира. Мы ждали, пока атмосфера восстановится, а пока – снимали наколенники и налокотники. Потом Акира внезапно схватил меня за руки, сжав их в своих руках.

- Что такое? – удивилась я.

- Мы очень этого ждали. Кого-то. Тебя. Самота…

Я ответила молчанием. Я не знала, что сказать, ведь я уже говорила подобное ранее.

Шлюз открылся. Мы снимали шлемы, пробираясь в эту неизведанную часть Станции-Дома.

Вокруг всё было довольно схоже. Всё как у меня, только лишь с той разницей, что вещи лежат в других местах. Диван - чёрный, а комнаты, подобной моей, нет. Их аналогичный модуль испорчен метеоритом. Держа шлем в руках, я наблюдала, как на нас пришли посмотреть маленькие жители этого дома. Акира подошел к ним. Девочка-азиатка, с тёмно коричневыми волосами, кинулась к нему в объятия. А потом смотрела на меня, широко открыв накрашенные глаза, как и у брата, чёрным цветом, смотрела на меня с недоверием и осторожностью…

Ещё дальше, за Акирой и его сестрой, стояли два рыжих мальчика, как две песчинки похожих друг на друга. Один из них, подобно сестре Акиры, прятался за спиной своего брата. Я молчала, не знала, что сказать. Наверное, ждала действий от Акиры. И не зря… Акира на своём языке обратился к ним:

- Там была только одна она. Её зовут Лана Самота. Давайте поприветствуем её. Она не знает нашего языка, так что просто скажите свои имена и возраст на английском. Не забудьте поклониться.

Конечно же, я ничегошеньки не понимала. Первой осмелилась заговорить со мной сестра Акиры. Скрывая волнение, она вышла вперёд. Я не хотела показаться чужой, и поэтому со всей добротой и теплотой улыбнулась. Я вложила в улыбку свои самые настоящие эмоции.

- Каори Рэй! 13 лет! – нервничая, поклонилась девочка.

В знак солидарности, я принялась подражать их приветствию, и тоже поклонилась.

Но Каори юркнула за спину брата, смотря прямо на меня. У неё были большие карие глаза. В них была мягкость, но сейчас они выражали взволнованность и растерянность. Видимо, я очень удивляла их, и не только тем, что имела два разных глаза, наверное, и просто тем фактом, что была новым живым объектом. Высокая, выше всех, даже Акиры, и со светлыми волосами…

Всё новое может напугать, особенно консерваторов, новаторов же – привлечёт. Но как не быть консерватором, если ты в буквальном смысле законсервирован в замкнутом пространстве двух модулей и двух пузырей наедине с одними и теже лицами?

Акира поглядел на близнецов.

Один из них, за которым прятался его рыжеволосый братишка, шепнул что-то на ухо брату и тот «отцепился».

- Акито Тоши! Мне 12 лет. Приятно познакомиться! – он быстро поклонился и протянул руку.

Я протянула в ответ свою руку, вглядываясь в сверкающие зелёные глаза смелого мальчика.

- Лана Самота. Приятно познакомиться, – поклонилась вновь я.

Его улыбка была до ушей. Направившись к брату, он силой потащил его за собой.

Он буквально вытолкнул его вперёд.

Но его зеркальное отражение, песчинка, молчала.

Улыбнувшись, я имела надежду несколько разрядить обстановку, но не вышло.

Я увидела, как мальчик с зелёными глазами, в точности, как у своего брата, сильно боялся. Глаза выдавали страх, губы тесно сжались. Начали катиться слёзы…

Акира покрутил головой, закрывая глаза рукой. Обратился к Акито.

- Возьми его и успокой. Стыдно…

Акито схватил брата за руку и выкрикнул:

- Томэо Тоши, - указывая на брата, который уже бежал подальше отсюда.

Догоняя брата, Акито крикнул улыбаясь: «Всё Окей! Не беспокойтесь».

Ещё раз я растерянно поклонилась, протягивая оставшимся гостинец в стальной коробке.

Каори, с уже успокоившимися эмоциями, проявила смелость. Подошла и взяла подарок.

- Аригато, - и отправилась в теплицу.

Акира слегка поднял дугу губ - улыбнулся. Видимо, он не хотел извиняться за поведение близнецов, да и не нужно. Я была готова принять что угодно, только бы видеть рядом с собой людей вновь и вновь… Позже я им скажу прямо, что люблю их всех просто за то, что они есть.

- Акира… - тихо вымолвила я.

Он провёл меня на диван. Сел рядом, устремив взор в окно.

Начал вновь говорить со мной по-украински.

- Каори скоро принесёт поесть. Она хорошо готовит. Не бери во внимание поведение братьев Тоши, они оба вскоре привыкнут к тебе и будут вести себя спокойно.

Мы вместе смотрели в круглый иллюминатор, за которым бушевал ветер.

Летал красный песок…

- Но почему братья Тоши? – не понимая переспросила я.

- Да, они не японцы, если ты имела это в виду. Насколько я знаю из базы данных, то их родители были с одной стороны – исландцами, а с другой – ирландцами. Рыжие волосы и зелёные глаза.

- Прекрасны, не правда ли?

- Да… - удивлённо ответила.

- Но всё же, ты не ответил на мой вопрос.

- Прости. Я думал, что ответ очевиден. 11 лет наших родителей нет с нами более. Им совсем недавно исполнилось 12 лет. Я был вынужден растить их сам, как и сестру. Имена им выбрал также я…

Тоши значит – зеркальное отражение. Акито – сверкающий человек. Он всегда весёлый, что бы не происходило, а вот его брат Томэо, напротив – осторожный… Иногда он притворяется томным, чтобы показать свою смелость, но боится любого шороха, на самом деле…

- Я рада, что Вы все есть, очень… Я счастлива, я хочу, чтобы Ты и Они знали это. Мне было очень одиноко… Одной, совсем одной, понимаешь?!

По щекам покатились слёзы. Мне было стыдно, но я не могла их сдержать.

Из соседнего модуля показались братья, удивлённые моими всхлипываниями. Они посмотрели на Акиру, думая, что он что-то сделал не так. Но Акира сидел тихо, смотря на меня, казалось, не зная, что делать, растерянно смотря на плавящуюся меня…

И тут я почувствовала прикосновение.

Сестра Акиры подошла сзади и начала гладить меня по голове. Перед этим она поставила теплое молоко на пол, на подносе томилось оно. Его аромат в мгновение ока разнёсся по комнате. Близнецы осторожно подходили всё ближе и ближе. Томэо вновь не мог сдержать слёз, и длинными рукавами полосатой кофты вытирал мокрые глаза. Акито поглотило удивление.

