Группа риска

7 августа 2027г. Московская область, в пяти километрах северо-восточней Подольска.

Легкие облака и небо постепенно окрашивались в оранжевый цвет последними лучами уходящего к горизонту солнца. Вместе с облаками подкрашивались и верхушки трех берез, которые росли посреди заросшего бурьяном поля, сплетясь вместе подобно косе, и тянулись вверх, к солнцу. Чуть подальше стоял огромный дуб, диаметр которого составлял порядка сотни метров, а в высоту около пятидесяти. Его огромные и толстые ветки начинались у самых корней. У земли дерево напоминало огромного осьминога с сотнями щупалец, которые возвышались над землей и простирались в разные стороны на сотни метров, извиваясь, переплетаясь, расходясь и встречаясь, то погружаясь в землю на миг, то вновь выныривая обратно и продолжая плыть по земле, лишь частично находясь в ней. Несмотря на кажущуюся идиллию посреди лета, вокруг стояла гробовая тишина. Не пели соловьи, не стучали дятлы, выискивая личинок в стволе дуба, в траве не бегали полевые мышки или не фыркали просыпающиеся ежики. Природа словно замерла, лишь легкие порывы ветра слегка шелестели листвой.

Спустя пару минут, из лесополосы на окраине поля медленно выехал крытый черный пикап SsangYong Actyon Sport. Его колеса явно были ему велики, из-за чего клиренс автомобиля заметно поднят. На месте бампера стоял широкий отвал с заостренным низом и центром, который походил на огромный нож, способный рассечь все на своем пути. Вокруг стеклянного люка стояла крутящаяся огнеметная точка, к которой из кузова шла толстая труба, по которой в случаи чего должен пойти газ. Прислушавшись, можно было услышать несколько голосов, которые оживленно спорили о чем-то внутри машины. Доехав до корня дуба, пикап остановился прямо под его кроной, освещая гиганта светом фар.

- И? Что теперь с тобой делать? – спросил Артем, выпрыгивая из машины, не закрывая дверь и не глуша мотор, после чего парень направился к кузову джипа.

- Да не кипятись ты, - героически ответил ему Вася, высунувшись в люк и поворачивая вслед за ним свою серую морду, следя через прозрачное пластиковое стекло противогаза и серьезно хмуря брови, словно ничего и не случилось вовсе, лишь так, мелочь. Черный противогаз открывал большую часть лица, от виска до виска и ото лба до рта. Чуть ниже находился вытянутый прямоугольный картридж длиной в пять сантиметров, который вставлялся в противогаз параллельно губам с правой стороны. Сквозь его многоуровневую систему очистки под маску попадал уже очищенный воздух, почти чистый кислород. Маска крепилась на голове с помощью двух растягивающихся лент, которые находились за головой, позволяя устойчиво держать противогаз и без стеснения разговаривать.

- Вася, - сквозь зубы протянул Артем, готовясь разорвать друга на части, при этом открывая двери, закрываясь ими от него.

- Да он и в Африке «Вася», а толку то, а? – раздался голос Сени из открытой двери. Подняв голову, парень увидел точно такой же противогаз, который смотрел на него из кабины через стекло автомобиля.

- Блять, хватить херней страдать, драть надо! До Подольска не доберемся, придется обратно возвращаться. Хотите, чтобы Батя с нас шкуру содрал, как с дуба? Артем, сука, садись обратно! – гаркнул Риф.

Порывшись среди коробок припасов, Артем подхватил небольшую коробку, после чего захлопнул двери, вновь увидев Васю, который так и продолжал корчить из себя ни в чем не повинного дурака. Старался он не очень, но выходило правдоподобно. Василий, которого за характер звали Котом, всегда напоминает ребенка. Веселый, подвижный, жизнерадостный и любознательный, но стоит ему «нашкодить», как тут же прикидывается невинным созданием. Подойдя к двери, Артем кинул коробку Сене и вновь сел за руль.

