Армагеддонотерапия. Глава 4. Цербер

Предыдущая часть.

Впереди их ожидало незабываемое зрелище. Здания, к которым они приближались, превратились в кучи щебня. И чем дальше они ехали, тем хуже становился пейзаж за окнами. Они проезжали мимо воронки, эпицентра взрыва. Месиво расплавленного металла и битого железобетона грудами валялись повсюду, образовав идеальный круг, огромную яму. В воздухе до сих пор ощущался запах горелого.
От дороги остались лишь маленькие островки асфальта, всё остальное - сплошное разрушение. Трассу будто вспахали. Взрывная волна не пожалела город, оставив после себя обгорелые остовы, перекореженные скелеты зданий. Всё превратилось в прах. Те, кому не удалось скрыться от ослепительной вспышки, моментально обуглились, застыв в скорченных позах, выражавших мучительную боль от невыносимого жара. И теперь, их пепел кружил в воздухе и оседал на машину.
Руины напомнили Посыльному о тех минутах. Ведь только он один из этой группы родился и прожил на поверхности пятнадцать лет. Глобальная трагедия, катастрофа невообразимых масштабов, которая избавила планету от паразитирующих её жителей, оставив горстку счастливчиков, спрятавшихся в недрах земли, оставила после себя незаживающие шрамы. Земле был нанесён большой урон, ущерб, требующий длительного восстановления. Может быть, это и к лучшему, что людей почти не стало, и они скоро и вовсе исчезнут? Может быть, всё это неудавшийся эксперимент Господа, который вышел из-под контроля, или игра, придуманная высшими силами, которая неизбежно подошла к концу? Всё когда-нибудь заканчивается, не бывает ничего вечного. У каждого свой финал, пик, конечная остановка. Возможно, так и было задумано, или всё это просто случайная, крупная ошибка природы.
Пришлось ехать в объезд. Впереди сгущались непроходимые дебри из расплавленного металла. Газель объехала обширную воронку стороной, подпрыгивая на неровностях израненной дороги. Георгий внимательно разглядывал стелившийся впереди изувеченный трещинами путь, выискивая в нём благоприятную для езды тропу. Он ехал медленно, осторожно, будто нащупывая твёрдую поверхность под колёсами, проверяя дорогу на прочность. Казалось, вот-вот под тяжестью машины асфальт не выдержит, треснет ещё больше и обвалиться. Разразятся подземные врата, оскалив пасть с острыми, каменными зубами и проглотят их в вечную темноту. Машина вибрировала и скакала как лошадь, когда Георгий, разогнавшись, резко давил на тормоз, заметив какую-либо преграду. Водителю приходилось вилять по разрушенным улицам в поисках свободного проезда. Город не хотел их отпускать, мучая путников и путая их в лабиринтах изжаренных улиц. Когда воронка оказалась позади, газель въехала на неисследованную зону. Здесь разведка всегда останавливалась, и дальше, никакого желания продолжать двигаться, у них не было, так как впереди их ожидала мёртвая пустошь, за ней разваленная гидроэлектростанция, а на другом берегу военная база, под которой располагался наполовину затопленный бункер. 
На обочинах по обе стороны замерли танки. Бронетехника грузными рядами выстроилась в ряд в ожидании своего, так и не пробившего, звёздного часа. Машины умерли, остановились, они ждут здесь уже очень давно. Никому ненужные, покрытые ржавчиной и ядовитыми зарослями, танки спали непробудным, вечным сном. Газель протиснулась между рядами, затаившейся бронетехники, и выскочила на дорогу, которая более-менее осталась цела. Они выехали из города, покинули бездыханные улицы, распрощались с тесными закоулками.
