Дети нового мира. Часть 3

Предыдущая часть.

Андрей тяжело брел по снегу, мечтая о моменте, когда его компаньон наконец решит остановиться на привал. Считая себя неплохим ходоком, он был весьма удивлен, обнаружив, что еле угоняется за призраком. Тот, казалось, вообще не знал, что такое усталость, и шел вперед, словно и не замечая ни тяжести огромного заплечного мешка за плечами, ни глубокого снега. Андрею приходилось напрягать все силы, лишь для того, чтобы от него не отстать. Данная ситуация его старшего спутника, вдвое превосходящего Андрея по возрасту, изрядно забавляла.

   - Что сынок, нелегко за стариком то угоняться?, - хохотнул он на одном из привалов, глядя на то, как Андрей растирает ноги, сведенные судорогой после очередного перехода, - А ведь как хотел из города поскорей выбраться, прям аж дымился весь.

   Андрей разумеется не стал рассказывать Призраку о своем сне, не без оснований опасаясь, что тот либо высмеет его, не восприняв всерьез, либо напротив, воспримет всерьез и выгонит, не желая брать на себя лишние проблемы. Однако отделаться от страха он не мог, и в городе чувствовал себя словно в ловушке, каждую минуту ожидая, что перед ним появятся люди в черных масках.

   Призрак между тем, вовсе не спешил покидать город. Словно и не замечая обращенных на него неприязненных взглядов жителей города, он спокойно готовился к выходу, закупая необходимое снаряжение и припасы для себя и Андрея. Проявив немалое умение торговаться, он также сумел продать по весьма выгодной цене имеющиеся при Андрее вещи, которые тот нашел в схроне. За тот же чай, изготовленный еще до катаклизма и сохранившийся по сию пору, можно было, как оказалось, выручить весьма круглую сумму, так как на фоне нынешнего хвойного, он казался настоящим напитком богов. Вырученные деньги Призрак отдал Андрею до последнего медяка, чем изрядно удивил последнего, успевшего уже изрядно разочароваться в людях. Обретя наконец платежеспособность, Андрей, помимо рекомендованных Призраком вещей, не удержавшись, купил у местного кузнец огромный нож с лезвием, достигавшим едва ли не полметра. Поглядев на его приобретение, Призрак удержался от комментариев, однако скептическая ухмылка на его физиономии говорила сама за себя. В неспешных сборах прошло два дня, и Андрей  уже совсем было решился спросить у Призрака, когда же они наконец выберутся из города, однако Призрак опередил своего младшего компаньона, к немалому облегчению последнего.

   - Задержались мы тут, пора и честь знать, - сказал он уже под вечер второго дня сборов, - Завтра наутро выступаем.

   - А куда выступаем?, - спросил Андрей, стараясь не выдать своей радости.

   - На севере отсюда находится брошенный город. Построен еще до катаклизма, ныне брошен. Ходили туда правда до нас уже многие, но..., - Призрак вдруг резко умолк и замер на месте, как будто к чему-то прислушиваясь. Андрей некоторое время недоуменно смотрел на него, после чего, не выдержав, поинтересовался.

  - Ну что?

  - Ничего, показалось, - ответил Призрак, причем в его речи, как показалось Андрею, прозвучала неуверенность, - Так вот, ценностей там еще полно, так что, если грамотно подойти к делу, поживиться можно неплохо.

  - Как скажешь, - просто ответил Андрей, которому, в сущности, было все равно куда идти, лишь бы подальше от Рыбацка.

  - Ну, стало быть, на том и порешим. Доброй ночи, в следующий раз спать в кровати удастся не скоро.  

    Город они покинули еще затемно.

   Андрею почему-то показалось, что они выбираются из города едва ли не украдкой. Призрак разбудил его посреди ночи, после чего они, тихо собравшись, быстрым шагом прошли по улочкам города к воротам. На воротах, на сей раз, стоял не уже знакомый Андрею бородатый громила, а высокий и худощавый мужчина лет тридцати пяти.

   - Неужто наконец сваливаете?, - поинтересовался он у Призрака.

   - Загостились уж у Вас, пора и честь знать, - невинно ответил Призрак, словно и не заметив оскорбительного тона, - Так что открывай ворота, выполняй свою работу.

   - Открою, открою, ради такого то случая, - осклабился худощавый, - Надеюсь, больше ты здесь свою рожу не покажешь. По правде говоря, твое счастье, что здесь пока не я командую, а то бы ты уже давно посреди площади на веревке болтался...Призрак.

   - Да, Санёк, как жаль, что ты тут уже по слухам десять лет, как помощник участкового, а как был мелкой сошкой, так ей и остался, - ухмыльнулся Призрак, нисколько не смутившись, - Ну ничего, еще через десять глядишь, перестанут тебя и на ворота ставить, поднимешься чуток, карьеру сделаешь.

   Худощавый посмотрел на них так, что у Андрея по спине побежали мурашки. Даже его небольшого жизненного опыта хватило для того, чтобы понять - тот опасен. Возможно, не менее опасен, чем сам Призрак. Андрей украдкой покосился на своего спутника, но тот, казалось, вовсе не имел нервов.

   - Двигай отсюда, - отрывисто бросил худощавый, отодвигая огромный засов, - Лучше б ты больше здесь не появлялся, а то мало ли что случиться может.

  - Это точно, случиться может всякое, - усмехнулся Призрак, - Кто может знать наперед свою судьбу? Вот и я не знаю, вернусь я сюда, или нет. Бывай, Санёк, предупреждение твое я услышал, не боись. Приму к сведению.

   - Чего это он?, - недоуменно спросил Андрей, когда они уже отошли на достаточно значительное расстояние.

   - Ну вишь, не любят меня здесь, - весело ответил Призрак, - Да и тебя теперь тоже, кстати.

   - А за что не любят то?, - не понял Андрей, - За тех двоих?

   - Ну и за них, кстати, тоже, но не только, - туманно ответил Призрак, - Издержки профессии. Поваришься в нашем котле чуток - поймешь.

    - Привал, - наконец скомандовал Призрак, как раз перед тем, как Андрей, окончательно обессилев, уже собрался было упасть на снег.

    Андрей все же ухитрился открыть в себе уже не второе и даже не третье, а наверное десятое по счету дыхание, и дотащиться до развалин дома, которые Призрак облюбовал для отдыха. Стены, хотя и почти развалившиеся, все же кое-как защищали от ветра, что было весьма кстати, если учесть, что лес остался позади, и костер развести было не из чего. 

   С детства привыкнув воспринимать мир как один большой лес, лишь кое-где  всерьез затронутый человеческим присутствием, он был всерьез удивлен, когда всего через несколько дней пути, лес сменился на бескрайнюю снежную пустыню. Непривычность обстановки поначалу изрядно нервировала, но вскоре это чувство вытеснила всепоглощающая усталость, и ему стало не до нервов. Уже через несколько дней пути по ледяной пустыне, он вынужден был признать, что ремесло сборщика и впрямь оказалось куда менее романтичным, чем он думал. К концу дня, он ощущал себя уже не человеком, а неким заводным механизмом, у которого к вечеру почти кончался завод. Однако, надо было, превозмогая усталость, еще построить снежное убежище. На это обычно уходило не меньше часа, но, в противном случае, ночевка в снегу могла стать последней.   