- Ты понимаешь, что мы из-за тебя чуть тонны припасов не лишились? – продолжил Артем, посмотрев на Васю через зеркало заднего вида, когда тот преспокойно приземлил свою тощую задницу на кресло.

- Ну, сколько можно извиняться? Хочешь, я за вами пешком пойду? – чуть ли не проныл виновник разговора, закатив глаза и посмотрев в потолок машины.

- Чтоб ты потом жрал как слон и пил как верблюд? - усмехнулся Сеня, доставая из полученной коробки фильтр для противогаза. Глубоко вдохнув, он скинул капюшон, после чего стянул с себя маску и начал менять на ней фильтр. За десять лет Сеня так и не научился делать это, не снимая противогаза. Вытащив картридж, парень положил его в коробку и достал новый, тут же вставляя его, пока защелка не издала характерный щелчок. Сеня, выдохнув через нос слегка белесый воздух и терпя начинающую усиливаться боль в груди, надел противогаз на голову, после чего с шипением вдохнул и расслабленно облокотился о кресло. Только теперь Вася не больно ударил его в бок. – Иди ты, - махнул на него парень.

Артем вновь начал путь, проезжая вдоль корня дуба и высматривая подходящее место, где можно через него переехать, но единственным местом оказался конец корня у самых сплетенных между собой берез. Проехав поле бурьяна, джип остановился в метре от границы очередного поля, на сей раз в десятки раз больше, на котором росли похожие один в один кусты можжевельника. Кустики, высотой около полутора метров стояли, чуть ли не идеально ровными рядами.

- Может не надо? – спросил Сеня, прижимаясь к сидению и напрягаясь всем телом.

- Мы не знаем, насколько широкое поле, а так короче, к тому же скоро совсем стемнеет, - сказал Риф, повернувшись к парню.

- Надо Сеня, надо, - уперто ответил Артем и надавил на педаль газа.

Джип рванул вперед, поднимая вверх фонтаны земли и вырванного с корнем бурьяна. Спустя секунду автомобиль ворвался в поле можжевельника. Мужчины сразу почувствовали, как задрожала машина, наезжая на толстые корни растений, порой даже пробуксовывая между ними, сдирая кору. Заостренный отвал не мог обрубить кусты, но зато отлично скоблил их, срезая со стволов веточки, которые потом застревали в решетке радиатора или попали на лобовое стекло, из-за чего Артему пришлось включить дворники.

- Млять, подвеску угробишь, - дрожащим голосом заметил Риф, уперев левую ногу в панель, а руками схватившись за ручку над дверью. Сзади происходило примерно то же самое. Сеня и Вася чуть ли не в обнимку сидели посередине кресла, опираясь конечностями во все, до чего только можно дотянуться. Неожиданно правое рулевое колесо заело, и машина начала наматывать круги вокруг него, в то время, как на капот обрушилась ветка можжевельника, которая стала упорно ползти вперед, выискивая щель, в которой можно укорениться и прорастит. Артем мгновенно вжал по тормозам, и в этот самый момент на самом краю переда автомобиля появилось еще несколько прутиков, которые начали ползти вперед, прямо к лобовому стеклу, извиваясь, подобно змеям и на ходу выращивая размером с бусинку зелененькие листики.

- Давай задом! Задом пробуй! – орал Сеня, наблюдая, как кусты вокруг пикапа зашевелились, а машина слегка завибрировала.

- Да не сиди же ты, мать двою! Двигай, ублюдок конченый! – гаркнул на опешившего Артема Риф, пнув его ногой в колено, а потом, добавив и по пальцам, которые сжимали баранку руля. – Вася, за огнемет! Не спи, гнида! – вновь закричал он на Тему. Во всей этой четверке Риф был самым старшим. Почти сорок лет, против 25-27 остальных. Его бы и не взяли вовсе, не знай он маршрут как свои пять пальцев.