Каори обошла диван и обняла меня, гладя по спине. Я закрыла глаза. В тот же момент я почувствовала, как и ещё кто-то обнял меня с боку. Это были близнецы. Они говорили что-то, каждый, но жаль, что я ничего не понимала…

Мне стало совсем стыдно за своё поведение, ведь я была самой старшей и должна была вести себя соответственно. Самой быть той, на кого можно положиться в любую минуту, трезвой рассудком, как Акира… Подняв голову, я вытерла слёзы с глаз. Обретённые друзья разделили со мной всю мою боль, что накопилась за десятилетие, объятиями. Я рассмеялась, вытирая сопли.

- Спасибо!

Для людей из фильмов такое затёртое слово. Такое не значимое, сейчас оно значило для меня больше, чем что-либо на свете. И объятия - это не тактильные ощущения. Я чувствовала, как их души разделяли с собой мою боль, забирая из моего сердца холод и наполняя его теплом из своих сердец. Последняя слеза катилась по моей щеке, когда я почувствовала прикосновение.

Акира ловил слезинку своей рукой, вытирая её со щеки пальцем. Нежно.

Щеки мои покраснели, а дети расхохотались.

- Всё хорошо, - вымолвила я, оглядываясь на всех поочередно.

Каори направилась за тёплым молоком, расставляя чашки на столе вместе со сладостями, которые я принесла из своих запасов: шоколадные батончики, леденцы, и круглые разноцветные шоколадные шарики.

- Давайте включим музыку, - сказал Акира, обращаясь к Акито.

Акито включил музыку, пользуясь доступом к системе с планшета. Играла какая-то незнакомая мне группа на японском языке. Томэо, едва надпив молока, побежал за настольными играми. А его брат Акито с удовольствием рассматривал мои разноцветные глаза.

- Я люблю вас за то, что вы есть… - сказала я.

Акира перевёл.

Дети сказали что-то в ответ.

Акира перевёл мне:

- Ты теперь часть нашей семьи. Они хотят, чтобы ты осталась у нас хотя бы на день или два. Согласна?

- Да! Конечно же, я могу остаться и намного дольше, ведь у себя я буду совсем одна…

- С нами лучше? – ухмыльнулся Акира.

- Да.

- Завтра необходимо хорошо обследовать окрестности, - констатировал он.

- А во что мне тогда переодеться, если я буду оставаться на ночь?

- Каори даст тебе одежду. Она перешивает те вещи, которые остались…

И действительно, нужно было снять с себя костюмы. Обувь мы уже оставили у входа. Теперь нужно было полностью переодеться. Я пошла с Каори, которая направилась со мной в одну из теплиц, где были спальни, а точнее, кровати всех жителей этой части Станции-Дома. Она выбрала для меня подходящую одежду, перешитую из вещей её собственными руками. Приталенная кофта и узкие штаны, как колготы, пришлись мне по вкусу. Тело воспринимало их чем-то более естественным, нежели обвисшая футболка на мне. Я поблагодарила Каори,

поклонившись…

Она, не распыляясь на слова, которые я всё-равно не пойму, обняла меня.

Потом она принесла мне много странных металлических браслетов, довольно тяжёлых…

Я не понимала, зачем они мне?

Каори показала, что носит такие «утяжелители» на концах рук и ног, и даже на поясе и шее.

Акира пояснил, что так легче двигаться, ведь гравитация слабая. Он очень удивился, что я не использую подобные трюки, а обхожусь собственной привычкой «нежно двигаться», как растолковал он и его друзья… Но всё же, один браслет мне подарили - я и не стала отказываться.

Когда все уснули, а мы с Акирой остались одни на диване дожевывать ужин, он начал делиться своими планами на будущее, точнее, об его реальной опасности. В первую очередь он намеревался восстановить Системы Дома и системы связи со спутниками. Некоторые из них ещё работают и можно передавать сигналы. Нужно лишь восстановить связь. Также он хотел мне рассказать о своих предположениях, куда делись наши родители и другие люди со станции. Какая именно катастрофа произошла, забравшая их жизни, и есть ли угроза для наших жизней сейчас? Но об этом сейчас он не хотел говорить, пообещал поделиться своими смутными мыслями, когда завтра будем обследовать окрестности. А после этого ему нужно будет сесть за работу на моём компьютере. Он говорил с большим акцентом и часто неправильно заканчивал слова, что я часто «исправляла». Он благодарил меня за это и извинялся… Хотя кто должен извиняться? Я и вовсе не знала языков, кроме двух… Английский – вообще чуть-чуть.

- Пора ложиться спать. Ты хочешь спать с нами в теплице или на диване?

- Пожалуй, я буду спать на диване, - ответила я Акире.

- Хороших снов тебе, Самота. Рано вставать…

- И тебе сладких снов… Акира.

Акира выключил свет, точнее, приглушил его до минимума и отправился через шлюз в кокон. Я же ещё некоторое время смотрела в окно, за которым бился и завывал ветер… Мне казалось, что я сейчас сплю. Сплю с того момента, как произошла катастрофа в моей теплице, и я окончательно сошла с ума, придумав для себя выход: Акиру, Каори, Томэо и Акито…

Ущипнула себя. Нет, все же, не сон.

Я счастлива? Я счастлива. Я – Самота? Нет, теперь я вновь Лана…

Утро подкралось незаметно. Я засыпала, забываясь в своих мыслях. Голова и разум были свежи. Я была готова исследовать окружающее пространство, серьёзно, и не огорчать Акиру своим поведением… Хотя, было сложно понять, что именно его огорчало, а что - радовало. Я не могла его судить, да и не хотела - ему пришлось тяжело. Ребёнком остаться на руках с малышкой-сестрой и двумя, видимо, в то время, младенцами… Сложно не удивиться, как он сумел выжить и сберечь жизни и другим детям? Его холод - это нечто иное - знание или мудрость? Трезвость рассудка? Что именно, я пойму потом, а сейчас нужно воспользоваться гостеприимством новых друзей, душем, завтраком и теплыми сердцами… Потом – отправиться наружу. Вновь.

Сегодня было аномально тепло, как показали датчики. Температуру у поверхности планеты поднялась до 30-ти градусов. Удивительно! Что это могло быть, как не хороший знак?

Завтракали мы вместе. Каори приготовила вегетарианские суши. И несколько других японских блюд из растений, морскую капусту, которую они выращивали в одной из колб, заменив хлорэллу ею. Пояснили, что она очень полезна. Вкус был просто великолепен! Я никогда в жизни не пробовала подобного! Сама же я готовила что-то по рецептам очень редко, больше импровизировала и создавала лаконичные блюда из того, что было… Но Каори была великолепным кулинаром, как и отличным портным…

После завтрака я поблагодарила всех. Потом, еле отцепив их от шеи моей и Акиры - детей, мы оделись для выхода наружу. Особенно против этого протестовал Томэо, тогда как его брат просто пожелал удачи, а Каори тихо провожала нас взглядом…

Я вновь не смогла сдержать слёз, хотя держалась до последнего. Но, когда надела на голову шлем, слёзы потекли ручьями. И только теперь я поняла, что вытирать их нечем, и усилием воли заставила себя прекратить этот эмоциональный незапланированный дождь.

