Откровения святого космонавта

Море медленно катило лазурные волны к каменистым берегам. Вода, попадая на желтые песчинки, омывала странные берега. Звезда нещадно палила, и атмосфера медленно становилась невыносимой. В разреженном воздухе уже сложно было увидеть что либо, образы людей, ждущих на берегу, корабля о белых парусах, что причалил на эту пристань, скрытую от чужих глаз. В этой раскаленной призме можно было увидеть человека, он медленно спускался с деревянной палубы, затем ступил на воду и сделал несколько шагов.

Мои глаза уже болели от пекла, коим их окутывал воздух, на коже взбухли волдыри, а пот струился градом, затмевая взор. Хотелось уйти, развернуться и покинуть потаенную бухту, но у меня была Миссия, долг, если так его можно назвать. Дрожащими руками, подняв свиток, и стал лихорадочно писать. Перо скрежетало по бумаге, вырисовывая буквы, ставшие преданием.

***

И сошел Господь на горячий песок и промолвил Он:

- Смилостивитесь над братьями своими, будьте честны и открыты. Уверьте в меня, и Я приду. И приведу с собой Ангелов небесных и заберу Вас в Райские сады…

И протянул Господ руки к людям и пали те пред ним на колени и осенил Он их своим светом…

***

23.06.2013

В машине было очень жарко, кондиционер работал на полную мощность, но эффекта от этих колыханий воздуха все равно заметно не было. Из динамиков раздавалась какая-то музыка, кто-то снова пел о вечной любви к какой-то незнакомке. День начинал накаляться и надоедать. Еще взвинченный после недавней ссоры, я крепко сжимал руль, стараясь всю свою злость выместить на невинной машине. И так, опаздываю, да и еще пробка эта.… Наконец-то решился распахнуть окно, хотя и не хотелось дышать выхлопными газами, но перспектива свариться заживо была более страшной.

А всего-то в двадцати метрах была зеленная аллея, где ветки весело колыхались на слабом ветру, который не столько охлаждал, сколько наоборот перегонял жар с места на место. Под сенью этих зеленых исполинов веселились детишки. Их было трое: один, в зеленой футболочке и сереньких шортиках, считал, пока двое других прыгали через классики.

Вдруг вспомнилось детство, пионерские галстуки, газированная вода с сиропом, летние лагеря и мамины обеды… Золотое была время, не то, что теперь. Тогда, хоть точно знал, что завтра все будет хорошо, не было и тени сомнения в будущем, только потом все это рухнуло, хотя, может это и к лучшему.

Поток двинулся, и я снова сосредоточил внимание на дороге, медленно нажимая на педаль, я продвинулся еще на пару метров к перекрестку. Теперь, на детей смотреть было трудно и я переключил свое внимание на соседний магазин. Надпись гордо гласила «Продукты, 24 часа». Рядом с ржавеющем сараем, выполняющем роль торговой точки, стояли два алкоголика и о чем то оживленно спорили. Попытавшись прислушаться к их разговору, краем уха я уловил странный скрежет. Он быстро стал перерастать в гул, и теперь стало отчетливо слышно, как из динамиков моей магнитолы, как и всех окружающих автомобилей, раздается одна и та же фраза. Громогласный голос, уверено произносит роковые слова:

- Внимание, внимание. Это не учение. Объявляется общая тревога, возможна ядерная угроза. Всем немедленно покинуть жилье и направиться к ближайшим бомбоубежищам или станциям метро.

Я постучал по магнитоле, потыкал на кнопки. По все станциям передавали одно и то же сообщение. Значит, это не какая-то глупая шутка, страх стал медленно подползать к горлу. Заметив, что остальные, проделав ту же процедуру, начали быстро покидать свои машины и бежать я последовал их примеру. В голове лихорадочно проносились мысли – что делать, куда бежать?