Вася, отцепив от себя трясущегося Сеню, вылез из люка и схватился за огнемет, после чего пустил по трубе газ, который, натыкаясь на маленький фитилек огонька, превращался в пятиметровый язык пламени.

- Ха-ха! Получайте, гниды! – орал парень, накрывая капот пикапа огнем и поджаривая успевшие добраться до кабины прутья, которые довольно быстро загорались и отмирали, скукоживаясь и скручиваясь.

Артем наконец-то ожил, вновь сосредоточившись на дороге.

- Куда нам? – крикнул он и начал сдавать назад, выезжая из корневого капкана растений.

- На десять, к ясеню! – крикнул в ответ Вася, поливая растения короткими очередями из огнемета.

Артем начал материться, сдавая назад. Сотни маленьких прутиков, которые за несколько секунд успели прицепиться к днищу автомобиля, растягивались и с трудом рвались, но огнеметные очереди Васи заставляли кусты можжевельника сдавать позиции и отступить от огрызающейся добычи. С треском порвав последний прутик, Тема развернул пикап носом на десять часов и погнал дальше, стараясь высматривать дорогу впереди, но из-за сгущающихся сумерек, дорогу, которая отсутствовала вовсе, практически не было видно, тогда пришлось включить фары, установленные на крыше автомобиля. Вася прекратил огонь, выключил огнемет, перекрыв подачу газа, и сел обратно. Артем продолжал ехать вперед, уворачиваясь от особо крупных можжевельников, у которых корни намного толще и обширней, а значит, сил схватить автомобиль у них гораздо больше. Джип летел практически с прежней скоростью, но зато теперь более осторожно, проделывая просто колоссальную брешь в нерушимой стене растений. Правда…уже через пару дней она вновь зарастет.

- Ты что сука творишь, угробить нас хочешь? – спросил у Артема Риф, садясь нормально и нажимая на кнопку на приборной панели, после чего люк начал закрываться.

Дождавшись полного закрытия, он нажал на красную кнопку на панельке самодельного устройства, после чего под его сиденьем загудел приборчик и включился кондиционер. Спустя минуту гул прекратился и все, кроме Артема, сняли противогазы, все же оставив их на голове. Парень, не отрываясь от дороги, мчался вперед, ведь до спасительного ясеня в двухстах метрах буквально рукой подать. Вася первым делом стер с лица пот, а так же глотнул воды из бутылки. Слегка посеревшее лицо парня имела небольшую щетину, которая со временем превратится в густую бороду и начнет пробиваться сквозь резиновый край противогаза. Темно-зеленые глаза как обычно бегали по сторонам, изучая можжевельниковое поле, запоминая его строение и внешний вид. Следом снял противогаз Сеня, сразу же надевая вместо него небольшие очки, избавляясь от дальнозоркости. Его слегка крючковатый нос походил на клоунский, поскольку размеры маски явно малы ему и от движения нос натирался, трясь о внутреннюю стенку пластика. Потерев «клоунский нос», Сеня взял из рюкзака между ним и Васей бутылку воды. Отвинтив крышку, он с наслаждением стал тянуть к себе горлышко, когда Артем наехал на последний корень, от чего все подпрыгнули, а часть воды выплеснулась прямо на лицо парня. Не упуская момент, Вася тут же засмеялся.

- Умыться решил? Гы-гы, - загоготал он.

Отъехав от поля примерно на сотню метров, Тема увидел впереди верхушки огромного леса, который росл на месте некогда большого города Подольск. Совсем стемнело, поэтому что-то более конкретное увидеть так и не удалось.

- Да... – протянул он, ложась на руль и обнимая его. Его силы были истощены.

- Бля… - в тон ему протянул Риф.

- Да хватит тебе ржать, конь рязанский, - буркнул Сеня. – Поехали уже. Я спать хочу, - обратился он уже к Артему.