Дождь наконец-то закончился, уступив место хорошей, солнечной погоде. Машина ехала по единственной дороге, стелившейся далеко на восток. Эта одинокая трасса закупорилась, словно артерия оторвавшейся бляшкой. Кучи, кучи ржавого хлама были разбросаны взрывной волной на протяжении всего пути. А с двух сторон весь этот мусор будто трамбовала в одну узкую полоску неживая пустошь. Она простиралась на многие километры, не было видно конца этому бескрайнему, выжженному полю, которое разрывала на две части трасса, усеянная чёрным пеплом. Георгию приходилось таранить преграждавшую свалку. Он про себя чертыхался, проклиная мешающую их езде разруху, громко ругался при каждом столкновении. 
Валет, зевая, смотрел на этот скучный пейзаж. Его утомлял безжизненный простор. Вдалеке он увидел какие-то постройки, и это его взбодрило, не давая уснуть и оставить цитадель без стрелка. Покошенные деревянные домики были построены задолго до появления в этих местах огромного бункера и города над ним. Деревню теперь заселяли изгнанные отморозки. Они часто наведывались в разрушенный город, но надолго там черти не задерживались.
Дорога тянулась, растягивалась и расширялась. И на каждом шагу их ждала опасность. Песок и пыль струились внутрь машины через пулемётную щель. Здесь не наблюдалось следов дождя, прошедшего совсем недавно, его как-будто и не было. Воздух, пропитанный песком, быстро поглотил влагу, мгновенно иссушил лужи и испарил драгоценную воду. На зубах скрипел песок. Он забивался во все щели, проникал куда угодно и не давал нормально дышать. Жара морила путников, одетых в комбинезоны и сидящих в чёрной консервной банке. От жажды их спасала профильтрованная вода.
Кирилл отпил из своей фляги и протянул её своей бывшей одногруппнице. Та с благодарностью приняла напиток, сделав три небольших глотка.
- Зачем ты поехала? - вдруг спросил Кирилл, забирая у неё фляжку.
- А ты?
- Мне прислали повестку, завербовали. Так что я не доброволец. А ещё это дело напрямую связано с вирусом, а я в течение курса изучал вирусологию, ломал свою башку, пыхтел над учебниками, я специалист в этой области.
- Ты мог отказаться?
- Мог. Но, видишь ли, мне очень скучно.
- Ты, пошёл на это задание ради развлечения?
Кирилл покачал головой.
- Ненормальный. А если ты погибнешь?
- Лучше погибнуть где-нибудь там, совершая подвиги, выполняя миссию, чем загнуться от скуки на помойке, куда меня сослали. Сказка, правда? Я хочу быть полезным. Но, ты так и не ответила на мой вопрос, почему ты отправилась в этот поход?
Настя замялась, глубоко вздохнула и всё же ответила:
- Я хотела увидеть солнце…
- Боже! Как банально! - прервал её он - И ты называешь меня ненормальным.
Настю расстроил его грубый тон, но медик продолжал настаивать на своём:
- Ну, увидела ты солнце, полюбовалась небом, навосхищалась всем этим дерьмом, хлебнула заразы, а что потом? Я спрашиваю, ради чего ты на самом деле вышла на поверхность? Чего ты хотела здесь найти? Оглянись! То, что тебе нужно, всё, о чём ты мечтала, больше не существует и вряд ли появится вновь!
Настя хотела ему возразить, но её голос прервал страшный вой. Она не успела ничего сказать, проглотила свои слова, позабыв о вышесказанном, затаив дыхание в ожидании повторного животного крика.
- Замолчали все! - приказал Нестеров.
В его руках появился автомат, он начал шнырять по окнам в поисках источника шума.
- Георгий, притормози.
Машина остановилась. Отсюда уже были видны строения, связанные с гидроэлектростанцией.
Поваленная на бок железная конструкция, опора, несущая высоковольтные провода, перегородила им путь. Газель дала задний ход, чтобы объехать преграду стороной. Выехав на обочину, машина подалась немного вперёд и застряла, угодив передним колесом в яму. Попытки вытащить машину из западни, не выходя наружу, увенчались неудачей. А ещё этот жуткий вой, который не давал группе успокоиться.
- Что будем делать? - спросил Георгий, опираясь о руль и проклиная про себя механиков, не удостоившихся сделать колёсный транспорт гусеничным, с целью бороздить бездорожье, и организаторов группы, которые с халатностью отнеслись к серьёзной миссии.