Акира хотел многое мне рассказать за пределами дома, и я спешила поскорее оказаться снаружи. Когда Акира открыл дверь, я вновь не смогла сдержаться, и выпрыгнула наружу, игнорируя ступеньки, визжала от радости, бегая по кругу, разминая ноги.

Вчерашняя буря утихла. Оставила по себе лишь лёгкие дуновения ветра в подарок. Ветер чувствовался через облегающий костюм, поверхность которого специально передавала все ощущения, усиливая их… Интересно, а если упасть или удариться, усиленно передастся боль?

Мысль об этом приостановила мою подвижную какатопию…

Акира, не обращая внимания на мои игры, проинформировал, что сначала необходимо осмотреть Станцию в поисках незаметных «ран» на её поверхности, а также посмотреть, в каком состоянии другие модули, пробитые метеоритами, и пригодны ли они для ремонта. После он сказал, что мы отправимся к одиноко стоящей капсуле, перед этим ещё раз осмотрим кирпичный свод и копальню, подсчитаем точное количество роботов-ледоносов и осмотрим, в каком они состоянии. В общем, день предстоял насыщенный. И, как мне казалось, мы проведём его до самого вечера снаружи. Это не есть хорошо, так как я знала о губительной радиации…

И к самому концу, если мы успеем до заката осмотреть всё, Акира предложил направиться к блиставшему в отдалении… К чему именно – мы не знали, но смутно догадывались… Это мог быть ещё один модуль, или, может быть, вездеход. Иль посылка из космоса…

Акира, кстати, заметил, что именно произошедшее с моей теплицей, вынудило Систему послать экстренный сигнал о помощи этому Роботу, который теперь ходил за нами по пятам. Он хотел услышать от нас команду, но Акира намеревался начать общение с ним через виртуальные системы управления Дома. Он был уверен, что это можно сделать. Но был ошеломлен, как я не использовала столько возможностей Системы? Мне было стыдно отвечать, что языки мне плохо давались, и я просто молчала, всё время следуя за ним. Однако главный вопрос относительно робота оставался открытым – откуда он взялся такой, на все руки мастер?..

- Можно, я буду называть тебя Аки? – спросила я у друга.

- Можно, но значение у этого слова другое.

- А что значит Акира? Ты пояснил имена близнецов, но не своё и сестры.

Оглядывая очередной модуль и не найдя ничего страшнее царапин, нанесённых ветром. Акира ответил:

- Мы не совсем японцы. Отец был японцем, но мать – китаянка. Я хочу, чтобы ты это знала. Это первое. Второе: ответ на твои вопросы… - он задумался, но ненадолго.

- Кингдж Джиохуи, что значит: Чистая, Мудрая и Опытная девочка - так я её назвал на китайском. Но китайский - сложный язык… Мы предпочитаем говорить на японском. Он красивее и проще.

- Понятно, а у тебя есть китайское имя?

Акира немного помолчал.

- Нет. Оно мне не нужно. Я дал Каори китайские имена только потому, что она хотела знать язык матери. Насколько я знаю из документации в Системе, кроме моей матери, здесь был ещё один китаец, а может – два.

- Откуда ты всё это знаешь? – спохватилась я.

Акира направился к раскуроченному метеоритом модулю, в котором зияла гигантская дыра, и не одна… Рядом валялось несколько железных и пластиковых обломков, сильно притрушенных песком.

- Лана… Пока ты проводила своё детство за фильмами и аниме, мне приходилось многому учиться для того, чтобы суметь выжить. Тебе бы следовало заниматься тем же. По крайней мере, начать с этого момента. На планету за год падает более 200 метеоритов. Если за такой короткий строк существования нашей Станции произошла катастрофа, которая, более чем вероятно, забрала жизни наших родителей, напрашивается вопрос: безопасно ли здесь оставаться?

Всё это время я думала лишь о себе…

- Парацельс и другие улитки - я выращивала их, и они не умерли, как и растения! – крикнула я.

После этих слов я демонстративно направилась в сторону нагорья, которое манило меня все эти десять лет. Я давно хотела увидеть, что там, за ним. Когда я прошла не одну сотню метров, я сказала, надеясь, что Аки услышит меня: «Прости…»

В шлеме тихо прошипело: «Будь осторожна. Оставайся на связи».

Так странно: только обретя круг подобных себе, я тут же сбежала подальше. Почему? Наверное, с непривычки… Мне было стыдно, но я не считала себя в чём-либо виновной. Если у Акиры есть способности к чему-то одному, то это не значит, что у меня должны быть способности к тому же. У меня были и свои собственные положительные качества: я хорошо справлялась с растениями в теплице, с разведением насекомых и улиток. Я всегда всё держала в чистоте, красиво рисовала и пела… Почему я должна чувствовать такое пренебрежение со стороны Акиры, только потому, что я не способна в том, что мне не свойственно? Ведь я успешна в другом! В том, о чем он совершенно не знает… И, к тому же, я не знала, что кроме меня есть ещё кто-то живой в другой части Дома. Конечно же, я жила ради самой себя, и это - нормально. Я не знала и не могла помочь всё это время, даже если бы захотела.

Ну и пусть, пусть считает меня глупой пустой дурой, если ему так хочется. Я не буду ничего доказывать. Я… просто хочу, чтобы они теперь никуда никогда не пропадали. Этого будет достаточно. Я отдам им всё, что они попросят, и сделаю всё, что они посчитают нужным потребовать от меня…

Тихий ветер нес пыль под ногами. Я шла всё дальше. Повернулась - Станция была довольно далеко… Поглядела на показатели гаджета на руке. Воздуха должно хватить ещё более чем на 10 часов. Не дойдя до горной гряды, я присела на красный песок, смотря в сторону Станции. Слабо различался силуэт Акиры, который возился там. Я захотела прилечь. Испытать это ощущение, пусть и в костюме, но на открытом пространстве было великолепно.

- Акира? – проверила я, работает ли на этом расстоянии радиосигнал.

- Да, - тихо прошипело.

- Всё нормально.

- Хорошо, - быстро прошипел голос в ответ, и снова исчез.

Поглощал вакуум беззвучности. Не успев толком «убежать», я снова начала испытывать Одиночество. Бегать и прыгать уже не хотелось. Хотелось лежать, поглощенной пространством, на поверхности планеты. Над лицом – только серо-бурое небо и песчинки, ударявшиеся о стекло шлема…

…может, Акира вовсе и не хотел меня обижать? Я где-то читала, что японцы уважают одиночество. Именно поэтому он дал мне так просто уйти. Это разумно. Ведь как можно научиться ценить общество нужных тебе людей, не оставаясь без них никогда? С собственным одиночеством. Одиночество – тоже ценно…

Я поднялась с песка, над которым бегали камешки, нещадно бившие по телу и подпрыгивающие от малейшего дуновения ветерка, что выводило из себя.. Они били в стекло шлема, и было даже немного страшно, вдруг сильный порыв ветра поднимет довольно большой камень и ударит им по стеклу? Нужно быть осторожнее.