     - Устал?, - поинтересовался Призрак, взглянув на Андрея.

     - Да нет, терпимо, - соврал Андрей.

 - А я вот устал уже, все ж возраст дает знать, староват становлюсь уже для такой работы, - ответил Призрак, по которому, казалось, вообще не было заметно, двух недель пути.

  - Далеко ли еще город?, - уныло спросил Андрей?

  - Думаю неблизко, - равнодушно ответил Призрак, - Какая разница?

  - То есть как какая?, - Андрей почувствовал, что замерзшие мозги шевелятся с немалым трудом, - Мы ж вроде туда идем?

  - Да ну?, - захохотал Призрак, - Никак и не заметил даже?

  - Что не заметил?, - не понял Андрей.

  - Что мы уж неделю как идем не в том направлении конечно! Наблюдательней надо быть, а то ты так в нашем ремесле долго не протянешь, - продолжая хохотать ответил Призрак, - Эх, загонял я тебя, хоть ты и моложе вдвое. Я и гляжу, ты уже неделю идешь, как заводной. Ты бы себя видел сейчас, зрелище, что надо, клянусь богами!

   - Хватит со мной в игры играть!, - разозлился Андрей, - Как смеешь смеяться надо мной? Хватит делать из меня дурака, да проклянут тебя боги!

  -  Экий ты однако, обидчивый, - вздохнул Призрак, - Ладно, прости, коль обидел, но ты сам виноват. В нашем ремесле надо быть посмекалистей. А ты аж два раз все что можно прозевал. Первый раз, когда за нами поганец этот шпионил.

  - Какой поганец?, - недоуменно спросил Андрей.

  - Вот! А ты ведь и не заметил его даже. А он за нами два дня ходил и даже в коридоре по вечерам уши грел возле двери. И он, кстати, не один был, хотя и самый настырный. Поэтому я смекнул, что нас слушают, вот и сказал про город, ясно тебе?

   Андрей погрузился в мрачное молчание, было ясно, что он в действительности показал себя не с лучшей стороны.

   - Не впадай в уныние, - усмехнулся Призрак, - Научишься еще, тебе просто город с непривычки на мозги давил. Я то уже привык там вертеться, да видал города и побольше, а тебе в новинку. Но привыкай помаленьку, я тоже не всякий раз рядом буду.

   - А зачем слушали то? Сами сходить хотели?, - угрюмо спросил Андрей, все еще не отойдя от осознания того, что он вновь совершил промах.

   - Сами? Да нет, сами они, конечно, не пойдут никуда. А вот подстеречь на обратной дороге - это запросто. При свидетелях на сборщика напасть желающих мало, зато тайно... Бандиты напали. Или мутанты, мало ли что случиться может? Или сами в дороге сгинули. Так потом и заявят, в случае чего.  

  - А при свидетелях почему мало желающих?

  - А потому что наиболее опытные сборщики все друг друга знают. И когда кого-то валят за просто так, другим это не шибко нравится. Тут не доброта конечно роль играет, а простой принцип : сегодня тебя убили и ограбили, а завтра я на твоем месте окажусь. Вот потому, если кто погибает, то есть шанс, что за него потом рассчитаться придут. Не всегда конечно придут, но не столь уж и редко. А тут город хоть и не большой, да и не маленький, шанс потому очень велик, новости то разойдутся. Потому то мне эта стрельба в городе по законникам тамошним например, с рук сошла. Был бы я никто, меня бы за одно это на веревке вздернули. Борзеть конечно слишком тоже нельзя. Потому я им кусок отвалил, чтобы не слишком скалились. Только любить они тебя от этого все одно не начнут, не думай даже.

  - Почему?

  - Ну ты спросил, друг. Вот ты сидишь в своем городе на одном месте, пашешь с утра до ночи, прогибаешься под местные порядки, а они иной раз весьма  суровы, чтоб не сказать - унизительны. И при этом знаешь, что очень уж высоко тебе скорее всего не подняться, и ты наверняка так и будешь всю жизнь горбатиться, чтобы просто выжить. А тут вдруг видишь каких-то сволочей, которые на первый взгляд и не напрягаются, но при этом все имеют. Приходят при оружии, да хорошем оружии, гордые больно, деньгами сорят, девки местные то к ним так и липнут. И сразу злость такая в людях, вот мол не работают ни хрена, сволочи, а живут так, как мне и не мечталось в самых сладких грезах.

   - Не работают?!, - возмущенно сказал Андрей, - Да я тут умаялся так, как в общине сроду не уставал.   

   - Нууу, вишь как, теперь знаешь оборотную сторону, - довольно протянул Призрак, - а когда сборщиков у себя в селе увидел, что подумал?  

   Андрей смущенно умолк.

  - Вот так то! Потому и отношение такое. Не любят, а то и ненавидят, но побаиваются. Нельзя, чтобы не побаивались, иначе сожрут со злости. Сами, что главное, от этого пострадают, ведь мы им сколько всего полезного таскаем, цивилизация нынешняя - название одно, она лишь осколок старой. И мы ее поддерживаем, кстати. Благодаря нам люди еще не совсем в дикость впали, а кое-что еще помнят, хотя и не шибко много.

  - А почему люди сами не идут в сборщики, если считают, что у тех жизнь сладкая?, - не успокаивался Андрей.

  - Эээ, сами. Во первых, рассуждать вот так, какая у них жизнь хорошая, это одно. А самому попробовать свою жизнь перевернуть, это совсем другое. Казалось бы, просто, ан нет, не каждый решится может. В молодости многие мечтают, надеются, что их подвиги какие-то ждут, приключения, мечтают сами жизнью своей командовать. Да только все планы строят, как они вот-вот в будущем что-то там совершат, а пока все в рутине тонет. Починить там что, еду добыть, просто развлечься, девку поиметь, а жизнь то идет, но тебе кажется - ничего мол, времени еще уйма. А тут-то дело дальше идет - женишься, тут уже забот полон рот, просто так не бросишь. И главное, чем старше становишься, тем страшнее менять что-то. Но пока успокаиваешь себя до поры, мол, ничего, если что, я еще все брошу и мечты свои исполню. Пока вдруг не понимаешь - поздно! Старый ты уже!

  - Ну а некоторые пытаются конечно, - помолчав добавил Призрак, - Но это тоже не так просто. Сейчас безопасные то места уже все обобраны, вот как город тот, о котором я тебе говорил. Узнать бы, кстати, как он хоть когда-то назывался. Чтобы чем поживиться, это надо сперва найти еще то, что так просто и не разыщешь, что еще целое, а потом еще добраться туда, да не сдохнуть. Мало кто может на самом деле, и без опыта не обойтись уже, не те времена. Потому большинство все ж предпочитает так жизнью не рисковать, а сидеть тихо в городе за стеной за жалованье, да зубами скрипеть при виде таких, как мы. Таких, кто не боится.

