Новый город.

6 июня 2019г. Старая Зона, завод «Росток» , Украина.

– По машинам! – крикнула Ведьма, хлопнув по крыше «Тигра» и села внутрь, захлопнув за собой дверь.

Пять «Тигров», два БТР-90 и один БМП-3 тронулись с завода Росток. Бронированную колонну, окрашенную в черный цвет с эмблемами «Долга» провожал весь «Росток» гомоном и аплодисментами. Промчавшись через «Старую Зону», колонна выехала на дорогу к Чернобылю. Мощная броня и специальная технология, созданная в лаборатории Х-8 долговцами, позволяли стопроцентно не бояться аномалий, поэтому водители развивали максимальную для БМП скорость – 70км/ч.

Через десять минут езды на пустынной дороге, караван подъехал к КПП «Чернобыль», который был под контролем все того же «Долга», который расширял свои границы. КПП окружили колючей проволокой, минным полем, а крыши зданий оснастили несколькими КВПТ, которые выкупили у военных. Лейтенант Бойко, который был за рулем головной машины, посигналил своим, когда те подняли шлагбаум.

– Не отвлекайся! – грубо сказала Ведьма, и джип прибавил газу, проезжая мимо сталкерского лагеря в школе.

Сталкерша села на свое место, и, сняв шлем, растрепала свои русые волосы. Чернобыль стал уже четвертым крупным населенным пунктом, который накрыла Зона. Так же, как Припять и Лиманск, город был необитаем, если не считать крупных сталкерских лагерей, которые были готовы отразить любое нападение неприятеля. Почти за месяц сталкеры разных группировок организовали несколько баз. КПП «Долга», лагерь «Школа» свободных сталкеров, судоремонтный завод, захваченный синдикатом и речной вокзал, в котором обосновалась «Свобода». Бойко косо посмотрел на капитана и ухмыльнулся.

– Что? – спросила девушка.

– Ничего. Женщины даже в Зоне остаются женщинами, – снова ухмыльнулся долговец, вжимая педаль, и, разогнав джип до сотни, влетел на край разлома.

Джип подпрыгнул, и снова встал на колеса, а аномалия даже не сработала, благодаря листу бронированной стали на днище джипа, в сплав которого добавили порошок артефакта «Хрусталь Власти». Этот артефакт довольно хрупкий и похож на пемзу черного цвета. По непонятным причинам артефакт блокировал аномальное излучение и появлялся только в аномалиях симбионт. Благодаря чему, сталкер, надев на голову шлем с крошкой этого артефакта, мог совершенно не бояться пси-излучения, а лист на днище, бамперах и крыльях автомобиля позволяли спокойно ездить по Зоне, и не бояться аномалий.

– Ничего удивительного, – парировала Ведьма. – Мужики тоже ,как были кабелями по ту сторону Периметров, так ими же и остаются по эту.

– Мы ж не специально, – улыбнулся Бойко, проезжая мимо прогнившего указателя «ЧОРНОБИЛЬ» перечеркнутого почти стершейся красной полосой.

В свои двадцать шесть лет Ведьма, она же капитан Сомова, одна из лучших сталкеров, лучшая среди сталкерш и превосходный командир. Три года назад ее повысили до звания капитана, и она стала командовать седьмым отрядом – лучшим во всем «Долге». Через пару минут, когда колонна проезжала мимо почти исчезнувшего поселка, сзади раздалась пулеметная очередь, и Ведьма увидела, что хвостовой «Тигр» стал вилять по всей пустой дороге.

– Камышев, какого хрена самодеятельность? – нервно спросила девушка в рацию.

– Простите, товарищ капитан. За нами химера увязалась. Вот и уворачиваюсь от нее, пока Капуста ее в капусту рубит, – виновато ответил водитель.

– Выруливай, – Ведьма нарисовала в воздухе поднимающуюся спираль, и, посигналив, Бойко вырулил «на встречку».

Прихватив «Прибой», сталкерша поднялась, и выглянула через люк назад, где сержант Капуста все никак не мог поймать мутанта на прицел и зазря тратил патроны.

– Скажи Камышеву, чтобы он засунул Капусту обратно, и продолжал вилять, – крикнула Ведьма, пытаясь прицелиться в химеру, но Капуста все портил.

Посмотрев на обтянутый многослойной тканью зад командирши в десяти сантиметрах позади, Бойко выполнил приказ, и через секунду Капусту силком затащили внутрь.

– Держи ровнее, – велела Ведьма.

– Подождите, поворачиваю, – предупредил лейтенант, и повернул налево.

Когда колонна снова выровнялась, а химера была как на ладони, Ведьма стала вбивать пулю за пулей во все две головы мутанта. Когда сталкерша выстрелила пятнадцатым патроном, мутант дернулся и покатилась кубарем по дороге.

– Камышев, остановитесь, и добейте, – велела она, садясь на свое место.

– Выполняем, – ответил лейтенант.

– Подъезжаем к Дитятки, – предупредил лейтенант, постепенно сбавляя скорость.

Блокпост Дитятки встретил их разрухой после прошедшей недавно волны мутантов. Повсюду сновали сталкеры разных группировок, которые перетаскивали мертвых людей и расчищали территорию от трупов мутантов. Среди всех шести группировок не хватало только одной – «Долга». Чтобы не бросить тень на свою группировку, Ведьма достала рацию.

– Говорит капитан Сомова, седьмой отряд. Вышлите парочку отрядов и продовольствия в Дитятки. Не знаю, куда Прапор смотрит, – сказала она.

– Эм… доброе утро, капитан, – ответил заспанный голос. – Говорит полковник Прапенко. Мы посылали отряд. Но он не дошел видимо. Отправим еще один вместе с техникой. Спасибо. Удачи вам.

– И вам тоже, – ответила Ведьма Прапору.

Выехав на шоссе Р-02, лейтенант стал разгоняться, периодически проезжая мимо островов леса, раскинутых в океане полей. Пролетев объятый пламенем Приборск, колонна свернула на Иванкове. Единственным замедлением были БТРы и БМП, поэтому колонна растянулась почти на двести метров. Мутанты не решались нападать на большую колонну тяжелых машин, и даже псевдогигант, недалеко от Феневичи, уступил дорогу колонне, но получил в брюхо из БМП.

– Моя госпожа, поедем через Вышгород, или объедем? – спросил лейтенант, когда они подъезжали к очередному городу.

– Не язви, и держись плана, – грубо ответила Ведьма, и долговец поехал в объезд мимо города.

***

Когда колонна подъезжала к Киеву, на панели джипа часы показывали половину восьмого вечера, но грозовые тучи свинцовой пеленой скрыли от сталкеров небо, и наступила тьма. Лейтенант следовал плану, и, сверяясь с навигатором, выехал на Минский проспект. «Тигры» довольно плавно ехали по новому асфальту, а вот БМП трещал на всю округу. Свернув на Вышгородскую, Бойко проехал несколько сотен метров в темном городе, когда в свет фар попал снорк, который тут же был раздавлен затормозившим лейтенантом, после чего на капот неожиданно приземлился еще один мутант.

– Твою! – вскрикнул он, чуть ли не в упор смотря на снорка, который вытаращился на сталкеров. Соловьев что-то запричитал и активировал пулемет на крыше, но пули с трудом доставали до него, тогда за дело взялась сталкерша. Открыв люк, она выхватила USP, щелкнула включателем фонарика и выпустила тяжелый патрон прямо в лоб мутанта. После выстрела повисла тишина, если не считать рокота двигателей бронетехники. Ведьма Со всей округи завыли сотни снорков, вой которых разносился на многие километры в ночной тишине.

– Приготовиться! – крикнула Ведьма в рацию, открывая люк. – Сокол, смотри меня не размажь, – предупредила сталкерша и высунулась в люк, выискивая мутантов.

– Слушаюсь! – кивнул сержант, включая инфракрасную камеру на турели и открывая огонь из пулемета. По крыше застрекотали гильзы.

Из БТРа выпустили две световые ракеты, которые осветили нечто. Такого еще никто не видел. Огромная десятиэтажка, которая стояла вдоль улицы, превратилась в огромное логово. Некогда красивые панельные дома выложенные шикарным бежевым кирпичом превратились в рассадник мутантов. Каждое стекло выбито, в некоторых квартирах горят пожары. Из каждого окна на них смотрело как минимум два противогаза. Заметив противника, снорки прыгали вниз, пролетали по два этажа и хватались за уступы, а потом снова прыгали, пока не добирались до второго этажа, с которого приземлялись на асфальт и бежали на колонну. Большинство из них мчались прямо по машинам. Сталкеры разворотили осиное гнездо, разбудив зверя. Вся колонна открыла по ним огонь. Некоторые долговцы вышли из машин и стали вести прицельный огонь по сноркам. Ведьма, достреляв магазин пистолета, засунула его в кобуру и вытащила наружу «Прибой», а вместе с ним и рацию:

– Из машин не ногой! Это приказ. Сама лично пристрелю! – крикнула сталкерша и рация полетела вслед за рожком, а девушка вставила новый. У самого уха девушки загрохотал ПКТ, управляемый Соловьевым. БМП стрелял из пушки, разворачивая первые этажи здания, попутно поливая его из спаренного пулемета. Из люка БТРа вылез долговец и сразу же вдавил гашетку, поливая мутантов из «Утеса».

Машины, припаркованные возле дома или стоящие на обочине взрывались одна за другой, но мутанты все не отступали, а наоборот, наступали. Неожиданно Соловьев схватил Ведьму за талию и со всей силы рванул вниз в тот момент, когда над люком пролетел снорк, схватив лишь воздух, а потом попал под пули из Глока лейтенанта.

– Спасибо, – кивнула девушка и вылезла обратно.

Послышался громкий глухой звук, а машина содрогнулась, когда два довольно крупных снорка синхронно врезались в бок первого «Тигра», оставив внушительную вмятину в боку, а потом полезли вверх, но наткнулись на дуло «Прибоя» и рухнули замертво вниз.

– Бойко, сообщи всем, что мы отступаем! Едем вперед!!! Немедленно! – крикнула сталкерша, разбивая очередному снорку рожу прикладом, когда тот зарычал на нее.

– Народ! Встаем на колеса и вперед! – крикнул долговец в рацию и со всей силы посигналил несколько раз, после чего рванул вперед, скрипя покрышками и сбивая выскочившего на дорогу мутанта. – Прямо по курсу псевдогигант! Шипин, выезжайте вперед, и жахните по нему! – сказал Бойко, увидев здоровенного мутанта, который со всей силы несся на встречу пиршеству.

– Выполняем, – ответил Шипин и БМП тронулся с места, выезжая из колонны и выравнивая пушку «по носу». Когда БМП поравнялся с «Тигром», в трех метрах от Ведьмы раздался выстрел, но стрелок промазал – снаряд превратил Bentley в груду пылающего металла, а псевдогигант пробежал мимо, радостно рыча и несясь вперед.

– Асименко, ты что, стрелять разучился? – заорала Ведьма на БМП, но стрелок все равно ее не услышал, и произвел второй выстрел – он попал мутанту прямо в глаз, и разорвал псевдогиганта пополам.

– Держитесь! – крикнул Бойко, и джип поехал вперед, врезаясь во взорванную машину и проезжая по ней.

- Направо! – через несколько секунд крикнула Ведьма, когда они проезжали мимо комплекса «Парковый город».

Долговец, матерясь на весь салон вывернул руль и взлетел над клумбой, после чего пролетел около двух метров и приземлился на все четыре колеса. Вслед за «Тигром» в воздух взмыла и остальная техника, продолжая поливать мутантов огнем со всех возможных стволов. Снорки не отставали и даже успели запрыгнуть на последнего «Тигра», пытаясь выбить люк, но Ведьма короткими очередями срезала их.

- Давай в гараж! Вон туда! – закричал Соловьев, параллельно шинкуя из пулемета выскочившего из главных дверей кровососа.

Лейтенант, накрывая оператора нецензурной лексикой, как заправской гонщик стал выкручивать руль, разворачиваясь чуть ли не на двести градусов практически на месте. На секунду замерев, он газанул вперед, давя снорка и въезжая в гараж.

- Твою мать! – заорал Бойко, врезаясь в вставший поперек дороги УАЗ «буханка».

Удар оказался слабым, но неожиданным для всех – лейтенант стукнулся лбом о баранку руля, Соловьев слетел со своего места на пол, от чего Ведьма запнулась о тело подчиненного и рухнула внутрь, при этом выронив винтовку. Снаружи появился БТР. Водитель, заметив аварию, довольно виртуозно вышел из сложившейся ситуации, затормозив, он вырулил руль, после чего протиснулся между «Тигром» и стеной, а потом зацепил кабину УАЗа носом и стал выруливать в левую сторону, освобождая джип из плена. Сдав назад, Бойко поехал дальше, а Соловьев снова активировал пулемет, так и не поднявшись с пола. От злости пнув его, девушка подхватила USAS-12 и вылезла обратно.