Вздохнув, парень через зеркало зыркнул на моментально умолкшего Васю, после чего медленно покатил дальше, осторожно сминая под колесами колосья пшеницы. Уже который год ее никто не собирает. Удивительно, но пшеница прорастает каждый год. Спустя несколько минут пикап медленно, практически беззвучно подкатили к обочине разрушенной развязки, соединяющей Подольск и Симферопольское шоссе. Только вот развязкой это уже не назовешь. От моста, словно тот нулевая отметка, во все стороны расходились десятки корней, которые буграми вырывались из земли. Некогда гладкий асфальт вспучился, выломался весь, и сквозь трещины проросли кусты малины, на ветках которых повисли настоящие гроздья со спелыми ягодами. Десятки машин за долгое время превратились в клумбы для молодых елочек, которые проросли прямо сквозь крыши автомобилей и распустили свои колючие, слегка синеватые ветки в стороны, а кроны оканчивались строгими пирамидками. Несколько заправок, разбросанных вокруг развязки, переродились в сожженные до тла осины и ясень, а оптовый склад, вытянувшийся вдоль Симферопольского шоссе, превратился в гигантский яблочный сад со свежими и яркими плодами, которые так и просились, чтобы их съели. Некоторые яблони, особенно крупные, вырастали до двадцатиметровой высоты, а их ветви, покрытые толстой, посеревшей и потрескавшейся корой, напоминали змей, которые замерли в причудливой форме.

Пикап развернулся и поехал вдоль дороги в сторону сгоревшей автозаправки «ЛУКОЙЛ» и направился вдоль шоссе на запад, где на горизонте все еще были видны слабые лучики солнца. Справа росло малиновое поле, растянувшееся на десятки, а может даже и сотни километров. Слева, среди травы, прорастало семейство абрикосов. Могучие деревья имели изогнутые стволы и кривые, толстые ветви, на которых, под широкими листьями, созревали плоды.

- Знаю, что виноват с можжевельником, но тут не прогадаю, серьезно заверил Артем и поехал вперед, въезжая в полосу из малины.

Отвал отлично помогал против раздолбанного асфальта, расчищая его в стороны. В отличие от можжевельника, малина была менее агрессивной, поэтому парень не спешил и ехал аккуратно, поскольку осколки дорожного покрытия могли пробить колеса. Кусты очень медленно начинали ветвиться вдоль бортов пикапа, но не могли ни за что уцепиться, и оставались на месте. Слегка пробуксовав, Артем протаранил разрушенный барьер и выехал на противоположную сторону дороги, после чего проехал по малине еще несколько метров и через обочину съехал в заросли травы.

- Куда дальше? – спросил Тема, наконец-то сняв противогаз и растрепав светлые волосы, после чего вдохнул полной грудью. От этого в голове сразу просветлилось, а ход мыслей стал более скоординирован.

- Метров сто вперед, потом через дорогу. Там будет улица. Где-нибудь найдем подходящий дом и переночуем, - почему-то грустно ответил Риф, посматривая на шоссе.

Артем выполнил указания, поглядывая на мужчину. Действительно, с ним что-то происходило. На можжевельниковом поле у него был явный переизбыток адреналина, но сейчас, когда тот спал, состояние Рифа стало на лицо. В нужном месте Тема переехал через шоссе и пропахал отвалом землю, попутно срубив растущую елочку, и выехал на небольшой проулок, который так же густо порос растительностью. Огромные деревья, посаженные еще до катастрофы, распустив корни, вгрызались в дома. Корни находились повсюду. Стены, фундамент, окна, перегородки, потолки, крыша. Повсюду видны места, где деревья разрушали здания. Некоторые дома, частично или даже полностью взмывали в воздух на несколько метров, повиснув на толстых корнях деревьев. Стены и крыши практически каждого дома были пронизаны тысячами корешков различных кустарников, которые так же повреждали стены, делая более тонкую работу, чем толстенные корни деревьев. Заборы сметены напрочь, оставив после себя лишь ржавые, со вспучившейся краской, помятые и изогнутые столбики, обвитые плющом барбариса с большими черными плодами. Как и на трассе, дорога вся поедена кустарниками. В основном здесь росла ежевика и крыжовник, у которых на веточках росли довольно острые шипы, из-за чего отвал пришлось опустить практически к самой земле. Благодаря этому он практически полностью ломал кусты, освобождая путь от колючек, способных с легкостью продырявить даже самую толстую резину. Спустя почти час им удалось найти подходящее для ночевки место. Довольно таки большой двухэтажный деревянный дом практически не пострадал. Только небольшая пристройка была разнесена в щепки давным-давно рухнувшим кленом. Переехав через корень осины, пикап заехал в разрушенный двор, посреди которого стоял микроавтобус «Фольксваген», который когда-то имел цвет серебристого металика. Вся машина, начиная от колес и заканчивая салоном, покрыта каким-то плющом, на стеблях которого цвело около полутора тысяч небольших цветков, которые переливались от белого цвета к красному.