Думаю, до гряды не более часа ходьбы, может, полтора. Я настырно побрела в ту сторону. Я желала знать, что там. Что скрывает за собой эта гряда холмов? Быть может, там впадина? Быть может, обрыв? Быть может, что-то ещё… что-то совсем невероятное, хотя что может быть невероятнее окружающего пространства, когда сознание свободно дышит? Свобода.

Довольно много времени мне понадобилось, чтоб все же достичь холмов. Не час - наверное, около двух. Я устала, но цель стоила того. К окружающему пространству привыкнуть очень легко. Но подниматься вверх приходилось, применяя усилия. Я вошла в небольшое ущелье, в котором обнаружила немного пластикового мусора. Странно, что он здесь забыл? Хотя, по пути я обнаруживала также несколько кусков обшивки. Видимо, оно всё разлетелось после ударов метеоров о модули. Когда направления в ущелье разделились на две части, я пошла по той, которая вела выше, на вершины холмов. И совсем неожиданно, буквально через пять-десять минут, я стояла на краю скалы. Я могла пройти и далее, но тут картина загорного мира лежала, как на ладони. За нагорьями простиралась такая же пустыня, как и перед ними, на далёкие километры усеянная кратерами. Одни были просто гигантскими, другие – не больше нескольких сотен или десятков метров. На горизонте обнаружилось заметное потемнение. Совсем скоро должна разразиться нова буря.

Довольная своим открытием, хотя и не очень удовлетворённая тем, что не увидела ничего необычного, я отправилась назад. Намереваясь добраться быстрее, бежала и прыгала. Когда я добралась в два раза быстрее, нежели в ту сторону, увидела странную картину. Акира с помощью жестов разговаривал с роботом! Я помчалась ещё быстрее, хотя и очень устала после своего мнимого героического похода. Акира сидел перед роботом, и, не обращая внимания на меня, быстро жестикулировал.

Как мне показалось, робот всё довольно хорошо понимал. Акира, наконец, озвался:

- Он понимает язык жестов. Я так и знал, что он когда-то пригодится!

В его голосе я чувствовала нотки оптимизма.

- Ты всё осмотрел? Скоро должна подойти буря… - но Акира молчал.

Он, все так же жестикулируя, разговаривал с роботом.

Внезапно, закончив свой диалог с Акирой, робот поклонился и отправился к двери, застыв. Акира поднялся с колен, и махнул мне рукой, чтоб я следовала за ним. Мы шли в сторону сверкающего объекта, который сейчас был еле виден. Наступали сумерки…

- Ты не боишься, что нас застанет буря?

- Нет, - ответил Аки равнодушно. – Я закончил. Станция в порядке, как я и надеялся, повреждения лишь в тех двух модулях…

- Мой Парацельс уже заскучал, наверное. Можно я эту ночь проведу у себя Дома? Я боюсь, что улитки расползутся по всей Станции… - поделилась я смутными мыслями.

- Конечно. Только сейчас нам нужно успеть осмотреть вездеход. Быть может, он ещё исправен.

Мы продолжали идти молча, но через пару минут, Акира сам продолжил разговор:

- Мне нужно остаться у тебя, в твоей части Станции, на некоторое время.

- Конечно, оставайся, - обрадовалась я.

- В любой момент может восстановиться связь.

- Связь?! – вскрикнула от удивления я. – С кем?

- С Землёй.

- Я думала… - растерялась я, - точнее я не могла точно понять…

- Что? – шагал всё быстрее впереди меня Бенжиро.

Ветер начинал дуть всё быстрее, и чувствовалось, как окружающая температура всё понижается. Я не могла передать словами того, что чувствовала сейчас. То есть, я понимала, что что-то не так с окружающим миром, но до конца не хотела верить в явь, в то, что я на Марсе!

- …не на погибшей Земле ли я.

Акира остановился. Повернулся, смотря в мою сторону. Я не видела его глаз. На меня смотрел человек в скафандре, но чувство взгляда палило от стыда. Человек в скафандре помахал головой и пошел дальше. Молча. Молчала в ответ и я.

Через некоторое время мы были у вездехода. Да, это был действительно вездеход.

Я, всё еще сгорая от стыда, не решалась и спросить, что делать, собственно, мне?

Акира обошел большой вездеход несколько раз. Потом начал взбираться на него, скидывая камни, которые забросило на его крышу ветром. Он очищал солнечные панели, расположенные там. Весь вездеход, а точнее, марсоход, был в красной пыли… Довольно большой. Колёса-гусеницы, как я понимала, могли справиться с любыми преградами на своём пути. Я почему-то подумала, что сейчас может произойти что-то страшное. Небо было совсем бурым и не предвещало ничего хорошего, как и всё усиливающийся ветер.

Покинутый марсоход вдали от станции? Покинутый?

Акира уже возился с механизмом двери.

- Отойди! – внезапно вскрикнул он, едва открыв дверь…

Я отпрянула, но ужасная картина всё же убила во мне всё живое в этот момент. Душа ушла в пятки. Я испуганно шла назад, спиной наткнулась на камень и упала, благо - не ударилась, а смягчила падение руками. Картина, которая привела в ужас нас двоих, замерла. Замерла, как и полагалось – трупы не могут двигаться!

На поверхности Марса валялся человек в скафандре. Он выпал из марсохода.

Вместе с ним, заметила я, переводя взгляд в кабину, мирно сидели несколько других людей в скафандрах. Акира залез в кабину, разглядывая давно усопших людей.

- Всего шесть, - вымолвил он.

- И что нам теперь делать?! – вскрикнула я. – Кто они? Наши родители?! Да?!

Я разразилась слезами, а ветер хлестал все сильнее. Заметал песком окружающее пространство, проникал в кабину марсохода, ставшего на десять лет саркофагом и усыпальницей. Для кого?

- Я считаю информацию с их гаджетов на руках. Мы узнаем, кто они, позже. А сейчас отправляйся в мою часть Станции, и скажи детям, что всё хорошо. Проверь, поели ли они вовремя. И ничего, слышишь, ничего не говори о нашей находке!

- Я поняла… - покорно вымолвила, направляясь в сторону станции поспешными шагами.

В спину дул мощный ветер. Он поднимал камешки с песком и бил по рукам и ногам.

- Аки… - проскрипела я не своим голосом.

- Не отвлекай меня, - прошипело в передатчике. – Я должен привязать тела к марсоходу и отвезти их всех подальше, похоронить. Времени мало, ты была права, буря подгоняет.

Замолк.

Я шла несколько минут, тихо плача.

- Будь осторожна и придерживайся направления, сверяя на карте в гаджете.

- Хорошо, - еле слышно сказала я. – Спасибо.