Попытавшись вспомнить, чему меня учили на уроках ОБЖ, я припомнил ту девушку, мы, кажется, были в девятом классе, но её глаза, черты лица, а главное бюст выдавали в ней взрослую женщину… Следующем воспоминанием, была та ночь, у меня в квартире, когда родители уехали на дачу.… Эх, было время.… В общем, с уроков я не унес ничего. Тогда принял простое решение, идти со всеми, а дальше - как пойдет.

Толпа около метрополитена собралась огромная и люди все прибывали и прибывали, начиналась давка. Были слышны звуки перепалки, кажется, внутрь нас не пускали. Думать надо было быстро. Найти убежище и как можно скорее. Понимая, что здесь я проторчу слишком долго, развернулся и бегом направился к жилым домам. Решение пришло неожиданно.

Боясь спугнуть его, я прибавил шагу и не глядя, бежал вперед. Вправо, влево, здесь перемахнуть через забор, в подворотню и вниз. Впервые за день мне повезло, дверь в подвале оказалось открытой. Спустившись по ступеням, я тяжело дыша облокотился на стену, дома, в котором когда-то жил. Раньше, в этом укромном закутке мы с ребятами пили пиво, в то время, как сбегали с уроков, однако, школа мне все таки пригодилась. Усмехнувшись этой идее, я наконец-то осмотрелся. Нас было двое, в углу сидел священник и усердно молился, занятый своим делом, он даже не обратил на меня внимания и продолжал обращаться к Небесам. Тогда, я прикрыл дверь и подошел к нему.

25.06.2013

Сколько прошло времени, я не знал, впрочем, что происходит снаружи, я также не ведал. В подвале было сыро, холодно и достаточно темно. С потолка капала вода, пахло плесенью. Иногда снаружи доносились какие-то скрежеты, гул и голоса, но я старался не прислушиваться. Тишину нашего убежища разрезали капли воды, монотонно ударяющиеся о пол и ровное дыхание священника. Кстати, о моем невольном спутнике. Его зовут Павел и вот уже десять лет, как он принял духовный сан. Все свободное время, которым так изобиловал новый распорядок дня он молился и читал какие то книги. В неровном свете свечи, предусмотрительно взятой новоиспеченным отшельником, его лицо выглядело старым и измотанным, казалось, ему было уже лет сто, а может все двести. На меня он обращал мало внимания, небеса были более важной проблемой, чем текущая ситуация. В свою очередь, я предавался воспоминаниям и раздумывал – что же будет дальше. Повезло с одним, монах питался не только духовной, но и обычной пищей и на наше счастье прихватил немного припасов. Неделю, наверное, протянем, а дальше – как пойдет.

Самое трудное это просто поверить в случившееся, мозг каждую секунду цеплялся за прошлое. Порой, закрывая глаза, видел картины той, далекой, солнечной жизни, ставшей теперь, чем-то вроде сна или мечты, что вряд ли когда-нибудь сбудется. Тяжелее всего по утрам, когда вместо привычного и знакомого потолка, слегка потертого после недавней побелки, виден был лишь мрак подвала, а замес-то теплого и ровного дыхания милой девушки, лишь монотонный голос святого отца. Интересно, где она, жива ли еще, была ли бомбежка вообще? Поиском ответов на эти вопросы я занимался все свое время. При каждой мысли о ней, сердце сжималось все сильнее, потом я вспомнил тетю Люду, единственную живую родственницу, в голову пришли мысли о том, как она читала мне в детстве книжки про сказочных героев, я любил быть с ней, старался каждые выходные приехать в большой теплый дом. С резной верандой и кружевными занавесками на окнах, там пахло вареньем и медом, хотя иногда пробивался запах навоза, но сейчас, даже он казался мне любимым и приятным, в сравнении с ароматами плесени и страха.

Оставаться в неведении было тяжко, хотелось вылезти наружу, осмотреться, узнать, что же там произошло. Но с другой стороны, находясь в неизвестности, можно было верить и надеться на лучшее, поэтому мы не поднимались по лестнице, как бы она не приманивала своими ровными ступенями, ведущими в мир.

