Утонувший ангел

Ветер гулял по городу. Улицы, где еще недавно был слышен гул машин, различимы голоса людей и звуки миллионов сотовых телефонов погрузились в безмолвие. Теперь уже нет того шума, что приносит с собой жизнь. Осталась лишь тишина. Дома смотрели друг на друга черными глазницами пустых окон. Покинутые, всеми забытые гиганты, похожие на скелеты древних рыб, выброшенные на сушу. Мостовую украшали два автомобиля. Ржавчина уже начала свое дело, медленно разлагая металл, словно падальщик, пожирающий останки громадного зверя. В этом опустошении читалось истинное равенство вещей. Дорогой мерседес, гнил рядом с дешевым фиатом, и не было меж ними различий, разве, что итальянец был чуть крупнее. На асфальте валялась старая газета. На её пожелтевших страницах виден был лишь текст заголовка – «Выиграем войну!». Затем, порыв воздуха перевернул лист, и бумага превратилась в прах.

А стихия шла дальше, исследуя руины брошенного города. Вот под её порывами содрогнулся кораблик, флюгер, украшающий один из городских шпилей. Развернувшись, судно издало дикий скрежет и рухнуло в пучину вод, над которыми некогда возвышалось. В разбитых окнах шумели сквозняки. Холодный воздух, единственный страждущий, пришедший в Эрмитаж сегодня. Как истинный ценитель искусства, он, молча, наслаждался полотнами живописцев и богатыми интерьерами великого музея. Теперь уже нет толп, что-то кричащих, вечно шаркающих ногами о ковер и блестящих вспышками своих камер. Искусство перешло в руки истинного знатока, видевшего все творения человечества, созданные когда-либо. Сейчас здесь было пусто, как и во всем невском городе.

Сама Нева, наконец-то высвободилась из гранитных оков. Сбросив каменные цепи, вольное русло возвращало себе былые владения, наполняя заброшенные улицы прохладой своих вод. Грифон, содрогнулся в предсмертной агонии, последний раз дернул громоздкие крылья и отдался всепоглощающей реке, отправившись прямиком к своим подводным собратьям. Биржа отправляла свои суда в последний путь, отпуская ростры навстречу дальним берегам.

По опустевшему Невскому, скакал всадник. Медные копыта высекали пламенные искры, ударяясь об асфальт. Сама фигура издавала роковой грохот. Царь смотрел на свое детище, обретшее свободу от убивающих его потомков. Под властным взглядом Петра, с домов срывались рекламные щиты, вывески падали, открывая наружу красоту зданий. Всадник рассмеялся, улыбнулся, а затем растаял в воздухе. А громоподобный хохот еще долго слышался в разреженном воздухе.

Летний сад, превратился в дикий лес. Кустарники разрослись, закрыв своей листвой нагие тела скульптур. Взметнувшись к небесам, деревья отгородили землю от лучей нового солнца. Спрятав своих младших собратьев от беспощадного гнета радиации. Но волны поднимались все выше, лишь кроны старинных дубов выступали над гладью реки, ставшей огромным озером.

Гонимые ветром, по улицам шли призраки. Военная форма. Винтовки и лица, исполненные горечи и обреченности. Солдаты понимали, видели близость смерти, но все равно шли на убой, потому что так надо, потому что это было правильным. За ними ехали танки, теперь уже безмолвные. Машины, когда-то наводившие ужас на полях сражений. Очерченные кистью ветра, возникли и погасли силуэты взлетающих ракет, наполнивших небо дымом и копотью. Мираж исчез, как последнее напоминание об эпохе живых.

Вода все прибывала, теперь ветру уже трудно было путешествовать по городу, наполняемому его сестрой. Вот непокорные кони, исчезли в пучине, бросив последний взгляд на своих мучителей. Все великолепие северной столицы достанется лишь водным тварям, а Пальмира обернется Атлантидой.