Как раз в этот момент в гараж въезжал последний «Тигр», а вслед за ним въехал БМП, верхом на котором скакало несколько мутантов но снорки не сбавляли напору, врываясь в помещение. Ведьма сразу срезала мутантов с БМП, растратив практически весь барабан, выискивая на земле «Прибоя». Заметив винтовку в сантиметре от колеса БТРа, девушка высунулась из автомобиля и бросилась вперед. Достреляв боекомплект дробовика по наступающим мутантам, девушка отшвырнула бесполезное оружие и вытащила USP.

– Да сколько их там? – заорал Бойко, выпрыгивая из «Тигра», снимая Форт-401 с предохранителя и открывая огонь, параллельно прикрывая девушку.

– Плевать! – Ведьма плюнула на труп в десяти сантиметрах от нее и вставила последнюю обойму, после чего она засунула пистолет в кобуру и подхватила винтовку и открыла огонь. Да… девушка была в своей стихии.

Неожиданно со стороны улицы засветили фонари и загудел двигатель, потом что-то взорвалось, осветив гараж столбом пламени высотой около десяти метров, а потом загрохотал пулемет. Снорков атаковали неизвестные, после чего напор резко схлынул, после чего мутанты отступили, вернувшись обратно. Через секунду показался спаситель, вернее спасители. К выезду медленно подкатил камуфлированный «Вепрь» с ПКМ на крыше, который был грубо приварен к крутящейся платформе. Из люка торчал паренек, у которого за спиной просматривалась труба РПГ-32. На джип был грубо приварен каркас из труб разного диаметра и цвета, но практически каждая из них была покрыта слоем ржавчины. На крыше каркас образовывал подобие багажника, на котором были привязаны разные сумки. Так же трансформации подвергся бампер. Теперь на его месте красовалась довольно массивная рама, закрывающая весь необъятный перед «Вепря» и так же приваренная к каркасу, превращаясь вместе с ним в одно целое. Стекла и фары защищены мелкой сеткой металлического цвета, а колеса были увенчаны шипами. Сам автомобиль был непонятно чем обвешан, слегка помят по бокам, весь в царапинах и следах чей-то крови.

- Ого! Народ, ну тут і компанія. Ціла армія! - ошарашено закричал пулеметчик, постучав ладонью по крыше джипа.

– А это кто такие? – спросил Капуста, с трудом отцепляя побелевшие пальцы от пулемета.

- Фіга се, компанія. Ви звідки такі? – с рулевого места открылась дверь, и наружу выглянула конопатая голова.

– Подростки? – с трудом идентифицировал двух парней один из долговцев, вылезая на броню БТРа.

- Ви хто такі?– серьезно спросила Ведьма, слегка поглаживая снайперку.

- Ого, Сірий, дивись - баба. По ходу, головна у них, -заржал пулеметчик, и его подхватил «Серый», а так же раздался гогот в салоне.

- Вылезьте! Живо! Бойко! – зарычала Ведьма. Парни побледнели, а лейтенант снял снаряженный пулемет с предохранителя.

- Вилазимо, вилазимо,– сказал перепуганный пулеметчик и скрылся в салоне.

Открылись двери, и из джипа вылезло шестеро подростков обвешенных оружием с ног до головы. Вместе с «модернизированным» джипом эта парочка словно сбежала с картинки на тему постапокалипсиса. Не хватает только какой-нибудь дикой экипировки для «сталкеров». А так парни были одеты кто во что попал. Один из них, судя по всему выходец с Кавказа, стоял в одних коротких шортах, оголив волосатую грудь и мощный торс.

- Хто такі? – спросила Ведьма, подходя к пулеметчику, который теперь держал в руках калаш, а в кобурах на бедрах были заряженные УЗИ. Гранатомет он оставил в машине.

- Ми місцеві. Ми сталкери, – гордо ответил парень, после чего долговцы заржали. Ведьма медленно повернулась к подчиненным. Увидев агрессивное лицо капитана, сталкеры умолкли, чуть ли не встав по стойке смирно.

– Бойко, на улицу, проверьте выход, - велела сталкерша и квад побежал наружу. – Звідки зброя? – скептически спросила она, вновь повернувшись к шестерке. Калаш, Печенег, СВД, калаш, Сайга, калаш.

- Ми живемо недалеко від Києва. На військовій базі. Там все і взяли. Військові воювали з мутантам, а нас залишили охороняти жінок і дітей у притулок. Майже всі військові загинули. Більшість людей, які вижили важко поранені. Загалом нас п'ятнадцять чоловік, але інші залишилися на базі, а ми їздимо по місту і шукаємо тих, що вижили, попутно борючись з тією нечистю. Мене, до речі, Максом кликати,– он протянул ей руку, но Ведьма даже не заметила ее, проходя мимо. В этот момент вернулся Бойко и доложил, что мутанты отступили.

– Клин, найди, как закрыть ворота. Спрут – за ним. Приведите машины в порядок, и поставьте нормально. Мертвых мутантов наружу. Остальные – проверить здание, – распорядилась Ведьма, и отвернулась от «сталкеров».

- А нам що робити? – спросил Макс. В данной ситуации его дружки сделали парня командиром. Видимо, юноше это льстило, хотя ползать на коленях перед девушкой ему явно не приходилось.

- Що хочете, тільки не заважайте.

- А тачку ви з виставки «Чорного дня» поцупили? У фільмі

начебто немає такого,- спросил у парней один из долговцев, протаскивая мимо них тушу снорка.

- Самі робили, - гордо сказал Серый, погладив «Вепря» по ржавой трубе. – Підфарбувати б тільки...

– Нашел! Капитан, закрывать ворота? – за углом послышался крик Клина.

- Хочете поїхати - забирайтеся. Ні - заберіть машину з

дороги, – она повернулась к Максу.

- Сірий, прибери-но машину, – попросил он конопатого.

– Закрывай, – крикнула сталкерша Клину.

– Кэп, подвалы чересчур огромны. Мы примерно перекрыли высотку датчиками движения, так что теперь к нам и таракан не пролезет. Начинаем обыск занятого объекта. Закончим примерно через час. – сказал Бойко в рацию.

– Хорошо, – ответила она, – Припасы не трогаем. Воспользуемся тем, что осталось на кухне ресторана.

Загудев, ворота стали закрываться. Несколько долговцев сели в технику и стали расставлять ее на свободные места.

– Соловьев, установите растяжки.

***

На удивление, но гараж был практически пуст, хотя ту явно поработали мутанты, поскольку местами были видны следы крови, а несколько машин попали в так называемое ДТП. В помещениях творился настоящий апокалипсис. Местами сияли аномалии, но следов людей так нигде и не было. В главном здании, на стене, незаметно расселся файрболл, и его никто бы не заметил, пока аномалия не захотела поджарить Макса, который решил рассмотреть следы копоти на полу, словно кто-то разжигал на нем костер. Ей это почти удалось, но в последний момент парня с ног сбил Маркад, и огненный шар, размером с футбольный мяч, лишь оплавил плитку на полу гостиницы, а сталкер и «сталкер» поспешно ретировались, уворачиваясь от второго снаряда, уходя из зоны действия аномалии. Спустя полчаса выделенная высотка была полностью обыскана о очищена от группы бюрреров на самом верхнем этаже. В итоге сталкерам достался довольно ощутимый кусок здания, в котором можно было спокойно переночевать.

– Очень странно, что здесь не оказалось людей, – сказал Гризли, спускаясь в холл здания, центр которого был перекрыт стульями, внутри которых срабатывала аномалия.

– Излом, – сказал сидящий за столиком регистрации Соловьев, который просматривал записи видеонаблюдения.

– Хочешь сказать, всех перегрыз один мутант? – спросила Ведьма.

– Да тут не один мутант. Видимо, тут на один квадратный километр сразу два логова. Вот, смотрите, – он вывел на экраны за своей спиной записи двух разных камер видеонаблюдения.

Левый монитор, слегка треснутый по непонятным сталкерам причинам показывал, как в холл с улицы входят четверо людей, в длинных черных плащах и с накинутыми на головы капюшонами. Они не обращали внимания на горящих людей, в которых попали огненные шары файрболла. Замерев на границе аномалии, они распахнули плащи, выставив на показ свои гипертрофированные руки. У одного из них таких было сразу две, и обе напоминали огромные и вытянутые клешни скорпиона такого же черного цвета, как и плащ. У другого излома правая лапа имела песочные оттенки, которые переливались между собой, и в них, словно драгоценные камни в золотое украшение, были видны небольшие точки разных цветов и размеров. Конечность была смотана в валик и напоминала хлыст, который медленно распрямлялся до довольно внушительной длины. Третьего мутанта не было видно, на том месте, где был он находилась злосчастная трещина. Последний мутант сложил свою белую лапу в четверо, словно копировал движение богомола, а конец конечности заканчивался внушительным набалдашником кубической формы с различными наростами.

На другом экране была практически идентичная картина. Трое изломов, облаченные в те же одеяния вошли через выход во двор и так же сбросили свои плащи, даже не делая никаких движений. Все трое были словно близнецами. У каждого вместо левой руки был длинный и гибкий хлыст, толщиной со змею. По всей длине гипертрофированной руки у мутантов были сотни шипов и наростов разной длины и цветов.

Из-за царившего на двух записях хаоса никто не обращал внимания на гостей, тем более на их конечности. Словно по одному им понятному сигналу все семеро мутантов рванули вперед, размахивая конечностями и швыряя людей в разные стороны с нечеловеческой силой. Из трещины вышел последний излом, и все долговцы ужаснулись – все его тело было покрыто странным налетом или еще чем-то непонятным, от чего мутант приобрел коричневый цвет. У него было две огромных и длинных лапы, на концах которых было около десяти пальцев, которые заканчивались когтями, в длину никак не меньше десяти сантиметров.

Мутанты прорывались вперед, расчищая себе дорогу, словно прорываясь друг к другу. Люди закричали, но звука не было, пока неожиданно со всех сторон не раздались душераздирающие крики и рев изломов. Загнанные в ловушку несчастные стали убегать в сторону лестниц, но мутанты их упорно догоняли, продолжая швырять людей на стены. Ели кому-то в холле удавалось ускользнуть, то излом с длинным хлыстом хватал беглеца за горло и со всей своей силы швырял в стену с противоположной стороны. Оторвавшись от мониторов, долговцы стали внимательно разглядывать стены и пол. Если до всего этого им казалось что все это либо проделки аномалий, либо такой интерьер, то теперь долговцы видели весь ужас картины наяву. Десятки вмятин на стенах, трещины на полу…

На втором мониторе братья-изломы прорывались к одному охраннику, который вознамерился пристрелить их, но истратив всю обойму, он лишь ранил одного из них, после чего оставшиеся двое разорвали того на части, разбросав конечности в стороны. Одна из частей, кажется голова, попала прямо в камеру, сдвинув ее в сторону входа и оставив на объективе капли крови. Теперь этот ракурс был потерян, и Соловьев переключил на этот монитор другую камеру, кажется, со второго этажа. Там, все те же братья, врывались в каждую квартиру, сокрушительными ударами выбивая двери с петель. Тратив на каждую комнату не больше двадцати секунд, они выходили в коридор и подходили к следующей двери. На первом мониторе так же сменилась картинка. Соловьев снова показал выход во двор гостиницы. Судя по всему, через несколько часов после всего того ужаса, поскольку стало заметно темнее. Около трех секунд ничего не происходило, пока вдруг на мониторе не появился первый излом. «Кнут» медленно шагал, сгорбив спину. Через секунду все увидели причину его столь странной походки. В руке он волок молодую девушку, держа ее за лодыжку. А вот в хлысте он держал целую связку из пяти людей, так же скрученных за лодыжки. Ноша была тяжела, поэму мутант то и дело подтягивал руку. За ним шагал «скорпион», который держал за волосы четырех девушек, по две в каждой клешне, а еще на левом плече у него лежал мужчина в форме. Через минуту в объективе были уже все изломы. Каждый из них волок мертвых людей. Судя по тому, что они тут устроили, и тому, что стало, они вынесли все трупы до единого.

– И что же это значит? – спросил один из долговцев. Сталкеры, которые смотрели это представление с самого начала, обернулись. В зале были все.

– Это значит, что у нас под боком настоящее логово изломов. Судя по всему, их намного больше семи, – сказала Ведьма, смотря, как мутанты выходят из дверей.

