Черная Дыра

24 августа 2019г. «Старая Зона», Припять, Украина.

Грохот пулемета мгновенно стих. Лишь легкий дымок из дула ствола и небольшая кучка мутировавшей плоти извещали всех о только что прошедшем бою. Небольшой отряд «Чистого неба» обескуражено замер, не веря в собственную победу.

– Я его сейчас придушу! – зарычал Тейлс, направляясь к трясущемуся ученому, намереваясь разорвать его, как «Печенег» тушканов.

– Босс, остынь! – между ученым и сталкером встал верзила Бугай, раскинув руки и готовясь сжать того в своих объятиях, чтобы он остыл.

– Отойди, пока мозги не вышиб, – зашипел Тейлс, выставляя перед пулеметчиком дуло своего Кольта.

– Он без мозгов, согласен, но убивать его нельзя, - возразил Бугай.

– Правильно. Убивать нельзя, – спокойно ответил Тейлс, улыбаясь, хотя под маской этого никто не заметил. – Я просто покалечу его!!! – зарычал он через мгновение, бросившись мимо верзилы, но Бугай, в который раз, поймал его и, выбив пистолет, зажал в бойцовской хватке, полностью лишив способности двигаться. – Все-все, остыл! – обреченно вздохнул Тейлс и сталкер отпустил его. – Но еще раз, и я пристрелю его! Идем.

– Вставайте, док, – Бугай дернул ученого вверх, поднимая с фонящего бревна, на которое профессор уселся от страха.

– Ты как? – Тейлс подошел к Кору, который, неумело, перетягивал левой рукой правое предплечье. На бело-голубом фоне контрастно выделялось кроваво-красное пятно от укуса тушканчика, который валялся тут же.

– Жить буду. Как, впрочем, и всегда. Куда тебе без меня, – с юмором ответил сталкер.

– Так, подъем! И так, затормозились. Через час стемнеет, и придется останавливаться в центе города, а там свирепствует стая тушканов, – чуть прикрикнул Тейлс. – И еще. Бугай, отвечаешь за него сам. Если он в третий раз нас подставит, ты получишь, а не он, - сказал сталкер, направляясь к разрезанной сетке под странным тоннелем, уходящим из Х-10.

Вслед за ним пошли ученый, которого подталкивал громила и Кор, который обернулся, чтобы проверить тыл. Сотни покореженных аномальной энергией деревьев, приобрели пепельный оттенок. Холмы и впадины, в своем множестве кардинально меняли ландшафт мертвого леса, обнажив огромные валуны, которые непонятно как оказались здесь. В тишине, нарушаемой лишь еле слышным поскрипыванием ветвей и шелестом листьев далеким эхом раздалось карканье одинокой вороны. Над валунами видны ржавые лопасти рухнувшего Ми-26. На ветвях, на которых практически отсутствовала листва висели лохмотья ржавых волос, которые были практически на каждом дереве. Окаменевшую землю порывала редкие и пожухлые пучки травы, которая стояла столбом. Где-то совсем далеко протяжно завыл одинокий псевдопес, загробная песня которого разносилась во все стороны, отражаясь от стен каньона и разносясь дальше, от чего возникало ощущение, что воет не один мутант, а несколько. От этого у Кора прошли мурашки по коже, а по спине скатился вниз целый ручеек ледяного пота.

– Не отставать, - тихо сказал где-то впереди Тейлс, и сталкер обернулся, нагоняя ушедшую вперед группу.

Пройдя по трупам тушканчиков парень пролез через второй периметр порванной сетки и скрылся в кустах прямо за спиной Бугая, осматриваясь по сторонам и сжимая в руках АК-47. Дорога была расчищена, поэтому им пришлось по очереди пробираться через десять метров открытого пространства, чтобы случайные фанатики не засекли их. Чудом добравшись до противоположной стороны, отряд двинулся дальше, по обочине в сторону Припяти.

***

Припять

Добравшись до города уже в сумерках, отряд «Чистого неба» пробрался в полуразрушенный магазин «Книги», что стоял недалеко от въезда в Припять. Подав условный сигнал, они услышали в ответ очень тонкий свист, после чего направились к пустому дверному проему, заваленному мусором.