В его последней передаче отчётливо слышалось дрожание голоса. Видимо, он был уже в пути. Как я думала, он направлялся сейчас в сторону холмов, невдалеке от тех, к которым сегодня ходила я. Когда я оказалась возле станции, из-за песка было совсем трудно что-либо разглядеть. Но я видела лица детей, которые взволнованно наблюдали за мной через стёкла иллюминатора. Из-за костюма не было ясно, кто пришел – Акира или я. Робота возле двери я не обнаружила. Осмотревшись, я заметила, как он стоит возле сломанного модуля, подключившись к проводам. Использует нашу энергию? А не всё-равно ли?

Когда я пробралась в шлюз, некоторое время бездейственно сидела, даже после того, как создалась пригодная атмосфера. Всё-равно Акиры долго не будет. Час или даже два, у него есть теперь марсоход, на котором он легко может добраться домой с ветерком, так сказать… И действительно, с ветром, который разбушевался, как и в прошлую ночь.

Но дети, наверное, очень волновались, и я начала переодеваться. Вошла в Дом с улыбкой, навязанной на лицо сильным усилием воли. Я не хотела пугать их. Тем более, что там не обязательно могли быть наши родители. И вообще… Какой смысл страдать за теми, кого уже не вернуть? Лучше с теплотой относиться к тем, кто сейчас рядом с тобой. Это важно.

И я обняла Каори и близнецов, заверив, что всё хорошо. Что Аки скоро вернётся, просто нашел марсоход и проверяет его в действии. Про тела в скафандрах я промолчала. Но Каори, как мне показалось, заподозрила что-то, но не подала виду. Она спокойно сервировала стол.

На нём было полно вкусностей. Я сказала, что не стоит ждать «Аки». Каори усмехнулась, и мы приступили к ужину. Но пища не лезла в горло. Я с тревогой поглядывала краем глаза на круглый иллюминатор. Мне не удавалось скрыть свою обеспокоенность. Ведь когда Аки вернётся, он скажет, какие люди были в том марсоходе. Я не знала, что делать. И внезапно, я решила приступить к спонтанному действию. На улице ещё не совсем похолодало. Солнце только село.

- I need come back to my home! – выкрикнула я, имитируя крайнюю обеспокоенность.

- Why? – в унисон переспросили все.

Начала отвечать на русском, зная, что Акира учил их и этому языку:

- Я забыла про своих улиток. Они уже наверняка выбрались из банки и ползают повсюду! Если съедят что-то не то, то умрут! Я должна поскорее одеться и вернуться к себе…

- Ну… - завопил Акито.

- Что такое улитки? – переспросил Томэо.

- Мы понимаем, - поклонилась Каори.

- Простите, что не смогла составить вам компанию на этом прекрасном ужине. Я уверена, что всё очень вкусно приготовлено. К сожалению, я должна пойти и всё проверить…

Поклонившись, я направилась переодеваться в шлюз.

- Would you come back? – спросили близнецы перед тем, как я хотела надеть шлём.

- Конечно, - улыбнулась я. – Я ещё переберу все свои запасы еды, чтоб поделиться с вами. Принесу вам много сухого молока и сладостей. А ещё, так как теплица сломалась, я собрала все фрукты. Их нужно съесть, иначе они испортятся. Завтра, или чуть позже, я обязательно к вам вернусь. Не засиживайтесь и ложитесь спать. Передайте Аки, что я извиняюсь… Очень.

И я надела на голову шлем.

Помахала им рукой в перчатке и закрыла за собою шлюз.

И уже через пять минут я была в дома. Когда я сняла шлем в своём шлюзе, пар шел со рта. Было очень холодно снаружи. Да и здесь, похоже, не плюсовая температура. Я поскорее сняла обувь, ненужные наколенники и налокотники и бросилась в Дом, запирая за собой шлюз.

В мгновение ока, переоделась. Вокруг всё пахло моим запахом. А я уже так привыкла к атмосфере соседей, которые были совсем рядом… «Прости Акира» - подумала я, разыскивая улиток, которые действительно расползлись кто куда…

- И где это Парацельс?

Я обнаружила его на кухне. Ахнула. Парацельс отложил много икринок или чего-то подобного. Значит, теперь у него будут дети?! О Боже… И куда я их дену? Тут же я нашла банку побольше и собрала по очереди всех в неё, наполнив предварительно сосуд землёй и кусочками растений вместе с несколькими кусочками моркови.

На улице бушевал ветер. Когда я переходила из соседней Станции в свою, мене чуть ли не сдуло потоком ветра. Мне приходилось держаться крепко руками за лестницу, чтобы благополучно добраться к себе Домой. Надеюсь, с Акирой всё в порядке.

- Акира… - дотронулась я к стеклу треугольной формы, которое было только у меня.

Но там, снаружи, лишь бушевал ураганный ветер. Бил своим красным песком, словно засохшей кровью по щекам, окна…

Я отправилась на кухню. Сварила себе сухого молока с шоколадом, и, укутавшись в тёплый плед, сидела на кровати, вглядываясь в окно. Допив молоко, я легла спать, спрятавшись под одеяло. Было очень холодно. Меня знобило, но от чего именно? Не могла и сама понять…

Конечно же, Лана не заметила мигающего сообщения об входном видеозвонке в компьютере. За последний день сигнал SOS, идущий с Марса, передаваемый возобновлёнными спутниками, переполошил всю Землю. Там уже более 11-ти лет думали, что все на Марсе погибли в следствии метеоритного дождя и сильной эллектромагнитной бури, которая нарушила работу практически всего оборудования на Марсе, в том числе, и спутников. Некоторые ещё передавали свои слабые сигналы, сонно плавая на орбите вокруг Марса, но эфир молчал, что ясно давало понять – никого в живых не осталось. Марс мёртв, и отправлять туда кого-то ещё – безумие, как и было безумной идеей колонизации с самого начала. «Марс не безопасен. Он опасен, и пока земные технологии ещё не на том высоком уровне, чтоб говорить о безопасной колонизации красной планеты» - так писали многие газеты десятилетие назад, утверждая вердикт всем будущим миссиям и проектам, связанным с Марсом, на окончательный крах.

Немедленно была созвана экстренная комиссия, состоящая из представителей: NASA, JAXA, ESA, CASC, KSA, AEB, Қ РҰ ағ и других для выяснения ситуации и решения, как действовать дальше. Сигнал не мог быть ошибкой. Это все ясно понимали, кроме него в передаче было зашифровано простое сообщение на японском языке:

寂しさ、絶対

火星の - です

最後に - 死亡。

Что переводилось как:

«Одиночество полное

На Марсе - равно:

Последнему – смерти».