– Но ведь изломы живут по одиночке…

– Есть! Народ, я нашел их! Здание школы, через дорогу от комплекса. Мы проезжали мимо, - сказал Соловьев, после чего долговцы замерли, лишь подростки шепотом разговаривали, комментируя увиденный фильм ужасов. Сталкеры покорно ждали, что же скажет Ведьма. Та, в свою очередь, не заставила себя долго ждать и вышла вперед. Дойдя до стола, она развернулась и замерла, чуть прищурив глаза и изучая подчиненных.

- Один излом смертельно опасен. В большинстве случаев он убивает сталкера, а не наоборот. Изломы живут и охотятся в одиночку. За все эти годы, что они существуют, мы так и не знаем, как они появляются. В следствии Выброса, воздействия какой-то аномалии или еще чего-то. То, что вы сейчас видели может иметь десятки причин. Врятли они взяли всех про запас. Наверняка есть еще особи. Один излом убивает до трех сталкеров в день. Повторяю, их как минимум семеро, а значит какое-то время они будут питаться трупами, а потом убивать. Людей, сталкеров. Больше двадцати человек в неделю. их надо остановить, пока они не заполонили город. Вы со мной?

Зал взорвался радостными криками, а над головами сталкеров взмыло оружие, словно перед Ведьмой не сталкеры, а войны, готовые к битве, а девушка их король.

- Отлично. А теперь слушаем меня, - сталкерша дала условный жест, и крики мгновенно стихли. Чем-чем, а дисциплиной в строю она гордилась. – Значит так. Воробей, ты и снайперы берете подростков и идете на крышу самого северного комплекса. Вперед! – первая группа, подхватив ворчащих подростков, скрылась в коридоре. – Мы садимся в технику и со всех калибров сносим школу ко всем чертям собачьим.

- А если там есть люди? – спросил позади девушки Соловьев.

- Маркад, Гризли…- сказала Ведьма, слегка задумавшись и не веря в то, что сейчас скажет. – Мы идем на разведку.

***

Сталкеры подкрались к обочине, скрываясь за слегка дымящейся машине, от которой несло гарью и паленой резиной а так же палеными волосами. Видимо, в машине находился человек. Живой или мертвый, это неважно, поскольку его уже не вернуть. Слегка покапывал дождик, образовывая на асфальте небольшие лужицы.

Со стороны школы №16 стояла гробовая тишина, а вот с комплекса, в котором укрылись долговцы был слышен приглушенный рокот моторов. Сталкеры по одному перебежали на другую сторону дороги, уворачиваясь от лужиц и трупов снорков. Замерев у вросшего в асфальт автобуса, они осмотрелись, после чего обогнули автомобиль сзади и стали перебежками пробираться к школе, скрываясь за деревьями.

Конечно, это было глупо, но если изломы каким-то чудом выставят часовых, такая тактика поможет сталкерам выиграть лишние пару секунд, или даже минут, после чего «Долг» начнет зачистку.

- Воробей, что у вас? – тихо прошептала в рацию Ведьма, сквозь листву кустарника осматривая окна первого этажа.

- Глухо, как в танке. Может их там и вовсе нет? – ответил снайпер, но девушка не ответила.

Убрав рацию в карман, она рванула вперед и в считанные секунды оказалась у окрашенного в оранжевый цвет первого этажа специальной школы. За ней из кустов наблюдали Маркад и Гризли, а с крыши «Паркового города» еще и пятерка снайперов. Посмотрев наверх, девушка увидела еще два последних этажа выкрашенные в белый цвет. Странно, но практически все окна были целы, поэтому Ведьме пришлось пройти еще около десяти метров вдоль стены, но поврежденных окон все не было. Решив сыграть ва-банк, она выхватила пистолет и три раза выстрелила в окно, после чего вновь взяла винтовку и прислушалась к тишине, готовясь к атаке.

-Капитан! Капитан, они здесь! – шепотом закричал ей в спину Гризли, когда в конце коридора появился первый излом. Мельком взглянув на него, девушка узнала в нем одного из братьев, который был ранен охранником.

Мутант крался, но увидев в окне сталкера, да еще и с оружием, он мгновенно завелся и бросился в атаку, но Ведьма выпустила ему очередь прямо в лоб. Сталкерша продолжала ожидать атаки, но сверху раздался звук разбивающегося стекла, и сверху на нее упал мертвый излом, в груди которого зияла огромная дыра, оставленная винтовкой Воробея.

-Баранов, начинайте атаку, но по зданию не стрелять. Открывать огонь только по тем изломам, которые покинули здания. Я пошла, - сказала сама себе Ведьма, пряча рацию и стволом винтовки расчищая оставшееся в раме стекло, после чего запрыгнула внутрь.

Вслед за ней в школе появились и остальные разведчики. Втроем они проверяли классы, но кроме следов борьбы, разорванной в клочья одежды и крови в них ничего не было. Окрашенные в голубой цвет стены со слегка отошедшей краской, лампы на потолке с цветным колпаком. Каждый класс был перевернут вверх дном. Сломанные парты, поврежденные доски, треснувшие стулья, разрушенные шкафы. Везде были видны следы изломов, словно те начали свое буйство прямо в школе. По дороге прогрохотал БМП, после чего он смял забор заехала во двор школы и приготовился стрелять. В это время оставшиеся пять бронеавтомобилей и БТРы занимали круговой периметр, чтобы ни одной твари не удалось сбежать. Проверив все южное крыло, группа отправилась дальше, но на выходе из класса Бойко заорал, когда излом обвил его ногу и вздернул вверх. Прицелившись, Ведьма одним метким выстрелом лишила мутанта его главного оружия, и тогда в коридор вышел Гризли и сразу же нажал на гашетку, уничтожая излома. В этот момент из-за поворота выбежало сразу пятеро мутантов, а техника почти одновременно открыла огонь. Изломы начали полномасштабную атаку на неприятеля.

Долговец вновь открыл огонь, накрывая тварей свинцовым градом. Версия Ведьмы, на счет логова и новых особях подтвердилась. Сталкерша помогла подняться напарнику, после чего они вместе стали продвигаться вперед, поддерживая друг друга огнем. Изломы все прибывали, словно у них действительно была настоящая армия. Снаружи раздались взрывы гранат. Похоже, дела у основной части «Долга» дела были не лучше, и мутанты не позволяли им скучать. Напор на разведчиков схлынул, после чего и техника перестала стрелять.

Атака изломов прекратилась. Видимо, мутанты обдумывали дальнейшее наступление, раз в открытую не получилось. За пять минут обследовав весь первый этаж, который оказался действительно пустым, долговцы поднялись на второй. Все те же голубые стены, цветные колпаки, местами какие-то плакаты на стенах, изорванные в клочья, та же разруха в классах, которая сменялась лишь композицией из нагромождения парт, стульев и шкафов. Временами, сталкеры на стенах замечали трещины, вмятины, а порой и вовсе дыры, словно изломы бушевали, показывая свой гнев.

- Хорошо, что сейчас лето, и тут не было детей, - сказал Бойко.

- Уверен? – спросил Гризли, после чего показал на маленькая розовая туфелька. Ведьма, ни слова не говоря, подошла, присела и медленно взяла совсем маленькую красненькую туфельку, которая умещалась в ее ладони. Осмотрев этот босоножек, девушка решила застегнуть хлястик, но случайно оторвала его. Застежка стукнулась о пол.

- Надо уходить, - тихо сказал Бойко.

Взяв туфельку, Ведьма подняла с пола хлястик и положила обувь в карман разгрузки. Сталкеры прошли дальше, пока на месте очередной выломанной двери не увидели окровавленную руку, которая высунулась из проема по кисть и лежала на полу. Долговцы подошли к двери, готовясь открыть огонь, и обомлели – она вся была завалена горами трупов. От пола до потолка. Тела были аккуратно сложены в притык друг к другу. Пунктуальные изломы складывали руки вдоль тел. Сотни лиц уставились на долговцев в немом крике. Дети, подростки, мужчины и женщины, люди среднего возраста, а так же старики. У самой двери, с самого верха сполз труп молодой девушки, которая упала головой на пол и так и осталась лежать вверх ногами. Голова ее уперлась в плечо какого-то парня, спина лежала в упор к стене. Узкая деловая юбка сползла к талии, из-за чего ноги девушки разошлись в стороны у уперлись остренькими каблуками в груду трупов. Первым не выдержал Гризли и пошел дальше, потащив сталкеров за собой.

- Неужели мы победили? – первым спросил Бойко.

- Воробей, что видите? – вместо ответа подчиненному спросила Ведьма у снайпера.

- Ровным счетом ничего.

Как раз в этот момент где-то наверху раздался не человеческий рев.

- Еще не конец, - утвердительно сказала Ведьма, и сталкеры пошли дальше.

Добравшись до третьего этажа, долговцы замерли. Видимо, именно здесь и находится логово. Стены покрыты какой-то слизью, которая была похожа на старую паутину сероватого оттенка. С потолка волнами свисала все та же гадость, с которой сыпалась непонятная пыль, словно со жгучего пуха. По полу была растерта свернувшаяся кровь. Удивительно, но двери были целы и стояли на своих местах.

- Не нравится мне эта хрень. Давайте-ка натянем противогазы, - предложил Гризли.

- Ссышь? – усмехнулся Бойко.

- Нет, просто не хочу надышаться неизвестно чего, - буркнул долговец и нацепил на шлем противогаз, после чего из его фильтра с шипящим звуком стал выходить воздух. Подумав несколько секунд, сталкеры последовали его примеру и также нацепили на себя противогазы, и только после этого вступили на третий этаж.

Если не считать загадочной паутины повсюду этаж не отличался от остальных, от чего долговцы порой хотели вернуться сюда с бригадой строителей и перекрасить тут все, пока краска не кончится. Проверив несколько классов, сталкеры обнаружили их на удивление целым, даже паутины нигде не было. Зато на партах, свесив ноги вниз, лежали люди. Мужчины, женщины, парни и девушки лежали в хаотичном порядке и были обнажены по пояс. Судя по всему, они уже мертвыми. У каждого из них одна или даже две руки были аккуратно разрезаны скальпелем от ключицы и до фаланг пальцев. Разрез был очень чистый и аккуратный. Сумасшедший хирург, который проделывал это, невероятно точными движениями разрезал кожу, не трогая мышцы, а кровь начисто вытирал.

- Целая лаборатория, - рыкнул Гризли, проверяя пульс у очередной жертвы в пятом классе, но как всегда она была мертва. – Неужели они именно так и размножаются?

- А я думал, что они под Выбросом появляются… - протянул Бойко.

- Идем дальше, - сказала Ведьма. Они вновь погрузились в тишину.

Тот факт, что снаружи их ждет чуть ли не армия, сталкеры совсем позабыли. Фильтры с трудом справлялись с неизвестной гадостью. Долговцы ощущали в воздухе кислотный запах, из-за чего порой им приходилось сдерживаться, чтобы не чихнуть. В конце концов они дошли до предпоследнего класса, в котором проходил капитальный ремонт. По углам стояли стремянки, заготовленные банки красок, коробки с напольным покрытием, новая доска, мешки с цементом и бетономешалка. Все это было зачем-то накрыто пленкой. Как и в коридоре, в классе почему-то была эта загадочная паутина, которая покрыла собой почти всю поверхность стен и потолка, а так же объявила своей собственностью стройматериалы и бетономешалку. Сквозь шипящий звук противогазов до сталкеров доходил легкий плач и всхлипы, словно у кого-то была истерика. Дав условный знак приготовиться, Ведьма пошла вперед, уперев приклад «Прибоя» в плечо. Пройдя несколько шагов, сталкерша убедилась в том, что в классе кто-то действительно плачет. Дойдя до оранжевой бетономешалки с колесом сбоку, она резко наставила туда дуло винтовки и обомлела настолько, что отошла на несколько шагов назад, а затем опустила винтовку. Долговцы замерли, не понимая реакции капитана.

Напротив Ведьмы, опираясь о пульт управления агрегатом сидел излом, подогнув под себя ноги. Он накрыл свою лысую голову огромными руками, словно те были сделаны из грубо налепленного песка, а по размерам походили на лапы гориллы. Мутант рыдал, периодически всхлипывая. Рядом с ним сидела маленькая девочка в сиреневом платьице. Ее белокурая головка была покрыта огромным белым бантом, который совершенно ей не шел. На ногах натянуты длинные белые гольфы, которые практически полностью перекрасились в серый цвет из-за пыли, в которой сидела малышка. На одной ее ножке не хватало красненькой туфельки, которая как раз находилась в кармане сталкерши. Несомненно, это была именно она. Одной рукой она держала потрепанного плюшевого медведя с ярко-красным галстуком-бабочкой, а другой медленно гладила излома по ноге, при этом что-то шепча тому на ушко.