Внутри находились опустевшие и разрушенные полки, а разорванные в клочья книги валялись тут же. Окна отсутствовали напрочь. Вместо них присутствовали пустые оконные проемы. Повсюду наблюдались следы многочисленных битв: сотни гильз, рассыпанных по полу, фрагменты костей, не подлежащих определению, небольшие воронки от взрывов гранат, следы от пуль на стенах и других поверхностях. Весь пол был усыпан различным мусором и осыпавшими листьями, которые нагонял в здание ветер. Этот разнообразный коктейль толщиной в пару сантиметров толщиной, скрывал многое, из-за чего сталкеры постоянно наступали на что-то, ощущая себя на минном поле, с каждым шагом ожидая какой-нибудь гадости.

Добравшись до коридора, они прошли до лестнице до второго этажа, где их ожидал разведчик. Пройдя на склад, они встретили Мишута, который наблюдал за окрестностями через прицел «Винтореза».

– Вы где были? – спросил он, отрываясь от винтовки.

– Петр Максимович дважды ослушался, – раздраженно ответил Тейлс. – Что с аномалией?

– Ты бы видел, Макс. Она утром псевдогиганта сожрала! – в порыве эмоций замахал руками Мишут, последний из группы Тейлса.

– Свидетели?

– Пара зомби, – хихикнул сталкер, – Были еще кое-кто, – напрягся «чистый».

– Кто? – не сдержавшись спросил ученый, за что получил небольшой подзатыльник от Бугая, ведь сталкер лучше бы ударил ученого, чем дрался с Максом. Тейлс без дела на своих не замахивался, хотя с легкостью мог бы тогда положить на лопатки громилу в лесу.

– Наемники. Не знаю, сколько они наблюдали за аномалией, но потом как выйдут из подъезда и чуть ли не вплотную к аномалии. Ну, вот я их и утихомирил, – виновато сказал снайпер.

– Все. Идем.

Группа сталкеров в бело-голубой экипировке с зеленой разгрузкой и один ученый в ярко-зеленом комбинезоне вышла через пролом в стене магазина и прыгнула в кусты, правда ученого пришлось стаскивать вниз, после чего отряд растворился в сумерках Припяти. Они прошли мимо трех многоэтажек и свернули в сторону проспекта Ленина.

Мишут первым, как разведчик, выбежал на проспект, укрывшись под деревом и держа винтовку на готове стволом вверх. Осмотревшись и прислушавшись к оглушающей и давящей тишине города, он перебежал к другому дереву. Дав отмашку Кору, сталкер одним прыжком достиг другой стороны проспекта. Так же поступили и все остальные. Вслед за Кором побежал ученый, а за ним его «нянька» Бугай. Замыкал процессию Тейлс, который, пригибаясь, одним махом перебежал проспект.

Собравшись, группа продолжила путь к почти рухнувшему дому. Здание практически полностью развалилось. Вокруг, в радиусе около двадцати метров, валялись сломанные бетонные плиты, осколки кирпича и домашние вещи, которые остались тут с момента эвакуации в восемьдесят шестом, ведь брать вещи тогда запретили. От некогда панельного дома осталось только два нижних этажа.

– Тут тихо, я здесь стаю собак приметил, пока шел к вам, – шепотом сказал Мишут, указывая на груду строительного мусора в стороне, где слышался редкий лай и возня.

Бугай сказал профессору, чтобы тот затих, и даже пернуть не смел. Разведчик повел их дальше от разрушенного дома, впритык к длиннющему дому. Пройдя столь опасный участок, группа прошла между двумя домами. Свернув влево, Мишут уверенной рысцой пошел по аллее вдоль следующего дома.

– Тут быстрее. В том доме, – сталкер указал рукой далеко вправо, – Живет кровосос. Точно не знаю, но говорят, старый, как сам Лебедев, и поэтому глух и слеп. Орудует одним лишь носом. Поэтому надо быстрее, чтобы не услышал, – говоря это, Мишут врезался в невидимую преграду.

Бугай мгновенно среагировал, схватив стоящего впереди ученого за правое плечо и со всей силы толкнув в подъезд дома слева. Вскрикнув, профессор влетел в распахнутый проем и исчез во тьме дома. Сделав подсечку Кору, он сунул дуло пулемета под промежность Мишута, который уже успел оторваться от земли и вяло хрипел, держась за горло и задыхаясь.

В ночной тишине грохот «Печенега» показался Тейлсу оглушительным, но рев старого кровососа оказался в стократ громче, от чего заболели барабанные перепонки. Когда очередь закончилась, мутант швырнул сталкера, как пушинку, в сторону заросшего двора, и появился во всей красе на обзор сталкерам.