Нестеров долго не раздумывал, он приказал Посыльному и Кириллу вылезти из машины и толкать её сзади. Вальту было приказано не оставлять пулемёт без хозяина и глядеть в оба. Насте пришлось покинуть газель. Нестеров тоже решил помочь и поспешил выползти из кабины.
- Давайте поднажали! И! - Анатолий всем телом упёрся в машину и принялся толкать.
Остальные также изо всех сил пытались подвинуть газель на дорогу.
- И ещё раз! Взяли! - кряхтел командир, наваливаясь на передвижную цитадель - Ещё раз!
Георгий жал на газ, но всё тщетно. Настя вместе с мужиками толкала машину вперёд, таинственный вой заставлял её нервничать ещё больше. Ноги её тряслись, губы дрожали, она боялась, но всё же не впадала в панику, держалась и продолжала толкать.
Командир, не переставая, считал, задавал темп. Рывок, ещё один. Машина не поддавалась, слишком большой вес. Они прекратили свои попытки, когда вой становился громче, он явно приближался.
- Настя, залезь в машину - попросил Кирилл, уставив свой пристальный взгляд в сторону, откуда ожидалось нападение.
Анастасия не стала ему перечить. Она села возле боковой двери и приготовила к бою автомат. Пулемёт Вальта был установлен в противоположную сторону от источника шума.
Небольшой холм, за которым таилось невиданное зло, завывающее на врагов, зашедших на чужую территорию, закрывал весь обзор путникам.
- Давай, мать твою, покажись! - Нестерову не терпелось лишить жизни существо, так напугавшее группу.
На вершине возвышенности показался силуэт.
- Это собака! - удивился Посыльный – Но, чёрт её дери, каких размеров!
Собака и, вправду, была громадной. Зверюга сначала медленно, затем набирая скорость, понеслась по склону прямо к машине. Её приплюснутая морда заливалась пеной, складки тряслись и болтались во все стороны. Мощные мускулистые лапы отталкивали это массивное тело от земли, оставляя за собой вздымающийся след пыли. Монстр быстро приближался. Собачьи глаза, налитые кровью, горели красным и выражали свирепость и злобу. Её тянула жестокая жажда убивать.
Оставшиеся снаружи члены команды испугались и бросились обратно в машину. Анатолий Нестеров оказался внутри быстрее всех, он запер кабину, с размахом хлопнув дверью. Настя отскочила к задним дверям, уступая места запрыгнувшим Кириллу и Посыльному. Боковую дверь Борис Долгий захлопнул прямо перед носом бешеной псины. В тот же миг снаружи послышался глухой удар. Газель дёрнуло и закачало. Собака врезалась в борт, оставив широкую вмятину на боковой двери. Вслед за ударом последовал ещё один. Вмятина увеличилась. Псина залаяла, оббегая машину вокруг в поисках слабого места. К пулемёту она как назло не сунулась, да и к кабине, откуда можно было открыть огонь, не бросилась. Мощный удар пришёлся на задние двери. Настю откинуло вперёд. Она еле удержала равновесие и чуть не стукнулась головой об пулемёт.
- Дай газку, может, испугается - крикнул командир, нервно оборачиваясь к своему окну.
Георгий сделал так, как просил Нестеров, тем самым, вызвав негативную реакцию у осадившей их лохматой бестии. Псина помчалась к кабине, надрываясь в оглушительном лае. Она стукнулась мордой об решётку радиатора, полностью выломав её, и, зарычав ещё громче, попыталась запрыгнуть на короткий, горкообразный капот. Когти передних лап разодрали металл словно бумагу. Собака отскочила в сторону и, оскалив пасть, снова кинулась в атаку.
Георгий бесполезно засигналил ей в ответ. Зверюга врезалась в кабину так, что треснуло лобовое стекло. Настя в истерике закричала.
- Отставить вопли! - прикрикнул командир.
Его слова заглушил звон разбившегося стекла, не выдержавшего сильные удары разъярённого монстра.