Остановившись в нескольких метрах от микроавтобуса, Артем выключил мотор, и все стали собираться. Надев противогазы, парни приготовили фонарики и открыли двери, выходя наружу.

- Как думаете, тут безопасно? – спросил Вася, наблюдая за всеми из люка пикапа.

- Надеюсь – да, - ответил Риф.

Люди разошлись во все стороны. Мужчина направился к микроавтобусу, Сеня решил осмотреть яблоню с непонятными, черными яблоками, Артем отошел в сторону справить нужду, а Вася, высунувшись из люка, посматривал за всеми.

– Эй, вы, сукины дети, идите сюда, - сказал Риф, осматривая «Фольксваген».

Ворча что-то себе под нос, Василий вылез наружу. Ему не хотелось получить очередную горсть матов от этого «бескультурного дядьки». Вжикнув молнией джинс, к группе поспешил Тема, по пути подтолкнув вперед Сеню. Подойдя, все трое заглянули внутрь микроавтобуса, подсвечивая себе фонариками.

Внутри, на сидениях, в разных позах замерло пять скелетов. Судя по всему, родители, сын и дочь, а так же довольно крупная собака, возможно овчарка. Череп девочки вывалился наружу с противоположной стороны, а все остальное тело, на котором лохмотьями висел сиреневый сарафан, осталось все в той же позе, зацепившись позвонком за осколок стекла, оставшийся на двери, и повиснув на нем. Мальчик в черных шортиках обнимал собаку, которая сидела рядом с хозяином, положив свои лапы ему на колени, а сверху и голову. Для людей, наблюдающих за этим, осталось тайной, положил ли мальчик свою голову на голову пса, или же она рухнула сверху уже после его смерти. На передних сидениях сидели муж и жена, о чем свидетельствовали слегка потемневшие обручальные кольца. Перед смертью они сплели вместе пальцы рук, которые так и не разомкнулись за эти годы. Мужчина, одетый в строгий смокинг, рухнул грудью на руль. Его жена, оставшаяся в одном коротком халате, сидела ровно, пристегнувшись и задрав голову вверх, от чего со временем нижняя челюсть распахнулась. Весь салон, вместе с трупами, был покрыт все тем же плющом, который рос даже внутри погибших, хотя за долгое время скелеты так и не пострадали.

- Пиздец, - первым сказал Артем.

- За столько лет уже давно пора научиться держать себя в руках, - спокойно заметил Риф. – Так, разойдемся, может, найдете чего ценного в доме. Я пройдусь по округе. Если не вернусь через час – не ищите, - предупредил он и отправился обратно на улицу.

- Борис Аркадьевич же запретил разлучаться, - крикнул ему вдогонку Артем, вспомнив второе правило главного.

- Батя это только вам говорил. Я от него таких слов не слышал, - не оборачиваясь, беззаботно ответил мужчина, продолжая шагать в сторону улицы. Как и в машине, ему сопутствовал странный голос, который походил на отчаяние, горечь и безумие. Казалось, что он мчится к заветной цели, боясь даже предположить, что его там может встретить.