Могучий мутант высотой под три метра. Изрубленная шрамами белесая шкура обтягивала стальные мышцы мутанта. Левый глазница пустовала, словно кровосос собственноручно вырвал себе глаз. Из пяти огромных щупалец не хватало второго справа, а средний слегка раздвоен на конце и походил на огромный змеиный язык. Но впечатлило сталкеров не это. Все брюхо кровососа-ветерана было разорвано очередью, и из живота сочилась гнилая кровь вперемешку с внутренностями. Взглянув на обидчика единственным глазом, мутант со всей силы наотмашь ударил его в грудь гигантской лапой, в два раза больше здоровенной ладони сталкера. Бугай отлетел на Тейлса, но сталкер мгновенно среагировал, уходя в перекат в сторону, и сразу вставая на колено, открывая огонь по разорванному брюху мутанта. Здоровяк пролетел еще несколько метров, рухнув на древний асфальт. Заметив нового «обидчика», монстр зарычал, обнажив острые зубы верхней челюсти, но поскользнулся на коктейле из сгнившей крови и собственных кишок. Мутант рухнул и больше не шевелился. Все замерли и увидели то, чего меньше всего ожидали. Даже Бугай перестал стонать. Над поверженным кровососом стоял Петр Максимович, а в спине мутанта торчало два шприца.

– Какого хрена? – выдавил Кор, которого чуть не похоронил под собой падающий мутант.

– Несколько препаратов из моего комплекса. Адреналин плюс усыпитель останавливают сердце даже псевдогиганту, – как-то виновато ответил ученый, как маленький мальчик, который нашкодил.

– Мишут! – первым отошел от финала несколько секундной битвы Тейлс и побежал в кусты, а ученый направился к Бугаю. С трудом вытащив бессознательного снайпера из кустов, сталкер прислонил его к ржавому столбу и отдав на поручительство Кору, пошел к ученому, который уже осматривал голую грудную клетку сталкера. – Как он? – спросил Тейлс, приподнимая сталкера, чтобы ученый смог замотать его грудь.

– Я конечно не травматолог, а всего лишь специалист по мутантам, но могу точно сказать, что три ребра сломано, – ответил Петр Максимович, чуть затягивая очередной слой на груди бедняги, от чего Бугай тихонько вскрикнул. – Оружие он нести не в состоянии. В стратегическом понятии – у вас уже две обузы. Бесполезные люди, которые приносят больше вреда, чем пользы, – чуть обидевшись, сказал ученый, делая последний виток вокруг грудины сталкера и завязывая узелок. – Я вколю ему обезболивающее и пару наших прототипов. Сутки он еще сможет быть адекватным, но потом ему понадобится квалифицированная помощь, а не эта, – «доктор» мотнул головой, показывая на окружающую тишину. Сзади подошли Кор и Мишут, который был уже в полной боевой готовности и потирал шею.

– У меня в тайнике в коморке детсада есть артефакты. Они помогут. «Костолом» и «Светляк» его быстро поднимут на ноги, – сказал Мишут, помогая поднять на ноги верзилу.

– Я же велел сидеть тихо и не высовываться, - заметил Тэйлс, но сталкер не ответил.

С трудом встав, Бугай оперся на сталкеров, и они пошли дальше, обойдя мертвую тушу кровососа. Некогда цветущая аллея теперь предстала перед сталкерами в виде заросшей асфальтовой тропинки посреди дикого леса. Колючие ветви деревьев низко нависали над ними, порой цепляясь в самый не подходящий момент. Совсем недалеко, где-то в районе проспекта, раздались очереди из АКа и вой слепых псов, но спустя уже пару секунд вновь воцарилась тишина, словно над ночным городом прошла иллюзия. Видимо, Зона забрала в свои объятья душу очередного сталкера, оставив тело его на радость детям своим, именуемым мутантами.

– Далеко еще? – простонал Бугай, еле передвигая ногами и сдерживаясь, чтобы не стонать от боли. Чтобы там не говорил ученый, его гребаные и болючие уколы нифига не помогали.

– Метров двадцать, – ответил Мишут, глянув вперед, где уже виднелось знакомое здание. Как раз в этот момент в одном из окон сталкер увидел мимолетный и слабый луч фонарика. – Всем стоп! – скомандовал он и прошел еще несколько метров, пока Тейлс смог остановиться под тяжестью ноши.