Там, наверху, что - то зашумело, ровные удары, сначала тихо, а потом все сильнее. Стук-стук-стук. Шум нарастал, было ощущение, что кто-то отчаянно колотит по крыше. Ком начал подниматься к горлу, паника овладевала мною, воображение рисовало образы мутантов, свирепствующих снаружи, диких зверей, а может быть одичалых людей, блуждающих в поисках еды или того хуже, солдат, пришедших застрелить выживших после бомбежки. Раздался хлопок. Моя душа ушла в пятки, холодный пот прошиб насквозь мое изможденное тело. Обернувшись, я успокоился, всего лишь Павел закрыл свою книгу. Посмотрев на меня, я прочитал в его взгляде отражение своих мыслей. Не говоря ни слова, мы поднялись и пошли к дверям. Поднимаясь по ступеням, хотелось развернуться и бежать к привычной мрачной тишине, но я шел наверх. Гул становился все сильнее, и вот уже можно было отчетливо услышать каждый удар.

Неожиданно, я понял, что происходит и рассмеялся, это был обычный дождь. Надежда на то, что тревога была ложной, росла как грибы, после спасительного дождя. Последние шаги я преодолел бегом. Выскочив на улицу, увидел мир, каким он был тогда, все неизменно. Душа моя пела, хотелось кричать и веселится. Другие люди тоже стали выходить навстречу теплому летнему дождю, омывавшему чудом спасшихся. Везде были слышны радостные голоса, хлопки по спинам и дружный смех, некоторые плакали от счастья. Чувство всеобщей эйфории возрастало. А природа продолжала умывать нас своими заботливыми руками.

Все было прекрасно. Время потеряло свой темп, каждая секунда растягивалась в вечность, как резко разряд молнии прорезал небеса и ливень стих. Там, где электричество прошло облака разделились на два фронта и стали медленно отходить исчезая. Большие серые массы превращались в крошечные комки, а затем и вовсе пропадали. А там, где еще секунду назад были тучи, появлялась чернота. Нет, это не простая тьма звездного неба, которая так приятно укутывает тебя вечером, и даже не уже привычная темнота подвала, нет, то была абсолютная чернота. Которая медленно росла и сгущалась. Подняв голову к верху, я заметил, что большинство поступило также. Счастье исчезло, теперь на лицах были лишь гримасы животного страха. А потом я попытался закричать. И тут понял, что звуки исчезли из нашего мира. Так началось Безмолвие.

28.06.2013

Время…. Каждая секунда, тянется с каким – то особым видом измождения. Ни слова, ни звука и только голос внутри моей головы что-то вещал, постоянно споря сам с собой. Страх уже прошел, теперь стало безразлично. Все стало каким-то пустым. В мыслях появлялись все новые и новые опасения. Самым ужасным было, пожалуй, то, что я понятия не имел, что же происходит. Мы укрывались в том же подвале. Здесь, хотя бы не было видно того черного неба, что нависло над планетой и можно было хоть на пару секунд забыться.

Интересно, это конец? Мы так и умрем без слов? Или дальше дорога только вниз? Непонятно, что вообще произошло, и почему никто не знал этого. А еще я не знал, что теперь делать, скорее всего, это было самым страшным. Просто сидеть и наблюдать, осознавая собственное бессилие. Еда постепенно заканчивалась, сейчас в нашем убежище была всего одна буханка хлеба, которую мы старались растянуть как можно дольше. Монах продолжал, как ни в чем не бывало читать свои книги. Услышит ли кто его зов на этих темных сводах? Не думаю. Смотря в пустоту, снова отдавался реке забвения и воспоминаний. Жить можно было лишь ими.