Последний раз, Зефир опустил свой взгляд на Петербург. Ангел, еще виднелся над водой. В печальных глазах посланника небес читалось лишь умиротворение. Он смотрел на свой город, уходящий в родное лоно невских вод. А затем и его золотая фигура скрылась под лазурным покрывалом.

Ветер взвился к небесам, поднялся на белоснежные горы облаков. Огромное мельничное колесо размеренно вращалось, перемалывая секунды, минуты, года… Зефир собрал все свою мощь и направил поток в лопасти. Заскрипев, мельница стала вращаться быстрее, а с ней и маленький диск солнца, побежал по небосклону.

***

- Да врешь ты все.

Один из собутыльников, рассмеялся. От силы его голоса стенки трактира начали подозрительно скрипеть.

Двое его приятелей, одетых в ту же форму городской стражи, поддержали старшего товарища.

Вскоре, почти все заведение потешалось над причудливой сказкой. Еще бы: какой-то древний мистический город, стоявший давным - давно, когда еще даже королевства нашего не было. И жили там гордые люди, подобные богам. Только в мудрости своей, познали они жесткость. Обратившись против братьев своих и огнем испепелив собственный дом. Самая обыкновенная байка, рассказываемая чтобы детей попугать.

Рассказчик ухмыльнулся, взял кружку эля и закончил свою историю.

- Говорят, там до сих пор, рыбаки странный свет видят, завлекающий одинокие суда в морскую пучину… Хотя, наверное и правда брешут.

И опрокинул кружку.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.7 / голосов: 14
Комментарии

Значит, смотри. Опять таки неясность идеи сюжетной линии. О чем речь? Королевство, возникшее на месте Питера? Или всей Лен области? А как же история? А как же столько доказательств существования прежней цивилизации? Неужели все разом в какой-то миг отупели и их перестала интересовать история собственной земли? Ни за что не поверю.

Ну и теперь подборка ништей.

Мостовую украшали два автомобиля. Ржавчина уже начала свое дело, медленно разлагая металл, словно падальщик, пожирающий останки громадного зверя. О каком украшении речь? Что могут украшать два старых корыта? Дальше. Привалов, метафоры используются не только текста приукрашения ради, но и для того, чтобы читателю на отдельном примере дать яснее понять о чем речь. "Любовь выскочила перед нами, как из-под земли выскакивает убийца в переулке, и поразила нас сразу обоих. Так поражает молния. Так поражает финский нож" М.А.Булгаков. В твоем случае сравнение просто мрак. Металл не разлагается (читаем смысл этого слова) и уж тем более последствия ржавчины ну никаким образом на трезвую голову не свяжешь с процессом поедания трупов падальщиком.

Сама фигура издавала роковой грохот. Ну вот задумайся сам. Как фигура может что-нибудь издавать? И как мне, читателю, это себе представить? И какое, к черту, "роковой"? (читаем смысл этого слова: РОКОВОЙ — РОКОВОЙ, роковая, роковое (книжн.). 1. Приносящий горе, несчастье, доставляющий неизбежно страдания, неотвратимый (устар. поэт.))

вывески падали, открывая наружу красоту зданий

Какая в Ж красота, Привалов? Ну какая уже может там быть красота, если там все бардак? Если вместо парка - дикий лес.

Винтовки и лица, исполненные горечи и обреченности Думаю, если ты перечитаешь это раз десять, то поймешь, почему я его сюда скинул.

скрылась под лазурным покрывалом Упс. Ты точно знаешь, как выглядит лазурь? Это светлосиний цвет. Река разве такой имеет цвет?

От силы его голоса стенки трактира начали подозрительно скрипеть. Что ж за трактир-то такой? Из картона, что ли? Ты сам-то себе это нормально представляешь? Говорить так, чтобы скрипели стены? Кто бы его мог тогда слушать? И да, что же должно мне сказать это - "подозрительный"? Для кого подозрительный? Подозрительный в чем? Из-за чего именно? В общем, что называется, ляпнул не подумавши. Бывает, конечно, но за метлой, как грицца, следить все ж надо.

Успехов.

____________________________________________________

Jedem das Seine

Быстрый вход