Полураспад. Глава 7. Хозяин.

Глава 7. Хозяин.

- Надо бы спуститься, послушать что говорят, - Лекс кивнул в сторону окна, выходящего во двор, где собралось человек пятнадцать соседей.

- Охуенная идея! – съязвил Хром. – Ладно, мне еще, или Лике. Мы хоть иногда тут появлялись. А вот ты среди соседей, где все друг друга знают, будешь, мягко говоря, не в тему! Мы здесь на полулегальном положении, когда до тебя это дойдет?

- Пусть мама с папой сходят, - предложила Лика.

- И то верно, - согласился Владимир Николаевич. – Алла, пойдем, спустимся.

Алла Михайловна, протерла красные от слез и бессонной ночи глаза, достала из тумбочки с зеркалом в коридоре косметичку, припудрила лицо и слегка навела тени, что бы не бросалось в глаза.

- Ну а нам что делать? – спросила Вера.

- Вам – спать, - приказным, но добрым тоном ответил Хром. - Еще восемьутра. А нас, мужики, дела ждут.

- Какие еще? – Рок недоуменно посмотрел на друга.

- А что, тебе делать нечего? – язвительно поинтересовался Хром. – Вон, сколько стволов, - Хром легонько ткнул ногой баул с награбленным. - Их все надо вылизать, что бы блестели, как яйца у кота. Недаром я за них шкурой рисковал, мародеров гонял и потел в болоте, пока сюда их пер.

Рок в ответ развел руками и пожал плечами, дескать «без проблем!»

Через минут двадцать вернулись родители Лики.

- Ну что там говорят? – поинтересовалась у них Лика, встречаая их в коридоре. – Что нового?

- Ничего особо, - ответил Владимир Николаевич, стягивая с себя ботинки. – Никто не знает что произошло. Да, стреляли, но кто в кого – никому неизвестно. Вот парнишку зацепило с соседнего дома. Валя Тищенко. Ты вроде знаешь его, - Владимир Николаевич помог жене снять куртку, повесил одежду на вешалку и направился в зал вслед за женой.

- Так вот, Валя этот. Он младше тебя. Двадцать лет ему, - продолжил Владимир Николаевич, усаживаясь в кресло. – Он как с армии вернулся – в охрану устроился. На оптовую базу маленькую, здесь недалеко, где бывший мебельный комбинат. У его матери день рождения сегодня, он пораньше со смены ушел. Домой возвращался. А тут это… - Николай Владимирович осекся, потупив взгляд. – Вобщем, шальная пуля. В живот. Уже к дому подходил. Такой вот подарок матери… Она пыталась в скорую позвонить, но сети вроде не было. Вот она и потащила его на себе по соседям…

Алла Михайловна всхлипнула и заплакала.

- Мы бы все равно ничего не смогли сделать, - попыталась успокоить ее Лика.

- Ольга – медсестра, - возразил Владимир Николаевич.

- Я бы все равно ничего не смогла, Владимир Николаевич, - ответила вошедшая во время разговора Ольга. - Полостное ранение, для этого нужна операционная, опытный хирург, анестезиолог, реанимационное оборудование…

Чуть успокоившаяся Алла Михайловна вновь заплакала в объятиях дочери.

Все утро, пока женщины мирно сопели в кроватях, мужчины провели за чисткой и смазкой нового оружия, сортировки боеприпаса, прокурив всю кухню и радуясь, как дети. Хром взял себе ПМ и АК-107, переставив на того закрытый коллиматорный прицел со своей Сайги. Шарк с Лексом выбрали 105-е, Рок, последовав примеру Хрома, взял 107-й. Ястреб от автомата отказался.

- Нахрен он мне нужен? Я бы даже насчет СВД подумал бы еще, даже если бы была, - пояснил Ястреб. – Моя Сайга пристрелена и вылизана гораздо лучше, чем многое штатное оружие вояк. ПМ, вот, себе возьму, что у бандосов забрали. Хром, дай второй магазин.

Хром пожал плечами, вытащил из кармана снаяряженный магазин ПМ и протянул его Ястребу.

Володя взял магазин, отпустил затвор пистолета с задержки, вставил магазин и отложил пистолет в сторону.