  Призрак закончил свой монолог, словно скинул камень с души, у Андрея сложилось впечатление, что давно хотел выложить кому-то свои мысли и теперь, наконец, нашел благодарного слушателя.

  - Кстати, хочу предостеречь, - вновь заговорил он, - Ты вот сейчас можешь, меня наслушавшись, возгордиться, мол, вот я то сумел, не такой как все, перерос. Я вот в твои годы также думал, а сейчас, хочешь верь, хочешь нет, все больше вот этим людям, которые всю жизнь в городе просидели, детишкам сопли подтирая, да надеясь, что к ним мародеры какие не нагрянут, или еще кто похуже, немного завидую. У них все же есть что-то, дом, семья, место в жизни, дети опять же после них останутся. А у меня за плечами лишь вот это, - Призрак показал рукой на ледяную пустыню, - А впереди уже маячит конец пути, в нашем ремесле своей смертью не помирают, а я хоть и помаленьку, а старею. И что после меня останется? Да ничего. Вот потому-то многие из нас, помаленьку начинают мечтать, состояние скопить, да осесть где покомфортнее. Да почему то мало кому удается. И вот тут то я понял, что мы по сути почти ничем от тех людишек не отличаемся. Нам тоже с годами свою жизнь уже почитай, что невозможно поменять. Имей это в виду, парень. Ладно, мы тут заболтались, пора двигать. Селение уже близко, дальше уже путь попроще будет.

   - Как они здесь вообще живут?, - недоуменно произнес Андрей, глядя на цель их похода - затерянное в снегах небольшое селение.

   - Да как и все, - весело ответил Призрак.

   Дома в этом городке были похожи на убежища, которые строили для себя каждую ночь Андрей и Призрак, только в отличие от тех, были существенно больше, так как строились не на одну ночь, а, судя по всему, для достаточно длительного проживания. Кроме того, поселение было обнесено мощной ледяной стеной высотой не менее трех метров.

   - А едят то что?, - не успокаивался Андрей, - Тут же не вырастишь ничего.

   - Тут река неподалеку, чистая, радиации нет, там они рыбачат, - объяснил Призрак, - Да и насчет «не растет ничего» ты не прав. Летом тут ягоды растут например. Впрочем, одним этим они конечно не прожили бы, главное их занятие - торговля.

   - Чем торговля, - пожал плечами Андрей, - Ягодами?

   Призрак лишь загадочно улыбнулся, и двинулся к прорубленному прямо в ледяной стене входу в селение.

 - Какие люди, - беззубо ухмыльнулся встретивший их старик, закутанный в меха с головы до ног, - А я уж думал не придешь. Кто это с тобой?

 - Ученик.

 - Неужто? Ну тогда добро пожаловать, молодой человек, добро пожаловать. За упряжкой пришли?

 - Как ты догадался?, - ухмыльнулся Призрак, - Готова упряжка?

 - Деловой подход, - рассмеялся старик, - Мы что, по твоему, должны были три последних месяца тебя дожидаться с упряжкой наготове? Пройди пока в дом, посиди, отдохни, погрейся. Упряжка, припасы, скоро все будет.

  

   - На самом деле, небось, еще вчера знал, что мы подходим, - сказал Призрак, уже развалившись на мехах в одном из ледяных домов, - У них тут разведка налажена.

   Андрей лишь рассеянно кивнул. Пребывание в тепле его обычно расслабляло. Когда он жил в общине, то даже не представлял себе какое это счастье - просто сидеть в тепле. По настоящему ценить комфорт и спокойствие он начал лишь после того, как близко познакомился с неиллюзорными опасностями и длинными переходами на морозе.

   - Впрочем, может и к лучшему, когда еще придется в тепле посидеть, - продолжил Призрак, который молчать, судя по всему, не умел физически.

   - А ты заранее у них упряжку заказал?, - поинтересовался Андрей, дабы как-то поддержать разговор.

   - Ага. Давно еще, я ж эту ходку уже не первый месяц планирую.

   - Хоть скажи, куда идем то?

   - Ну теперь-то скрывать уже незачем.  Убежище, друг мой. Старое убежище, построенное еще до катаклизма.

  - Убежище от чего?, - понемногу приходя в себя, Андрей все больше интересовался сутью разговора.

  - Помнишь, я тебе объяснял, что такое схрон? Так вот - то место, куда мы сейчас идем, это и есть такой схрон, только большой. Там планировали пересидеть катаклизм тогдашние правители. Место, по слухам, спрятано отлично. Найти такое - мечта каждого сборщика, потому как, правители, уж точно себя ограничивать не собирались. Они что тогда, что теперь одинаковы. Власть... власть никогда не меняется.

  - Что ж его до сих пор не нашли то?, - все еще недоумевал Андрей.

  - Задачка-то не из легких, - самодовольно хмыкнул Призрак, - Я вот лично год искал. Это кстати, еще одна часть ремесла сборщика. Порой, больше времени проводишь не в ходках, а в поисках. Информацию ищешь, о местах узнаешь. Это тоже товар, причем недешевый. Многие кстати на этом денег поднимают. Сделают ходку в богатое место, а потом видят, что все даже за несколько ходок не унесут. Информацию загоняют другим. Но мне на сей раз, кажись, повезло. Если все как говорили, то это место еще никем не тронуто.

  - А если нет?, - поинтересовался Андрей.

  - Неизбежный риск, - Призрак пожал плечами, - Бывает и такое конечно. Плохо, но не смертельно, это не единственное место,  с которого я кормлюсь.

  - Упряжка Ваша готова, - лаконично сказал зашедший в дом паренек лет двенадцати.

  - Отлично, - бодро ответил Призрак, - Пошли-ка глянем.

  - Какая Вам разница, куда они ушли?, - бросил мэр Рыбацка Михаил стоявшим напротив него трем крепкого сложения мужчинам, чьи лица скрывали черные маски.

  - Куда они ушли, это их сугубо личное дело, - продолжил он, видя, что к центру площади, где к нему и подошли наглые пришельцы, постепенно стягиваются бойцы участкового, готовые при необходимости принять участие в дискуссии, - Мы об этом у тех, кто посещает город, не спрашиваем. Могу Вас заверить, если кто спросит о Вас, мы ему тоже ничего не скажем.

  - Проблемы, босс?, - спросил подошедший участковый, вместе с которым было несколько его подчиненных с ружьями в руках.

  -  Никаких, полагаю. Ребята просто малость ошиблись, сейчас они это осознают и уйдут. Верно молодые люди?

 - Быстро подоспели, - лишь ответил один из людей в масках, - Хорошо работаете, хвалю.

 - Да ребята, совершенно верно, закон у нас исполняется очень быстро, и нарушители обычно даже не успевают толком разойтись, как уже покачиваются на виселице, - ответил мэр, почувствовавший себя намного увереннее после появления людей с оружием. Кроме того вокруг них уже потихоньку начинала собираться толпа, что подняло его уверенность на и вовсе огромную высоту, - Так что не смею вас более задерживать, всего хорошего.

