Домой

Закатные лучи солнца освещали побережье. Медленно, оранжевый шар утопал в янтарных водах. Пара чаек, светлыми пятнами, резвились над морской пеной, крича о чем то, известном им одним. Все вокруг приобретало приятный оттенок хорошего бренди, если через стакан пропустить немного света. Жизнь была прекрасной, таким наверное и бывает настоящее счастье. Девушка танцевала, кружась прямо у кромки воды. Тонкие, босые ноги оставляли следы на влажном песке, а море сразу же забирало их себе, стараясь забрать хоть частичку её красоты. Легкое платье, цвета альпийских лугов, когда трава слившись с мириадами цветов создает тот особый оттенок зеленого, что можно увидеть только поднявшись на огромную высоту, чтобы облака окутывали тебя своими дымчатыми руками, а ветер веял своим прохладным дыханием. Она улыбалась, в душе зная, что прекрасна, леди, показывала свое очарование всему миру. Природа, мазками своей кисти, окрасила её темные волосы, придав им каштановый оттенок. Когда они колыхались на ветру, казалось, что чистый янтарь переливается в этих воздушных реках. Хотя, для меня так оно и было. Каждый локон, был дороже, чем все золото нашего грешного мира. Смотря на неё, я стал понимать, что сражаясь за Елену Троянскую, греки слегка погорячились. Сейчас, моя любимая была похожа на Афродиту, выходящую из волн средиземного моря, дочь морской пены и лазурной волны, сделавшей её кожу такой нежной, а глаза такими упоительными и глубокими. В сверкающих глазах моей Венеры отражался весь рай, приютивший нас на этом уединенном берегу. Они смеялись, приманивая меня к себе. Она была такой теплой. Её губы притянули мои. В те секунды, забыл обо всем, хотелось только любить и не отпускать любимое тело. Мы рухнули прямо в прибой, вода была теплой, пена то скрывала наши сплетенные фигуры, то наоборот подставляло их жарким лучам солнца. Мы любили, так как никто не любил, как бы смело это не звучало. В тот день, я поклялся, что не забуду его никогда, где бы я ни был, что бы ни творил. Возможно, именно память о том дне и сохранила мою жизнь до этого дня, кто знает?

***

Мои глаза с трудом открылись. Анабиоз закончен. Створки отсека растворились, послышался звук разжимаемых поршней. Весь организм болел. Трудно было просто пошевелить конечностями. На ресницах, впрочем, как и по всему телу, остался тонкий слой инея. Вздохнуть было тяжело, но необходимо. С силой прочистив легкие, выплюнул всю скопившуюся жидкость. В иллюминаторе виднелось именно то, чего так ждал все эти года моей долгой одиссеи. Улыбка растянула мои мышцы, резкая судорога прорезала мышцы лица, но все равно продолжал улыбаться. Наконец-то, теперь все будет хорошо.

Механический голос продекламировал заветные:

- Курс 247. Добро пожаловать.

***

Сквозь старый бетон, прбивались растения. Кустарник поднимался вверх, поднимаясь к свету, хотя его осталось так мало. Бункер зарос почти полностью и теперь напоминал скорее холм, чем грозное оборонительное сооружение. У подножия этого возвышения было озеро. В замутненных, ядовито зеленых водах, отражалось лицо. Покрытое морщинами, испещренное шрамами и нарывами оно смотрело вниз. Затем раздался всплеск. Брызги, разлетевшись в стороны, скрыли быстрый рывок фигуры. Через доли секунды, она уже снова была на берегу, а желтые, кривые зубы впивались в ржавую чешую рыбины. Мясо имело гнилой привкус, отдавало старыми аккумулятоами, но это лучше, чем тушенка с подземных складов, насквозь пропитанная химикатами. Поев, человек укутался в свой потертый плащ, некогда бывший камуфляжем и поднялся на едва выступавшие из под травяного покрова старинные ступени. Он развалился, подставляя холодному солнцу свой живот. Грязным ногтем, что-то выколупывал из зубов, наблюдая за поведением облаков. Грохот прервал его послеобеденный отдых. Что то с невероятной силой рухнуло на землю, подняв своим прибытием облака пыли.