- Это не повод отмазаться от чистки, - ехидно подмигнул Рок и протянул ему один АК-107. – Помогай, давай!

- Ладно, - недовольно буркнул Ястреб, отщелкивая крышку ствольной коробки автомата.

- Так, давайте в другую комнату, Лев! – по-хозяйски, командным голосом заявила заспанная Ольга, вошедшая вместе с растрепанной с спросонья Верой в кухню. – Завтрак готовить надо, мы есть хотим.

- Подожди, Оль, - запротестовал было Лекс, - чуть-чуть осталось.

- В другой комнате закончите, - парировала Ольга. – Всю кухню прокурили, дышать нечем, - Ольга закашлялась.

- Хрен с ним, пошли, мужики, в маленькую - Ястреб перекинул через плечи сразу три автомата и поднялся с мягкой табуретки. – Шарк, доставай свои запасы к СКС. Надо бы пустые магазины к сто третьим набить.

Расставив оружие вдоль стены маленькой комнаты, мужчины встали напротив и какое-то время молча смотрели на «оружейный натюрморт», явно наслаждаясь и ликуя внутри.

- Надо бы коллиматор к новому стволу пристрелять, - нарушил торжественную тишину Хром.

- Успеется, - отверг предложение Ястреб. - Возьми у Шарка КХП и по нему вечером с балкона пристреляешь на полтинник. Будет возможность – выедем, на горячую сделаешь.

Хром согласно кивнул.

- Надо рацейки на зарядку поставить, - вспомнил про оставшийся в сумке хабар Лекс. – И еще хочу в планшете капитошки порыться, не возражаешь, Хром?

- Только за. Занимайся, - дал добро Хром. – Может, что полезное найдешь.

Лекс, тактично растолкав собравшихся, направился в маленькую комнату напротив, захватив из коридора баул.

- Надо бы в город сгонять, осмотреться, - предложил Рок, развалившись на диване в зале после сытного завтрака. – Посмотреть, что там вояки начудили. Не просто так ведь они сюда прорывались. Город можно и стороной обойти, так что они явно не транзитом. Их цель – город. Ну, или что-то в нем.

- Логично, только аккуратно, - согласился Хром. – Рок, Ястреб, едем в город. Я в руль. Пришла пора Патрику прогуляться. Шарк, Лекс – остаетесь здесь. Лекс при деле, Шарк – на тебе безопасность джокервиля.

Рок, крехнув, встал с кресла и направился в прихожую. Ястреб достал из кармана бандитский ПМ, перепроверил магазин и засунул за брючный ремень, прикрыв толстовкой.

- Здесь оставь, Вов, - Хром исподлобья взглянул на Ястреба, - мусора примут – проблем не оберемся.

- Хера-с два, - огрызнулся Ястреб. - В прошлый раз без стволов еле отбились. Второй раз вряд-ли так повезет. Тебе, кстати, тоже рекомендую захватить.

Хром чуть задумался, но, пожав плечами, согласился:

- Хрен с тобой, Ястреб, берем!

Хром сходил в маленькую комнату, взял с полки ПМ, так же перепроверил магазин, заткнул за пояс и пошел обуваться.

На улице ярко светило солнце, бликуя в стеклах домов и проецируя на землю замысловатую сетку теней от ветвей раскидистых деревьев во дворе. Несмотря на безоблачное небо, солнце почти перестало согревать и Хром, поежившись под дуновением легкого, но промозглого ветра, застегнул куртку. Пикнув сиреной сигнализации, Патриот, стоявший в ряду других внедорожников выживальщиков, сыто заурчал тюнинговым двигателем, отфыркиваясь перепускным клапаном компрессора куда-то в районе правого крыла, как заправский конь. Хром нажал другую кнопку на брелоке, Патриот снова пиликнул сиреной сигнализации и открыл замки дверей.

- Интересно, почему так вышло? – риторически, под нос, поинтересовался Рок, поудобнее устраиваясь на широком заднем сиденье.

- В смысле? – не понял Ястреб.

- В смысле, почему все это происходит? – пояснил Рок, кивнув на дверь подъезда, измазанную забуревшими отпечатками окровавленных ладоней. – Жили себе, жили… А тут – хуяк! И приключения.