– Чего? – выдавил он, восстанавливая дыхание.

– Там люди. Скорей всего – наемники.

– Чтоб тебя! – в сердцах топнул ногой Кор, после чего зафутболил небольшой камушек куда-то в кусты.

– Так, вы остаетесь здесь, – Тейлс рукой указал на старую и ветхую лавочку, куда они тут же уложили свою Бугая. – Кор, охраняешь их, а мы на разведку. Посмотрим, кто там. Потом – за вами, – сталкер мгновенно направился дальше, двигаясь рысцой, а Мишут поспешил за ним. – Сейчас идешь к своему тайнику, и несешь артефакты Бугаю, после чего возвращаешься обратно к детсаду. А я выясню, что за твари позарились на наш куш.

– В два южных крыла не лезь – там потолок обвалился и аномалий полно. Там даже крыса не выживет. Коморка с краю – попробую зайти незаметно и свалить по тихому. Что, если наемники?

– Подслушаю разговор. Там видно будет.

– Наверняка они права на аномалию объявят. Не лезь к ним. Подожди нас.

– Да пойми же ты! Фурукотов с нас шкуру сдерет, если мы аномалию упустим! – шикнул на подчиненного Тейлс, когда они почти вплотную добрались до нужного им здания.

Детсад «Медвежонок» похож на два остальных детсада, поскольку это трио выполнено по идентичному плану. Кирпичные стены обложены желтой плиткой, которая от времени практически полностью выцвела, а часть и вовсе обвалилась. Большинство дверей и окон были выбиты или сломаны. Внутри творилось настоящее безумие. Изрисованные детскими рисунками стены осыпались, повсюду валялись детские игрушки, разломанные полки и тумбы. С потолка обвалились штукатурка. Большинство мусора было грубо спихнута в стороны, или запихнут в спальни, чтобы тот не мешался под ногами.

– Он уже месяц не может отойти от покушения, – безразлично махнул рукой Мишут, оглядываясь по сторонам.

– Значит потом сдерет! – чуть не рыкнул в ответ Макс, дав разведчику отмашку действовать.

Сталкер ушел вправо, оставив Тейлса в одиночестве, наедине с тьмой и размышлениями, но далеко Макс додумать не успел. Его отвлек какой-то шум в здании, и сталкер вплотную подкрался к зданию. Прислушавшись и сняв шлем, Тейлс различил голоса. Что точно они говорили, он не понял, но подсчитал около трех людей.

Примерно поняв, где находятся неприятели, Макс одним резким рывком перепрыгнул через подоконник и приземлился на осколки стекла, которое предательски хрустнуло. Разговор мгновенно стих.

– Да чтоб тебя! – шикнул на себя Тейлс, смотря под ноги и оперативно меняя дислокацию. Он успел спрятаться за трухлявыми полками прежде, чем в комнату, не спеша и вальяжно, зашел наемник в экзоскелете с ленточной Сайгой в руках, тихо постукивая звеньями карабина, лента которого шла за спину, на подобие «Минигана». Осмотрев комнату, он, так же, как и входил, развернулся и вышел.

Подождав минуту, Тейлс медленно стал выбираться из своего укрытия, а потом и комнаты, когда получил сокрушительный удар в лицо. Отлетев к противоположной стене, Макс сшиб затылком полку и, медленно сползая на пол, потерял сознание.

***

– Что с ним делать? Я знаю, кто это – Тейлс. Тот самый, с кем воюет Коршун. Уверен, он даст нам должную награду за его голову, – сказал некто с хриплым голосом.

– Нет. Они были друзьями. У них просто взгляды разошлись. Так бы он давно этого «чистого» нашел и кокнул, – ответил второй, с более простым голосом.

Тейлс узнал его – это был давний его и Коршуна напарник – Лазу. Этот наемник не только позор синдиката, но и сталкеров. Лазу настоящая мямля и размазня, словно малолетний ребенок. Он готов пойти на любую гадость и подлость, лишь бы остаться чистым. Тейлс чувствовал себя паршиво – голова гудела, шлем превратился в металлолом, нос сломан, и кровь попадала в рот. Сталкер старался ее не глотать, а выплевывать, но выходило паршиво.

– Харэ грызться – наш мученик очнулся, – сказал третий, который все это время молчал.