- Ой, хто це?– задорно спросила она, заметив Ведьму.

Замерев, излом повернул голову в сторону сталкерши, не убирая от лица песочных лап. Девушка напряглась. От мутанта можно было ожидать что угодно, и если девочка его успокаивала, то на неизвестного, да еще и с оружием он мог накинуться и прибить одним ударом своей огромной лапы.

- Йди,- прохрипел он, начиная медленно вставать, готовясь к атаке.

- Спокійно. У нас ситуація 17. Я нічого не буду робити. Я тільки хочу віддати дівчинці її черевичок, - кодировкой сказала Ведьма, очень медленно поднимая ствол винтовки вверх, а другой рукой доставая из кармана туфельку.

- Моє-моє!– радостно воскликнула девочка и поскакала к сталкерше, но излом мгновенно выставил лапу перед ней, преграждая путь. Долговцы все поняли и не принимали никаких попыток. Они были готовы в любой момент накрыть пространство между капитаном и изломом свинцовым шквалом.

- Я кину. Можна? – вежливо спросила Ведьма, смотря в перекошенное гневом лицо мутанта, который продолжал удерживать девочку за собой. Поняв, что лишних слов от него не дождешься, она аккуратно кинула башмачок под ноги девочки. От радости та его случайно пнула и туфелька отлетела чуть ли не на середину класса. Излом не успел среагировать, и девочка проскользнула под его рукой и выпрыгнула вперед и бросаясь к заветной цели на пол.

- Ой, а там ще тітки!– радостно сказала малышка, поднимаясь и смотря на двух, явно не ожидавших такого долговцев. Зарычав, излом схватил одной рукой девочку за талию и затащил за себя.

- Вон! – зарычал он, добавив в конце злобный рык и со всей силы обрушив лапы на пол, от чего весь пол покрылся трещинами, а девочка чуть не упала.

- Женя! – завизжала малышка. – Як ти смієш! Вона наша гостя! І ми підемо з нею! – серьезным тоном сказала она излому, когда тот посмотрел на нее. – Мені погано... – через секунду простонала она, резко побледнев и закатив глаза, а потом падая на коробку с линолеумом.

- Це все ти! – зарычал мутант, бросившись на Ведьму.

- Стій! – крикнула она, выставив вперед руки ладонями к излому.

Евгений не послушал ее и набросился на сталкершу, в очередной раз обрушив громадные кулаки на пол, машинально сделав несколько шагов вперед, выходя из слепой зоны долговцев. Удар излома был сравним с ударом псевдогиганта. Будь лапы мутанта на лишнюю сотню килограмм больше, то все провалились бы на кучу трупов этажом ниже. Ведьма, вскрикнув, полетела на партию банок с бледно-зеленой краской. Это послужило сигналом для долговцев, которые мгновенно открыли огонь. Услышав выстрелы, излом шмыгнул назад, но несколько тяжелых пуль Гризли успели разворотить ему грудную клетку. Ведьма вскочила, терпя боль в ушибленной спине и подбежала к мутанту, приставив дуло винтовки ко лбу истекающего кровью мутанта.

- Вы сдохните, - радостно прохрипел излом, уставившись на сталкершу. – Мы выиграли время, и скоро наша армия восстанет, и вы не сдержите нас…

Ведьма спустила курок. Больше не церемонясь, она подхватила потерявшую сознание девочку и поспешила назад.

- Уходим. Это не трупы, - грозно сказала она, чуть ли не бегом выбираясь из класса. В это самое время из распахнутых дверей стали раздаваться всхлипы и стоны, а вслед за ними грозные рыки и звуки ломающихся парт.

- Бог ты мой, - простонал Бойко, поняв смысл фразы «это не трупы». Догнав Ведьму, сталкер забрал у нее девочку и побежал вперед. Когда они стали спускаться на первый этаж, первый излом покинул свой класс.

- Всем внимание! Огонь по третьему этажу! Сносите его на хрен! – заорала сталкерша в рацию, не переставая бежать и смотреть себе под ноги. Буквально через несколько секунд на школу со всех сторон обрушился настоящий ураган.

На долговцев обрушился град из осколков. Послышался непонятный гул. Видимо, обрушилась какая-то стена. Сверху раздался рев изломов. Снаружи заработали пулеметы «Долга». Похоже, мутанты рискнули, и стали прыгать вниз прямо с третьего этажа. Добежав до холла, разведчики выпрыгнули в первое же окно под защиту двух «Тигров», которые вели огонь из четырех стволов, два из которых были выставлены из окон.

- Давайте-давайте! – закричал один из стрелявших, маша им рукой, при этом не прекращая стрелять.

Долговцы начали перелазить через завалы кирпича и бетона, попутно отстреливая застрявших среди обломков мутантов. Добежав до машин, сталкеры первым делом засунули девушку внутрь, после чего заняли позиции и открыли огонь. Взрыв из РПГ снес фасад главного здания, обнажив внутренности последних двух этажей и вывернув наружу склад трупов, который изломы так тщательно оборудовали. Вытащив трубу советского гранатомета из салона джипа, Бойко снарядил ее кумулятивной головкой и выстрелил в здание. С шипением, снаряд пролетел над изломами и вонзился в несущую стену второго этажа. На секунду взрыв ослепил долговцев, а здание окутал огромный огненный шар, после чего школа стала рушиться, погребая под собой оставшихся изломов, которые нескончаемым потоком рвались вперед. Выстрелы тут же прекратились, поскольку из-за обрушения в воздух поднялось целое облако пыли, которые скрыло собой все происходящее внутри. Через две минуты пыль осела, после чего долговцы увидели рухнувшую центральную часть здания.

- Что там такое было, босс? – спросил Кнут, отрываясь от пулемета на крыше джипа.

- Лучше вам не знать, - ответила Ведьма. – Асименко, что у вас?

- Противник подавлен, ждем дальнейших указаний.

- Давайте-ка назад. Вы хорошо потрудились, я проставляюсь, - благодарно сказала сталкерша, заглядывая в салон и смотря на малышку.

***

– Толь, расставь часовых на крышах. Смена через каждые два часа. Лишний раз тревогу не поднимать, – велела Ведьма лейтенанту спустя почти час. За это время они успели осмотреть оставшуюся часть школы в поисках выживших изломов, но так никого живого не нашли. – Что с ужином? – спросила она, заглядывая на кухню, которая практически не пострадала от аномалий, лишь углу которой примостилась жарка, преградив вход в холодильник, но долговцы довольно виртуозно справились с этой проблемой, просто выломав стену рядом, заодно обрушив чуть ли не половину стеллажей с продуктами.

– Еще десять минут. Макароны с мясом и легкий суп почти готовы, – Ответил повар по имени Рыжий.

– Поскорей, полдня не жрали, – раздалось грубое ворчание Гризли, а потом из зала раздался удар пудового кулака по столу.

Ведьма вышла в главный зал ресторана «Королівство». Все его убранство подтверждало название. Богатое оформление, повсюду очертания башен или фигуры королевских корон. Сидения были покрыты алым материалом, на ощупь напоминающий замш. Долговцы сидели за огромным столом, который они соорудили из стоящих в зале столов. «Сталкеры» Макс, Серый, Жора, Антон, Влад и Толян решили поужинать отдельно, чувствуя себя неловко среди настоящих сталкеров. Приготовив себе целую гору бутербродов, они прихватили с собой несколько бутылок газировки и удалились в квартиру класса люкс где-то под самой крышей здания.

Рыжий ударил ногой по двери, и вынес в зал ресторана огромный чан, от которого столбом валил пар. Все одобрительно закричали, когда долговец поставил свое творение в центр стола, после чего сталкеры стали передавать тарелки, чтобы и им тоже насыпали.

Рыжий ушел на кухню, а потом вышел с кастрюлькой поменьше и направился на крышу к часовым. Когда он вернулся спустя десять минут, то оказалось, что сталкеры уже доедают макароны с паштетом, которые они в самоволку стащили с кухни. В отличии от всех, Ведьма сидела в углу и не спеша ела макароны, подгоняя девочку, чтобы та не отвлекалась на мужчин. Как оказалось, в школе она потеряла сознание не из-за паутины, как думали многие, а из-за банального скачка давления. Теперь Маша весело живала приготовленный персонально ей стэйк из телятины.

Спустя двадцать минут, сменив часовых, сталкеры разошлись по комнатам.

***

- Ти мене зрозуміла? Твій брат став монстром. Якби ти з ним залишилася, то напевно б загинула. Ти не повинна на нас сердитися, - сказала Ведьма, выходя вместе с Машей в подъезд. В отличии от вчерашней «Брони Долга», сегодня на ней красовался ПС3-9Мд «Универсальная Защита», шлем от которого она несла в руке.

Накануне в одной из квартир долговцы обнаружили девичью комнату примерно одного возраста с девочкой. Судя по внушительному слою пыли, хозяева довольно давно уехали куда-то, так что Ведьма и Маша почти целый час выбирали девочке новый гардероб, который сложили взятый все в той же комнате розовый детский рюкзак. Теперь вместо платья на девочке были немножко великоватые кроссовки, джинсовые брючки, теплая кофточка и легкая куртка темно-зеленого цвета с капюшоном. Светлые волосы, которые доставале Маше до поясницы, были заплетены в пышную косу с множеством разнообразных заколок, взятых у все той же хозяйки гардероба. Пока шла примерка и показ мод, Ведьма старалась мягко, ласково и максимально спокойно объяснить девочке причину, по которой ее брат остался в школе. Примерно к полуночи, когда Маша уже порядком устала, а экипировка для предстоящей экспедиции была выбрана, девчонки рухнули спать.

- Так, - грустно ответила девочка, смирившись с тем фактом, что осталась сиротой.

Ведьма, не став дожидаться проспавших подчиненных, достала пистолет и выстрелила в стену в своей квартире, кажется даже что-то разбив. Маша, вскрикнув, сжала уши, но потом весело засмеялась, услышав ругань сталкеров.

– Подняли задницы! Пожрать, умыться, привести себя в порядок, вооружиться. На все про все полтора часа! – жестко сказала она, когда все, сонные, по-выползали из своих квартир. Долговцы стали ворчать, но все равно не смели перечить капитану.

– Вы так рано сегодня, – помято улыбнулся ей Бойко, проходя мимо.

– Время не ждет, – серьезно ответила она, спускаясь в ресторан.

– А пощему нелься зацистит аэропурт «Киев»? Пощему надо рбаться через весь город к «Борисполю»? – спросил Макс, жуя ветчину.

– «Киев» полностью разрушен, а нам нужна целая полоса, – пояснил Бойко, отпивая фруктовый чай, который он откопал в баре.

***

– Всем проверить боезапас. Минимум двадцать рожков или десять лент у каждого плюс по пять обойм к пистолетам. К каждому гранатомету по пять гранат. У каждого несколько ручных гранат. У группы снайперов охрана – Гризли, Бойко, Макс. Остальные зачищают терминалы, особенно В. И помните – взлетные полосы не повредить! – провела краткий инструктаж Ведьма, стоя на подножке «Тигра» перед всеми присутствующими. – Толь, выдай по броне подросткам. Я в этом их не пущу, – сказала она, смотря на полуголого кавказца.

– Хорошо, – кивнул долговец.

Сталкеры засуетились. Половину отправили собирать сигналки, расставленные по зданию, другие отправились на близлежащую заправку за бензином для автомобилей, а третьи начали устанавливать на «Вепря» листы стали с артефактовой крошкой. Остальные стали переоснащаться. Из БМП вытащили десять тяжелых ящиков. В каждом были экзоскелеты четвертого поколения БЭС-17. Каждый долговец сдавал свою экипировку и получал взамен новую, после чего начинал снаряжаться.

– Семенов, выдай еще шесть средних бронников, – велел Бойко, и из БМП вылетел ящик с «Броней Долга», который подхватил сталкер и понес к «Вепрю», на котором производились финальные этапы очередного тюнинга. В итоге на громоздкий джип ушло шесть листов – четыре на днище, один на бампер и один на задние двери, после чего «Вепрь» стал выглядеть еще более

удивительней. Бойко помог парням нацепить долговские бронежилеты. Спустя десять минут через охраняемую сталкерами дверь прошли бензоносы с двадцатилитровыми канистрами в каждой руке, а через мгновение с лестницы стали спускаться сборщики сигналок. Еще некоторое время ушло, чтобы окончательно собраться и приготовиться к выезду.

– Клин, – сказала Ведьма, вылезая через люк. В руках она держала «Прибой», а на голову пристроился шлем замкнутого дыхания. – Открывай ворота.