Осколки градом посыпались в кабину. Теперь единственной защитой для пассажиров застрявшей газели служила металлическая сетка, приваренная поверх разбитого лобового стекла. Собака вновь загавкала, плеская вонючей слюной. С её разбитого носа капала кровь. Она изувечила себе всю морду при нападении. Попытки проникнуть в машину продолжились.
Псина рычала и металась из стороны в сторону. Её короткий, обрезанный хвост болтался позади, словно никчёмная культя. Драные уши повисли над злобными красными бусинами большущих глаз. Жёлтые зубы скрипели друг об друга, пасть угрожающе громко клацала, с неё ручьём лилась, перемешанная с кровью, розоватая слюна. Шерсть на спине вздыбилась, ноги напряглись и упёрлись в землю, готовя псину к прыжку. Она снова загавкала и, наконец-то, решившись, сиганула на сетку, защищавшую водителя и соседнего пассажира. Зубы вцепились в тонкую защитную сетку и резко сомкнулись, вырвав целый кусок. Когтистые лапы разорвали капот под собой.
- Стреляй! - заорал Георгий на командира.
Тот, выпучив испуганные глаза, перезарядил автомат и нацелился на зверя. Собаку отбросило от машины, когда Нестеров нажал на курок и обрушил на бешенную тварь свинцовый ливень. Он расстрелял её мясистое тело, и задел переднюю и заднюю правые лапы. 
Чудище грохнулось на бок, опрокинув голову назад так, что откинулась нижняя челюсть. Из ран засочилась кровь. Она выплёскивалась, фонтанировала из простреленных лап, журчала ручьём, разливаясь по земле.
- Кажется, сдохла - с облегчением вздохнул Георгий.
И как назло, после этих слов животное вновь обрело жизнь и новые силы для нападения. Собака задрыгалась в судорогах, после чего вскочила на все четыре лапы и, несмотря на серьёзные ранения, снова ринулась в бой. Она проскользнула к задним дверям, поскуливая от боли, и, встав на задние лапы, опрокинулась на машину. Наточенные коготки распороли одну из дверей, чуть не зацепив Анастасию. На помощь ей пришёл Кирилл. Он дал очередь по собаке сквозь узенькие щёлки в дверях. Псина будто теперь и не чувствовала выстрелов, она продолжала калечить машину. Найдя в себе последние силы, собака запрыгнула на крышу и оставила газель без антенны. Круглая тарелка, смятая под тяжестью собаки, свалилась на землю. Посыльный с Кириллом открыли огонь по продавленной крыше. Лохматому монстру был нанесён сильный ущерб, и он потихоньку сдавался. Сквозь пулевые отверстия в крыше им на головы потекла густая кровь. Злой цербер спрыгнул с машины и получил от Вальта неприятный подарочек. Пулемётная очередь распотрошила собаку.
В ушах свистело, машину хорошенько потрепали, связь теперь была утеряна, но зато все остались живы и монстр уже загибался.
- Ну и бойня! - Валет отпустил пулемёт, чтобы поближе разглядеть свою поражённую мишень.
Боковая дверь с трудом поддалась его силам. Из-за вмятин замок заедал, и она плохо открывалась. Валет осмотрел наружные повреждения, которые оказались не такими уж и серьёзными. Он обошёл газель вокруг, рассматривая царапины, оставленные когтями взбесившейся бестии. Стрелок подошёл к псине, всё ещё дёргавшейся в предсмертных конвульсиях. Собака до сих пор скалилась. Валет сумел разглядеть её зубы повнимательнее. С правой стороны, на верхней челюсти не хватало одного клыка. Этому он не придал никакого значения. Животное смотрело на него своим потухающим взглядом. Валет оставался для собаки врагом, жертвой даже при очень скорой кончине. В предсмертных муках израненная псина заскулила, пытаясь подняться. Она поползла по земле, оставляя за собой кровавые лужицы. Валет был заворожён увиденным, солдат стоял, не шевелясь. Рот его от удивления открылся. Животное приближалось к нему, не отводя глаз, словно гипнотизируя, буравя его взглядом, съедая в своих фантазиях.
- Валет, отойди! - крикнул Кирилл, усаживаясь за пулемёт, - Уходи оттуда!