Макса ослепил яркий луч света, и, морщась, он попытался увернуться, но крепкие веревки на запястьях и ступнях сковывали его, а гул от нокаута мешал мозгу координировать движения.

– Макс, успокойся, – сказал Лазу, убирая луч света в потолок.

– Развяжи, чтобы я как следует тебе вмазал, – еле пробормотал сталкер, а потом попытался плюнуть кровью, но «выстрел» попал в шлем. Наемников накрыла волна смеха.

– Куни, ты ему как-то чересчур вмазал, – сквозь смех обратился Лазу к наемнику в экзоскелете. Сам сталкер был в дорогой аномальной экипировке наемников, в ЩИТ-3, который совмещает в себе комбинезон СЕВА и ССП-«Эколог» с элементами бронекостюма «Булата». Третий член синдиката стоял в стандартном комбезе наемников с противогазом на груди.

– Развязали его. Живо! – рыкнул кто-то позади них.

Смех мгновенно стих.

– Вы так ржали, что мы не удержались, – сказал другой, и в нем Тейлс узнал Мишута.

– Повторять не буду – развязали его! – сказал Бугай. Судя по голосу, сталкер снова уверенно стоял на ногах.

Куни попытался с разворота расстрелять нежданных гостей, но получил очередь в бок. Тяжелые пули «Печенега» с такого расстояния пробивали экзоскелет синдиката практически насквозь, и наемник рухнул возле сталкера, захлебываясь кровью в предсмертных агониях.

– Мне еще раз повторить? – спросил Бугай, выстрелив в стену над Тейлсом, пропустив пулю между головами наемников, от чего Лазу вздрогнул и вжал голову в плечи. Второй наемник вытащил нож и, сев на колени, стал резать путы на руках пленника.

Когда последние путы рухнули с ног, наемник замертво рухнул, получив пулю в затылок из пистолета Кора.

– Не убивайте! Прошу! – взмолил Лазу, отскочив в угол комнаты.

Ученый вышел из-за спины Бугая, и, подойдя к сталкеру, снял с того шлем и начал обрабатывать сломанный нос.

– Пристрелить его? – спросил Мишут, наставив пистолет на наемника и смотря на Макса.

– Рано. Я сам, – простонал Тейлс, морщась от спирта, которым профессор обрабатывал ему нос.

– Макс! Прошу! Не надо! Я не предавал тебя! Коршун заставил быть его рабом, заставлял марать руки, чтобы его были чистыми. Он угрожал смертью Сонечки. Ты ведь помнишь ее? Не убивай. Я скажу все, что надо, – взмолил наемник, бросаясь в ноги сталкера и начиная откровенно рыдать.

– За те четыре года, что мы не виделись, Коршун успел стать лидером синдиката, я стал главой главной разведывательной группы. А ты? Ты стал еще жальче, чем был до этого, – презрительно сказал Тейлс, отпихивая от себя наемника, который заливался слезами и захлебывался соплями. – Даже ради девочки не пощажу, – вынес вердикт Макс, обещая самому себе, что возьмет малышку под свое крыло. На Лазу было противно смотреть – лицо опухло и покраснело, словно тот подхватил какую-то инфекцию, под глазами огромные мешки, рот полон соплей, которые ручьем текут из носа… жалкое зрелище, не достойное сталкера.

Когда ученый нанес последний штрих – лейкопластырь, Макс встал, взял плаксу за грудки и поволок из комнаты, все еще немного покачиваясь. Подтянув наемника к дыре в стене, он замер.

За те два дня, что сталкер не видел аномалию, она значительно выросла в размерах, начав грызть среднее крыло «Медвежонка». Чуть левее центра этой поляны между корпусами, на земле, находился внушительный матово-черный купол идеально круглой формы, от которого тянется семь дугообразных отростков. Аномалия крутилась на месте, от чего отростки медленно, но, все же, заметно, двигались по часовой стрелке. Со второго этажа аномалия напоминая галактику Млечный путь. Копия, только другого цвета. Отсюда и название – Черная Дыра. Да-да, с больших букв. И каждый рукав галактики – это и есть отростки аномалии.

– Смотри, – Тейлс оторвался от столь грандиозного зрелища, которому не мешала даже ночь, поскольку аномалия была чернее самой ночи, словно вырвалась из самого Ада, куда попадало все, до чего та могла дотянуться. Незримо, но Черная Дыра все же увеличивалась, ее купол становился все больше, а отростки длиннее. Сталкер не знал, связано ли это со временем, или съеденными аномалией вещами, вплоть до живых организмов, а вполне вероятно, что на ее рост влияли не только эти факторы, но и десятки других.