Нонсенс! Что могли думать на современной Земле, в большинстве своём пребывавшей в экономической стагнации с военных времён распада РФ? Там есть выжившие колонисты. Кто? Сколько? Им не было важно. Им не было желательно разглашать информацию подобного рода. Никому не хотелось тратить миллиарды на спасательные операции. Одна лишь Япония смела заикнуться об этом, имея весомые аргументы, в сторону того, что правительства должны обеспечить хотя-бы поставку гуманитарных ресурсов и техники для выживших. Но ими пренебрегли, хотя имели иные планы с поставкой «избыточных, ненужных, опасных для правящих режимов масс людей» на Марс. Ведь Земля сильно изменилась со времён первого шага человека на Марсе…

Экономика стагнировала из-за исчезновения привычных источников ресурсов, которых становилось всё меньше и меньше. Не помог даже раздел и распределение территорий бывшей РФ - людей было слишком много. Ресурсов – с каждым днём всё меньше. Когда-то Марс казался одним из выходов, но эксперимент по колонизации провалился. И человеческое общество было приставлено к стенке своими же усилиями, вылившимися в будущем в катастрофу. Страны, умеющие быстро приспособиться, ещё держались на плаву, но такие оставшиеся гиганты, как США, Бразилия, Индия или Китай и Казахстан, Монголия, тонули, еле-еле сводя концы с концами. Беженцы… Климатические беженцы… Переизбыток населения, нехватка элементарных ресурсов и неэффективная политика для таких больших территорий, приводила к расцвету сепаратизма и духа протеста практически по всей Земле. Не помогал даже отток людей в малозаселённые территории. Девиантное состояние общества усугублялось. Общество гнило, распадалось…

…большинство стран предстало перед порогом анархии, что вызвало ответную реакцию власти – ужесточение законов, упразднение прав, отвод взгляда общества от проблем насущных на проблемы и псевдо проблемы второстепенные, как всегда, полагаясь на человеческие фобии, и догмы. Тем не менее, никто не мог остановить распада общества на ещё более мелкие анклавы, как это было сотни лет назад. Этот процесс займет столетие, но в новых условиях власть первичной Анархии останется единственным устройством, способным продержаться на изнасилованной и обескровленной людьми, Земле…

Да и климат не давал возможности расслабиться. То, что происходило с ним в начале века, к середине столетия уничтожало всё рекорды стихийных бедствий доселе и догадки о силе и мощи Природы. Она не терпела более унижения, и, открыв глаза, вышла из сна, начав полномасштабное мщение. Жар в её теле, из-за причинённых ран людскими руками, дышал повсюду горячкой. Её слезы переполнили уровень мирового океана, который поглощал в себя всё новые и новые прибрежные территории, крайний север и Океанию… Легкие были вырублены, и атмосфера задыхалась в парниковых и токсичных газах. Люди были паразитами. И, как всегда, бывает в природной периодичности системы её устройства, их количество должно было свестись к минимуму для воссоздания гармонии. Стихийные бедствия были собственноручно выстроенным фундаментом человечества, которое породило небывалые эпидемии, развитие новых вирусов и болезней. Гибли миллионы…

Правительства, позаботились о строгой секретности в отношении нежданного сигнала. До момента, когда Марс ответит на ответный сигнал, они не решались выводить точный вердикт, как использовать ситуацию - в свою пользу пока что, строя лишь планы действий, основанные на предположениях и догадках. Тем не менее, как бы ни вышло, власть всё переведёт в свою пользу… и воспользуется ситуацией не только для оправдания самих себя, но и для более коварных и подслойных планов в отношении Марса и Земли. Слишком много накопилось «под слоем шоколадной лжи», тех, кто был не согласен с преступлениями власти. Да и Земля трещала по швам от крайней степени перенаселения и последствий жизнедеятельности человечества.

Но развязка сюжета слишком близка.

Срамной сон – только так я могла его назвать. Мне было стыдно за свой поступок, совершенный вчерашней ночью. Словно преступница, я сбежала, прикрываясь улитками… С головой, набитой подобными мыслями, я совсем немножко поела, умылась влажными салфетками, почистила зубы, сделала простую зарядку, и только тогда принялась к разделу имущества в коллективное пользование. Честно говоря, утренние процедуры – не заняли у меня и часа. Тем более, что я встала сутра. Я боялась, что нагрянет Акира, и мне нужно было сразу же попытаться сгладить ситуацию своими «приношениями». Кроме душевных терзаний, относительно мертвецов из марсохода, меня раздирал и невыносимый стыд. И вопрос:

- Боже, а вернулся ли Акира к себе Домой вообще?!

Я боялась, но и ждала с нетерпением его прихода. Постоянно то и дело прислушивалась, не скрипит ли шлюзовая дверь? Шло время, но я ещё перебирала овощи и фрукты, отбирая лучшее. 9/10 сухого молока и сладостей я решила отдать ребятам. Разделила напополам и то, что имела по части ухода за телом: крема, зубные пасты, шампуни, скрабы, маски, лаки, дезодоранты, антисептики, гигиенические помады и прочее… Думаю, они будут рады. Когда я всё собрала и упаковала, внезапно заметила, как мигает экран моего планшета.

С удивлением взяла в руки: «Inner video call». Звонок?! «Decline/Accept?» Принять!

На меня смотрело лицо Акиры.

- Привет. С тобой всё хорошо?

- Да, - подняла я перед собой планшет, чтоб видеть лучше его лицо.

- Хорошо.

- Как ты смог позвонить мне?

- Ты могла все эти годы позвонить и сама…

В этот момент я осознала всю свою глупость. Лицо моё перекосило от стыда.

- Нужно было только немного поработать с возобновлением связи. Впрочем, для этого требовалась работа с системными файлами в самой Системе, так что не волнуйся. Я не хочу сказать, что ты глупа.

Я всё молчала.

- Тут все уже соскучились за тобой, - легонько улыбнулся Аки, и из-за его спины выпрыгнули дети, смеясь.

- Привет! – кричали они. – Как ты?

- Привет! – улыбнулась я, - Я хорошо, а вы?

- Просто супер!

- Я тут подготовила вам немного подарков, - и я направила камеру планшета в сторону огромной кучей добра в железных и пластиковых контейнерах, собранных мною с самого утра и томившейся в ожидании получателей.

- Ничего себе! Сугой! – крикнули дети.

Акира улыбнулся.

- Мне можно посетить тебя сегодня?

- Да, конечно. Ты хотел поработать с компьютером?

- Да, проверить, есть ли связь с Землёй.

- Но сначала, - перебила я, - давай с тобой перенесём всё, что я отобрала, пока во внешнем мире не так холодно.

- Хорошо. Я буду собираться.

- Буду ждать.

Экран на планшете погас, а я направилась одеваться.

Во внешнем мире дул сильный ветер - остатки вчерашней бури.

Я успела одеться быстрее и вышла в Пространство первой. Ветер был действительно сильным. Но не пугающе страшным, как вчера. Вблизи Станции стоял марсоход. Я подошла к нему. Открыла дверь – внутри пусто. По телу прошла дрожь. Я посмотрела в небо, ища ответ, или задавая вопрос, чему-то или кому-то… Вопрос без содержания: скорее, вопросительный знак…

Закрывая дверь, я услышала в ушах: «Всё хорошо, я тебя ни в чём не виню».