  - Мы ведь не уйдем, - спокойно ответил все тот же человек в маске, судя по всему, являвшийся лидером.

  - А зря, - вступил в разговор участковый, положив руку на рукоять пистолета, - Совершенно необдуманно с Вашей стороны.

   Стволы ружей, как по команде направились в сторону мужчин в масках, однако, те даже не шевельнулись.

  - Мы не уйдем, пока не узнаем то, что нам нужно знать, - все так же спокойно ответил человек в маске, - А что до необдуманности, то на мой взгляд, необдуманно как раз Вы поступать собрались. Вы знаете откуда мы? Если нет, говорю - мы из Кина. Это значит, что отступить мы не можем, нет у нас прав таких, так что пугать нас бесполезно. Конечно, навалившись всей кучей, Вы нас убьете, не спорю. Но уже сейчас, вместе с нами, умрут также несколько из Вас. За стенами у нас отряд из пятнадцати душ, вооружены и подготовлены как мы, вряд ли вы даже против них устоите. Но если все ж справитесь, то что с того? Сюда прибудет сотня наших, после чего от Вашего городка не останется ничего вообще, кроме пепла. Но есть другой вариант - Вы просто сдадите нам чужаков. Чужаков, перед которыми у города никаких обязательств нет. Которые, я понял так, что и здесь наследить успели. Выбор прост - сотни Ваших жителей, или двое чужаков. Решать вам, я готов к любому исходу.

  Участковый открыл было рот, однако сразу же замолчал, повинуясь вскинутой руке мэра. Тот, глядя на группу людей в масках, лишь напряженно молчал. Бойцы в масках, стояли, как будто и не замечая направленных на них ружей. Если ситуация и внушала им какое-то беспокойство, то прочесть это на скрытых масками лицах было невозможно.

  - Мы действительно не знаем, куда они направились, - сказал мэр, после затянувшегося молчания, - Мы не имеем намерений ссориться с Кином, однако ничем не можем помочь.

  Бойцы Кина продолжали стоять на месте, в упор глядя на мэра.

  - Если Вы  о тех двух, что вышли из города позавчера, то я могу Вам кое что подсказать, - неожиданно высказался один из подчиненных участкового - долговязый мужчина, средних лет.

  - Говори, - последовал немедленный ответ.

  - В город ушли, на север. Там вроде поживиться чем хотят, хотя там давно все уж выбрали подчистую. Позавчера только их выпускал.

  - Хорошо, -  равнодушно ответил лидер бойцов Кина, - Твоя помощь не останется без награды. Подойди.

  Долговязый осторожно подошел, явно не ожидая ничего хорошего, однако, человек в маске лишь протянул ему золотую монету с эмблемой Кина - изображенным посреди монеты солнцем. Выхватив монету из пальцев бойца, долговязый тут же отскочил назад.

  - Может, кто еще хочет что-то сказать?, - поинтересовался человек в маске.

  Ответом ему было лишь молчание. Более, желающих высказаться не нашлось.

  - Что ж, такой ответ нас тоже устроит, - голос говорившего остался спокойным, - Мы уходим. Пока уходим.

  - Вряд ли он и впрямь двинулся на север, - высказался один из бойцов Кина, когда трое посланников вернулись к расположившейся в паре километров от Рыбацка стоянке, - В том городе сейчас и опытному сборщику поживиться нечем.

  - Это не играет столь уж большой роли, - задумчиво ответил лидер, внешне ничем не отличавшийся от остальных членов отряда, - Пора воззвать о помощи и милосердии. Разводите костры.

  - Уверен?, - с сомнением в голосе поинтересовался боец.

  - Да. Далее откладывать уже опасно. Благодетель должен знать. И Учитель тоже должен знать.

  Окруженный кругом из пылающих костров, человек в маске неподвижно сидел на снегу уже больше часа. Прочие члены отряда не тревожили его, лишь изредка подбрасывая дров в огонь. У ритуала не было четких границ времени, и ждать результата можно было как несколько минут, так и несколько дней. Но в этот раз, Учитель откликнулся достаточно быстро.

   - ГОВОРИ!, - Оглушающий шепот раздался в мозгу неожиданно, и человек в маске невольно  вздрогнул.

  - Прошу о милосердии, Учитель, - прошептал он одними губами, зная, что все равно будет услышан, - Задание все еще исполнено не до конца. Одному удалось уйти. Всего одному.

  - ЧТО ОДНОМУ, ЧТО СОТНЕ - ВСЕ РАВНО, - обладатель шепота был безжалостен, выворачивая само сознание своего слуги, - ОТКРОЙ МНЕ СВОЙ РАЗУМ.

  Человек закрыл глаза, и постарался отрешиться от всех мыслей, дабы Учителю было легче узнать о происшедшем. Он прекрасно знал, что лучше не пытаться что-либо утаить, себе дороже. С теми, кто пытался препятствовать зондированию, учитель был особенно суров.

  - НЕ ТОЛЬКО УШЕЛ, НО И НАШЕЛ СПУТНИКА, - шепот звучал, казалось, отовсюду, хотя человек точно знал, что кроме него, шепот никому не слышен, - А ТЫ ЕЩЕ ПОТЕРЯЛ ДВОИХ.

  - Я все исправлю, Учитель, - грозный боец и командир превратился в лепечущего раба, - Я обещаю, нам нужна совсем небольшая помощь.

  - ХОЧЕШЬ ИДТИ ЗА НИМИ?

  - Да, только они возможно будут заметать следы. Мне нужно обрести возможность видения. Можно мне рассчитывать на эту милость.

  - МОЖЕШЬ, - ответ последовал незамедлительно, что сильно обнадежило человека, - НЕ ПОДВЕДИ НА СЕЙ РАЗ, ИЛИ ЭТОТ РАЗ БУДЕТ ПОСЛЕДНИМ.

  - Я не подведу, Учитель, клянусь.

  - ХОРОШО, - сознание человека в маске затопила вспышка яркого света. Свет обжигал его, причиняя дикую боль, но тот нечеловеческим усилием воли сдерживал крик. Однако, под конец все же не выдержал и издал вопль, в котором не было ничего человеческого.

  Поднявшись, человек в маске вышел за пределы очерченного кострами круга, и подошел к остальным.

  - Ну что?, - Задал ему вопрос один из бойцов.

  - Я был услышан, и милость была мне оказана, - последовал короткий ответ.

  - Судя по тебе, Учитель был слишком суров, - зло сказал боец, - Он ведет себя, как злой демон, этот Учитель.

  Командир наконец нашел того, на ком можно сорвать злость. Мощный удар свалил бойца на снег. Командир занес было для удара ногу, но опустил ее на землю, видимо передумав.

  - Еще раз скажешь что-то подобное - прибью, - уже спокойно сообщил он валяющемуся на снегу подчиненному, -  Я однажды был вызван к Благодетелю. Я не хотел бы, чтобы это повторилось, а Учитель докладывает ему каждый день. Может, ты готов занять его место?, - и увидев, как боец испуганно мотает головой бросил остальным, - Выступаем не медля. Девять человек со мной, я сам отберу их лично. Остальные остаются здесь. В город без нужды не заходить, но подходы контролировать. Даже если мы разминемся, они, скорее всего, вернутся сюда. Будьте готовы их встретить.