- Валет, ушёл быстро! Вали оттуда! - присоединился командир.
Солдат стоял, не подчиняясь приказам командира. Что-то жуткое проникало в него, чужой разум свергал его, заставлял бояться. Ужас крутился в его голове, кошмар сжирал солдата изнутри. Валет подвергся гипнозу несдыхающей твари, он подчинялся ей. Пот заливал ему глаза, всё тело дрожало, и с этим он ничего не мог поделать. Он услышал в своей голове чужие мысли, другие голоса, приказы.
- Стой. Не шевелись. Не сопротивляйся. Всё произойдёт очень быстро - словно далёким эхом звучало в его мозгу.
Валет слушался, выполняя все требования жуткого голоса.
Собака ползла, скрябая когтями по асфальту.
- Валет, уйди ты закрываешь её. Я расстреляю псину! - пытался докричаться Кирилл.
Монстр остановился, добравшись до своего завтрака. Собака была уже у ног своего врага, своей жертвы, от которой так и пёрло трусостью. Кирилл бросил пулемёт и выскочил из машины, чтобы затащить Вальта обратно. Но было уже поздно. Псина напала на замершего солдата и перегрызла ему глотку. Когтями она распорола бронежилет и добралась до грудины. Обнажившиеся органы вывалились наружу и угодили собаке в пасть, перемазав её морду солдатской кровью. Тело Вальта повалилось на землю, где и продолжила свой пир голодная бестия. Её зубы, словно лезвия, перегрызали оголившиеся рёбра, язык лакал, струившуюся из порванных жил кровь, лапы раздирали ему живот.
Посыльный, занявший место за пулемётом, и Кирилл, вышедший на улицу, открыли по собаке огонь. Они задели распотрошенное тело своего товарища, но это уже было не важно. Псина окунулась в кровавое месиво, оставшееся от солдата, слилась с ним воедино, стала одним целым. Собачье мясо перемешалось с мясом Вальта, кровь их бурлила и пенилась в единой луже. Эта кошмарная перемешка вызвала рвоту у Насти, всё время следившей за кровавым зрелищем. Она выпала из машины, её выворачивало наизнанку. Рвота растеклась у неё под руками, она вляпалась в эту зелёную жижу ладошками, и девушку снова начало рвать. Слёзы и пот потекли по её грязному лицу. Она взахлёб рыдала и не могла нормально вздохнуть. Тело её было под таким напряжением, что она не могла не двигаться, не говорить. Девушка ревела, билась в истерике, голова её разрывалась от боли.
Кирилл помог Насте сесть, сунул ей флягу с водой и начал её успокаивать. Посыльный, тем временем, выбрался из газели с покрывалом в руках и направился к месту трагедии. Он накрыл два растерзанных тела и быстро смотался оттуда обратно к машине. Покрывало медленно пропитывалось, всё ещё сочившейся кровью, пятно разрасталось, увеличивалось, пока покрывало полностью не стало тёмно-красным.
Группа была в шоковом состоянии. У командира не было сил даже отдавать приказы.
Георгий, молча, сидел, не отпуская руля и всё ещё не сводя глаз с  места, где закончилась бойня.
За тёмными стёклышками противогаза Посыльного не было видно стекающих по морщинам солёных слёз.
Кирилл оставался в покое, хотя его самого трясло от увиденного. Он обнимал Настю и, покачиваясь вместе с ней на одном месте, гладил ладонью по её запутанным волосам. Медик нашёптывал ей на ухо, что скоро всё это закончится, и они все снова спустятся в бункер, где спокойно и тихо. Настя немного успокаивалась, хныкая всё меньше. Она вытирала лицо рукавами комбинезона, поправляя волосы, прилипшие к мокрым губам. Кирилл полил водой ей на руки, умыл её лицо и дал немного попить. Истерика прекратилась, страх потихоньку отступал.
Когда группа пришла в себя, Нестеров вышел из кабины и обошёл машину вокруг. Колесо, застрявшее в яме, стояло на твёрдой поверхности. Газель могла ехать. Собака вытолкнула их из западни своими мощными ударами.
- Заводи машину - отдал приказ Анатолий Нестеров, усаживаясь на своё место, - Валим отсюда и поскорее.