Лазу тоже посмотрел на аномалию. Очередной отросток добрался до противоположной стены, где была большая трещина. По зданию прокатился небольшой грохот, здание завибрировало. Где-то внутри детсада рухнул еще один шкаф. Трещина стала расти, направляясь к противоположному балкону, и из нее стали выпадать куски кирпича. Когда кусочки попадали в отросток, этот участок на мгновение вспыхивал алым цветом и снова становился черным, словно ничего и не было. Спустя несколько секунд трещина, подобно подкрадывающемуся тигру, вонзилась в несчастный балкон. Конструкция затрещала, завибрировала, по бетонному полу прошла трещина, словно бетонную плиту раскололи надвое. Заскрипев, два куска балкона полетели вниз, утягивая вслед за собой остатки ржавой лестницы. Удивительно, но аномалия съела все, всего на пару секунд озарившись ярким алым пламенем, после чего все опять потухло.

– Тебя ждет этот Ад. Хорошо, что Марис попал в рай. Я рад, что вы не встретитесь. Прощай, – прошептал все это Тейлс на ухо наемника и, прежде, чем Лазу успел что-то сказать, легонько толкнул его вниз, прямо в отросток под ними.

Дикий крик безумца, так же, как и появился, мгновенно стих, оставляя после себя лишь эхо, которое отражалось от зданий и уносилось во тьму, когда аномалия получила новую жертву, озарив лицо Макса Тейлса алым цветом. Цветом крови, безумия, мести, жажды, отчаянья.

– Зачем ты так? – позади сталкера тихо появился Мишут.

– Он заслужил это. Я должен уйти, – сказал Тейлс, продолжая смотреть на аномалию, которая продолжала крутиться, поглощая стену детсада, как ни в чем не бывало.

– Куда?

– Домой. Коршун этого так просто не оставит. Только за Периметром есть шанс скрыться от него. Прощай. Теперь ты главный. Береги ребят, – Тейлс оторвался от аномалии, посмотрел, как Бугай выводит Петра на улицу.

Здоровяк скинул с плеча массивный рюкзак, защищенный от ударов, и положил его перед радостным ученым, у которого от уровня адреналина в крови и созерцания Черной Дыры крыша совсем съехала с одного места. Он начал, чуть ли не в припляску, ходить вокруг отростка, как один из африканских туземцев перед ритуальным костром, приплясывая и что-то радостно говоря Бугаю. Тейлс протянул руку для прощального рукопожатия, но сталкер неожиданно прижался к нему.

– Прощай. Я знаю, отговорить тебя сложно, точнее, совсем невозможно. Спасибо тебе. Ты заменил мне отца, старшего брата и наставника, – плача, сказал парнишка, еще сильней прижимаясь к Максу.

Сталкер, в свою очередь, так и стоял с раскрытыми руками. Он не ожидал такой реакции. Задумавшись, Тейлс все же опустил руки на спину Мишута, и легко похлопал его.

– Чего ты? Главе группы разведки не стоит так горевать, – Макс отпустил руки, дав понять, что «обжимашки» закончились.

С трудом оторвавшись, парень, вытирая слезы рукавом, показал на кучку вещей сталкера и протянул ладонь. Хмыкнув, Тейлс с удовольствием сжал ее, а потом направился к своим вещам.

***

– А знаешь, – сказал Макс, беря в руки калаш. – Я не жалею, что вступил тогда в «Чистое Небо».

– А я не жалею, что стал членом твоей группы, – с вызовом сказал Мишут.

– До новых встреч? – улыбнулся парню Тейлс.

– Ты вернешься?

– Не вечность же на Большой Земле куковать. Рано или поздно Коршун умрет, и тогда я вернусь обратно, ведь Зона мой дом, чтобы она там сама про меня не думала.

– До встречи, - сказал Мишут, и Тейлс вышел из дверей детсада «Медвежонок», направился на юг.

Сталкер сотни раз слышал фразу «на север», именно туда стремится добрая половина сталкеров, ни разу даже не подумав повернуть в обратную сторону. Один известный сталкер по имени Куратор сказал однажды: «Лучше раз уйти из Зоны, чем остаться в ней навсегда». Теперь Макс понял смысл этих слов.