***

Вот и дом. Я не мог поверить, что все закончилось. Посадка была жестковатой, но это уже не важно. Двери распахнулись и мне предстала страшная картина. Земля была иной, казалось странная болезнь поразила ее. Вся природа вокруг была какой-то ядовитой и отталкивающей. Протер глаза. Нет, это действительно мой родной мир, вот только что с ним стало. Помнил я совершенно иное место. Мой взор привлек движущийся в сторону корабля человек. Сутулая фигура в плаще, выставляла впереди автомат, стараясь закрыться стволом от всего мира.

Он окликнул меня. Голос был таким же, как и все в округе. Ржавый источающий яд, было ощущение, что человек говорит из последних сил.

- Эй ты, не шевелись, а то я выстрелю и больше ты уже не рыпнешься.

Замерев, моя рука легла на рукоять пистолета, вот уж не думал, что на Земле он мне понадобится.

- Какими ветрами тебя занесло, летун?

- Я отправился в Космос. К центру Галактики. Мой корабль покинул Землю 13 мая 2034 года. Как видишь, моя миссия окончена и я снова дома. Только, что тут произошло, это не похоже на Землю.

Он рассмеялся. Были видны его кривые зубы, а смех, похожий на рев мотора, отдавался эхом в моих ушах. Все мое тело били конвульсии. Сердце было на пределе. Кажется, что-то непоправимое изменило мой дом.

- Везучий ты, сукин сын, свалил за год до войны. Вот драчка та была той еще. Разфигачили полпланеты. А все из-за куска острова. Не поделили они там что-то. И решили помериться членами. Домерелись.

Он выругался и снова захохотал.

Теперь меня волновал лишь один вопрос, ответ на который бы означал, стоит ли жить дальше или мой путь окончится здесь. Ком в горле мешал мне произнести эти страшные слова, но была хоть малая надежда, что она еще жива. Из последних сил я прошептал.

- А что стало с криогенными камерами?

Он посмотрел на меня, словно что-то прикидывая, и пробурчал.

- А ты как думаешь, чудик? Их раз и жахнули. Даже пятнышка не осталось.

Слова прорезали мой разум. Ноги подкосились. Стало нечем дышать. Упав на колени, заплакал. Организм разрывала боль, только её уже ничем не заглушить. Потерял дом, потерял любовь всей своей жизни. Рука сама выхватила пистолет и нажала на кнопку выключения моей жизни.

Туземец подошел к телу. Постоял немного, раздумывая. А затем сел и начал есть. Такого нежного мяса, он не вкушал давно. Правда ,пришлось пойти не небольшую уловку. Черт его знает, сдох бы он, если бы узнал, что старик понятия не имеет о судьбе криогенников. А так – ужин и даже завтрак, да и ствол хороший в комплект к еде. Жизнь стала потихоньку налаживаться, думал он, пожирая космонавта.

***

Крик разбудил меня. В комнате было прохладно, но пот струился по лбу, словно я был в печке. С трудом, заставил себя поверить, что все это было лишь сном. Опасливо повернувшись, все еще не веря, в настоящее, я посмотрел на нее. Тихо спала, на любимом лице отражалось выражение спокойствия и безмятежности. Сердце снова начинало биться. Посмотрев на часы, совсем успокоился. Красные цифры показывали «12 апреля 1974».

Ваша оценка: None Средний балл: 6.6 / голосов: 13
Комментарии

автор, ты должен быть благодарен мне - я единственная, кто читает и комментирует твои убогие высеры.

Её губы притянули мои

Это нечто ))) Ко, притяни меня своими губами!

____________________________________________________

Jedem das Seine

"Koketka" пишет:
убогие высеры

Не, ну чо, не ромич же. Работать, конечо, есть над чем, но не все так безнадежно. О сюжете я, ясное дело, не говорю - вне оценки ))

____________________________________________________

Jedem das Seine

"В тот день, я поклялся, что не забуду его никогда..."

АХТУНГ?

Сама что нибудь написать попробуй,чудо)))

"SCHOKK99" пишет:
Сама что нибудь написать попробуй,чудо)))

ооо, такие комменты не устают радовать! ага, а отечественный автопром критикуешь - сам что-нить попробуй собери? тупой же агрумент. как и рассказ.

Быстрый вход