Следующая часть.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.5 / голосов: 15
Комментарии

>>В воздухе до сих пор ощущался запах гари.

Потного Гари.

>>Псина залаяла, оббегая машину вокруг в поисках слабого места.

Найдя слабое место, псина принюхалась и медленно подняла свою громадную лапу...

"Мальчик", - понял Кирилл, брезгливо морщась и забираясь с ногами на сиденье. Все остальные сделали то же самое.

Валет приоткрыл дверь. Мощный поток хлынул наружу, и в "Газели" снова стало можно дышать.

>>Псина окунулась в кровавое месиво, оставшееся от солдата, слилась с ним воедино, стала одним целым.

http://freeformen.files.wordpress.com/2008/08/furr...

Шутку оценил

-медик продолжал гнать своё (гонишь!)

-он начал шнырять по окнам в поисках источника шума

-врятли

-приплюснутая морда изливалась пеной(изливается пена, а не морда)

-вызвав негативную реакцию у осадившей их лохматой бестии (махровый протокольный канцеляризм)

-Попытки проникнуть в машину продолжились. (канцеляризм)

-мясистое тело

-открылась нижняя челюсть (нижняя? открылась?)

-Собака задрыгалась в судорогах

-Круглая тарелка, мятая, свалилась на землю (тарелки круглые? и мятые:) м.б - смятая тарелка антенны упала на землю?)

-Лохматому монстру был нанесён сильный ущерб (канцеляризм)

-и монстр уже загибался

-жертвой даже на смертном одре (одр? у собаки? посмотрите значение этого слова)

-чужой разум свергал его, заставлял бояться (свергал?)

-Эта кошмарная перемешка

-Она выпала из машины, бездвижным мешком( а есть движный мешок?)

-Тело её было под таким напряжением (220, 380?)

-не могла не двигаться, не говорить. Девушка ревела, билась в истерике (не могла не... значит могла, или все-таки ни...)

-направился к месту пиршества (они людоеды? м.б. трагедии?)

-всё ещё взирая

-хныкая всё меньше

Спасибо Atlas, учту твои замечания.

Прямо не узнать!

Картинка более насыщенная.

Я же ещё ничего не исправлял и не редактировал, Atlas. А твои советы мне очень пригодились. Исправлю, вот тогда будет насыщенно.

это был намек))

Ну ёлы палы! Там мужики собрались или кучка пацанов? Ну зверь, ну страшный, ну скил змеи есть... и чё?

1. Кучка дебилойдов сидела, зажавшись под лавками, пока зверь к ним бежит... вместо того, что бы открыть по ней огонь из турели...

2. Кучка дебилойдов смотрела, как собака крушит их фургон и усиленно разоружала рожки с автоматами...

3. Кучка дебилойдов сидела и смотрела как другой дебилойд пошёл отдаваться собаке... и видя это ничего не предприняли...

4. Кучка дебилойдов не делает контрольные выстрелы и смотрит как со скоростью улитки собака доползает до их сотоварища, и медленно перегрызает глотку...

5. Другая кучка дебилойдов делает колёсный транспорт с целью бороздить бездорожье... вместо того, что бы сделать задний привод гусеничным...

з.ы. извиняюсь за резкий тон... но мне решительно непонятна та халатность, с которой подходят к формированию группы... лучше бы послал бы ты на них стаю собак... было бы куда правдоподобнее... и вообще как-то я не понял... если там есть окна в газеле, то почему они не отстреливались?

Теперь о хорошем... текст приобретает всё больше красок и обрастает нужными подробностями для хорошего формирования картины происходящего... образы становятся более насыщенными...

Гард, спасибо за такой резкий тон))) Подумаю над твоими предложениями и буду исправлять косяки.

Вот она - сила искусства!

Значит цепляет, если читатель возмущен.

Хочу напомнить, на этом приеме построено множество голливудских сценариев. Зрители негодуют на бестолковость персонажей и незаметно вовлекаются в сюжет:)

1. // Те, кому не удалось скрыться от ослепительной вспышки, моментально обуглились, застыв в скорченных позах, выражавших мучительную боль от невыносимого жара.//

Если они "моментально обуглились" (что правильно замечено), то "выражать мучительную боль" никак не смогли бы. Ибо не успели бы.

2. //Разразятся подземные врата, оскалив пасть с острыми, каменными зубами //

Разразятся читатели - критикой, а врата "разверзнутся".

3. //Машина вибрировала и скакала как лошадь, когда Георгий, разогнавшись, резко давил на тормоз, заметив какую-либо преграду. //

Вообще ничего не буду говорить, сам подумай, что с этим делать.