***

Девять бронированных машин выехало из подземного гаража жилого комплекса «Парковый Город», который выделялся на общем фоне, пусть и побледневшими, но все же ярко-зелеными элементами фасада. В высоту здание было никак не меньше шестидесяти метров, а сосчитать количество этажей казалось невозможным. Бойко, который вновь вел головную машину, выехал на тропинки и поехал по ним, осматривая поле вчерашнего боя. За ночь мутанты изгрызли туши снорков. Поэтому небольшой парк был чуть ли не кристально чист, если не считать развороченные техникой лужайки, разбросанные по всюду помятые цветы, вырванные с луковицами, которые уже начали засыхать, обрывки одежды снорков и их кости, которые были растасканы по всей округе. Выехав на газон, долговец пропахал его и проехал между двумя молодыми ясенями, после чего выкатился на асфальт, сразу поворачивая направо и наблюдая в зеркале заднего вида, как небольшая группа альфа-псов доедала остатки псевдогиганта. Сверху над ними кружили вороны, дожидаясь, когда мутанты покинут свой обед, и они не долго ждали. Макс пальнул по альфам из ПКМ, когда Серый вслед за Бойко выехал на улицу. Альфа-псы, потеряв двоих, рванули в сторону разрушенной школы, а вороны, подобно стервятникам, тут же спикировали пировать дополнительным бонусом.

В отличии от вчерашнего вечера, Вышгородская встретила их унынием и запустением, а самое главное – атмосферой Зоны. Словно за ночь по Киеву прошлась невидимая волна новой энергии, которая превратила его в город, стандартный для Зоны. Дома стали серыми и безжизненными, словно из них выпили все соки. Вывески магазинов, разбросанных по улице то тут, то там, стали нечитаемые, а буквы либо стерлись, либо отвалились, и валялись тут же, на земле. Чуть ли не каждое окно было со своим изъяном. Некоторые из них почернели от копоти из-за пожаров в квартирах, на других выросли паутины из трещин, третьи лишились либо части стекл, либо те и вовсе отсутствовали. Самым редким вариантом оставался тот, в котором оконные проемы зияли дырами, лишенными оконных рам, вырванных с корнем и бесследно пропавших. Большинство зданий относительно конструкции были целыми, но попадались и те, которые аномалии или уже уничтожили, превратив их в жалкие руины, или начинали полномасштабную атаку. Огромные зеленые зоны вдоль улицы посерели, часть листьев осыпалась, кора потрескалась, выросли ржавые волосы, которые свисали огромными серыми лохмотьями на искореженных аномальной энергией стволах. Над колонной «Долга» кружила та самая стая ворон, зная, что такая большая группа сделает много добычи.

Макс вновь не удержался, и пальнул в небо, сбив несколько птиц и разогнав остальных в стороны, но стая уже спустя несколько секунд снова нависла над колонной.

– Не стрелять. Еще раз выстрелишь, тебя пристрелю, – спокойно сказала Ведьма во внутреннею систему связи группы, безошибочно определив, кто стрелял. Вышгородская постепенно перетекла в Фрунзе.

– У нас хвост. Мохнатый. Движется по улице Семена Скляренко. Если я правильно рассмотрел – стая… церберов, – очень медленно сказал Семенов, когда они проезжали под железнодорожным мостом, на котором застыл грузовой состав.

– Где можем встретиться? – спросила Ведьма.

– Ну… черт их поймет. Неизвестно, сколько они за нами тянутся. Эти гады за домами бегут, скрываясь. Они могут просто преследовать, или напасть, – ответил Соловьев, поглядывая то на монитор ноутбука на коленях, то на ножки капитана, которая в это время пыталась увидеть церберов.

– Всем приготовиться. Прибавить газу, – Ведьма лягнула сиденье Бойко кованым каблуком сапога, когда увидела внушительную стаю мутантов, которая рвалась через ряды птичьего рынка.

Почувствовав толчок, лейтенант прибавил газу, выгоняя «Тигр» к 90 км/ч, маневрируя между застывшими грузовиками и автомобилями.

– Держитесь! – крикнул Бойко, разгоняя джип до 120 км/ч, и врезаясь в зад Porsche 911, который преградил путь своим черным задом. – Твою ж, – «Тигр» не протолкнул раритетный спорткар, а наехал на него левым бортом и стал продавливать внутрь.

– Маркад, ты чего там вытворяешь? – спросил Камышев, объезжая пылающий иностранный тягач.

– Геноцид над раритетом, – весело ответил лейтенант, выгоняя джип на ровную поверхность, и проезжая вперед, пока Серый добивал «раритет» в асфальт.

– Бойко тормози… – завизжала Ведьма, когда из-за здания, рыча и несясь как скоростной поезд, на них вылетел цербер и со всей силы и мощи врезался головами в «Тигра», от чего джип дернулся в сторону и впечатался в автобус. – Получай! – Ведьма засунула церберу в одну из пастей Ф1, и юркнула в кузов, когда граната разорвала башку мутанту, окрасив стекло Бойко месивом из крови и мяса, а так же костей и кожи. Завизжала Маша, схватившись за руку Соловьева. Схватив USAS-12 Соловьева, она выскочила обратно, и извела весь барабан в другую голову. – Жми! Жми! – кричала она, после чего юркнула в машину.

– Не могу! – заорал Бойко. – Мы застряли! – чуть ли не взвизгнул он, выжимая педаль газа чуть ли не до пола, но четыре колеса лишь заскользили по бетонной крошке, обильно разбросанной по асфальту.

– Ященко! – заорала Ведьма, уворачиваясь от пасти в люке и выпуская в нее весь магазин из «Прибоя». В это время Соловьев пытался оживить ПКТ, но тот по непонятным причинам не слушался и наотрез отказывался стрелять.

– Сейчас! – ответил стрелок БМП, и снаряд вскользь задел спину мутанта, оставив в ней огромную бороздку. Цербер покачнулся, и со всей силы ударил в дверь Бойко, выбив стекло и прижав долговца к сиденью.

– Ященко! – завыл лейтенант, и прогремел еще один выстрел, который разворотил грудную клетку мутанту, и тот замертво повалился на джип, обрушив свою лапу на капот.

– Десять часов! – крикнул Серый, когда из переулка вылетело еще два цербера. – Макс!

Парень развернул пулемет и стал стрелять по выбежавшим из-за здания мутантам, но те не обращали никакого внимания на дырявящие их крупнокалиберные пули.

– Сейчас! – крикнул Ященко, и БМП снова выстрелил, удачно пробив снарядом таз одного из церберов, из-за чего тот зацепился лапой за карусель, которая со страшной силой стала втягивать в себя мутанта.

– Срочно! Мне нужен полковник Соломонов! – отбиваясь от огромной лапы очередного цербера, кричала в микрофон рации Ведьма. – Это капитан Сомова! Нам нужна воздушная поддержка! Мы атакованы мутантами на дороге возле площади Фрунзе на этой же улице. Нужна помощь! – закричала она, вонзив лезвие ножа в лапу мутанта.

– Это полковник Соломонов. Вас понял. Отправляем вам в помощь Т-50. Будет у вас через две минуты, – ответил сам Соломонов, который сейчас как раз пролетал над Черниговом.

– Все слышали? Самолет будет через минуту! – крикнула Ведьма, вставляя новый барабан в дробовик Соловьева, и вылезая наружу. В это самое время три цербера окружили БМП, который крутил башней и стрелял во всех подряд. Остальные «Тигры» и один БТР, которые остались по ту сторону «Порше», тоже не стояли в стороне, и без остановки вели огонь, даже Гризли вылез из джипа и пальнул из РПГ-32, которое конфисковал у подростков. Термически-фугасная граната пролетела пятнадцать метров и взорвалась о спину одного из мутантов, окатив остальных живым огнем, которое закручивалось, образуя нечто вроде пылающего алым пламенем купала, который накрыл собой БМП и церберов. Через несколько секунд над городом разнесся вой мутантов, а эфир засорили маты экипажа. Тут Ведьма побледнела. Т-50 вот-вот пролетит над ними, взрывая мутантов и… БМП.

- Рацию! – заорала она на Соловьева, который в спешке выронил заветный приборчик и тот рухнул на пол. Зарычав, девушка бросилась на пол, когда в небе пулей просвистел истребитель. Выскочив в самый неподходящий момент, она увидела, как в пылающий до сих пор купол влетает ракета, после чего многократно увеличивая его. Вытаращив от ужаса глаза, Ведьма не заметила, как ее схватили за разгрузку и дернули вниз, а вслед за ней в машину ворвалось пламя.

- А-а-а! – завыл Соловьев, героически накрывая собой девочку, которая завизжала диким визгом, но уже через секунду пламя отступило, словно и не было его вовсе, оставив после себя лишь дрожащего от шока долговца и всхлипывающую Машу, а так же прижавшихся друг к другу Бойко и Сомову.

– Нееет… – выдохнула Ведьма, чуть отталкиваясь от лейтенанта. Посмотрев на небо, она медленно поднялась и толкнула Соловьева, после чего медленно вылезла наружу.

БМП пылало, разбросав в стороны останки церберов. Броня была вывернута наружу, обнажив свои внутренности. Сталь обуглилась, а внутри то и дело что-то взрывалось или стреляло – срабатывал боекомплект. Гневно стянув тушу цербера на землю, она прыгнула не нее, после чего зашагала к пылающей машине. Следом за ней на землю спрыгнул Бойко и посмотрел на оставшуюся колонну. Техника так и стояла, а долговцы повылазили наружу, смотря на Ведьму.

– Четверо! Четверо отличных бойцов сгорели заживо! Зачем я позвала о помощи! Зачем! – она кинулась в объятья Бойко, и разрыдалась.

– Ты не виновата, – сказал ей долговец, поставив ударение на первом слове и слегка поглаживая ее по спине.

– Я виновата. Я! – она ударила парня в бронированную грудь.

Девушка была отличным бойцом, но когда погибали люди по ее вине, в ней просыпалось нежное и ранимое создание, и случалась истерика. Ведьма посмотрела на их джип – правая сторона вся покрыта вмятинами, скрытые разорванным в клочья цербером, а сам «Тигр» был на половину вдавлен в автобус, от чего и застрял. Из люка показалась Маша, с удивлением смотря на БМП и Ведьму, а потом показался и Соловьев, после чего они сели крышу джипа, что-то обсуждая.

- Ребят, давайте уже двигаться дальше, - сказал Бойко.

Колонна вновь ожила. Первый БТР сдал назад и поехал прямо через тротуар, сбив при этом железные столбик ограждения. Вслед за ним поехали и остальные. Проделав то же самое, водитель бронетранспортера сбил очередной столбик и выехал на дорогу уже с другой стороны пылающей бронемашины пехоты. Все что уцелело в головном «Тигре» – распределили между остальными машинами, а сталкеры пересели в «Вепря», благо, что места было предостаточно. Бойко сел на место Серого, а рядом с ним разместилась Ведьма. За ней уселся Соловьев, и уткнулся в свой компьютер, а Маша села на колени Сергею и они о чем-то шептались.

«Вепрь» встал во главе колонны. БМП был самым медленным, и поэтому колонна смогла выжать сотню, ловко маневрируя между машинами, лишь изредка наезжая на них. Киев как и раньше был пуст и безжизнен. Больше мутанты не мешали им, и через несколько кварталов колонна свернула в сторону Новоконстантиновскую, и въехали на Московский проспект, где под колеса «Вепря» попал псевдопес. По проспекту, который плавно переходил Константиновская гуляла довольно мощная огненная комета, которая успела расплавить все оставшиеся на дороге машины.

- Ей, стій! Так гальмуй ж ти!- крикнул сверху Макс, громко хлопнув по крыше.

- Чего? – спросил Бойко, но все же остановился.

- Бінокль дайте,хзэ - ничего не поясняя, попросил парень. Соловьев протяну ему свой бинокль. – Там міст зруйнований. Повністю, доведеться повертатися і об'їжджати, - сказал Макс, передавая бинокль обратно.

Матюгнувшись, Бойко посигналил, и стал сдавать назад, пока не доехал до поворота на улицу Елены Телиги. Развернувшись, он поехал уже передом на автодорогу, над которой проходил мост. Спускаясь, все увидели разрушенный мост, который по загадочным причинам рухнул строго над автодорогой, перекрывая пути по обеим маршрутам. Притормозив, Бойко пропустил вперед БТР, который протаранил бетонное ограждение своим бронированным носом, дав проход остальным, после чего колонна, под указания Соловьева, проехала на улицу Алексея Терехина и благополучно выбралась на Новоконстантиновскую, на которой было значительно меньше машин.

