Старый дуб

В воздухе смешивались запахи сигарет и алкоголя. Кирпичные стены, выполненные в классическом стиле жизни, опаздывающей лет на пятьдесят, начинали покрываться гарью. Все как будто застыло. В этом баре время тянулось странно, медленно и непостоянно, иногда казалось, что оно не проходит вообще. Я смотрел на ровную деревянную поверхность стола. Лак, местами уже стершийся, был испещрен ободками от стаканов, кое-где виднелись пятна пролитых напитков, а посреди сияла надпись – Навеки вместе. Интересно, сколько уже лет, как чья-то влюбленная рука вырезала эти слова, и были ли они хоть капельку правдой. Придя сюда напиться и забыть обо всем, оставшись наедине со своими мыслями, я, испугавшись одиночества, потянулся к окружающим голосам, как тянется к огням деревень сбежавший ребенок, еще недавно кричащий о своей самостоятельности. На сцене, также поблекшей от старости, как и все остальное заведение, сидел музыкант. На вид ему было лет тридцать, спутавшиеся черные волосы, помятая рубашка и такие же джинсы, отражали в нем не слугу публичной эстрады, а скорее свободного художника, у которого всегда полно свободы и пустые карманы. Попытавшись вслушаться в его пение, заметил, что он прервался, на долю секунды взглянул на меня, а затем с новой силой ударил по струнам. Музыка, медленным туманом, табачным дымом, сонной рекой обволакивала мое сознание и направляла его корабли к своим странным берегам. Уже не чувствовал бара, не видел певца и только хитросплетения звуков были открыты моей душе.

***

Теплое майское утро, солнце нерешительно, как молодая девушка проглядывает сквозь облака. Роняя свои лучи на спящий город. В этой предрассветной тишине теряются все звуки города, мир кажется пустым и чистым. И только редкие песни птиц, одиночные возгласы поздних зевак и грохот машин, спешащих в уютный мрак своих гаражей, отделяют это время, от простой фотокарточки, с красивым городским пейзажем. Утреннюю идиллию сонного образа разрезает гром будильников. Сработавшие секунда в секунду, они словно старинные колокола, возвещающие о приходе беды, кричат о начале нового дня. Каждый, нараспев поет свою мелодию, и ноты сливаются в единый шум, поднимающий род людской из небытия своих кроватей.

Если в такой час пролететь над городом, скрывшись под вуалью мрака от любопытных глаз. В любом окне можно увидеть схожую картину, поиск тапочек, утренние водные процедуры, скорый завтрак, дребезжащий телевизор…

Большой кирпичный дом. Местами кладка уже успела облупиться, но все еще строение производит впечатление массивности и величия. На шершавой поверхности стен уже заметны следы разрушения. Красные блоки медленно осыпаются под тяжестью времени. Старый дуб, как утомленный прохожий облокотился и прислонил свои ветви к оконным рамам. Дерево пережило те же лишения, что и строение, было видно, что они составляют прекрасную пару – изможденный странник и древнее прибежище, что может быть лучше. Окна второго этажа. Сквозь запачканную оконную раму видна комната. Бессмысленный рисунок на обоях, заваленный бумагами стол, компьютер, что работает с тех пор, как его приобрели, вечно разложенная кровать. Если внимательно приглядеться, то можно увидеть человека. Стоя напротив зеркала в ванной и неистово размахивая зубной щеткой, он готовится к началу рабочего дня. Видно, что ему холодно стоять босыми ногами на кафельном полу, но, скорее всего это его не беспокоит. Человек вглядывается в зеркало, оттуда выглядывает лицо, ему лет двадцать, оно небрито и измождено. Под глазами крупные синяки, а волосы запутанны в странный клубок. В его глазах виднеется лишь усталость и тупая воля, что ведет его корабль навстречу дальнейшим берегам.

Еще раз, взмахнув щеткой и, по-моему, мнению, добившись нужного результата, я сплюнул пасту. В голове промелькнула мысль о бритье, но стоило мне посмотреть на часы, как от этой затеи пришлось отказаться. Последний раз, посмотрев на свое отражение, я спустился вниз. Поспешно натянув свою повседневную одежду, наспех пригладив волосы, и схватив свой чемодан, я вышел на улицу.

Утро объяло меня своей прохладой. Солнце еще не успело прогреть сонную землю своими лучами. Поежившись и укутавшись в воротник, я поскорее направился к входу в метро.