- Кстати, заметь, если заменить в мировоззрении слово «проблема» на слово «приключение», жить становится заметно интереснее, - с ехидной ухмылкой вступил Хром, настраивая что-то в маршрутном компьютере в ожидании, когда двигатель прогреется.

- Согласен, Хром, - Ястреб легонько хлопнул друга по плечу и заулыбался.

- И тем не менее? – Рок постарался вернуть разговор в прежнее русло.

Патриот сердито рыкнул двигателем, снова отфыркнулся и потихоньку тронулся вперед, направляемый Хромом к выезду из двора.

- Почему случилась революция? – переспросил Ястреб. – Рок, ну ты же в школе учился. Знаком ведь с фразой «низы не могут, а верхи не хотят»? Вот и сейчас примерно то же самое. Ты посмотри вокруг. Что из себя страна представляет? Показушные участки благополучия и стабильности в виде мегаполисов на фоне всеобщей разрухи и беззакония со стороны самого государства. Полицейское общество в «лучших» традициях антиутопических произведений. Для наглядности возьми наш город. Производства в большинстве своем загублены, технологический уровень семидесятых-восьмидесятых. Основные экономические источники – торговля. Супермаркеты, склады, магазинчики, торговые павильончики. А где производство? А производство в Китае, Тайване, Польше, Корее, Чехии. А у нас хуй. Какие более-менее оплачиваемые профессии? Правильно, менеджер по продажам (втюхивать друг другу ненужную хуиту и при это обставлять все так, будто без нее прожить невозможно), менеджер по логистике (обеспечивать как можно более быструю доставку той самой хуиты, что втюхали или втюхают менеджеры по продажам) и так далее. Где, блять, в этом списке врачи, преподаватели, инженеры, квалифицированные рабочие? А на выходе получается ширма в виде прекрасной картины «стабильности и процветания» и нищее население в китайских обносках.

Ястреб попытался пустить кольцами сигаретный дым, но сквозняк из приоткрытых окон лишь растягивал его по всему салону автомобиля.

- А население – это вообще отдельный разговор, - продолжил за Ястреба Хром. – В кого мы превратились? Мы происходим от славян, самого непокорного и свободолюбивого народа. Потом стали русскими, единым целым, опиздюливавшим любого внешнего агрессора, начиная от Монголо-татар и заканчивая Наполеоном. Потом мы были советскими людьми, укротителями природы и покорителями космического пространства, народом-победителем. А теперь кто? Россияне. Тьфу, блять. Мужики, вы никогда не ассоциировали слова со вкусом? Вот у меня слово «россияне» ассоциируется со вкусом посталкогольной блевотины.

- Блять, Хром, - поморщившись в отвращении, возмутился с заднего сиденья Рок. – Я знаю, что у тебя талант обычными, вроде, словами выражать высшую степень мерзости, но не надо сейчас, ладно? Только позавтракали ведь!

Ястреб заржал.