Спустя десять минут лейтенант вновь замер, смотря на выживший указатель над дорогой, пытаясь вспомнить украинскую письменность.

– Сол, я чет запутался. Куда нам сейчас? – спросил долговец, сдавшись.

– Так, сейчас… прямо, налево, направо и налево – сказал Соловьев, изучив карту города.

Выполнив указания Бойко выехал на Межигорскую, с которой чуть позже повернул на Набережно-Луговую. Спустя две минуты дорога плавно повернула в сторону Днепра. Прямо перед ними горел дорогой гостиничный комплекс «Колосс». Вернее даже не горел, а дымился. Сотни окон высоченного здания в сорок этажей извергали из своих оплавленных глазниц черные клубы тяжелого дыма, который медленно поднимался вверх на сотни метров, в конце концов сливаясь с густыми тучами, образуя своеобразный живой столб, который каждую секунду менял свой внешний вид. Облицовочный кирпич, из оранжевой глины весь почернел, а красивые балконы с кованой решеткой превратились в бесформенные сосульки.

Доехав до «Колосса», колонна повернула вдоль улицы, проезжая вдоль некогда красивейшего здания Киева. По сути, они преодолели почти половину города. Гостиница протянулась почти на сотню метров вдоль Днепра. Первый этаж был полностью разрушен, и среди обгоревших вещей, золы и пепла копошились бюрреры, выискивая новые побрякушки для своей коллекции. Бойко приказал Максу открыть по мутантам огонь, из-за чего лейтенант даже практически остановил машину, когда по крыше зацокали гильзы пулемета, иногда попадая в салон. Один из БТРов так же открыл огонь, заодно пальнув туда из пушки, а потом в добавок запустил туда ракету, которая возможно удачно попала прямо в окно и взорвалась внутри.

- Дурни, смотрите здание на нас не обрушьте, - буркнул Бойко, когда ракета рванула, выбив из стены первого и второго этажей небольшой кусок облицовки, который частично достал и до движущихся по дороге машин. Из образовавшейся дыры повалил еще более густой дым, после чего лейтенант вновь прибавил скорость.

Колонна благополучно покинула территорию, после чего поехала по трассе вдоль Днепра, ловко увиливая от редко стоящих автомобилей. Начал покапывать мелкий дождик, который хорошо обрисовывал границы многих аномалий. На протяжении всего пути от самого «Ростка» и по сию минуту долговцы, пусть и облаченные в защищающую от аномалий броню, все же старались избегать контактов, поскольку напыление «Хрусталя Власти» не прошел «клинические испытания», и максимальный срок службы артефакта не известен уже который месяц.

– Все, погнали, – радостно сказал Бойко, выгоняя джип на Набережное шоссе и выжал сотню, «обгоняя» застывшие машины.

Вслед за ним двигались БТР, два «Тигра», БТР и последние два «Тигра». Дорога была практически прямая. На ней то и дело стояли машины. Довольно часто причинами столь грубого нарушения ПДД являлись аномалии. Вот вставшая по среди дороги «Хонда» вишневого цвета, с выбитыми стеклами и запекшимися трупами, которые так и остались там, а из под машины каждые пару секунд выглядывали щупальца электры, подобно языкам пламени проходя вдоль дверей машины. В сорока метрах далее, на встречку вылетел оранжевый седан «Рено», который столкнулся с маршрутным такси. От удара иномарка по кузов вошла внутрь автобуса. Причиной всему по всей видимости стал разлом, который вырос посреди асфальта, раскрыв свои жерла наружу. Спустя примерно тридцать метров картина еще большего размаха. Бензовоз с прицепом стоял поперек дороги, уткнувшись кабиной в жилой дом. При этом он разорван пополам неведомой силой, а перевозимый им бензин загорелся, из-за чего рванула вся машина вместе с прицепом, а так же, судя по названию, полностью выгорела небольшая закусочная возле грузовика. Оставшиеся пара километров были более свободны, а аномалии попадались намного реже.

Слева размеренно и лениво тек Днепр, омывая берега Киева и даже не стараясь догнать мчавшиеся автомобили. С обеих сторон реки стоял разрушающийся город. Несомненно, Зона накрыла его своим ядовитым покрывалом, сотканным из тысяч аномалий, с разбросанными то тут то там мутантами и покрытым толстым слоем аномальной энергии. Все же, чтобы окончательно «убить» город требуется время. Должен пройти не один выброс, чтобы дома начали крошиться, парки и скверы превратились в леса, а разукрашенные цветами улицы потеряли свой цвет. Стены зданий были покрыты огромными трещинами, порой даже сквозными дырами. Из-за искривления зданий потрескались стекла. Многие из них осыпались на тротуары и клумбы с увядающими цветами, между которых пробивались пожелтевшие ветки колючего кустарника. Еще день, максимум два, и на этой клумбе останется один лишь пожухлый куст с ломкими и колючими веточками, которые тот раскинет огромной округлой шапкой на целый метр вокруг себя. Многие вывески, монументы, столбы, памятники, светофоры и фонарные столбы уже покрыты плющом, который обвил их своими длинными и гибкими, слегка красноватыми стеблями, словно лианы в тропических джунглях обвивают дерево. Во время Выброса плющ завянет, распуская десятки маленьких и очень легких цветков красного цвета, которые подхватит ветер, дав жизнь десятку других растений. После цветения растение начнет медленно, но надежно сдавливать попавшие в его оковы оплоты рук человека, пока те элементарно не развалятся на куски, оставив после себя лишь полость и обломки.

– А как вы хотите ехать? Через Метро? – спросил Жора, когда Бойко сбавил скорость для поворота на Гидропарк.

– А что? – впервые после истерики заговорила Ведьма, повернувшись к парню. Ее лицо скрывал колпак шлема, но все же долговцы поняли, что с ней все в порядке.

– Через Днепровский район может и короче, но там много узких улочек, а если проехать дальше и свернуть на Южном мосту, то там широкий проспект, и сразу прямая дорога до самого аэропорта, - сказал он, добавляя свои слова жестами, которые мало о чем говорили сталкерам.

– Отличная идея, – кивнул Бойко и дернул ручник.

От резкого торможения в него чуть не врезался БТР, после чего «Тигр» резко сменил направление и не стал заезжать на мост, а начал поворачивать, а потом продолжил движение по шоссе. После небольшой встряски колонна рассыпалась. Некоторые, особо удачные сразу же поехали дальше, а БТРу и двигающемуся за ним джипу пришлись сдавать назад, после чего они в спешке догоняли группу. Набережное шоссе было относительно тихим. Несколько километров прошли незаметно, и через десять минут колонна плавно повернул на Южный мост, который почти не пострадал – порвалось несколько тросов. Как всегда, на нем был довольно плотный поток, в следствии чего пришлось пропустить вперед два БТРа, чтобы те время от времени распихивали в стороны машины.

Когда колонна проезжала над Днепром, Ведьма, которая бессмысленно смотрела на проплывающий под ними Днепр, заметила в воде гигантского змея или червя, который гнал странное существо в сторону водохранилища. Преследователь был длинной примерно с поезд метро и имел длинное, но узкое и гибкое тело, поэтому двигался в воде, словно морская змея. На его спине были десятки гребней высотой более метра, которые напоминали огромные спинные плавники. Жертву девушка не успела разглядеть, поскольку они проехали мимо столба, который словно смыл существ, как наваждение, ни оставив никаких следов.

- А ведь говорил Комаров, что надо пригласить жителя Киева. Так блуждали бы сейчас, - сказал

Проспект Николая Бажана кардинально отличался от других районов города, в которых были сталкеры. Первый же огромный перекресток, превращенный в довольно обширную развязку, совершенно не пострадал. Дома абсолютно целые, словно только что построены. Деревья не покорежены аномальной энергией, а цветы показывают всем свой пестрый раскрас. Автодороги стояли кристально чистые без следа хотя бы одной вставшей машины. Мимолетного взгляда на парковки хватало, чтобы понять, что парковки так же чисты. Очевидно, аномалий здесь совершенно нет!

- Чего-то я совершенно не догоняю, - первый высказался Кнут, когда они на несколько секунд пропали в тоннеле.

- Неужели «Карман»? – удивился Соболь.

- С этим городом явно что-то не так. Сначала логово изломов, потом стая церберов, теперь «Карман», - добавил Соловьев.

- Новый город. Это больше не Киев. Ну, как, Киев, но совершенно новый. Мутанты шарахаются от таких мест, так что можно разогнаться до максимума, - сказал Кнут, и колонна ускорилась, вылетая из тоннеля и проезжая вдоль озера. Когда автомобили доезжали до второй развязки, ожила покореженная рация, которая чудом выжила в «Тигре», который остался на Фрунзе.

– Капитан, это полковник Соломонов. Мы приближаемся к городу. Сделаем петлю, чтобы не кружить над аэропортом. Что у вас? – спросил полковник в рацию, которую они прихватили из вжатого в автобус Тигра.

– Минут сорок, и мы будем на месте, плюс еще около десяти минут на зачистку, – ответила сталкерша, прикидывая оставшийся маршрут в голове.

– Благодарю, – сказал полковник и в эфире появились помехи.

– Тут не сорок минут. Около часа еще, – поправил ее Бойко, когда она повесила микрофон на рацию.

– Значит прибавь скорость. Хорошо, что в БМП была только провизия, – Вздохнула Ведьма и впервые, за всю поездку по городу сняла шлем.

– Слушаюсь, мой капитан, – кивнул лейтенант, стараясь подбодрить сталкершу и прибавил скорость, отрывая джип от колонны.

Как только колонна выехала из тоннеля второго перекрестка, то сразу же словно попала в параллельную реальность. «Карман» закончился, и теперь все увидели истинную Зону во всем ее обличии и силе. Дорога была просто выстелена из покореженных автомобилей, часть из которых находилась прямо в центре аномалий. Окружающие это безумие высотки так же подверглись массированной атаке Зоны. Деревья загнулись, приобретая причудливые формы и очертания. Яркая летняя трава пожелтела и засохла, а клумбы с цветами превратились в клумбы с колючим кустарником. Вот правда большинство окон было цело.

- Здравствуй, Зона, - тихо, почти беззвучно сказал Бойко, когда БТРы вновь начали прочищать путь, на этот раз сминая под собой автомобили, в каждом из которых находился минимум один погибший.

- «Здравствуй»? – удивилась Ведьма. – Посмотри. Посмотри, ты разве не видишь, что она сделала. По какой машине мы уже проезжаем? Десятой… или сороковой. Из всех людей, что мы встретили в этом городе, Маша единственна, и то, вспомни где она была и кто был рядом с ней, когда мы ее нашли. Излом чуть не убил ее. Город рос, процветал, сколько было детей, а теперь? Сам посмотри, что делает твоя Зона, - Ведьма указала на обгоревший автобус, внутри которого виднелись сгоревшие тела детей.

- Я не это имел в виду, - ответил Бойко, заезжая в третий и последний на их пути тоннель.

В туннеле оказалось несколько карликов, которые превратили огромный перевернутый грузовик в настоящую крепость. Увидев приближающиеся машины, мутанты юркнули в щель, которая заменяла им дверь, и только благодаря этому долговцы не заметили их и проехали дальше. Спустя три минуты езды по обочине колонна добралась до Харьковской площади, кольцо которой облюбовала целая группа огненных комет. Аномалии летали строго над автомобильным кольцом в разные стороны и на разных высотах, так что они не встречались друг с другом. Вся конструкция отдаленно напоминала аномалию «Цирк», которая находилась на Затоне. Рекламные щиты, в своем множестве расставленные на некогда зеленой поляне, практически все начали плавиться, не выдерживая столь длительной термической нагрузки. Лишь те щиты, которые находились вдоль дороги, которая рассекала площадь практически надвое, не пострадали, а огромный монитор, поставленный в сомом центре кольца, до сих пор работал, в которую тысячу раз прокручивая немую рекламу. Маленькие елочки, которые росли вдоль автокольца, пожелтели, а у некоторых дымились макушки, испуская тоненькие и ровные прутики дыма. Самая нижняя комета кружилась на высоте примерно трех метров над асфальтом. Решив не рисковать, колонна поехала за последней кометой, придерживаясь обочины и держась от нее подальше. Доехав пробравшись на другую сторону, долговцы повернули в сторону Борисполя и помчались дальше, оставляя Киев позади.

***

Спустя двадцать минут езды вдоль безжизненного поля, колонна «Долга» стала поворачивать в сторону аэропорта, объезжая редкие остова навеки застывших автомобилей, лишь изредка наезжая на них, прочищая дорогу. Долговцы находились на расстоянии прямой видимости от аэропорта. Проехав довольно замысловатый поворот, колонна вышла на финишную прямую.