  Второй день пути подходил к концу.

  Андрей едва смог заметить краткий отдых в ледяном поселке. Разведение и выращивание ездовых собак, было, как выяснилось, основным промыслом жителей поселка, и они безусловно знали в этом толк - даже не имея почти никакого опыта обращения с собаками, Андрей не мог не увидеть, что собаки были превосходны. Упряжка была отнюдь не пустой, собранных припасов должно было хватить на оставшийся путь, причем, судя по разнообразию пищи, на голод поселение, как ни странно, и впрямь не могло пожаловаться. Судя по всему, ремесло жителей странного поселка было весьма прибыльным.

   Однако всему подходит конец, и уже на следующее утро, сборщики покинули гостеприимный поселок. Впереди их снова ждал долгий путь, причем, вопреки ожиданиям Андрея, наличие упряжки не сильно его облегчило, так как большую часть времени им пришлось идти рядом с ней на лыжах, а то и вовсе пешком, а вовсе не ехать, как он было,  сперва наивно предположил.  Впрочем, постепенно Андрей начинал привыкать и к тяжелому труду и к однообразию переходов. Распрощавшись с иллюзиями о небывалой романтике ремесла сборщика, он мало-помалу, начинал понимать саму суть своего нынешнего занятия. Тем не менее, кратковременный отдых, по прежнему, воспринимался им как счастье, спал же он, как и раньше, без сновидений.

  Тем страшнее был для него приснившийся сон.

   Гостеприимный ледяной городок, был, как оказалось, гостеприимен далеко не ко всем. Впрочем, возможно это объяснялось в первую очередь тем, что, стоящие неподалеку от забаррикадированного входа люди в черных масках, вовсе не выглядели желанными гостями.

  - Нам нужно лишь узнать, куда они направились, - в очередной раз высказался один из людей в масках,- Мы щедро заплатим и за информацию и за упряжки.

  - Куда кто пошел, мы об этом не рассказываем, - повторил выглядывающий из за ледяной стены старик, - Уходите отсюда воины Кина, Вам здесь делать нечего.

  - Хорошо, не рассказывайте, - согласился человек в маске, - Но собак Вы нам продадите.

  - Не продадим, их осталось слишком мало, - угрюмо ответил старик, - Вам здесь делать нечего.

  - Старик, не заставляй меня терять терпение, - тон его собеседника стал угрожающим, - Я предлагаю сделку, но если ты не согласен, то я могу просто забрать то, что мне нужно.

 - Против Вас поднимется вся тундра, - грозно ответил старик, - Вам потом не прожить и двух месяцев.

  - Старик, ты шутишь должно быть, ты знаешь кто мы и откуда? Угрожать нам - пустая и глупая затея, угрозы для нас, что лай дворняг, если мы их и замечаем - то лишь для того, чтобы дать им пинка.

  - Слова твои и есть лай дворняг, безликий урод, - заорал старик, - Проваливай, пока еще можешь!

  - Я последний раз говорю..., - начал было человек в маске, однако в этот момент у кого то из защитников снежного города не выдержали нервы. Щелчок тетивы арбалета, прозвучал, казалось, громче выстрела, и один из людей в масках, охнув, начал заваливаться набок, получив  арбалетный болт в живот. Остальные среагировали молниеносно, ответив автоматными очередями. В ответ раздалось несколько хлопков самопалов, однако у обороняющихся не было ни единого шанса. Автоматный огонь смел их со стен, а пытающиеся укрыться за ними, обнаружили, что ледяные стены дают весьма неважную защиту от автоматных пуль. Люди в масках, в считанные секунды преодолели расстояние, отделявшее их от стены, и ворвались в деревню, которая сразу же наполнилась криками. Андрей почему-то уже не мог разглядеть, что происходит за стенами, однако в то, что жителям удастся выстоять, он не верил ни секунды.

   - Призрак!, - заорал он, и проснулся.

  Сбивчивый рассказ занял не столь уж много времени. Андрей, на сей раз, не стал умалчивать ни о чем. Рассказал и о своем предыдущем сне, и о нынешнем, и о своем глубоком убеждении, что до встречи с бойцами Кина, им осталось совсем недолго. Надо отдать должное Призраку, он отнесся к его рассказу более чем серьезно, чего Андрей совсем не ожидал. Практически, он воспринял сны Андрея даже с большей озабоченностью, чем сам Андрей.

  - Ну что ж, - жестко сказал он, после того, как Андрей выговорился, - Убегать от них смыла нет, упряжки они скорее всего взяли. Значит надо встречать гостей.

  - Как встречать?, - не понял Андрей, - Ты с ними драться хочешь? Как?

 - Да как обычно, - задумчиво ответил Призрак, - Жаль ты не можешь точно сказать, время. Но, даже, если они побывали там лишь вчера, то ждать их осталось недолго. Что ж...знать время, хотя бы приблизительно, уже неплохо. Пойдем-ка, подумаем, где лучше всего гостей принять.

 Лежа на вершине холма, Андрей вглядывался в горизонт уже больше  часа. Лежать на снегу было довольно холодно, даже несмотря на подложенные шкуры. После часового пребывания в сделанном Призраком убежище, он уже начал сильно сомневаться в том, что его сон был именно вещим. В очередной раз кинув взгляд на располагавшийся примерно в трехстах метрах от него соседний холм, на котором должен был укрываться Призрак, Андрей попытался все же разглядеть его, однако сколько ни вглядывался, увидеть его так и не смог.  

  Впрочем, и самого Андрея разглядеть сейчас было весьма непросто. Вытащив из своего, казавшегося безразмерным заплечного мешка солидный отрез белой ткани, Призрак поразил Андрея, ухитрившись за каких-то двадцать минут сделать так, что лежа на снегу, Андрей стал практически неразличим для человеческого глаза. Все, включая ствол его ружья, было замаскировано с помощью ткани. Даже лицо Андрея, было сейчас закрыто подобием маски с прорезями для глаз.  Политый водой снег, образовывал импровизированный бруствер, однако Призрак дал четкие инструкции стрелять лишь один раз. После выстрела,  Андрей должен был, не медля укрыться за холмом, вне зависимости от того, попадет он, или промахнется. Первые полчаса после того, как Призрак оставил его в одиночестве, Андрей очень сильно волновался, однако сейчас ожидание уже казалось ему настоящей пыткой, которую усугубляло осознание того, что он мог и ошибиться в своем предсказании.

  Заметив вдали движущиеся точки, Андрей сперва не поверил своим глазам, решив, что от долгого ожидания, у него уже начались галлюцинации. Однако, приникнув к установленному на его ружье оптическому прицелу, он явственно разглядел идущие друг за другом собачьи упряжки. От охватившего возбуждения, его кинуло в дрожь, он все таки был прав. Целиком прав.