- Так вот, россияне… - продолжил Хром, стараясь не отвлекаться от дороги. – Заметьте, не «русские», а «россияне». Прикинь, к какому-нибудь улану, кавалеристу в девятнадцатом веке, обратиться: «Россиянин!» Быстро по еблу перчаткой бы словил. Ну, да не суть. Что есть «россияне»? А есть они - оболваненное зомбоящиком, мэйлрушечкой и вконтактиковскими группами в стиле «Нереальный прикол, трэш и угар» стадо, которое внимает каждому слову НТВ и ОРТ, ходит послушно голосовать за того, за кого скажет начальник на работе, потому как работа нужна, она дала возможность купить бюджетное, обязательно иномоторное (иначе ты чмо на тазе) пузотерло (которое в большинстве стран мира и за машину-то не считают), и на пятнадцать лет взять в ипотеку однушку. И похеру, что однушка эта, построенная рабами-таджиками из токсичных отходов китайских полимерных заводов благодаря заботливым банкирам на выходе обойдется представителю стада как небольшой домик на побережье в Болгарии. Но, блять, «зато свое!» По выходным стадо бухает, зачастую до невменяемого состояния, мужская половина отращивает пузо, как у беременной близнецами, а то и тройней, а женская половина отращивает себе сразу все. А хуле? Жизнь удалась: муж-менеджер, жена-домохозяйка, ипотечная железобетонная халупа с кредитной плазмой на стене и такая же кредитная помойка на четырех колесах, а в нагрузку ко всему еще и спиногрыз, зачатый в пьяном угаре на вечеринке в честь новоселья в ту самую ипотечную халупу. За едой стадо дружной шумной толпой катается в гипермаркет на окраину города, потому что «так делают все». И похуй, что мясо на рынке гораздо свежее и дешевле, а долгохрана в «Магните» или «Пятерке» можно набрать на те же деньги раза в полтора-два больше. Главное – это быть как все. «Что, бля, я не могу себе позволить в супер-гипер-трипер-маркете закупаться?» Стадо живет ради стада и понтов. Замкнутый круг. Стадо полностью полагается на государство и милицию, рассчитывая, что милиция их бережет, а государство-то уж точно не наебет. И все в скопе это называется «стабильностью». Стадо предпочитает не видеть, как за окном даг или таджик насилует и убивает русскую девчонку («это всего-лишь случайность» - оправдание у стада), стадо предпочитает не читать истории про мусорской пресс и как фэбэсы или чинуши отжимают прибыльные бизнесы («это тоже случайности, в семье – не без урода!» - блеет стадо). Стадо и понятия не имеет, про расформированные стратегические воинские части и целые военные городки, оставленные поселками-призраками. Оно понятие не имеет о вымирающих деревнях, разрушенных совхозах и обанкроченных фермерских хозяйствах, которые начинаются виться вереницами вдоль зарастающих разбитых второстепенных дорог, стоит лишь удалиться от неоновых реклам крупного города на пятьдесят-семьдесят километров в любом направлении. Вот что есть «россияне».

Хром замолчал и сплюнул через открытое боковое стекло на асфальт. Патриот снизил скорость перед разбитым, ухабистым участком дороги в спальном районе, по которому еле двигалась, поблескивая лакированными боками, Skoda Octavia.

- Вот он, очередной «россиянин», - презрительно кивнул Хром на еле ползущую спереди машину. – Купил в кредит иномоторную пузотерку, теперь трясется над каждой ямкой, потому как замена пробитого бензобака или погнутого рычага подвески скромный бюджет офисной крысы просто не выдержит. А он, блять, не знал, где он живет? Он не знал, что у нас такие дороги? Знал. И он взял бы себе какой-нибудь паркетник, но ему не по карману. На бэушных ездят лохи, новый – не потянуть, а на новый Шевик он в жизни не сядет, ибо это ударит по репутации. Шевик – это не понотво, видите ли!

- Ну так мы тоже, получается, «россияне», - сказал с заднего сиденья Рок. – Мы хоть и видим все, но тоже ничего не пытаемся изменить.

- Я – русский! – огрызнулся Ястреб, гневно взглянув на Рока.

- Мы – чуть другое дело, Рок, - пояснил Хром. – Во-первых, мы - параноики. Мы, хоть и стараемся видеть больше, чем показывают, но наше кредо – никуда не лезть. Это - залог выживания. Во-вторых, а что ты предлагаешь менять? Если брать за основу принцип «хочешь изменить мир – сперва измени себя», то себя мы изменили. Смотри: мы не ждем выходных, что бы провести их в алкогольном дурмане, не обвешиваем себя кредитными обязательствами. Свободное время проводим не с бутылкой пива на диване перед кредитной плазмой, а на охоте, на покатушках, на заброшках играя в пейнт, в спортзале, в путешествиях, в гаражах, ремонтируя наши авто и много где еще. Все мы имеем достаточно широкий круг интересов, в том числе и общих. И что? Мир изменился? Да нихуя! Все живут, как и жили, а нас шизиками считают.

- Ну а если пробовать объяснять, нести идею в массы. Доносить до людей, как жить правильно, - начал, было, Рок, но Ястреб его прервал:

- Хуйня получится. Хром перед всей этой канителью привел Сана, друга своего какого-то, с девушкой на больничку. В пейнт поиграть, может там к теме подтянуть. Человека сделать, одним словом. А в итоге получилось, что мы долбоебы и шизы-психопаты, а Сан – Д’Артаньян и вообще правильный и ровный.