– Повторяю – снайперы и их охрана – Бойко, Макс и Гризли, высаживаются у терминала «А», и поднимаются в диспетчерскую, поэтому все, кто имеет снайперов, останавливаются возле терминала «А». Остальные зачищают терминал «В», – сказала Ведьма, снимая «Прибой» с предохранителя, когда колонна промчалась мимо гостиницы «Борисполь», которая была практически не тронута Зоной, если не считать полыхающей пристройки и парочки испорченных автомобилей на парковке взорванного отеля.

Как всегда – аэропорт был полон, и поэтому перед ним стояли сотни машин, многие из которых были целы. «Борисполь» замер. Из дверей не выходят только что прилетевшие пассажиры, и не заходят новые. На парковке нет суматохи, возникающей при недостатке мест. Небо затихло, хотя в основном в нем до и дело пролетают все новые и новые самолеты, вой двигателей которых разносился на многие километры вокруг. Казалось, что некто просто взял, и нажал на выключатель, закончив работу аэропорта так же молниеносно, как выключается лампочка. Гробовую тишину «Борисполя» нарушали редкие аномалии, которые уже который день не могут переварить машины, и потрескивали, хлопали, шипели… Вороны, по своему обыкновению любившие подобные места, восседали на проводах, провожая взглядами странных и неожиданных гостей, периодически каркая, словно обсуждая их.

- Э… кто выйдет из машины? – спросил Бойко, смотря на преградивший путь черно-оранжевый шлагбаум.

- Аппарат ведь не работает, - сказал Соловьев, срубив факт выхода наружу на корню.

Решив ничего не обсуждать, Ведьма положила руку на колено лейтенанта и надавила, заставляя того выжать педаль газа. «Вепрь» послушно дернулся вперед, разламывая шлагбаум пополам, после чего сталкерша спокойно села назад, не обращая внимания на удивленный взгляд Бойко. Промолчав, Маркад все же поехал дальше, объезжая огромную клумбу против часовой стрелки и медленно покатил в сторону терминала «В». Перед ними дугой возвышалась махина огромного строения. Вся его передняя сторона была покрыта стеклом синего цвета, в котором отражалась вся колонна. Над большим входом красовалась надпись «Термінал В». Терминал внешне не пострадал, исключая парочку треснувших стекл и переставшие крутиться двери. Выставившего на дорогу свой белый зад «Опеля», Маркаду пришлось потеснить и прижать к черному микроавтобусу «Доджа». Обстановка накалялась.

Военные утверждали, что на территории аэропорта очень много мутантов. Когда Киев, в частности и «Борисполь» накрыло Зоной военный разведывательный спутник сумел сфотографировать большую часть Украины, прежде чем тучи окутать собой новую часть Зоны. Было очень непонятно, зачем это военным понадобилась помощь сталкеров. Обязательно ли лететь в Зону, тем более на самолетах. Совсем недавно, а точнее только вчера долговцы видели Т-50, недавно поступившую в ВВС России модель самолета пятого поколения, которая стоит кучу денег. Видимо, это не просто военные. Потому что на кой черт в конце концов русским (в чем многие долговцы не сомневались) лететь в Зону. Ладно Армия Украины решила прочесать Киев в поисках выживших.

Что ж, скоро сталкеры все выяснит…

- Я хочу писати, - неожиданно заявила Маша, до этого успевшая уснуть на баюкающих руках Серого.

- Але ти ж ходила перед тим, як їхати, - сказал парень.

- А я ще хочу! – возмутилась девочка, наблюдая в окне застывшие автомобили.

- Потерпи. Ско...

- Ось той будинок бачиш? Висока. Ось доїдемо туди, і сходиш. Не відразу, - вмешалась в разговор Ведьма, повернувшись и посмотрев на девочку.

- Згодна! – воскликнула Маша.

- Вчися, студент, - с вызовом сказала сталкерша парню, словно соревнуясь с ним в общение с ребенком

- Я інженер! – воскликнул Сергей.

- Навіть так... – протянула Ведьма, поворачиваясь обратно.

В это самое время хвостовой «Тигр» загрохотал пулеметом, и Камышев врезался в старенькую «ЛАДУ», протаранив целый ряд автомобилей, а потом долговец засорил эфир матами и руганью.

– Что у вас опять случилось? – спросила Ведьма, смотря в зеркало заднего вида, как Капуста отчаянно водит пулеметом в стороны.

– Снорк, товарищ капитан, – виновато ответил сталкер, сдавая назад и давя очередного урода, а Капуста без вновь заработал Печенегом, поливая крупную группу свинцом, и взрывая попадающиеся на пути машины.

Неожиданно затормозил Бойко, от чего движущийся за ним БТР вильнул в сторону и превратил в блин кабриолет. Ведьма, не успевшая среагировать, чуть не полетела вперед. В целях безопасности многие сталкеры не пристегиваются, поскольку в экстремальных и непредвиденны ситуациях это может привести к летальному исходу. Вернувшись на сиденье, сталкерша увидела в метре от носа «Вепря» трех перепуганных девочек и явно раненого мужчину, которые ошарашено смотрели на направленный в их сторону ствол ПКМа.

- Черт, давайте-ка вперед, - сказала Ведьм, рассматривая выживших.

Одна из девочек, скорее уж девушка была возрастом около 15-ти лет. Ее явно загоревшая кожа резко контрастировала на фоне белого сарафана, перепачканного землей, кровью и сажей. На лице девушки была примерно та же картина, что и на сарафане. Видимо, совсем недавно она пыталась смыть с лица всю гадость, но у нее не получилось и все перемешалось, образовав довольно страшненькую картину. Вторая, чуть младше, одета в мужские брюки в белую полосочку и прозрачную майку с Микки Маусом, из под которой просвечивался черный лифчик. Третья по возрасту отставала от Маши, которая так же с удивлением наблюдала за квартетом на дороге. Девочка сидела на руке мужчины. По всему ее личику была растерта грязь непонятного происхождения, а зеленое платьице в желтый горошек оказалось местами порвано. «Просканировав» девочек, Ведьма перешла на осмотр мужчины. Лицо плоское, словно на него обрушили железобетону плиту. Короткий нос оканчивался практически не заметными ноздрями. Из-под кепки вырывались засаленные черные волосы. Серые глаза так же сканировали пассажиров «Вепря» и оценивали ситуацию, запоминая каждую мелочь. Наверняка военный и где-нибудь воевал. На слегка бледноватом лице трехдневная щетина и несколько глубоких порезов с воспаленными краями рубцов. Одет он был в модную рубашку навыпуск и стильные джинсы с множеством карманов. Судя по всему, мужчина отлично сложен. На груди и боках, а так же плече на рубашке следы от когтей мутантов, а так же кровавые пятна. Видимо, за эти три дня он не раз спасал жизнь себе и своим спутницам. Как и рубашка, джинсы тоже местами порваны и пропитаны кровью.

Спустя несколько секунд вперед выехал «Тигр» Черта. Долговцы довольно сильно удивились, увидев такую компанию, сталкеры немного очумели и встали возле «Вепря».

- Макс, стеж за периметром. Стріляти тільки в мутантів. Кнут, тебя это тоже касается, - сказала Ведьма, открывая дверь и прыгая на асфальт. - Доброго дня. Ми вам допоможемо. Ходімо зі мною, - сказала она, подходя к ним.

- Мы так рады, - чуть ли не плача сказала девушка, бросившись к сталкерше и обняв ее за талию.

- Лена, ты почему меня не слушаешься? – строгим, но дрожащим от слабости голосом сказал мужчина. Он напряженно смотрел на Ведьму.

- Ну папа! – завыла девушка, не отцепляясь от сталкерши и посмотрев на отца. – Она же сказала, что поможет.

- Мало ли, что она сказала, - серьезным и поучительным тоном ответил отец.

- Послушайте. Мы действительно можем помочь, - сказала Ведьма, для пущей убедительности сняв шлем. – Кнут! – крикнула она, посмотрев на пулеметчика. – Займись ими!

- Есть, товарищ капитан! – отчеканил долговец и исчез в люке, а его место занял Броцкий, так же следя за своим сектором. Через несколько секунд из задней двери «Тигра» выпрыгнул Кнут, неся в руках пачку шоколадных вафель и бутылку минеральной воды. Вручив все средней девочке, он принял из рук мужчины малышку и вежливо попросил проследовать за ним.

- Капитан! Соломонов на связи! Передает, что через десять минут самолеты начнут заходить на посадку, требует ускориться! – крикнул Бойко, высунув, открыв дверь и высунувшись по пояс.

***

Заскрипели покрышки «Вепря», а вслед за ним четыре Тигра и БТР затормозили у самых стен терминала «А».

– Вперед! – крикнула Ведьма и первая вышла из машины, направляясь к главным дверями новой диспетчерской, похожей на перевернутую юлу коричневатого цвета. В высоту здание было на три этажа выше своего предшественника.

Группа из тридцати трех сталкеров разделилась на семерых снайперов и их трех охранников, и штурмовиков, которые должны были очистить терминал «В» от нечестии с двух сторон. Ведьма, Бойко и Макс бежали впереди. «Прибой», Форт-401 и калаш были готовы в любой момент изрешетить любого мутанта, а Гризли прикрывал спины тянувших на спинах оружие снайперов. Мутанты образовали в аэропорту поистине огромное логово. Тысячи людей, пойманные в одном месте, стали настоящим пиршеством для них, поэтому те и не захотели от сюда убегать. Водители, выгрузив часть штурмовиков, выбили ворота и ворвались на территорию аэродрома. Уже через пару секунд оттуда послышались выстрелы. Снайперы подбежали к терминалу «А». Вблизи, как и многие другие здания подобной высоты диспетчерская казалась просто огромной и что еще чуть-чуть, и она упрется в небеса, при этом пробив тучи насквозь. Здание, как и терминал «В» внешне выглядел практически целым, лишь пара окон покрыта трещинами или копотью. Бойко расстрелял петли на стальной двери, а Гризли почти без труда выбил ее, запустив внутрь помещения.

- Помните, мы не в машинах, и теперь аномалии могут убить будьте осторожны, - предупредила всех Ведьма, встав перед снайперами и входом, после чего первой зашла внутрь.

– Тут должно быть… служебное помещение, – крикнул Воробей, и побежал вперед, обгоняя капитана, но неожиданно он замер и поднялся в воздух, роняя Intervention.

Не раздумывая, Гризли растолкал сталкеров и бросился к снайперу, отрывая его от кровососа, и ударяя последнего по морде с такой силой, что мутант тут же стал видимым с изуродованной мордой и сломанным носом. Сталкер схватил мутанта за лапы, и со всей силы ударил его головой в грудь, от чего в коридоре раздался звук ломающихся костей. Кровосос взвыл, ударяя Гризли в грудь.

– Давай! – долговец отскочил в сторону, и Ведьма выпустила в лоб мутанта четыре пули подряд, оставив в черепе дыру с кулак сталкера.

– Ты как? – спросил Гризли, отходя от удара и слезая с Воробья, после чего протягивая ему две руки. В одной была пустая ладонь, готовая помочь подняться, а другая сжимала за ствол дорогущую винтовку.

– Жив, хвала Гризли.

– Шутишь, значит – жить будешь, – хохотнул сталкер, поднимая парня.

– Пошли, – Ведьма прошла дальше, хлопнув Гризли по плечу в знак благодарности.

– Спасибо, – сказал ей в спину снайпер, но девушка не ответила, и стала подниматься по лестнице, куда вела надпись «диспетчерская» на русском, украинском и английском языках.

На лестнице не было ни одной аномалии, а снаружи продолжали раздаваться выстрелы, да и в гарнитуре тоже. Почти каждый выстрел комментировался хотя бы одним долговцем. Видимо, там было действительно «жарко». Поднявшись на десятый этаж новой диспетчерской, сталкеры с трудом выбили дверь, и Гризли тут же получил пулю из Форт-12 в грудь. Пуля отрикошетила и выбила лампочку над сталкером, обсыпав его осколками стекла. В диспетчерской оказалось сразу пять человек, один из них – в форме, он то и выстрелил в сталкера, продолжая держать пистолет в дрожащих руках.

– Да успокойтесь вы – свои мы, – Гризли влепил несильную пощечину парню, и забрал у него пистолет.

– Мы, мы думали, это то невидимое чудовище ломится. Оно уже второй день пыталось выбить дверь, – сжато сказал парень.

– Вашу невидимку капитан убила, – Гризли показал через спину на Ведьму, которая из USP расстреливала оставшиеся в диспетчерской стекла.