4.// Здесь разведка всегда останавливалась, и дальше, никакого желания продолжать двигаться, у них не было, так как впереди их ожидала мёртвая пустошь, за ней разваленная гидроэлектростанция, а на другом берегу военная база, под которой располагался наполовину затопленный бункер. //

Ну, во-первых, разведка руководствуется не желаниями, а приказами. А во-вторых, если где и проводить разведку, так это на развалинах электростанции (вдруг че работает, а энергия всегда нужна), на военной базе и около затопленного бункера (это ж самые "интересные" места для разведчика). Толку проводить разведку в пустом разбитом городке?

5. //В его руках появился автомат, он начал шнырять по окнам в поисках источника шума.//

Лучше так: "Взяв автомат, он начал метаться вдоль окон, пытаясь увидеть пса".

6. //Попытки вытащить машину из западни, не выходя наружу, увенчались неудачей.//

Если "увенчались", то "удачей". Если "неудачей", то "закончились".

7. //Насте пришлось покинуть газель. //

Всегда ставь кавычки и пиши с большой буквы. А то глупо получается...

8. //Её тянула жестокая жажда убивать.//

По-правде сказать, "жажда убивать" бывает только у людей. Да и то психически больных. Животные руководствуются совсем другими инстинктами: голод, страх, защита территории, выполнение приказа человека (думаю, ты описал этот случай).

9. // Она стукнулась мордой об решётку радиатора, полностью выломав её, и, зарычав ещё громче, попыталась запрыгнуть на короткий, горкообразный капот. Когти передних лап разодрали металл словно бумагу. Собака отскочила в сторону и, оскалив пасть, снова кинулась в атаку. ... Зверюга врезалась в кабину так, что треснуло лобовое стекло. ... Его слова заглушил звон разбившегося стекла, не выдержавшего сильные удары разъярённого монстра.

... Собака вновь загавкала, плеская вонючей слюной. С её разбитого носа капала кровь. Она изувечила себе всю морду при нападении. Попытки проникнуть в машину продолжились.//

Тут тебе нужно посоветоваться со специалистом. Мне кажется, животное не стало бы с такой агрессией бросаться на машину. Даже если это бешеная собака.

10. // Чудище грохнулось на бок, опрокинув голову назад //

"Чудище" - это председатель Совета министров Российской Федерации. А у тебя "чудовище".

11. // Наточенные коготки распороли одну из дверей, чуть не зацепив Анастасию. //

Я что-то путаю, или когти точат кошки, а не собаки? Это первое. Второе: уж больно легко рвется броня на "Газели". Чем бронировали? А главное в расчете на что? Если собака когтями броню рвет, то что тогда говорить о пулях?

12. //Когтями она распорола бронежилет и добралась до грудины. Обнажившиеся органы вывалились наружу и угодили собаке в пасть, перемазав её морду солдатской кровью. Тело Вальта повалилось на землю, где и продолжила свой пир голодная бестия. Её зубы, словно лезвия, перегрызали оголившиеся рёбра, язык лакал, струившуюся из порванных жил кровь, лапы раздирали ему живот. ... Псина окунулась в кровавое месиво, оставшееся от солдата, слилась с ним воедино, стала одним целым. Собачье мясо перемешалось с мясом Вальта, кровь их бурлила и пенилась в единой луже. Эта кошмарная перемешка вызвала рвоту у Насти, всё время следившей за кровавым зрелищем. Она выпала из машины, её выворачивало наизнанку. Рвота растеклась у неё под руками, она вляпалась в эту зелёную жижу ладошками, и девушку снова начало рвать. //

"Техасская резня бензопилой" и "Пила" отдыхают. Если это экранизировать, фильм в первый вик-энд побьет мировой рекорд по количеству рвоты в кинотеатрах.

13. Следи за употреблением местоимений. У тебя, как и у многих начинающих авторов, с ними беда. "Свой", "своя", "свои" лезут туда, где без них можно и нужно обходиться.

Да и еще! Избегай слэнга и разговорных слов в авторском тексте. Но об этом, я, кажется, уже говорил.

____________________________________________________

Если ты споришь с идиотом, вероятно, то же самое делает и он.

Otshelnik спасибо. Обязательно учту твои замечания при редактировании. Долго смеялся над твоим комментарием - "Техасская резня бензопилой" и "Пила" отдыхают. Если это экранизировать, фильм в первый вик-энд побьет мировой рекорд по количеству рвоты в кинотеатрах.

Быстрый вход