Вновь, елей на сердце от Аки. Он, всё же, добрый.

Повернувшись, я заметила его фигуру, упрятанную в костюм и шлем.

- Идём?

- Постой немного. Я еще должен переговорить с дроидом.

- Хорошо.

Я села на песок, наблюдая, как Акира направился к андроиду. Он смирно стоял возле полуразрушенного модуля, подсоединившись к Дому с помощью проводов. Акира начал быстро жестикулировать. Робот иногда кивал. Или махал головой, что значило «отрицательный ответ».

Хотя, кто мог знать? Их беседа немного затянулась, и я, не зная, что делать, взобралась на марсоход. На крыше было довольно просторно, так как всю её поверхность занимала большая солнечная панель. Я представила, что я на ковре-самолёте. Начала вытирать красную пыль с панелей и рисовать разные узоры пальцем. Большой вопросительный знак, бабочку и сердце…

Вскоре мы приступили к делу. Переносить такую кучу вещей, пусть и нужных – дело не из простых. У нас ушло более часа, прежде чем мы управились. А чтоб успеть как можно скорее, приходилось выполнять всё как заведённые роботы: я выносила припасы, а Акира заносил их к себе. Ещё я провела где-то около получаса в Доме у Аки, приветствуя детей, и только потом мы отправились ко мне. Акира сразу же бросился к компьютеру, не успев толком и переодеться.

- Самота! – вскрикнул он.

- Что? – удивлённо переспросила.

- Входной сигнал уже практически сутки! Связь восстановилась… Ладно!

- Прости… - подбегала я посмотреть к экрану, оснащённому камерой.

- Ты готова? – смотрел в мои глаза Он.

- К чему?

- Ох, к соединению, глупышка…

- Да, но на голове такой ужас…

- Ты думаешь, им не плевать? – переспросил он. – Я включаю.

На экране Аки выбрал: «Connect».

Некоторое время, видимо, связь приходила в норму.

Потом экран начал светлеть! И вот, мы увидели! По ту сторону сидел человек, за ним, видимо, также были люди, но именно его, как нам показалось, выбрали для переговоров. Связь была плохая, но постоянная. Я старалась сделать приветливое лицо, тогда как Акира, даже и не пытался выглядеть дружелюбно.

- Мы приветствуем ва… - начал человек, но Акира внезапно перебил его, отрезав:

- Нас это не интересует.

Человек по ту сторону экрана ошеломленно запнулся.

- Почему вы не отправили спасательную экспедицию ещё 11 лет назад?

Человек ёрзал на месте, поправляя галстук на вспотевшей шее.

- Мы, - оглядывался он, словно хотел, чтоб за него ответил кто-то из тех, кто присутствовал в помещении, - думали, что все погибли.

- Вы должны были понимать, что вероятность того, что дети, которые не могли выйти на поверхность, как родители – живы. Катастрофа затронула только тех, кто был снаружи.

Человек в костюме что-то мямлил, не зная, что ему ответить.

Но взгляд Акиры был непреклонен и холоден. Полон разочарования.

- У нас не было возможности, - наконец выдал человек, отстёгивая пуговицы рубашки, словно сейчас задохнётся.

- Ясно. И сейчас у вас нет возможности помочь нам?

- Разве что припасами, - выпрыгнула из-за спины человека какая-то дама в очках.

- Это всё, что Вы можете нам предложить за столько лет?! – не выдержала я, переходя на крик.

Акира легонько отстранил меня от экрана.

- Она говорит правду. Ну что, теперь Вы завершили своё эксперимент, да?

Внезапно из-за спины выбрался ещё один человек, также в очках. Он презрительно посмотрел на нас, словно сверяя, есть ли в товаре все детали и комплектация.

- Более чем. Вам, вряд ли угрожает смерть от тех доз радиации, из-за которых погибли ваши родители. Выглядите отвратительно. Особенно, крашеный парень. Таких, как ты, у нас отправляют лечиться в специальные учреждения. Не советую вам возвращаться. К тому же, вы вскоре сами познакомитесь с множеством уродов, подобных вам, раз на Марсе, как оказывается, можно жить.

- Закрой свою пасть! – взбесилась я, крича на того человека.

И теперь, только теперь, Акира показал свои истинные эмоции, нахмурив брови и выдав гримасу такого отвращения, какого я не видела на лицах людей прежде.

- Вы – всего лишь большеголовые мутанты, - расхохотался человек в очах в ответ.

«Кажется, я всё понял», - шепнул мне на ухо Аки.

- У меня есть только два вопроса.

- Каких же? – саркастически переспросил человек, лицо которого мы видели первым, и другой, в очках.

- На Земле ещё есть Войны?

- А куда же им деваться? – рассмеялись они вместе, словно Акира сморозил отъявленную глупость.

- Ничего смешного! – подключилась я, - неужели вы не читали «Ржавчину» Рэя Брэдбери?

Они рассмеялись ещё больше.

- Они не способны понять, - вновь осторожно отсторонил меня от экрана Акира.

- Вы ещё используете в пищу мясо?

- Конечно, - обескуражено прыснули они, и, казалось, из их глаз уже лились слёзы от чего-то неимоверно смешного.

- Тогда, - помедлил Акира, опуская веки, разочаровавшись будто бы во всём, - Вы хуже животных.

И тут они замолкли, скривившись. Их отвращение к нам, казалось, застыло на них как выражение лица на древних статуях. И вот, они прыснули ядом:

- Вы - большеголовые дистрофические уроды! - крикнул человек в очках и, развернувшись, отправился куда-то.

- Вы - даже НЕ люди! - ринулся оставшийся.

- И не хотим ими быть, – сухо ответили Мы, на слова полного нелепого человека, с глупой маленькой лысой головой и миниатюрными глазками.

Мы, как полнокровные марсиане, разочаровались в людях, которые до сих пор воюют и едят мясо, ненавидят меньшинства и разнообразие, и с этого момента, по факту, совершенно иных, нас - марсиан. Больше не было сил терпеть такого унижения со стороны землян, и мы с Акирой подумали об одном и том же. Диалог не оправдал себя, и даже наши имена остались нашей тайной перед землянами.

Акира выключил видеосвязь.

Мы отключили видеозвонок, но тот человек написал нам сообщение: «ждите первых подарков уже через год. И будьте осторожны, они упадут вам прямо на головы!» В ответ Акира, сев за компьютер, за пять минут отключил все системы, связанные с Землей.

- Теперь больше не будет никакой связи. Никогда. Я удалил всё программы, обеспечивающие её.

- Акира! – кинулась со слезами к нему.

- Не бойся. Я думаю, что они будут отправлять гуманитарную помощь. Во всяком случае, некоторые из них.

Он обнял меня, гладя по голове, когда я плакала.

