Медный убийца

Стрелки на часах медленно приближаются к полудню. За окном стучит дождь, капли падают на мостовую, ударяют в стекла. Видимо ему надоело мерзнуть в холоде осеннего вечера, и вот теперь, ливень просит теплого очага. Редкие машины, проезжая, обливают пешеходов душем из грязных вод. А сами прохожие укрываются за щитами зонтов, стараясь спрятаться от буйства стихии и своих сограждан. Иногда солнце выглядывает из-за туч, даря кому-нибудь случайную улыбку и капельку света. А затем снова прячется от людских глаз. Обычное серое утро города на Неве. Проспекты медленно превращаются в каналы, а те в свою очередь – в полноводные реки. Хорошо сидеть в теплой, а главное сухой конторе. Мысленно сопереживая всем тем, кто в подобную погоду вынужден выходить на улицу я вернулся к книге.

Петербуржцы предпочитают сходить с ума сами, в своих домах, не посвящая в это посторонних, так что работы у психиатра обычно немного. Скорее всего этот день не станет исключением, а значит можно спокойно отдыхать на рабочем месте.

Погрузившись в чтение, мысленно перенесся в джунгли Вьетнама. Отряд выбирался из окружения, проползая по малярийным болотам, отбиваясь от напирающих врагов и диких зверей. Текст был хорошо написан, поэтому легко читался и доставлял некоторое удовольствие, помогая убить время на работе.

Звонок в дверь, вытащил меня из дальневосточных лесов, вернув в северную столицу. С неохотой поднявшись, открыл кабинет. Секретаршу уже неделю, как отпустил в отпуск, нечего ей, молодой девушке целыми днями сидеть в социальных сетях и чахнуть за офисным столом. С таким потоком людей я и сам справлюсь.

На пороге стоял человек. Вода ручьем стекал с его одежды, падая на гостевой коврик. С первого взгляда он был обычным, заурядным гражданином – серый пиджак, висящий на сутулых плечах; твидовые брюки, заправленные в темные ботинки. Ему было лет пятьдесят, седина уже тронула черную шевелюру, но волосы продолжали свой бой со старением. Единственное, что резко выделялось из общий картины – взгляд пришедшего. Так смотрит зверь, загнанный в угол и прижатый сильным хищником, когда надежды на спасение уже нет. Человек вошел в кабинет и рухнул в кресло, даже не снимая промокший насквозь пиджак.

Сев напротив, поприветствовал вошедшего и начал обычную процедуру рассказа о своей работе.

Резко оборвав мою речь, незнакомец произнес:

- Доктор, я пришел к вам не за обычной помощью. Понимаю, что мне уже не помочь. Прошу вас только об одном. Запишите мою историю и расскажите о ней миру или сожгите листы после моей смерти. Мне все равно, только бы высказаться.

Голос его был хриплым и очень слабым, иногда он переходил на шепот.

- Почему вы не обратились в газету или к службам социальной помощи?

- Мне никто не верит, боюсь, что лишь вы, доктор поймете, что мой рассказ – правда. Ведь я не псих, как это может показаться на первый взгляд, нет, я совершенно обычный человек. Который, уже стоит двумя ногами в могиле.

Мне стало интересно, что случилось с этим парнем. Его история, если и не была интересной, но хоть помогла бы мне интересно провести время.

- Ну что же, расскажите вашу повесть.

Прочистив горло, посетитель начал.

- Все началось недели две назад. Кажется, это был вторник.

Что-то прикинув, он кивнул.

- Да, точно, вторник. Я работаю в одной строительной компании, мы специализируемся на постройке торговых центров и офисных зданий. Так вот, в то утро нам поступил важный заказ. В центре города, вместо одного архаичного особняка, собирались построить большой офисный комплекс и обратились за помощью в нашу фирму. Провернув то дело, сильно бы обогатился.

Неожиданно, рассказчик чему – то улыбнулся и засмеялся. Спустя минуту он продолжил.

- Эх, если бы я знал, чем это обернется, то сжег бы контракт, а сам уехал куда подальше. Но тогда был наивен и глуп. Теперь я припоминаю, что в тот вечер, возвращаясь с работы, поскользнулся на мостовой и чуть не упал. В тот момент не придавал этому значения, хотя с него все и началось.

На следующее утро началась его охота. Машина отказывалась заводиться, и пришлось идти пешком. По дороге в офис компании, попал под сильный ливень и на работу пришел уже больной. Изнемогая от насморка, я все же решил взять больничный. Во всем здании отключился свет. Пришлось, уже больному, тащить свое тело все двадцать этажей по пожарной лестнице. Во время пешеходной прогулки домой, с крыши пролилась сточная вода, попав за шиворот и окатив всю спину.