   Пригнув голову, он постарался стать максимально незаметным, слившись со снежным покровом. Призрак дал ему четкое указание - не стрелять до тех пор, пока не начнется. На вопрос что именно должно начаться, Призрак лишь ответил: Начнется - сразу поймешь.

   Андрей чувствовал, как в его груди бешено колотиться сердце, и постарался представить, какой охотничий азарт сейчас охватывает преследователей. Оставленные на снегу следы саней, должны были четко указать преследователям на близость целей. Андрей искренне надеялся, что преследователи не сообразят, что цели уже давно выбрались из саней,  и с нетерпением жду, когда гости окажутся в заготовленной им ловушке. Рискнув чуть поднять голову, Андрей сумел сосчитать количество упряжек. Семеро. На каждой упряжке по одному человеку. Что ж...жители ледяного города все же сумели оказать кое-какое сопротивление захватчикам. Андрей приник к окуляру, моля всех богов лишь о том, чтобы не пропустить момент, когда наступит время для действий с его стороны.

    Между тем, вереница упряжек, уже поравнялась с холмом, на котором должен был находиться Призрак. С помощью прицела, Андрей уже мог явственно разглядеть сидящие на санях фигуры в черных масках. В какой то момент, ему показалось, что вереница упряжек идет прямо на него. Он уже еле сдерживался, чтобы не нажать на курок.

  Тишина не была нарушена ни единым звуком, однако человек в маске, сидящий на санях, возглавлявших вереницу, неожиданно упал, заваливаясь набок . Сани еще какое-то время ехали по заданному им при жизни курсу, однако затем, судя по всему, законы физики взяли свое, и заваливающееся тело, все еще сжимающее поводья в руках заставило собак резко свернуть влево, отчего сани, не выдержав столь резкого маневра, опрокинулись набок.

    Идущие следом упряжки, разумеется не успели свернуть в сторону, в результате чего, буквально за несколько секунд, образовалась настоящая куча-мала из саней, людей и ездовых собак. Андрей оторопело наблюдал за кое как выбирающимися людьми в масках, заметив как еще один боец ткнулся в снег лицом вперед. Двое выбравшихся из кучи, вскинули автоматы в поисках мишени, и Андрей решил, что можно уже с достаточно большой долей уверенности заявить, что то, о чем говорил Призрак уже наступило. Задержав на секунду дыхание, он сделал медленный выдох, одновременно плавно потянув спусковой крючок.

  БАХ! Андрей невольно вздрогнул от звука собственного выстрела. Четко выполняя указания Призрака, он, сгруппировавшись, покатился по склону холма, даже не взглянув, попал ли он хоть в кого-нибудь. Раздавшийся треск автоматных очередей, лучше всего убедил его в том, что он поступил более чем правильно. Судя по всему, растерявшиеся стрелки, наконец-то нашли цель, в которую можно стрелять, и теперь вовсю использовали эту возможность. Андрей не мог не порадоваться тому, что холм служит ему достаточно хорошим укрытием от пуль, хотя и не мог не жалеть о том, что он более не имеет возможности видеть, как разворачиваются дальнейшие события.

   А посмотреть было на что.

   Под аккомпанемент канонады из нескольких автоматов, неожиданно упал еще один человек в маске. Именно в этот момент, еще один боец, до тех пор поливавший огнем холм, на котором только что находился Андрей, вдруг в недоумении прикоснулся к шее. Отняв от нее вдруг покрасневшую о крови руку, он, несколько секунд смотрел на нее, а затем также свалился на залитый его кровью снег.

   Один из людей в масках, перестав стрелять, резко побежал по ледяной пустыне, в сторону оставшейся вдали ледяной деревни, выкрикивая ругательства. Второй был более разумен, правильно соотнеся причину со следствием, он бросился к свалившимся в кучу саням, надеясь укрыться за ними. Безумно храбрый, или наоборот, безумно глупый третий, вскинув автомат, дал очередь уже по противоположному холму, однако опустевший автомат сразу же замолк, и горе-стрелок, дрожащими руками полез в никак не желавший расстегиваться карман за новым магазином. Невидимый противник не оставил ни одному из них ни шанса. Бежавший к саням, уже почти достиг своей цели, однако пуля стрелка-невидимки, разнесла ему голову раньше, чем он успел ее спрятать. Горе-стрелок успел вытащить из кармана запасной магазин, однако большего его противник ему сделать не дал, метким выстрелом отправив его к праотцам. Дольше всех прожил бегун, однако и его не спасло даже то, что он успел увеличить расстояние между собой и снайпером почти на триста метров. Как ни быстр он был, пуля все же оказалась быстрее.

   Один из еле заметных сугробов неожиданно зашевелился, и оттуда вылез человек, с ног до головы закутанный в белое. Все еще держа наготове свое диковинное оружие, он подошел к своим недавним противникам и тщательно убедился, что ни один из них уже не подает признаков жизни. Лишь после этого, он позволил себе громко закричать, с трудом перекрикивая лай и рычание собак, все еще пытающихся растащить кучу малу из саней.

   - Андрей, выходи уже, все кончилось.

  Андрей осторожно выбрался из своего укрытия, все еще не веря своим глазам. Подойдя к Призраку, он осмотрел поле боя.   Казавшиеся непобедимыми враги валялись, все еще сжимая автоматы в руках. Андрей попытался выразить свои мысли, но почему-то смог сказать лишь одну фразу.

   - Надо было кого-нибудь живым взять.

   - Это зачем еще?, - рассеянно ответил Призрак, глядя на пытающихся выпутаться собак.

   - Допросить. Я хочу знать, зачем они нас убивали.

   - Это воины Кина, - ответил Призрак, - Они тебе ничего не расскажут. С ними что-то такое делают, что стоит им начать рассказывать об определенных вещах, они умирают. По крайней мере, я об этом слышал.

   - Вот бы и увидели, - упрямо проворчал Андрей.

   - Кое-что я сейчас точно увижу, - Призрак подошел к телу, лежащему в центре огромного пятна крови, и резким движением сорвал маску. Под маской было самое обычное, человеческое лицо.

   - Ну вот, а разговоров то было, - разочарованно хмыкнул Призрак, - Ты, кстати, молодец, не ожидал. Надо ж так точно было в шею попасть, чтобы артерию перебить.

  - Я вообще-то в голову целился, - хмуро ответил Андрей.

  - Да? Ну все равно молодец. Удачлив. Ну что ж, пора переходить к самому приятному, сбору трофеев. Все брать не будем, но что сможем - унесем.

   Вечером, в возведенном снежном убежище, Призрак произвел подсчет трофеев. На семь автоматов, осталось уже не так много патронов, судя по всему, их покойные владельцы изрядно поиздержались в дороге. Тем не менее, убитые были экипированы так, что Андрей мог лишь догадываться, во сколько обошлось такое снаряжение. Ножи, высокие, шнурованные зимние ботинки, компасы... у двоих были обнаружены даже ручные гранаты - невиданная вещь. 