- Помощь… Что теперь с нами будет?! Мы умрём теперь тут, на красной планете? Да?

Я смотрела на него заплаканными глазами.

- Разве ты не поняла? – смотрел в мои глаза сочувственно он.

- Что? – я вытирала капли слёз, размазывая их по щекам.

- Они уже давно там мертвы.

Чуть полная версия, представлена на украинском языке на моём блоге: http://here-and-now-now.blogspot.com/2013/06/1-line-on.html

Спасибо за чтение! Я буду рад Вашим комментариям относительно содержания и оценки текста. Продолжение следует, и оно, не менее интересное...

Ваша оценка: None Средний балл: 8 / голосов: 45
Комментарии

Ver thik, her ek kom!

==============

ну что ж...

смело можете надавать своему Снегу оплеух за некачественную работу. Половину оплеух можете отдать автору.

Это я вам корректор по профессии говорю...

Оценивать не стал, дабы аффтар не оскорблялсо...

Нет, Вы всё же оцените... сомневаюсь, что меня что-то оскорбит, разве, что боитесь предоставить мне урок?

успела прочитать только благодарность Саше Снегу - выглядит как гей-признание в любви...

Я ожидал такого низменного комментария. Предупреждая Сашу, что именно так Она и будет воспринята. Спешу разочаровать, - нам глубоко плевать, что вы там думаете, как и прежде, и прежде и прежде - хватит смоктать молоко из пальца...

"Rayan Riener" пишет:
Она

"Rayan Riener" пишет:
помог мне представить её вам такой...

У тебя с русским вообще всё плохо, да?

"Редактор"

Сашу Снега на мыло и фтопку!!!

"В отвёт двадцатисантиметровая улитка постучала длинными руками по стеклу"

С каких пор у улиток руки?!

Учи биологию.

Если бы это была ОНА, ты бы так не писал:

Quote:
хочу поблагодарить своего редактора: Сашу Снега

Попался. Не вертись.

____________________________________________________

Jedem das Seine

Редактор! (Он) Как прикажете писать? "Редактрисса?" О_О Я предлагал ей представляться как Александра, но человек захотел так, как ему нравиться. И точка.

Причем тут редактрисса? Я подчеркнул о чем речь - о том, как ты написал ее (или его, ставшего "ею") фамилию.

"Женские фамилии, владеющие основами на согласные и имеющие нулевое окончание в форме именительного падежа не склоняются" - из учебника.

____________________________________________________

Jedem das Seine

Простите за мою неграмотность. Школу часто прогуливал. Саша мне сказала тоже самое, кстати. Так что тут виновен лишь я. Её не нужно обвинять ни в чём. Виновен - лишь я.

дело чемоданыча живет и процветает! ))

Хотя стоит признать, что гуру гораздо витиеватее и унылее, чем последователь.

____________________

Надо, блеать, духовно расти, иначе песдец! (с)

Ну и на этом Спасибо.))

На самом деле это Рейнер - гуру Чемоданыча, просто с Че ты раньше познакомилась.

Насколько я знаю, геи часто называют друг друга женскими именами. Райян + Саша = gay love

Вы - мадама - крайне ограниченная особь. Вы - позор всем гомофобам ибо левел - (примитивен).

-Не існує нічого більш дурного, ніж стверджувати, що щось є істинно дурним-

Вы - мусье - крайне ограниченная особь. Вы - позор всем русскоговорящим, ибо языком не владеете (способ расстановки знаков препинания - примитивен).

К счастью, русский меня мало волнует:D Наоборот - же! Я буду коверить его всегда:3

Ибо это лишь диалект, суржик русинского и финно-угрских..)) Жалкая пародия, на величественный тысячелетний язык, на котором говорили в КИЕВСКОЙ Руси.)

начало хохлосрача detected

типа я твой язык грамматика шатал, ога

Собственный выучи, посмешище 2х лагерей!

Кем бы там на самом деле не оказалось то неустановленное лицо - "Саша" (если оно вообще существует в природе), с работой своей оно справилось препаскудно. По крайней мере эта часть рассказа ничем не отличается в грамматическом плане от предыдущей.

____________________________________________________

Jedem das Seine

"Rayan Riener" пишет:
К счастью, русский меня мало волнует:D Наоборот - же! Я буду коверить его всегда:3

Ибо это лишь диалект, суржик русинского и финно-угрских..)) Жалкая пародия, на величественный тысячелетний язык, на котором говорили в КИЕВСКОЙ Руси.)

А фули тогда на нем, недостойном твоего высочайшего познания диалекте, пишешь? ))

Ёпт! Це ж гордый хохол-националист! )) Простите ,не признала сразу.

Бендеровец?

_____________________

Надо, блеать, духовно расти, иначе песдец! (с)

Вы так любите критиковать. Ну уж извините, что я не умею столь грамотно писать, как бы кому-то хотелось. Меня это мало волнует.

На счёт первого комментария. Если ВЫ работаете корректором, то это ваше дело, никому это не интересно. А я им не работаю, поэтому нечего судить, гордо задрав нос. Меня просто попросили.

Вот приходите Вы в больницу, а там сидит человек, который скажет Вам, сжимая скальпель:

Эт, слышь, я врачом не работаю, меня просто попросили. Я не умею столь грамотно оперировать, как кому-то хотелось бы.

Что делать будете в такой ситуации?

Такого не может быть.

Но в такой ситуации стоит обратиться к другому врачу.

Но в данном случае выбирать стоило Косте, а не мне.

Ага, учитывая, что Костя и ты, скорее всего, одно лицо...

Нарциссогей detected

Клон Райяна detected

Ты вовсе тупа или как? Петляй отсюда. Клон клона сидит одновременно в онлайн. Твой убогий моск вызывает у меня рвоту. И то - деланную.

С двух браузеров же х)

Мне кажется, она такая что и к админу обратиться, чтоб узнать так ли это. И обломается.)

Или нам для достоверности фотки мониторов сделать с сообщениями этими??))

Да, даже я до такого при травле Рейнера до такого не опускался.

Да, кстати, присутствующие, если кого ещё Вика доставать будет - скажите мне, я помогу чем смогу.

Что-то Виктория не победоносная какая-то...

"Koketka" пишет:

Женскими именами? А с каких пор Саша - это женское имя?

И у него есть парень, я то тут при чём?

Саша, не пали мою личку. Это не их дело и никогда не станет. Даже когда я стану известен, после публикации первой книги, что будет совсем скоро.

Прости.

"Rayan Riener" пишет:
стану известен

"Rayan Riener" пишет:
первой книги

"Rayan Riener" пишет:
скоро

Воу-воу, палехче, знаменитость :))

____________________________________________________

Jedem das Seine

Ибо я верю, и верят в меня и мой талант.

"Koketka" пишет:

ахахахахахаххахахахах

Повеселила.

Яркого біса?! Де обіцяне продовження?

Быстрый вход