– Воробей, Рыжий, Максимус – на вас мутанты пятого уровня. Остальные работают с оставшимися, – Отдала команду Ведьма, приникнув к прицелу «Прибоя», и начиная стрелять в снорка, который расселся на крыле «Як»а. – Бойко, займись ими. Вколи сок, обработай раны. Макс – охраняй вход. Гризли…

– Понял. Обыскать здание, а всей хомо тащить сюда, – долговец до конца выломал дверь, и швырнул ее в коридор.

Гризли припеваючи ушел вниз, обследовать терминал «А», попутно напевая какую-то песенку. На аэродроме под сталкерами развязался настоящий бой – несколько ящеров атаковали «Тигра», в котором находились спасенные люди, но Кнут и Черт виртуозно увиливали от них, заставляя мутантов впопыхах налетать на аномалии. В это же самое время БТРы гоняли мимо десятков самолетов псевдогиганта, который в силу своей тупости начал убегать от них, то и дело врезаясь в крылья или порты стальных летунов. Оставшиеся три «Тигра» ездили по взлетным полосам и разгоняли оставшихся мутантов. Как только те покидали безопасную зону то тут же пулеметы или колеса превращали их в блин или фарш. Судя по всему, зачистка основного терминала аэропорта проходила успешно и немногочисленные мутанты сдавали позиции, погибая либо отступая. Ведьма приникла к прицелу «Прибоя». Стрелять в шлеме конечно не очень удобно, но пару выстрелов сделать все же можно. Выискивая подходящие ей цели, они внимательно осматривала аэродром. На всей территории были сотни окровавленных мест. Обрывки одежды, кожи, обломки костей. Устрашающее зрелище. Вместе все это походило на место встречи маньяков, которые вырезали у жертв все, что только можно, оставляя лишь самые ненужные вещи. Расстреляв парочку слепых псов, Ведьма увидела химеру.

– Максимус, три часа, – сказала она и уступила крупнокалиберной Barrett 82А2 свое место. Через две секунды заработала снайперская винтовка, от выстрелов которой вздрагивали спасенные, которых пытался осмотреть Бойко.

– У меня только два сока. Кто поделится? – спросил он, вкалывая последний шприц с питательным веществом, которое нормализует общие качества организма.

– У меня в заднем кармане, – сказала Ведьма, превращая псевдопса в месиво.

– И у меня бери. Карман на правом бедре, – ответил Максимус, разворачивая грудную клетку последнему мутанту, и вставляя новый магазин.

Сталкер забрал у них шприцы, и вколол каждому выжившему, коих было семеро. За все это время они не проронили больше ни одного слова, по всей видимости прибывая в состоянии шока. Когда началось действие сока, люди начинали стонать, чувствуя ломку во всем теле, после чего долговец протянул им флягу, поскольку сок вызывает сильное фантомное чувство обезвоживания.

– Терминал «В», докладывайте, – потребовала Ведьма, когда истратила третий магазин.

– Первый этаж зачищен. Людей не обнаружено. Семь «двухсотых», и один «трехсотый», – ответил Клин.

– Кто? – спросила Ведьма, имея ввиду «трехсотого».

– Сергей. Мы не успели спасти парня – он истек кровью раньше, чем мы прорвались к нему, – помявшись, ответил Клин.

Сталкерша оторвалась от прицела, и взглянула на Макса. Бойко поступил аналогично, оторвавшись от пореза парня. Почувствовав на себе взгляды, он встал и направился к лестнице.

– Я там посижу, – сказал он по-русски, в принципе, ни к кому не обращаясь.

– Кэп, самолеты, – сказал Саунд, указав стволом СВД далеко вперед.

Глянув через оптику, она заметила два огромных белых самолета, вслед за которыми, на расстоянии примерно в километр летело три Т-50 в бело-голубом камуфляже. В этот самый момент над взлетными полосами из ниоткуда пролетело четыре таких же белых Ми-24Б, которые стали летать над аэродромом и атаковать тех мутантов, которые были на открытых пространствах. Один из них завис напротив терминала «В» и открыл шквальный огонь по мутантам.

- Какого хера! – заорал Повар, уворачиваясь от пулеметной очереди, которая предназначалась снорку.

Сзади появился Макс. Он нес на руках парнишку лет десяти. Он находился без сознания и весь измазан кровью, словно его окунули в кровавую ванну, но вблизи оказалось, что мальчишка цел и не ранен, а только капитально измазан кровью.

– Грізлі просив принести. Знайшов його в підсобці разом з якоюсь жінкою. Вона порізана. Каже - химера постаралася. Ось хлопець і весь в крові, – он передал мальчика Маркаду.

В это время два самолета с разных сторон сели на посадочные полосы, скрипя покрышками по истертому тысячами посадок асфальту. От оглушительного гула у Ведьмы загудело в голове. Над аэропортом пролетели Т-50, открывая огонь по спешащим на бойню мутантам из пулеметов. Самолеты, остановившись, стали разворачиваться и уходить с полосы, освобождая место для истребителей. Сделав круг, два Т-50 стали заходить на посадку, а третий так и продолжал летать, наматывая круги.

– А они аномалий не боятся? – скептически спросил Скрипт, выстреливая в тушкана на дороге одного из самолетов, но промазал, а мутант сам отскочил от ревущего истребителя.

– Может у них своя система? Врятли они всю обшивку самолета «хрусталем» обшивали, – предложил Байрон, перемещаясь на новую позицию.

Последний из самолетов наконец-то сел и встал в небольшой косяк. Две группы самолетов направилась к аэродрому, решив встать на свободных местах, но грузовым самолетам не хватило места и им пришлось остаться на дороге, пропустив вперед истребители. Гул двигателей начал затихать, а носовые люки стали подниматься, готовясь выгрузить свой груз.

– Клин, докладывай, - сказала Ведьма.

– Тут, блин, эти «белобрюхие» вообще – весь азарт обломали, и все стекла перебили. Новых жертв и раненых нету, – отрапортовал долговец, «вскармливая» излома дробью.

– Гризли? – спросила она.

– Все чисто, мэм, – ответил он, стреляя из Печенега. – Так, хищники в основном, – уточнил он, разбивая кулаком череп псевдопсу.

– Всем собраться возле БТР, – велела Ведьма, – Гризли, вернись, и отведите их в медпункт. Бойко, Макс – помогаете, – сказала она, и все пошли за ней, встречать гостей.

***

Когда Ведьма вышла, то увидела, что самолеты все же смогли найти себе место и встали намного ближе к терминалам. Вблизи оказалось, что эти две гигантские птички на самом деле Ан-225 «Мрiя», хотя по всем официальным данным в мире только один такой самолет, и работает он на компанию «Авиалинии Антонова» и никак не связан с военными. В центре аэродрома заходили на посадку два Ми-28, а четыре Ми-24Б уже разгружались. Чуть вдалеке стояло трио Т-50. Из огромных самолетов выезжала бронетехника, а из вертолетов выбегали военные, сразу же становясь в строй. Каждый из них, начиная простым рядовым и заканчивая майором, одеты в тяжелые военные экзосистемы «Скат «М». Эта экипировка немного походила на экипировку солдат из будущего. Многоуровневая защита, прослойка из «чешуи», более продуманная система замкнутого жизнеобеспечения, автоматическая аптечка, улучшенная разгрузочная система, шлемы с небольшими экранчиками, на которые выводится краткая, но подробная информация. И все выполнено в матово-черном цвете, из-за чего военные походили на армию Тьмы. Почти каждый в руках сжимал автомат Калашникова 12-ой серии. Часть из них переделана под снайперскую винтовку, еще часть имела более тяжелый ствол, сошки и внушительный барабан на сотню патрон. Остальные же имели стандартный вариант с весьма специфическими бонусами. Спаренные рожки, прицелы, лазерные целеуказатели, прицелы, подствольные гранатометы, штык-нож. С одной, и пожалуй самой большей стороны выглядело глупым, столь перегружать оружие, хотя с другой каждый из этих аксессуаров мог спасти жизнь, ровно как и отнять ее. Из Ан-225 вышел сам Соломонов. Долговцы, столпились под аиробусом, который замер возле терминала, присоединившись к нему рукавом. Многие из них офигели, увидев не шестидесятилетнего старика, а вполне себе еще молодого мужчину с грозными чертами лица.

– Пошевеливайтесь! Кличка, остаетесь тут, и отвечаете за самолеты своими яйцами! Аист, распредели своих на «Громах»! Живо, живо! Работаем по плану! – орал на всех полковник Соломонов, раздавая приказы и направляясь долговцам.

Через десять минут перед армадой военных, которых было не меньше трех сотен, стояло два БМПТ «Терминатор» и шесть УАЗ «Гром» со стальным кузовом. Так же, из Ан-225 выехал передвижной госпиталь на шасси КамАЗа, который остался на аэродроме.

– Кто у вас главный? Где Сомова? – сразу потребовал полковник, подойдя к долговцам. Группа разошлась в стороны, и перед ним появилась Ведьма.

– Капитан Сомова, седьмой отряд группировки «Долг». Рада вас видеть, полковник, – ответила она с легкой ухмылкой на лице, поправляя оружие на плече.

– Отличная работа, Сомова. Даже удивительная, если учитывать, что вы – женщина. Я сообщу генералу Вольжеву, что вы отлично справились, и, как договорились, аэропорт ваш. Можете воспользоваться нашим полевым госпиталем, для оказания помощи раненым, а нам пора, – сказал ей Соломонов и сел в один из «Громов».

Военная колонна тронулась с места. Вместе с ними в воздух взмыли шесть вертолетов, и так же отправились к автостраде в сторону города. На аэродроме осталось порядка ста военных – третьей части от всех прибывших.

– Гризли, тащи всех сюда. Клин, ты тоже. Все, кто ранен – дуйте к госпиталю, остальным – зачистить оставшиеся терминалы. Микша, поставь технику сюда. Укрепить снайперскую в диспетчерской и дежурной. Чиженко, бери своих, и зачистите подъезд к аэропорту от деревьев, Бойко, расставьте мины. Выполнять! – распорядилась Ведьма, и приняла от Маркада окровавленного мальчишку, которого кто-то уже умыл, но парнишка был все так же в бессознательном состоянии, после чего направилась в сторону госпиталя.

– Кто тут Сомова? – через несколько минут спросил кто-то снаружи, когда Ведьма помогала полевым врачам осматривать Диму, так назвал себя мальчик, когда его привели в чувства. Услышав свою фамилию, Ведьма вышла из кабины. – Очень приятно – Кличка, – вежливо протянул ей руку военный.

– Ведьма, – Ответила она. – Что-то случилось?

– Нет, просто я хотел сообщить, что отправил часть своих ребят помогать с зачистками терминалов C и F.

– Благодарю, – ответила она, слыша, как недалеко разворачивается настоящая бойня.

– Капитан, генерал на связи, – позвал ее один из долговцев, что остался переставить технику и вернуть служебную технику в гаражи. Кивнув Кличке на прощание, Ведьма поспешила вперед, стараясь не задерживать генерала.

– Слушаю, – сказала она в рацию.

– Поздравляю вас, майор Сомова с успешным выполнением задания. Мы отправили несколько Уралов и Ми-24, чтобы вы укрепились в «Борисполе», а так же «буханку» с КПВТ – радостно сказал ей генерал Вольжев, преемник погибшего Воронина.

– «Майор»?

– Да. Майор Сомова. Вы повышены в звании. Также повышены лейтенанты Грибов и Бойко до звания капитан, – ответил ей генерал. – К вечеру должна прибыть колонна. Есть потери?

– Эм… мы потеряли БМП в полном составе, и погиб один из местных сталкеров-самоучек, отряд которых решил нам помочь. Несколько раненых. Да, кстати, где-то под Киевом находится база военных. По словам наших нежданных помощников там тоже люди.

– Это печально, но я не ожидал и такого результата. До скорой связи, майор, – сказал ей генерал и отключился. Ошарашенная Ведьма повесила микрофон и села на кресло Тигра.

– Лейтенанты Грибов и Бойко получают звания капитан. Вечером должна прибыть колонна из Уралов и Ми-24, чтобы мы закрепились в аэропорту, – сказала она на общем канале «Долга».

– Ё, я капитан, – радостно сказал Гризли, вручая кровососу смертельную пилюлю.

– А тебя он повысил? – спросил Бойко, подходя к ней, неся в руках ящик с минами.

– Вас, – поправила его Ведьма.

– Майор? – спросил Бойко, на что получил одобрительный кивок.

Ведьма так и продолжила сидеть, слыша, как объединенный отряд «Долга» и военных, уничтожает мутантов.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.4 / голосов: 7
Комментарии

"колона выехал"

предъявите миграционную карту, ха-ха

опечатка.

Быстрый вход