  - Прямо хоть и не ходи уже никуда, - задумчиво сказал Призрак, глядя на обретенное богатство, - Правда в Рыбацке это не продать конечно. Туда они, небось, уже заглянули. Жизнь у нас теперь будет возможно, не слишком длинная, но, безусловно, интересная. Кин это конечно, не тот город, с которым я хотел бы бодаться.

  - А что это вообще за Кин такой?, - спросил Андрей, только сейчас сообразив, что до сих пор толком не знает, кто стоит за его врагами.

  - Пожалуй, из всех известных мне городов, этот - самый могущественный и крупный, - мрачно сказал Призрак, - Что, впрочем, неудивительно, если учесть, кто в нем заправляет.

  - Кто же?, -напрягся Андрей.

  - Бог.

  - Кто?!

  - Ну, только не говори, что не слышал. Даже в вашем медвежьем углу должны знать о богах.

  - Да нет, я слышал, - пробормотал ошеломленный Андрей, - Но только...

  - Только никогда не слышал, чтобы бог управлял человеческим поселением?, - закончил за него Призрак, Ну, справедливости ради, этот случай действительно уникален. Собственно это позволило Кину вырасти из мелкой кучки перепуганных людей в то, чем он является сейчас.

  - Ну и ну, - только и смог сказать Андрей.

  - Кстати, он там правит не в одиночку. Там четкая иерархия. Сам бог жителям почти и не показывается, в основном правят жрецы, наиболее приближенные к нему особы, коим он дает даже какие-то сверхъестественные силы.

  - Людям?!

  - Тут мнения расходятся, но не перебивай. Основная часть жрецов точно люди, и они лишь управленцы. Но высшие...те действительно кое-что умеют. И носят маски. Всегда.

  - Как те?

  - Нет, действительно всегда. Те, кого мы видели, в сущности, тоже всего-лишь люди. Правда, эта их привычка носить маски породила много разных слухов, один глупее другого, но все эти слухи полная ерунда, в чем ты имел возможность убедиться. На самом деле, это у них какой-то ритуал. Даже не свой, они копируют каких-то докатаклизменных бойцов, которые перед боем, вроде как всегда надевали маски. Говорят, круты были невероятно, вот и эти перед каждым боевым выходом, тоже маски одевают - стараются быть на них похожими. Впрочем, больше надо бояться не их.

  - Кого ж бояться больше?

  - У высших жрецов в подчинении есть специальные люди, коих они используют для тонкой работы, там где обычные бойцы оказываются слишком громоздким инструментом. Ну и внутренний порядок поддерживают. Впрочем, о них лишь слухи ходят, эти то маски не носят, а живут с виду вообще обычной жизнью.

  - Зачем такому могучему городу, могли понадобиться наши жизни?, - с горечью спросил Андрей.

  - Рад бы ответить, но не могу. Знаю однако, что в этом городе, несмотря на все его могущество, не все себя чувствуют в безопасности. Иногда на совершено обычного гражданина  показывает жрец, и он тут же уничтожается. При этом, действия эти не объясняются никак. В лучшем случае скажут, что так захотел бог. Они его еще называют - Благодетель.

  - Люди это терпят?

  - Люди готовы стерпеть очень многое, если им пообещать безопасность, жизнь в тепле и сытость. Жители Кина это имеют в достаточной степени. Правда, в последнее время такие случаи происходят чаще, так что люди начинают роптать. Впрочем, чем больше они ропщут, тем чаще это происходит.

  - Рассказал бы кто другой, я б не поверил, - мрачно сказал Андрей.

  - Недоверчивость, это скорее положительное качество, - усмехнулся Призрак, - Тебе наверное рассказывали про богов, что это кровожадные монстры, ужас современного мира. Так и есть, но вот видишь, люди терпят. Жить под властью монстра, при всех неудобствах, оказывается все же безопасней, чем с людьми. Кстати, твой поселок был, возможно, не первым, зачищенным таким образом.

  - Тоже никак не объяснялось?

  - Да, тоже. Паршиво конечно сложилось, гибели стольких своих, Кин точно не простит.

 - Я до сих пор вообще поверить не могу, что это получилось. Как тебе удалось то, я ведь даже не слышал ничего.

  - У меня талант оставаться невидимым и неслышимым, - на лице Призрака возникла самодовольная ухмылка, - Ну и мой самый верный спутник, - Призрак любовно погладил свое диковинное ружье. Таких осталось всего-ничего, может он вообще последний.

  - Он звука не издает при выстреле?

  - Ну издает конечно, но тихий такой. Мало кто слышит. Для борьбы с мутировавшим зверьем правда не ахти, но против зверья двуногого лучшее из всего, что у меня когда-либо было. Жаль, патронов для него уже не найти, так что приберегаю для особо торжественных случаев, - Призрак вздохнул, и отложил оружие в сторону, - Хотя, кстати, должен признать, если бы не ты, и твое чутье, мне бы и он не помог.

 - Если б не я, то тебе бы с ними воевать и не пришлось.

 - Брось, - равнодушно сказал Призрак, - Я уже сорок лет живу, и, почитай, сколько себя помню, все время с кем-то воюю. Да катаклизма я жизни и не помню совсем. У меня даже детство пришлось на самые тяжелые годы. Сейчас то еще, считай, все же кое-что успокоилось, упорядочилось. А тогда...тогда люди на полном серьезе друг дружку жрали. Зима...не такая, как сейчас даже, еще лютее, эпидемии. Потом первые мутанты, откуда они взялись, толком не знал никто, говорят, за столь короткий срок, радиация так подействовать не могла. Да и не так уж она сильна была, как ожидалось. Одновременно всякие самозваные пророки и спасители полезли. Обещали на обломках старого мира построить новый, кое-кто за ними пошел, так что поголовье людишек еще подсократилось, хе-хе...они ж, меж собой первым делом перегрызлись на предмет того, как именно надо мир спасать. Каких только идиотов не повылезло, да проклянут меня боги, если половина из них сами понимали, что говорят. А люди им верили, умирали за них и убивали. А потом...потом появились боги. Они начали активно добивать выживших. Сперва с ними кое-кто биться пытался, потом договариваться, потом поняли, что биться с ними бесполезно, договариваться тоже. Проще с мутантом договориться. Начали скрываться, прятаться..., ладно, что то я уже разболтался, видать стариковские привычки уже берут свое. Давай укладываться, идти уже недолго осталось, скоро на месте будем.

  Остаток пути прошел без происшествий, судя по всему, в эту часть снежной пустоши не забирались даже мутанты и бандиты. Учитывая, сколько у них теперь было собак, тяжелый путь превратился в относительно легкую прогулку. Буквально через пару дней, маленькая команда сборщиков дошла до того, что некогда было, судя по всему, окраиной докатаклизменного города. По сию пору сохранившиеся остовы некогда величественных зданий, изрядно разнообразили унылый пейзаж ледяной пустоши, однако изрядно затруднили продвижение саней. Впрочем, особенно долго идти не пришлось. Вскоре Призрак, то и дело сверявшийся с картой, остановил упряжку, после чего, подойдя неплохо сохранившемуся двухэтажному дому из красного кирпича, начал отмерять от него шаги, держа в руках компас. Отмерив что-то, порядка двадцати шагов, он остановился у вполне естественно выглядящего сугроба.