Вот она подходит ко мне, берет мою руку, мы смеемся, целую ее макушку. Прижимаясь к моей груди, любимая, игриво обнимает мои плечи, и мы идем к реке. Повсюду слышны звуки, где-то поют птицы, чуть дальше по дороге, речушка с шумом катит свои волны, я улавливаю её неровное, возбужденны дыхание, могу почувствовать даже порывы ветерка. Цену слуха, ты понимаешь только тогда, когда полностью лишаешься его, теперь это стало ясно, как белый день, которого человечество тоже лишилось. Одни ли мы? Или под мраком нового дня живет вся Земля…

Шорох вывел меня из бессознательного состояния. Павел стоял рядом и протягивал мне книгу, а с ней небольшую записку. Взяв свечу, сумев разобрать его неровный почерк, я прочитал:

Простите, что не говорил с Вами ранее, я надеялся, что все будет хорошо и молил Его об этом. Но сейчас, понял, что конец близок. По-моему настает апокалипсис. Пожалуйста, покайтесь, и Ваша душа спасется. Если Вы решитесь, я готов Вам помочь.

Мысль о скорой смерти заставила меня содрогнуться. Всеми силами, стараясь её отогнать, я попытался отстраниться, но не смог. Все сильнее был страх того, что монах действительно прав и конец наш близок. Я никогда не был особо верующим человеком, но сейчас внешние обстоятельства могли из любого сделать праведника. Улыбнувшись, кивнул и взял книгу. На ощупь она была холодной, но приятной. Открыв первые страницы, начав чтение, снова обрадовался, теперь мысленный голос говорил, и было не так одиноко. Взяв свечу, я углубился в изучение религиозных текстов, буквы весело плясали в колеблющемся свете огня, а Павел сел рядом и начал что-то писать в своем блокноте.

Вскоре, уже не замечая внешних образов, забыв о черных небесах и Безмолвии, видел картины древних святых, спасающих наши грешные души. И медленно начинал понимать их высокую миссию и то благо, что несли они на нашу грешную Землю. Через полчала я отложил книгу и перекрестился, впервые за свою распутную жизнь. Павел смотрел на меня с восхищением, а затем обнял и улыбнулся. Показывая, что Бог милостив и позаботится о моей душе, на которой становилось так спокойно и легко. Теперь я знал, что все будет хорошо, и Он сохранит меня.

30.06.2013

Дочитав предание об апокалипсисе, поразился, как точно все описано. Понимание того, что будет дальше, стало медленно приходить ко мне. Блокнот Павла уже заканчивался и вырванные страницы, содержали в себе пути наших долгих бесед. Он показывал мне, как все обстоит на самом деле, вел через тернии религиозных путей к просветлению. Мы медленно достигали понимания, и моя душа начинала приобретать духовную чистоту. Теперь каждое мое пробуждение начиналось с молитвы, вознося руки к потолку, молча, просил о спасении для всех невинных братьев моих, живущих в это тяжелое время. Больше воспоминаниями себя не тешил, только читал и молился, надеясь замолить все предыдущие грехи и все-таки ступить на дорогу в Рай. Среди нашей длинной переписки была изложена вся история моей жизни, которую я представил, как исповедь, перед скорым судом, раскаиваясь в свершенном. Монах улыбался и крестил меня, отпуская все прошлые грехи. Казалось, он гордится за меня, как за воспитанного и взращенного им сына. Снова стала появляться уверенность в завтрашнем дне. Вера сделала то, чего так желал разум, подарила мне надежду, на хоть какое-то будущее.

Пару часов назад случилось разочарование, которое чуть не вернуло меня в первоначальную депрессию. Последняя свеча из коробки Павла догорела. Я уже хотел удариться в панику, но священник покачал головой и знаками показал мне, что главное я уже усвоил, а теперь лучше просто совершенствовать свой дух.