Начинался рассвет. По небу плыли легкие облака, окрашенные ранним солнцем в красный цвет. Красные облака резко контрастировали на фоне неба. Чистого неба, как в обычном мире за сотни километров от сюда. Одинокий сталкер, облаченный в бело-голубую экипировку шел по пустой, заросшей аллее, а над ним шелестели листья. Непривычная для такого места погода словно притягивала отличное настроение. «Попутный ветер», отметил Тейлс, впервые за пять лет, которые провел в Зоне, улыбаясь.

Ваша оценка: None Средний балл: 6.4 / голосов: 10
Комментарии

Ver thik, her ek kom!

==============

мне одному тяжело выговорить это непривычное уху слово - Т-Е-Й-Л-С ?

«Попутный ветер», отметил Тейлс, впервые за пять лет, которые провел в Зоне, улыбаясь.

5 лет улыбаться - морда не луснет?

испытываю строгую антипатию ко всему сталкерскому "творчеству". предвзято оценивать не буду...

На счет "Тейлс". Макс "Тейлс" (фамилию так и не сказал) во время написания рассказа был моим большим другом. я решил не менять сюжет, оставив имя на месте.

Тейлс это же двухвостый лисёнок, лучший друг Соника!

Знаю-знаю. таким он себя видел.

Ver thik, her ek kom!

==============

о названии - Черная дыра.

название настолько затерто и затаскано, что в дрожь бросает...

оскудела фантазия, автор?

Нет. Суть в аномалии. Или тут тоже скудно?

Ver thik, her ek kom!

==============

Скудно. Кривовато. Неинтересно.

Кароч, для поклонников С.Р.А.Л.К.Е.Р.А :)

если Вам не нравится сталкер, это не значит, что надо твердить об этом везде.

"Viga" пишет:
Скудно. Кривовато. Неинтересно.
- покажите лучше. недавно я познакомился с таким, как Вы. тоже, верх образованности, крутизна выше крыши... таких называют коротко - тролль. я больше не вижу смысла в дальнейшем продолжении этого бесполезного разговора. до свидания.

Ver thik, her ek kom!

==============

угу, наше вам с кисточкой...

п.с. но ведь реально кривовато и неинтересно...

п.п.с. ладно, давайте пройдемся придирчивым взглядом, прошу несколько минут тишины.

скажу так - рассказ создавался на заказ, а рамки - полностью не мое. согласен - экшн практически на нуле, но не забывайте - они разведчики, и много крови им как-то не вяжется.

Ver thik, her ek kom!

==============

... - и снова здравствуйте!

какой экшн?.. какая кровь?.. о чем речь? мы говорим о разных вещах, увы.

Ver thik, her ek kom!

==============

Начнем с начала

Грохот пулемета мгновенно стих. О, да, кэп! Кто не знал – обычно так и случается. Мгновенно. Хотя нет, вру, бывали, говорят, случаи, когда пулемет начинал пулять в полтона, переходил на шепот, а затем, бурча, затихал.

небольшая кучка мутировавшей плоти извещали всех о только что прошедшем бою. Небольшой отряд «Чистого неба» обескуражено замер, не веря в собственную победу. Ключевое слово – небольшая. В понимании обычного человека слово «небольшая» - это реально мало чего-то. На них мышка напала? Или пара мышек? О, да, кэп – тут и правда тяжело поверить в победу!

– Босс, остынь! – между ученым и сталкером встал верзила Бугай, раскинув руки и готовясь сжать того в своих объятиях, чтобы он остыл. Кэп, внимание на слово «остыл». Провожу аналогию со словом «еда» - я ем еду, чтобы без еды не умереть голодной смертью. Посыл ясен?

– Отойди, пока мозги не вышиб, – зашипел Тейлс, выставляя перед пулеметчиком дуло своего Кольта. – Он без мозгов, согласен, но убивать его нельзя, - возразил Бугай. Мозги вышиб… кому? Пулеметчику - поймет любой логически умеющий мыслить человек. Коим не является бугай, принимая это выражопывание на счет ученого… Несуразица, кэп.

Бугай, в который раз, поймал его и, выбив пистолет, зажал в бойцовской хватке, полностью лишив способности двигаться. ГэГэ является нервным шизоидом, опасным социопатом. Кидается, всё, кидается на людей, а бугай ловит который раз. А, да, кэп, ГэГэ еще и мозгляк оказался. Который раз попался и был обезврежен… абыдна, да.