  - Ну вот, похоже, вот она цель нашего визита.

  - Сугроб?, - съехидничал Андрей.

  - Ага, он самый. Там в санях ломы лежат и лопаты. Придется руками поработать, заодно и согреемся.

   Андрей не слишком верил в успех их дела, однако, когда он уже успел не только согреться, но и порядком запариться, лопата ударилась обо что-то твердое. Еще через какое-то время, сугроб постепенно приобрел вид небольшого строения с металлической дверью.

  - Что, это оно и есть?, - поинтересовался Андрей, бросив наконец осточертевшую лопату на снег, Маленькое какое-то.

  - Основное убежище внутри, под землей, - задумчиво сказал Призрак, осматривая дверь, - Дверца то покруче, чем я думал. Интересно, удастся ли ее сломать? Впрочем, думаю, справимся.    

  Подойдя к саням, Призрак, повозившись в пожитках, извлек оттуда некий странный предмет, к которому тянулся смотанный в катушку шнур. Пристроив данный  предмет к стальной двери, Призрак начал отходить в сторону, держа шнур в руках. Кивком головы, он приказал Андрею следовать за ним.

  - Не представляешь, сколько я выложил за эту штуку, - сказал он, когда они отошли уже метров на сто, - Ее и до катаклизма то было непросто достать.

 -  А что это такое?, - спросил Андрей, - Долго идти то еще?

 - Да пока шнур не кончится, - ответил Призрак, - А мне сказали, что это штука, которая открывает любые двери.

 - Колдовство?, - Андрей поежился, - В общине рассказывали всякое.

 - Да, мне так и сказали. Сообщили, что эту вещь сделал сильный колдун.

 - А как сработать должна?

 - Ну вроде как граната, только сильнее намного. Главное сказали, сперва заклинание произнести.

 - Так это колдуном же надо быть?

 - Да нет, вроде сказали - любому можно. Колдун тут уже постарался, говорит некую энергию тут заключил. Надо только заклинание произнести, и зажечь вот этот фитиль, силы и высвободятся.

 - Какое заклинание?

 - Сейчас и узнаешь, - Призрак зашел за угол, более-менее сохранившегося строения и начал зажигать факел, - Заходи тоже за угол и как я факел запалю и слова скажу - рот открой и заткни уши.

 - Заклинание то длинное?

 - Да нет, слава богам, всего несколько слов.

 Положив длинный фитиль на снег, Призрак зажег факел и, поднеся его к фитилю, торжественно и с пафосом громко произнес могучее заклинание, призванное освободить запрятанные в таинственном предмете магические силы.

 - ЕБАНИСЬ ОНО КОНЕМ!

 Наблюдая за тем, как бежит огонек, съедая подожженный фитиль, Андрей вспомнил, что что-то очень похожее любил говорить ныне покойный глава его общины Александр Алексеевич и успел подумать, что и про него говорили, что он колдун.

  Больше он ничего подумать не успел, потому как эффект от магического заклинания превзошел все его самые смелые ожидания. Земля под ногами внезапно затряслась и ушла из под ног, а раздавшийся грохот пробился даже через заткнутые пальцами уши. Андрей дико закричал, пытаясь таким образом отогнать охвативший его ужас, но даже сам не смог услышать свой крик.

  Кое как Андрей сумел заставить себя открыть глаза, до сей поры крепко зажмуренные от страха. Рядом с собой, он увидел сидящего на снегу  Призрака. Его широко раскрытый рот ясно показывал, что на него происшедшее тоже произвело определенное впечатление.

  - Сильно, - еле слышно прошептал он одними губами, - А я еще думал, может он и не колдун вовсе, а шарлатан.

  Не найдя, что на это ответить, Андрей кое-как поднялся на ноги и осторожно выглянул из за угла дома. Поднятое взрывом облако из снега и дыма постепенно рассеивалось. Уже можно было ясно видеть, что цель была достигнута, даже более чем. Заклинание, в сочетании с волшебным предметом, вышибло не только дверь, но и наполовину разнесло само здание. Судя по всему, это и впрямь была очень мощная магия.

  Подождав пока дым окончательно рассеется, сборщики подошли к остаткам, здания. За ныне отсутствующей дверью, находилась ведущая вниз винтовая лестница. Призрак посветил факелом, однако конца лестницы сборщики так и не увидели.

  - Похоже вот она - цель, - констатировал Призрак, - Я уж, сказать по правде, думал в какой-то момент, что придется нам вертаться несолоно хлебавши. Ну что, пора глянуть, что там.

Продолжение следует.

Ваша оценка: None Средний балл: 9.4 / голосов: 86
Комментарии

Я бы твои книги купил не задумываясь! Но думаю продолжение будет не скоро?

Спасибо! Супер)

Было бы удобно если приделать внизу кнопку - "Подписаться"

Тогда по выходу новой главы приходило бы уведомление.

Ещё раз спасибо!

СУПЕР!!!!!! Жду продолжение. 100 из 10

Магическое заклинание УХАХАХ. ТОко за это 10 можно ставить. Аффтар жги есчо...

Где же продолжение Seeker?

Народ требует продолжения!^_^

Продолжения! Продолжения!!!

Люблю юмор. На этом сайте его практически нет. За волшебное слово отдельный респект. Жажду продожения, куда ты пропал? Может нужно сказать волшебное какое слово, чтобы увидеть новую часть?

Супер! когда продолжение???

круто! ЕБАНИСЬ ОНО КОНЕМ! ухаахахаах. Продолжения хочу

Замечательно! Cтиль изложения – один из лучших на сайте.

С нетерпением жду продолжения.

и где продолжение?сколько уже прошло?год?

давно слежу за сайтом и что вижу?пару классных глав и все,пользователь пропал...забыл пароль?форматнул винт?умер?или переехал в Сибирь,в тайгу,где нет инета..

и что самое страшное таких примеров недописанно-пропавших огромное кол-во

ЕБАНИСЬ ОНО КОНЕМ))))))

10

Мда... Видимо 4-я часть будет лучше всез 3-х вместе взятых, реально долго...

ну и да... ЕБАНИСЬ ОНО КОНЕМ! - это бриллиант ).

Заклинание высшего порядка))) Хороший рассказ, как и все жду продолжения))

очень надеюсь что автор жив.... а то что-то паливо - полтора года ни слуху ни духу :(((((

Гааа....запал у него закончился....а так ебанись оно конем.....респект!!!!!

Будет книга-куплю обязательно,только бы тираж был побольше,что бы всем хватило.И, не очень хорошо оставлять своих читателей в полном неведении относительно дальнейшей судьбы рассказа.Ждем с нетерпением.

Отличный рассказ , просто супер!!!!!!!!!!

Да что ж такое, только разгонишься во вкус войдешь а уже кончилось, требуем продолжения банкета. Рассказ хороший

Быстрый вход