- Если человек хочет видеть, - дополнил Хром, – будет искать возможности, что бы увидеть больше. Если не хочет – показывать бесполезно. Это для нас наша жизнь интересная и насыщенная. А большинство на нас посмотрит и скажет: «Вот людям делать нехуй! Проблем им мало, они себе еще приключения ищут!»

- А чего раньше про Сана не рассказывали? – спросил Рок.

- А что тут рассказывать? Неудачный опыт вербовки, - Хром ухмыльнулся. – Ястреб тебе все рассказал. Стоящих подробностей нет.

- А сейчас он где?

- Сан? А хер его знает, - Хром пожал плечами и закурил, выпуская клубы дыма в окно.

- А прикинь, как ему сейчас? – Ястреб отстраненно, злорадно улыбаясь, уставился на Хрома. – Еще вчера тебе предлагают дружбу, взаимопомощь, информацию люди, которых ты чуть ли не нахуй шлешь. А сегодня все рушится и катится к чертям, и все, что тебе вчера предлагали, оказывается на первом месте по ценности. Я бы волосы на жопе рвал!

- Я вот все равно не понимаю, - не унимался Рок, - если все такие овощи, то кто все это замутил, революцию в смысле. Если судить по твоим словам, Хром, все – безвольные овощи, куда им до восстания!

Хром пожал плечами:

- Два варианта. Первый – это пендосы. Если допустить, что их социальная инженерия и интриганские способности вкупе с немалым опытом действительно способны разжигать восстания в других странах, то здесь учудили купленные наши вояки, возможно, с интегрированными в их ряды агентурой.

- А второй? – уточнил Рок.

- Ну не все же овощи, Рок, - ответил за Хрома Ястреб. – Есть и нормальные, адекватные люди, которые видят, куда все идет, а главное, которым не все равно. Если вдруг возникла возможность объединение таких людей под одной идеей, возможности материального обеспечения такой группы…. В общем, возможно те же вояки, обуреваемые истинно патриотическими чувствами организовали и осуществили мятеж.

- Стой, блять, куда ты? – воскликнул сзади Рок, указывая пальцем вперед. – Блокпост!

- Блять! – выругался Хром, сбрасывая скорость. – Что за новости? Его же здесь не было! До перекрытого центра еще три квартала должно быть!

- Сворачивай куда-нибудь! – Ястреб заметно занервничал и запустил руку под толстовку.

- Куда? Видишь: ни одного съезда во двор, - Хром судорожно осматривал территорию по обе стороны дороги. – Здесь не развернуться, слишком узко.

- Давай через бордюр налево, по тротуару назад, - принял решение Ястреб. – Через пятьдесят метров резко вправо, там промежуток между домом и кустами. Через сквер во двор станем.

Хром дернул ручку раздатки, переводя ее в положение «4L», Патриот рыкнул двигателем, с легкостью перемахнул тридцатисантиметровый бордюр и, взрыв крупными шашками резины придорожный газон, помчался по тротуару в обратном направлении.

Добравшись до двора, Хром припарковал автомобиль на почти пустой автостоянке рядом с подъездами пятиэтажки.

- Смотрите, как город пустеет, - Ястреб кивнул на почти пустую стоянку. – Все валят кто-куда-то, как блокпосты на выездах сняли. Здесь-то скоро жрать нехер будет. Я сегодня по пути еще ни одного открытого магазина не видал.

- Можно подумать, там, куда они сорвались, прям-таки земля обетованная! – съязвил Рок.

- Это мы с тобой об этом знаем, - пояснил Ястреб. – А им пофигу. Они – стадо. «Все побежали – и я побежал!»

- Ладно, что дальше-то делаем? – спросил Хром, заглушив двигатель. – До центра полтора-два километра. Думаю, все перекрыто наглухо.

- Для транспорта, - добавил Ястреб. - Во избежание инцидентов. Людей не станут блокировать полностью, да и невозможно это такой группой, как в город вошла. Таких групп десяток надо, что бы полностью такую площадь перекрыть. Пошли пешком.

- Дворами? – уточнил Рок.

- Да нафиг? – отмахнулся Ястреб. – По улице. Мимо блокпоста. Заодно осмотримся, что к чему.

- Вов, идти со стволами через блокпост - не самая лучшая идея, - скептически произнес Хром.

