Изумрудная цепь

«Только сейчас мы смогли оценить настоящий ущерб от урагана Элиза, пронесшегося над побережьем Японии. Этим утром, когда вода, наконец-то отступила, стали видны те катастрофические разрушения, принесенные стихией в мирный быт островов восходящего солнца. Тысячи человек погребены под обломками их собственных домов. Города превратились в руины. На время бедствия практически весь архипелаг ушел под воду. Первостепенными задачами является поиск выживших в этой чрезвычайной ситуации. Андрей Харпов с репортажем с борта эсминца ВМФ России, отправившегося к месту происшествия:

- Вокруг меня одна вода. Вон там, когда то был Токио. Только спустя неделю вода покинула большую часть бывшей Японии. Уцелеть смогла только горстка людей. Мировое сообщество потрясено и обеспокоено ситуацией. Трудно сказать, будет ли теперь существовать японское государство, но Россия со своей стороны обещает бросить все свои ресурсы для помощи жителям архипелага».

За спиной репортера солнце медленно поднимается, распускаясь, словно багровый цветок. Оно медленно освещает некрополь, в который превратилась некогда преданная ему страна. Лишь шпили небоскребов возвышаются над темными волнами, подобные обелискам, установленным на могилах миллионов исчезнувших в пучине. В утренних лучах видны призраки, выходящие из воды. Побережье стало багровым от крови людей, устлавших своими телами, некогда мирные пляжи. Духи идут по трупам, они поднимаются к Фудзи, в надежде найти на её вершине свой последний приют. Кажется, что умолкли все звуки, мир погрузился в безмолвие и только тихий шум прибоя, застенчиво напоминает о реальности происходящего.

Рокот, раздавшийся из недр горы, разорвал барьер тишины. Потоки лавы, блестя в свете алого светила, понеслись вниз с её белоснежных склонов. Из жерла вырывались камни, обрекая выживших на мучительную смерть. Покровительница отрекалась от своих детей, решив выпить все останки великого народа, некогда поклонявшегося её величию и мощи. И вот, кровь земли смешалась с кровью людей. Кипя и бурля, этот коктейль пожирал остатки цивилизации. Смывая с последний след нашего пребывания в умирающем мире.

Огромная глыба, пущенная вулканом, попадает в борт корабля, взрывая жалкое судно. Передача обрывается.

***

Под моими ногами разливалась изумрудная долина. Могучие кроны деревьев колыхались на теплом весеннем ветру. Слышно было дивное пение птиц, разлетающееся далеко за горизонт. На небе виднелась лишь пара облаков. Белоснежные, они медленно плыли по лазурной глади, словно корабли из тетрадного листа, спускающиеся по первому весеннему ручью. Пестрый ковер, устланный цветами, манил опуститься на землю. Сев, я почувствовал благоухание и давно забытый аромат весны. Перед глазами вдруг снова всплыли воспоминания о старой жизни, о том счастливом времени, когда мы жили в настоящем мире, а не в той пародии, укрытой от всех напастей под толстым слоем защитных блоков и циркуляционных шахт. Теперь бункер, давший нам жизнь, укрывший выживших, в этой череде катаклизмов казался лишь страшным сном.

Не знаю, чего я ожидал увидеть. Во всяком случае, точно не первозданный рай. Там, под покровом бетонных стен, питаясь лишь прогнившими консервами, содрогаясь от любого странного скрежета, была лишь смерть, медленно но неумолимо подбирающаяся из-за угла. В речах соплеменников читалось лишь обреченное отчаяние, они корчились, в последних попытках продолжить род и сохранить человечество, что-то мыча о благословенном спасении. Потом я не выдержал. Существование доконало мой итак умирающий разум. Уже почти охваченный безумием, решился покинуть наш оплот, хотя и шел на, как тогда казалось, верную гибель. Думал, что выйдя, увижу истерзанное тело планеты, усеянное кратерами от взрывов, наполненное радиацией и ядами, населенное жуткими тварями. Вот только вряд ли подобное место населено мутантами или демонами. Земля стала по-настоящему прекрасной, возможно даже лучшей чем в дни старого века.

Лежа на спине, смотрел на небеса, нежась под теплыми лучами солнца. В последний раз звезда стремилась сжечь все живое, а сегодня снова ласково греет кожу. Как же хорошо было просто лежать в высокой траве, наслаждаться ароматами и вычеркнуть весь тот кошмар из своей судьбы.

Душу наполняло странное спокойствие. Меня клонило в сон. Первая ночь под открытым небом за десять лет. Удивительно, думал, что не доживу до этого дня. Отложив автомат, устроился поудобнее, укутался плащом и мирно задремал, все еще до конца не веря в происходящее.