- Риф, стой! – крикнул Тема, топнув ногой.

– Я вернусь, хлопцы, - все так же, не оборачиваясь, сказал он, и направился куда-то дальше по дороге.

- Он совсем спятил? – спросил Сеня.

- Артем, останови его! – воскликнул Вася.

- Риф долгое время работал вместе с самим Алексом. Он взрослый, нянька ему не нужна и он знает, что делает. Идем, - ответил Артем, и первый направился в сторону двухэтажного дома.

Открыв дверь, парни увидели то, чего совсем не ожидали увидеть. Весь первый этаж превратился в непроходимый лес из разнообразных кустов и трав. Они прорастали отовсюду: пол, мебель, стены, и даже потолок! По лестнице ветвился довольно толстый стебель винограда, хотя плодовых гроздей нигде не было видно.

- Ну что? Вперед? – спросил Вася, направляясь «вперед», но натолкнулся на плечо Артема.

- Думаю, не стоит сюда соваться, - возразил он.

- Не думал, что скажу это, но поддерживаю Василия, - серьезным тоном заявил Сеня.

- Закругляемся, - рыкнул Тема и захлопнул дверь, но та не выдержала и рухнула прямо внутрь дома. Мысленно плюнув на все, он пошел назад, к машине.

***

Так и не дождавшись Рифа, парни перекусили и отправились спать в машину, оставив дежурного. Первым дежурить выпала судьба Артема. Ближайшие два часа он должен был провести в сознании и полной темноте, чтобы зазря не тратить заряд фонаря, а ПНВ у них не было. В небе над Подольском нависли грозовые тучи. Долгое время стихия молчала, лишь среди круч время от времени сверкали вспышки, и только спустя почти час на землю полился небольшой дождик, время от времени сверкали молнии, на доли секунды освещая улицу, да басом громыхал гром, от чего спящий Сеня слегка вздрагивал.

Сидеть под дождем не хотелось, будить приятелей тоже, а в кузове слишком мало места, поэтому Артем все же решился наведаться в дом. Вооружившись фонарем и мечете, парень направился к пустому дверному проему. Пройдя два метра по двери, он практически добрался до лестницы, практически не тронутой диковинной растительностью. Прыгнув, он приземлился на скрипнувшую под ним ступеньку и ухватился за ствол винограда, после чего начал осторожно поднимаясь по таким же скрипучим ступенькам наверх. Каждый его шаг отдавался противным скрипом, который разносился по всему дому, но парень не замечал этого, автоматически переставляя ноги и думая, что же случилось с Рифом. «Неужели он действительно попал в передрягу, и они единственная его помощь? Тогда какого черта они тут делают, если его надо спасать? А если он уже погиб? Что, если вот прямо сейчас он окажется у меня за спиной, назовет деревом и поскачет вниз прикалываться над парнями?» Так, в раздумьях, Тема добрался до второго этажа. Удивительно, но растительности тут практически не было, поэтому Артем начал изучать этаж, выискивая полезные предметы, или те, которые можно продать торговцам за хорошую цену. Порывшись в комнатах, он выбрал несколько подходящих вещей, после чего сел на подоконник у деревянного окна, по стеклу которого то и дело скатывались вниз крупные капли дождя.