на которое профессор уселся от страха – гы, уселся со страха! Меняем Л на Р, вуаля, не нужно аплодисментов.

Тейлс подошел к Кору, который, неумело, перетягивал левой рукой правое предплечье. – начинающий, видимо, сталкер… И да, кэп, логично же – не правой ногой же он неумело перетягивал. Хотя… мало ли, Зона, как-никак!

– Жить буду. Как, впрочем, и всегда. Куда тебе без меня, – с юмором ответил сталкер. – Очуметь юморист. Петросян почти. Или даже более. Юмор английский, тонкий, не для всех.

И еще. Бугай, отвечаешь за него сам. Если он в третий раз нас подставит, ты получишь, а не он, - сказал сталкер. Грозный, как жук навозный – в ответ подумал Бугай, - я тебя снова скручу и лещей навешаю…

А вот такого греха полно сплошь и рядом по тексту: На ветвях, на которых практически отсутствовала листва висели лохмотья ржавых волос, которые были практически на каждом дереве. Который, которые, которая… Кто был на каждом дереве? Волосы. А волосы были на каждой ветке. А ветки были на чем? На дереве! Епрст! Кэп, моск закипает…

Окаменевшую землю порывала редкие и пожухлые пучки травы, которая стояла столбом. – и это НЕ КРИВО??? Байромич намбер ту.

завыл одинокий псевдопес, загробная песня которого разносилась во все стороны, отражаясь от стен каньона – каньона? Какого, мля, каньона??? Еще раз перечитываем топографические сводки данного эпоса… Холмы, впадины, огромные валуны? Откуда каньон? Закорявил, кэп.

после чего направились к пустому дверному проему, заваленному мусором. – мочишь, кэп. Высокий карлик сжал толстую тонкую железную дубину из дерева и разнес одним движением в несколько ударов пустую голову, полную мозгов. (с)

Окна отсутствовали напрочь. Вместо них присутствовали пустые оконные проемы. – Вы с байромичем тандемом пишете? Ересь, е-мое... Зачем я это делаю…

Повсюду наблюдались следы многочисленных битв: сотни гильз, рассыпанных по полу, фрагменты костей, не подлежащих определению, небольшие воронки от взрывов гранат, следы от пуль на стенах и других поверхностях – какая ахинея… А как определили, что битвы были «многочисленными», а не одной, но затяжной? В полу магазина, предположим, гранитном или стяжке или плиточном были «небольшие воронки», ой ли?! Следы от пуль на стенах и «других поверхностях» - каких, кэп, каких?!!!! Потолках и полах???? Бррр…

Этот разнообразный коктейль толщиной в пару сантиметров толщиной, скрывал многое – но сотни гильз, кости и прочую хню сралкеры увидели сквозь пару сантиметров коктейля благодаря рентген-аппарату… Говно вопрос, кэп.

Тейлс без дела на своих не замахивался, хотя с легкостью мог бы тогда положить на лопатки громилу в лесу. – Внезапно!

Теперь интересно: Группа сталкеров в бело-голубой экипировке с зеленой разгрузкой и один ученый в ярко-зеленом комбинезоне вышла через пролом в стене магазина и прыгнула в кусты, а сейчас, внимание: правда ученого пришлось стаскивать вниз класс!

Короче, кэп. Утомительное это дело раскладывать по полочкам ненужные вещи.

Могу сказать, что был не прав тогда. Когда назвал сей эпос корявым и еще там как-то… Это в разы хуже. В разы.

Обосновал?

"Viga" пишет:
Байромич намбер ту.

Локальный мем Дэдленда. Однозначно. :)

Вообще-то Дмитрий Белковский, Байромич это так, падаван. :)

Байромич - (сущ., м.р.) - малограмотный человек, пытающийся писать рассазы. Отличительная особенность - удаляет посты вместо того, чтобы править их.

Вот тебе еще источник лулзов: http://deadland.ru/node/11813 Возможно, этого персонажа ты в свое время пропустила, а лично мне он доставил несравнимое удовольствие :))) Вообще, есть мнение, что этот vzriv2001 и Байромич - одно лицо. Уж очень их стиль творчества похож :))

Оооооооооооо, взрыв моска обеспечен, а как бодро он ведется на коменты.... Мммм

интересно, слово "кОморка" от какого слова происходит?

Быстрый вход