Одинаково разные.

- Папа, папа, а почему дядя такой черный? – теребила папину рубашку маленькая девочка.

- Хочешь знать?

- Да.

Чернокожий пассажир повернулся и пристально посмотрел на девочку, но это ее совсем не смутило. Напротив, она смело протянула ему конфету и улыбнулась в знак вечной дружбы.

Автобус трехануло, да так что все у кого мысли были свои, отстраненные, превратились во внимание и вместе с девочкой приготовились слушать рассказ человека, который точно знает, почему дядя такой черный.

- Ну что ж тогда слушай. Вообще-то у меня две версии, одну из них я тебе расскажу, а вторую ты когда-нибудь придумаешь сама, хорошо?

- Хорошо.

- Ну, так вот. Давным-давно жили в какой-то стране какие-то люди. В стране той было не жарко, не холодно, и, в общем, как-то непонятно с температурным режимом, то ли дождь там шел, то ли светило солнце или, скажем, светила луна, и даже был там и не день и не ночь, не лето и не зима, а все как-то сразу вместе. И люди там жили не белые и не черные, а совсем не такие, какими ты могла бы их представить, разноцветные и прозрачные, и не большие, и не маленькие, а неопределенные какие-то людишки, и тем считали для себя счастье. И вот однажды, какай-то один из них вдруг задумался – почему так? И стал он сеять смуту, и отговаривать людей от бунта, и предлагал объединиться, но так чтобы все порознь были, и разделились люди пополам. Наверное, потому что не было в той стране развлечений кроме одного – отсутствия развлечений, и была скука, и то, что люди считали нескучным, на самом деле тоже было скучным.

Ну, так вот. Люди разделились. Одна половина хотела тепла, а другая холода, одна, чтобы всегда было солнце, другая – чтобы луна, одни хотели счастья, другие – чтобы несчастья не было. И соглашались друг с другом те, кто между собой не согласен был, и спорили те, кто на одной стороне стояли. Долго все это продолжалось, так долго, что те времена, когда раскола не было, длились уже столько же, сколько когда раскол был, так долго, что тот, который это все начал, уже глубоко состарился, и сам уже не помнил, с чего все началось и что именно началось-то.

И появился новый смутьян и предложил пожить тем, кто за, и тем, кто против – порознь. И пока обсуждали этот вариант, этот смутьян тоже состарился, и когда начали голосовать, то чтобы прийти к какому-то решению, детям приходилось голосовать за родителей, потому что так долго все длилось, что те, кто первыми начали голосовать, к окончанию голосования уже тоже состарились и впали в маразм.

И тут тоже единодушия не было – одни говорили, что яблоко от яблони не далеко падает, другие, что дети за отцов не отвечают. В общем, эволюция медленно двигалась вперед и, в конце концов, одни сказали – что-то в нашей стране прохладно, и пойдем мы туда, где теплее, а другие, мудро вторили им, да, что-то жарко нам вместе, пойдем-ка мы туда, где попрохладней.

Ну, так вот. Разошлись они, и так долго они ходили, что многое количество раз их пути пересекались, да так и не пересеклись и друг друга они так и не заметили, да и до сих пор не замечают, даже когда лицом к лицу задом друг к другу стоят…

И, в конце концов, через много-много времени одни остановились и другие, те на севере, а эти на юге, и поняли, что погода там, где они остановились, такая же, но совсем другая.

И те, кто хотел солнца – получили солнца, а те кто луны – тоже не в накладе остались, и вот стали одни из них темнеть то ли от скуки по братьям своим, которые в другую сторону подались, от ли от постоянного загара, а другие светлеть, примерно по тем же причинам, и чтобы светлая кожа побольше скудного лунного света впитывала, и через какое то очень-очень-очень долгое время, такое долгое, что та история с бунтарями, которые старились – семечки по сравнению тем, какое долгое время все это отемнение и осветление продолжалось, так вот, через какое-то время одни из них стали совсем белыми, а другие совсем черными.

Вот, в общем-то, и получается, что это не дядя такой черный, а мы такие белые, и на самом деле ни он не черный, ни мы не белые, на самом деле мы одного народа-цвета, мы, на самом деле, одинаковые, только видим все одинаково, но - по-разному.

Ваша оценка: None Средний балл: 2.9 / голосов: 9

Быстрый вход