***

Стук копыт медленно убаюкивал. Ехал, не разбирая дороги. Стараясь убраться подальше от Цитадели. Конь начал спотыкаться. Было видно, что животное истощилось после долгой погони. Сейчас мне уже все равно. Есть лишь цель, к которой нужно идти.

Я видел её тело, чувствовал тепло каждой крупицей своего организма. Вот порванное платье капитулирует перед натиском моей страсти. Обнимая, она заглядывает в мои глаза. Нежные губы сливаются с моими. Счастье переполняло мою душу. Любимая, прижималась ко мне, словно сказочная фея, опутывая своими чарами. В её взоре читалось желание. В глазах, цвета северного леса плясали огоньки отдаленных костров, исполненные веселья и нежности. Не имея ни сил, ни желания противостоять соблазну, я поддался искушению. В ту ночь я любил по-настоящему, рождаясь заново. Как же прекрасно проснуться, обнимая свою леди, лаская её темные волосы, целуя спящее лицо.

Но картина нашей любви разбилась о рамки реальности, как и любая идиллия.

Будь проклят тот, кто донес отцу о нашем романе. В гневе, он приказал бросить её в темницу, а меня отправить за дальние горы, командовать очередным обреченным походом его верных рыцарей, сражающихся с армиями северных королевств. Не знаю, кто спас нас от большего гнева, но спасибо этой по-настоящему доброй душе.

Стараясь бороться с отчаянием, уверяя себя, что не все еще потеряно, направлял скакуна к холмам, расположившимся к югу от замка.

Легенда гласит, что там, в кромешном мраке подземелий скрывается древний народ, наделенный волшебством. Никто до сих пор не видел этих существ, но если верить преданиям, они способны воплотить в реальность любое, даже самое несбыточное желание. Решив попытать счастья, надеясь на помощь этих мифических созданий, в моей попытке противостоять отцу, я шел к своей судьбе. Другого выбора у меня уже не было. Монарх сосредоточил слишком крепкую власть в своих старых, но цепких руках.

Разбив лагерь неподалеку, сидел всю ночь, наблюдая за таинственной местностью. Но ничего не нарушало тишину спящего леса. Лишь где-то вдалеке выли волки, жалуясь луне на свои неудачи, да пара птиц, проскользнула по темному небосводу.

Когда светило стало разгонять ночную тьму своими лучами. Очищая небеса от черной краски, я встал и пустился в путь.

***

Вскочив от странного шума, схватился за верный калаш. Видимо не все спокойно в этом уголке планеты. Осмотревшись, попытался понять, откуда исходит звук. Сначала пейзаж казался таким же, как и вчера вечером. Все тот же мирный лес, привычные уже трели его певцов. Спокойствие и умиротворение, но было что-то создающее ощущение тревоги, странный цокот, раздающийся в утренней дымке. Резко из леса появился всадник. Летя во весь опор, воинственно трубя в охотничий рог, рыцарь летел на меня, с копьем наперевес. Наверное, все еще сплю. Слегка успокоившись, все же поднял ствол, наведя прицел на противника. Налетчик что-то прокричал, опуская забрало, язык его был незнаком и даже издалека не походил на русский или любое иное земное наречие.

Понимая, что его остановит лишь пуля промеж глаз, прицелился и нажал на спуск. Щелчок. Осечка. Тело передернула судорога. Проклиная себя за медлительность, понял, что слишком поздно уворачиваться или бежать. Ноги наполнились свинцом. Замерев, я просто отрешенно смотрел на происходящее. Сновидение быстро оборачивалось кошмаром.

Боль прорезала тело. Пошатнувшись, схватился за грудь, нащупав дрожащими пальцами древко копья, испачканное в моей крови – понял, что умирал по – настоящему. Легкие еще шумно хватали воздух, а разум уже угасал. Последней мыслью был образ куклы, вышедший из моды, освобождающий полку новой. Земля была теплой, кажется, кровь согрела мою могилу. Всадник спешился, подбираясь к трупу, пронзенному брошенным копьем.

***

«Тогда древний народ даровал принцу молнии, выкованные самим Богом. И пошел он супротив отца своего, угнетавшего всех честных людей и лишившего сына любви. Победив старого короля, наследник высвободил девушку, которая впоследствии стала нашей королевой. Так началась золотая эра для Изумрудного королевства, продлившаяся не одну сотню лет».

- Летопись монаха Тибаба «Первые короли Емеральдов»

Ваша оценка: None Средний балл: 7.1 / голосов: 10
Комментарии

Хорошая у вас трава

Хмм...Корреспондент вел репортаж с ЭСМИНЦА,но глыбой японской магии накрыло уже КАТЕР. Страшно даже подумать,во что превратились линкоры,крейсеры,авианосцы.... Хотя с выжившими "древними" и новой цивилизацией королевичей-варваров придумано не так уж и плохо.

Быстрый вход