На ходу, достав наушники, включил свои любимые песни о далеких волшебных странах и заколдованных принцессах. Жаль, что на самом деле, вместо благородной красавицы, таинственной незнакомки или могущественной чародейки, ты найдешь себе бухгалтера среднего звена, с мыслями о работе и несоразмерной тратой денег на всякие безделушки. Но сам-то ты тоже не великий герой или заморский принц, а менеджер кадрового отдела, со средним окладом и любовью к футболу под пиво, или пиву под футбол, здесь приоритеты лучше расставить самому. И вот вы идете к алтарю. Идеальная пара, во всем дополняете, друг друга, вы счастливы, но по ночам мечтаете о крупице волшебства.… Хотя, кого я обманываю, мы мечтаем об отпуске или о росте доходов, о новой машине или о победе в национальном кубке.

Теплый сумрак метрополитена был так притягателен, что человек бежал вниз все скорее. Навстречу шли такие же люди, каждый кутался в свою одежду и прятался в ауре своей музыки, боясь хоть на секунду услышать или увидеть мир таким, какой он был на самом деле. Человек скрылся в приятной атмосфере вагона и медленно, освещаемый неровным светом фонарей удалился в подземные туннели.

Напротив старого кирпичного дома, стояло более современное строение. Стеклянная конструкция из стекла и бетона, окна украшенные стеклопакетами, смело смотрели навстречу предрассветной прохладе, так как были защищены патентованной защитой от перепадов температур. Но одно окно выделялось из общей ровной массы. Во-первых, оно было деревянным, во-вторых, оно почти всегда было занавешено. И хотя, это было достаточно странным явлением, никто по большому счету не обращал внимания на этот небольшой феномен. Люди привыкли видеть, но не замечать, да и к тому же, падение цен на нефть или рост безработицы, действительно важнее необычного, пусть даже загадочного окна.

Затхлый воздух метрополитена переполнял мои легкие. День стал понемногу налаживаться. Становилось теплее и некоторые уже поснимали теплые куртки. Выйдя на открытый воздух я посмотрел на часы. В запасе было еще десять минут, прекрасно. Неспешным шагом направился к офису. Вдруг в кармане что-то завибрировало, как всегда в этих ситуациях раздалось протяжное «динь-динь» и на экране телефона отразилось привычное – «Новое смс». Сняв перчатку, я ощутил, что на улице не так тепло как мне казалось. Быстро, чтобы как можно нажал на клавишу и глаза уставились в короткое сообщение.

«Ты уволен. Сокращение штатов. Спасибо за сотрудничество».

Вот так просто и без лишних слов. Мысли в голове быстрым потоком сменяли друг друга: шутка – розыгрыш – ошибка номером – правда - неужели это правда? – почему я? – что теперь делать? – Кажется все кончено. Наверное, так себя чувствует человек, выброшенный за борт. Вся моя привычная жизнь перечеркнулась одной фразой. Не решив, куда мне лучше направиться я пошел к реке. Смысла торопиться уже не было, а был ли смысл вообще. Конечно, разумно было просто пойти искать новую работу, снова встать в привычную колею, но что то внутри меня было против, упорно отказываясь наступать на приталенную тропу, ведя мою судьбу каким-то новым маршрутом. Музыка продолжала петь о счастье, но вот слушать уже желания не было. Резко выдернув затычки из ушей, сморщившись от неожиданной боли, вдохнув полной грудью, я направил свои ноги вперед, медленно отмеряя метры своей новой жизни.

Человек шел по улицам города. Его шаг был неспешен, размерен. Было видно, что ему уже некуда торопиться. Смотря по сторонам, оглядываясь на привычные вещи и замечая в них новые краски, он преображался, а вместе с ним менялся и взгляд, в нем теперь читались новые оттенки, странные огоньки, незаметные ранее. Прохожий шел все дальше, а вокруг него шла все та же, вечно спешащая толпа, с мыслями о работе, вине и подругах.

Ноги сами несли меня к берегам реки, теперь я мог не отвлекаться на дорогу. Фонарь, какие красивые узоры на его гранях, а стекло, запачканное гарью, олицетворяло собой барельеф битвы двух драконов. Один, спускался сверху, яростно изрыгая пламя на спину второго, прижавшегося к земле и подготовившегося к прыжку. А вот и окна бакалеи. За ними скрывалось целое царство населенное банками, пирогами и тортами, сахарный дворец, населенный маленькими заботливыми гномами. Машина, прогромыхав, оставила клубы пыли, а в них скакали черные всадники, слуги мрачной цитадели, да и само авто было похоже скорее на инопланетный корабль.