В салоне джипа горел небольшой ночник, который слабо освещал сиденья, в которых спали люди. Спереди пикап заляпан следами ягод, но дождь потихоньку очищался его от гонок по бездорожью и готовил к новым приключениям, но он не мог отцепить небольшие веточки, торчавшие то тут, то там. В небе все еще продолжал греметь гром, а в землю периодически ударяли молнии. Просидев так еще около получаса, Артем все же решил разбудить Васю, а сам отправиться в страну сновидений, как вдруг на другой стороне улицы, за домами, заметил какое-то движение. Подумав, что от усталости глаза показывают ему уже непонятно что, он все же решил спуститься вниз, думая, что это возвращается Риф. Выйдя в коридор второго этажа, Тема увидел, как в том же самом месте пробегает уже две тени! Замерев, он увидел, как возле противоположного ореха появились люди. Вернувшись на свой прежний наблюдательный пункт, он подошел к окну и стал ожидать дальнейшего. Выждав еще пару секунд, Тема очумел от увиденного. В сторону пикапа крались трое неизвестных в коричневых плащах с накинутыми на головы капюшонами, и каждый держал в руках по автомату Калашникова. Они оглядывались по сторонам, и чтобы не засветиться, Артем спрятался, аккуратно наблюдая за всем из-за угла.

В это время троица, обступая джип по дуге, окружали его, держа автоматы на готове и выставив их в сторону автомобиля. Артем был в панике. «Что делать? Что будет дальше? Кто они? что им надо? Я ведь даже безоружен!!!» Вспомнив урок покойного отца, Тема со всей силы прикусил нижнюю губу. Боль и слабый привкус крови отрезвили его. Мозг стал активнее работать, и парень начал искать выход из ситуации. Ребят надо спасать. Если кто-то из этой троицы откроет дверь, то парни погибнут. «Надо нашуметь!» - понял Артем. Посмотрев назад, он стал осматриваться в спальне супругов: кровать, шкаф-купе, зеркало, несколько стульев, плазма на стене, полка с аппаратурой, туалетный столик. Прикинув кое-что в голове, Тема схватил прикроватную тумбочку в руки. Она была довольно легкой, поэтому придерживая ее одной рукой, другой парень запустил снаряд в окно. С грохотом, тонкое стеклышко разлетелось в дребезги, а дверца шкафа раскрылась, высыпая все содержимое наружу еще во время полета. Пролетев по параболе всего секунду, тумбочка с грохотом разбилась о каменную плитку двора, а вслед за ней застучали и выпавшие из нее вещи. Незваные гости тут же повернулись в сторону окна, а в машине стало заметно какое-то шевеление.

Выглянув в дыру, Артем обрадовался удавшемуся плану, но спустя мгновение увидел направленные на него стволы автоматов, а потом заорал во все горло: - Атас парни! – после чего оттолкнулся от рамы и рухнул на пол. Через мгновение загрохотали автомат, по окну дали прицельный залп, а Артем заорал от страха, накрыв голову руками и отползая за кровать. Пули влетали в разбитое окно, вонзались в потолок комнаты, пробивали раму, превращая ее в щепки, или задевали оставшиеся осколки стекла, которые со звоном трескались. Лишь малая часть из них попадали в толстые деревянные стены дома. Спустя несколько секунд, которые показались Артему вечностью ада, стрельба прекратилась, и послышались тихие хлопки закрывающихся дверей машины.

- Эй, ты, тварь, мы знаем, что ты жив! Выходи, иначе твоим дружкам крышка! – крикнул кто-то на улице, после чего раздался слабый вскрик Сени.

- Я выхожу, - попытался крикнуть в ответ Артем, но получилось как-то не очень, после чего парень поспешил подняться, чтобы не раздражать их, понимая, что жизнь оставшейся части экспедиции, да и его в частности, тоже, находится исключительно в его руках. Подхватив с пола мачете, он засунул его за пазуху, а фонарь сунул в карман джинс и стал выходить из дома в кромешной темноте, на ощупь, прокладывая себе дорогу.

Медленно выйдя из дома, парень увидел, как возле микроавтобуса, под усилившимся дождем на коленях стоят Сеня и Вася, держа руки за головами. С них, ручьем, текла вода, а одежда уже насквозь промокла, как и Артема, в общем. Двоя людей, стоя за ними, готовы в любой момент пристрелить их. В пяти метрах от них, перед джипом, стоял третий, держа автомат на вытянутой руке вдоль тела. Из-под капюшона на парня смотрела пара карих и очень хитрых глаз, которые словно светились на фоне всеобщего сумрака.