Я думал, что Фортуна просто отвернулась от меня на время, и спокойно лег в постель. В ту ночь мне снились странные видения. Образы Петербурга мелькали перед моим разумом, медленно сменяя друг друга. Проснулся я от запаха газа. Выбежав на кухню и перекрыв все трубы, решил, что действительно переработал.

Последующие три дня все развивалось по спирали. Перебои с электропитанием сломали холодильник. Гарантийная мастерская не работала. Меня дважды облили машины, а еще врезался в новый фонарный столб. Когда все же пробился в поликлинику, оказалось, что врач срочно убежала на экстренный вызов. Тогда уже я стал подозревать, что кто-то стоит за этой чередой событий, раздумывая о паре конкурентов. Но тамошний психолог посмеялся, списав все на паранойю, и выписал мне успокоительное.

В моей квартире отключили интернет и телефон. Из-за каких-то сервисных работ, остался без связи. Страх начал закрадываться в душу.

Слегка откашлявшись, гость продолжил.

- Вчера я раскрыл личность моего убийцы. Проходя мимо Медного всадника, почувствовал на плече что-то липкое. Проводив взглядом голубя, свершившего подобное над моей курткой, посмотрел на памятник, плечо которого, птица теперь украшала. Петр смотрел прямо мне в глаза. В его тяжелом взгляде читалась ненависть и злоба. Царь ухмыльнулся, а затем как ни в чем не бывало, отвернулся. Я видел это также ясно, как сейчас вижу вас. Тогда понял, что город, стараясь защитить свое тело, решил раздавить меня, как букашку. Действительно, похоже на бред сумасшедшего, но Петербург действительно решил покончить со мной, ведь только он обладал возможностями, дабы подстроить все это.

Не думайте, что я сдался сразу. Пытался отменить проект, но уже стало поздно, особняк снесли этим утром. Тогда решил бежать. Разумно полагая, что далеко его холодные руки не протянутся. Вот только на все рейсы мест уже нет, как и на поезда. Ближайший вылет в четверг. Опоздав, лишь на пять минут, в последний автобус, осознал, что обречен. Петербург не отпустит, он будет мстить.

Осталось уже немного, я чувствую это. Доктор, не знаю, верите ли вы мне или нет, все равно спасибо, хоть кто-то выслушал все это.

Резко поднявшись, клиент положил на стол увесистую пачку банкнот.

- Мне они уже ни к чему.

Посетитель засмеялся и вышел в дождь. Через пару секунд хлопнула дверь.

Понимая, что он, скорее всего, свихнулся и нуждается в помощи, выскочил за ним. На улице собиралась толпа, кажется, случилась авария. Протолкавшись сквозь ряды зевак, увидел его, распростертым на мостовой, под колесами джипа.

Открывая квартиру, подавленность не выходила из моей груди. Что-то щемило сердце. Все больше и больше я начинал верить этому человеку.

Кусок штукатурки сорвался и осыпался на плечо. Тогда я все понял.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.3 / голосов: 11
Комментарии

Кокетка, жду твоих комментариев и единицы за рассказ, очень интересно, почему текст тебе снова не понравится.

не обращай внимания))))

"Вода ручьем стекал"

Хотя бы поэтому

1) Последний, к кому бы даже при таких обстоятельствах следовало бы обратиться - психиатр.

2) Сюжет - уже в твоей традиции - хромой. Месть Петра ничем не обоснованна. Если тот "особняк" каким-то образом относится к личности царя, то об этом надо уточнять. И причем не просто в двух словах, а так, чтобы мне стало ясно, почему Медь ожила.

3) Медоты мести - отдельный набор фобий школьника. Голубь насрал, из лужи забрызгали, внезапный насморк... Жуть просто, сам бы крышей поехал.

...Наверное, реально надо чтонить курить.

____________________________________________________

Jedem das Seine

От курения не будет такого. Это тяжелая химия.)

"Открывая квартиру, подавленность не выходила из моей груди." Подавленность открывала квартиру? :)

Надо было закончить так: на его визитке красовался вензель: "Полонский Сергей Юрьевич". Что не смогли сделать "законы", сделал Царь-Хранитель... :)))

________________________________________________________________

Гуманизм - наша профессия. Никто не должен страдать бессмысленно, ибо это садизм.

Быстрый вход