Река раскинула свои воды прямо посреди нового района, схватив своими мягкими голубыми руками, остров, на котором ютились здания, парки, дороги, машины и конечно же множественные люди. Ветер гнал её прохладные воды, чайки резвились, то падая вниз, то взмывая к облакам. Поодаль виднелось несколько катеров, спокойно дрейфующих вдоль берегов, ожидающих своего путешествия.

На набережной снова стало холодной. Бриз развевал мои волосы, и норовил сбросить куртку. Тело дрожало, от пробирающего до костей холода. Одно желание, скорее укрыться в теплом уюте кафе и выпить теплого кофе одолевало меня, но я не потакал этой минутной слабости. Да и бежать было некуда. Воды океана медленно подступали к берегам, а в них скрывалось огромное чудовище, могущественный Краккен, медленно вздымающий свои щупальца из-под морской пучины и готовился обрушить их на жалкие лачуги крестьян, что жили здесь. Вокруг его головы пена вздымалась вверх, бурля и обрамляя его фигуру белой бахромой, а в глазах зверя читалась лишь злость и жажда утолить свой вечный голод. Вокруг его туши бесновались гарпии, привлекаемые скорой добычей, они метали свои перья в воду и злобно клекотали, предвкушая кровавый пир. Но вот на горизонте показались белые паруса, принц возвращался домой, а вместе с ним золотые рыцари, что сокрушат чудище ударами своих острых клинков. Посреди всего этого, моя фигура казалась никчемной, но я стоял, смотря на начинающиеся сражение, ожидая спасения для всех нас.

Человек простоял на берегу почти весь день, лишь, когда сумерки спустились на город он побрел к себе домой. Стало заметно, что он уже ничего не видит и идет куда-то, не разбирая своего пути, по каким-то своим маршрутам. Уже глубокой ночью, в неровном свете луны, он поднялся к своей квартире и вышел к окну, распахнув его настежь.

Старый дуб протянул свои ветви к деревянным рамам. Сегодня там горел свет, темный силуэт виднелся на фоне зашторенных занавесок, он сидел, расслабленный и изредка качал головой, что позволяло отличить его от набитой сеном куклы.

Я безумен, теперь мне стало ясно. Это простой нервный срыв или наоборот волшебный. Черт, мир слишком кардинально изменился за последние часы. Теперь, уже не видя границу, между реальностью и сказкой я решил принять последнее решение, сбежать. Покинуть мое новое восприятие, попытавшись вернуть старое. Воздух был прохладным, он медленно опьянял меня, приманивая, как мотылька, идти навстречу, а луна, весело протягивала к себе руки. Стоя на подоконнике, понимая, что прыгнув вниз головой, покончу с этим, я приготовился сделать шаг.

Деревянное окно распахнулось, оттуда выглянула девушка. Она была одета в платье, украшенное цветным узором. Её ровные черты лица смотрелись столь притягательно в свете луны, а короткая стрижка мерцала голубоватым оттенком, что она скорее походила на сказочную волшебницу, чем на простую соседку из дома напротив. Образ колдуньи дополняли глаза цвета охры, светившиеся чарующим блеском. Но её лицо не украшала улыбка, скорее, наоборот, на нем виднелись оттенки паники.

В последнюю секунду я заметил её и услышал голос.

- Молодой человек, не прыгайте, иначе вы сломаете всю свою жизнь.

Посмотрев на неё, понял, что хочу просто слушать все, что она мне говорит, но смерть была так близка. Балансируя на поддоннике, я прокричал.

- Фея, вы пришли за моей душой?

***

- А что дальше?

Певец ухмыльнулся, прочистил горло, а затем рассмеялся. В глазах его плясали веселые огоньки.

- Вы видите меня, значит, я жив, а остальное – придумайте сами, ведь именно воображение – самое главное, разве нет?

Ваша оценка: None Средний балл: 9.6 / голосов: 5
Комментарии

Рассказы здесь не читаю - считаю, что пишут здесь в основном потешить свое самолюбие и послушать как расхваливают его бездарность, хорошее встречается крайне редко, но теги:" жизнь · наркотики · романтика" наводит на размышление... Что же случилось с нашей молодежью, что они такое в одно единое увязали???

Быстрый вход