- Ты удивил меня, - сказал мужчина грубым и слегка хрипящим голосом, по которому невозможно было определить его возраст.

- Чего вам надо? – серьезно спросил Артем. Мужчина негромко засмеялся.

- О… такая дерзость. Небось, главный тут? Это вы что делаете в моем городе? – чуть ли не заорал он, даже не пошевелившись.

- Проездом. Решили переночевать. Не видно, что-ли? – ответил парень, подняв плечи и разведя руками, время от времени поглядывая на ребят.

- И куда же вы едите?

- Не говори ему, - встрял в разговор Сеня.

- Молчать! – рявкнул его надзиратель, ткнув в спину парня стволом Калашникова.

- Так может, ты и скажешь? – спросил главный из троицы, повернувшись к Сене.

Внимательно следящий за ним Артем не сразу проследил за ним. Мгновения хватило, чтобы парень, сквозь три стекла автомобиля увидел ни кого иного, как Рифа. Мужчина неподвижно стоял, внимательно наблюдая за ними. Встретившись взглядом с Артемом, он медленно показал знак, чтобы тот молчал, после чего очень тихо прокрался за микроавтобус.

- Да пошел ты, - бросил Сеня, за что получил еще один тычок в спину.

- А может, ты расскажешь, куда вы держите путь? – чуть ли не пропел мужчина, подойдя к Васе.

- Тот же вариант. Пошел ты!

В ответ на такой грубый отказ глава тройки наотмашь ударил парня, от чего тот рухнул на землю, но ругань и пинки его надзирателя, быстро вернули Васю в прежнюю позу. Все это время Артем стоял, даже не шевелясь, осторожно выискивая Рифа за машиной, но тот и не появлялся.

- Вас трое? – спросил мужчина, подойдя к Теме и заглянув в его глаза.

- Да, нас трое, - грубо ответил парень, стараясь выдержать пронзительный взгляд соперника.

- Что ж, привяжем вас к машине и поедем к нам. Там все и узнаем, - сказал мужчина, оборачиваясь, и именно в этот момент из-за микроавтобуса вышел Риф, держа в руке пистолет!

- Лежать, суки! – крикнул он, от чего надзиратели стали поворачиваться к нему, чего и требовалось мужчине. Двумя молниеносными выстрелами он обрушил на перепуганных парней два трупа, после чего направил ствол ПМа в сторону последнего гостя. – Не дергайся, ублюдок, - сквозь зубы сказал он. Мужчина, намеревающийся было направить на Рифа автомат, замер. – Артем, забери у него оружие, - велел он парню, который тут же подчинился, грубо вырвав ствол у этого мужчины, и подошел к Рифу, неумело взяв в руки калаш и направил на безоружного.

- Вы не убьете меня. Нас начнут искать и выйдут сюда. Вам крышка. А с тебя, ур-род, я лично скальп сниму, а потом выгоню на улицу без противогаза, - медленно процедил мужчина, после чего Риф выстрелил ему прямо в лицо шесть раз, пока не опустела обойма.

- Поделом тебе, ублюдок, - сказал он, после чего снял противогаз и смачно харканул на его труп.

Ваша оценка: None Средний балл: 4.6 / голосов: 7
Комментарии

"диаметр которого составлял порядка сотни метров, а в высоту около пятидесяти"

Это что за монстр? Поперек себя шире

Дальше узнаете)

Такая вот мутация у этого дерева.

Ver thik, her ek kom!

==============

труп еще можно было бы и обкакать, например... Или обисцять, как минимум.

Какие-то хэрои у данного автора все "не-в-себе". Больные умственно, короче.

п.с. Слабо.

Ver thik, her ek kom!

==============

- Поделом тебе, ублюдок, - сказал он, после чего снял противогаз и смачно харканул на его труп.

а потом еще раз

потом подумал и еще добавил

Самые классные гифы на giftube.ru!

Быстрый вход