- Да брось, Хром! – стал настаивать Ястреб. – Это же не менты. Даже не вованы. Это – вояки. А они народ, в общем, дисциплинированный. Им сказали не пускать транспорт, они и не пускают. Инициативы в стиле «доебаться до прохожего» в отличии от ментов им не знакомы.

- Ладно, хрен с ним, - сдался Хром и пиликнул брелоком сигнализации, закрывая машину. – Двинули.

Осмотревшись по сторонам, трое мужчин направились по песчаной тропинке, пересекавшей по диагонали весь двор типичного спального микрорайона, в сторону улицы.

По мере приближения к блокпосту, волнение внутри Хрома начало спадать. Военные не проявляли никакого внимания ни к ним, ни к другим редким прохожим. Блокпост был больше похож на революционную баррикаду: в шахматном порядке на дороге были выставлены помятые легковушки, преграждавшие путь к целой стене, сооруженной из таких же автомобилей, перевернутых на бок. За стеной, ощерившись стволами в сторону возможной опасности, стоял БТР, рядом, за одной из перевернутых машин было организовано пулеметное гнездо, где находился один из бойцов, облокотившись на приклад Корда. Остальные бойцы сидели на броне БТР или же просто стояли рядом с ним, прислонившись к ним спинами.

- Пойдем, пообщаемся, - предложил Ястреб, кивнув в сторону военных.

Хром, натерпевшийся за утро авантюрных идей Ястреба, лишь обреченно кивнул, не найдя, что возразить.

- День добрый, сержант, - подойдя к пулеметчику, поздоровался Ястреб.

- Для кого день, а для кого утро, для кого добрый, для кого - нет, - недовольно пробурчал молодой, чуть старше двадцати лет боец, перекидывая пулемет на плечо. – Че надо?

- Да ладно, сержант, - стараясь придерживаться как можно более миролюбивого и беззаботного тона, ответил Ястреб. – Просто поинтересоваться хотели, что происходит. Куришь? – Ястреб протянул открытую пачку бойцу.

Сержант кивнул и достал из протянутой пачки сигарету.

Хром повернулся на стоящих в нескольких метрах остальных военных. Они с не без интереса наблюдали за гостями, но нервозности или агрессии никак не проявляли.

- Не стесняйся, боец, - Ястреб протянул пачку сержанту, - забирай, не обеднею. Тебе нужнее, знаю, что такое в сапогах, тем более в такое время.

Сержант удивленно посмотрел на Ястреба, затем обвел взглядом стоявших рядом Хрома и Рока, хмыкнул, но пачку взял. Достав из кармана зажигалку, он закурил, жадно втягивая сигаретный дым, быстро, одну за одной, сделав несколько затяжек уже более добро и расслабленно вновь посмотрел на Ястреба:

- Ладно. Чего хотели-то?

- Сержант, - снова начал Ястреб, - что происходит-то? Что в городе творится?

- Пока это не ваше дело, мужики, - деловито и серьезно ответил сержант. – Сегодня смотрите телек или радио слушайте. Будет официальное заявление. Все, что вам нужно знать – пояснят.

- Так а в городе что? – вступил в разговор Хром.

- Дома, епта, - огрызнулся сержант. – Внутри еще внутреннее кольцо охранения. Туда вас без прописки в районе оцепления и пешком не пустят. Нехер вам там делать, домой идите.

- А чье хоть заявление по радио будет? – не унимался Хром.

- Подполковника Сергеева, - сухо ответил сержант.

- Это что получается? В городе новый хозяин? - спросил Рок.

- Хозяин – у рабов, - сержант снял с плеча пулемет и гневно взглянул на Рока. – А в городе – новый лидер.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.9 / голосов: 18
Комментарии

хорошый рассказ

Ver thik, her ek kom!

==============

жи-ши пишЫ с "и" :)

похвалой такого пеЙсателя, как байромич можно просто подтереться

Хорошо!

хороший рассказ а продолжение когда

твое продолжение когда, горе-писатель?!

Хорошо пишешь! Хотя и бывают нестыковки))) ... да кто без греха?

Читал на одном дыхании... с нетерпением жду продолжения!

Надо бы ... уважить "общество"!

Быстрый вход