Страшный рокот разорвал тишину. Руки, рефлекторно потянулись к ушам, лицо мое исказило страшное выражение боли и ужаса. А звук нарастал, там, снаружи, титаны били в медные щиты, разрывая все в клочья. Неожиданно я понял, что звук вернулся в наш мир, и сразу стало легче. Хотя там творилось что-то эпохальное, приятно было осознавать, что мы не умрем в безмолвии. Поднявшись, решил посмотреть, что же там, наверху. Во второй раз я преодолевал эти ступени. Тогда меня ждало разочарование, хотелось верить, что судьба не повториться снова. Мы шли, тянулись к небу и наконец - то, сумел отодвинуть влажную, холодную решетку, отгораживающую наше утлое прибежище от внешнего мира. Выйдя на поверхность, я стал смотреть по сторонам, а здесь было что увидеть.

Небеса перестали быть мрачными, теперь черноту разрывали цветные вспышки. В основном они были красного и желтого цветов, но были и другие. Это походило на северное сияние, только в них чувствовалась энергия и реальная сила, которой не было в холодном свете нордических лучшей. С каждой новой молнией рокот нарастал, и небо становилось ярче. Становилось светлее, чем в самый яркий день прошлой жизни. Посреди всего этого великолепия стоял золоченый трон. Вокруг его могущественного образа лучи сияли с большей силой, а разряды пролетали намного чаще. Там, на этом колоссальном престоле восседал Господь и взирал на нас своими глазами. Оглядевшись, увидел множества людей, таких же, как я, вышедших из своих нор, словно зверьки, переставшие прятаться и начавшие свое медленное восхождение к свету. В глазах читался первобытный страх, смешанный с надеждой и фанатичным благоговением перед взором Бога. Мне не верилось, что я вижу Его. Это было чистое, незамутненное счастье созерцать Создателя своими глазами. Тогда он разверз уста и начал говорить. Голос раздавался громогласным эхом по всей округе и отпечатывался к душе каждого из нас.

- Дети мои, идите ко мне, к моим Ангелам и познайте любовь и милость мою.

Эти слова глубоко запали в наши сердца, все мы, начали свой путь к сияющему трону. Чувствуя, что другого пути у нас нет иного выбора, кроме как слушать Его волю. Каждый шаг приближал меня к спасению, и я шел не раздумывая. Навстречу нам спешили Ангелы, высокие, с золотыми волосами, стекающими к плечам и глазами, наполненными скорбью и радостью. Посланцы небес шли, чтобы забрать нас в Его чертоги. Они были также прекрасны, как и сам Господь, я уже не жалел о том, что расстался с прежней жизнью.

Вдруг, в толпе раздался голос. Он был хриплым, его крик надрывался и заглушался звуками апокалипсической грозы.

- Остановитесь безумцы, это вторжение. Они пришли за нами и хотят выгнать с нашей планеты.

Затем были слышны звуки стрельбы, короткая очередь из всплесков огня, затухшая вместе со стрелком, когда один из Ангелов подхватил упирающегося мужчину. В моей голове промелькнула лишь одна мысль – Дьявол пытается искусить слабых духом. А затем, развернул свое лицо навстречу Господу моему.

31.06.2013

Сквозь холодное стекло иллюминатора я видел конец. Смотреть не хотелось, сердце болело при каждом брошенном на неё взгляде, но я должен был записать все это, чтобы передать потомкам. Если они будут, если мы сможем спастись. Не знаю, как наш Челнок смог проскочить через плотную орбитальную защиту флота пришельцев. Наверное, все-таки нам повезло. Уже второй раз. Первый – когда мы нашли этот корабль, на брошенной советской базе. Наверное, он готовился к экспедиции на Марс или Луну. А куда он будет держать курс теперь, одному Богу известно. Я улыбнулся, вот Ему- то лучше об этом не знать.

Нас осталось всего десять. Только десять особей, некогда обширного племени, что погубила собственная вера. Они пали без единого выстрела, даже не сопротивляясь. Как маленький ребенок, пошедший за красивой конфеткой дяди с улицы.

Бросив последний взгляд на Землю, окруженную флотом инопланетян, я отправился в кабину. Искать новый курс.

Ваша оценка: None Средний балл: 4.6 / голосов: 8
Комментарии

Ver thik, her ek kom!

==============

та не... ерунда какая-то...

Быстрый вход