Малыши и Карлсон. Ч-1

Проклятый дождь раздражал и вызывал тоску, больную и вязкую. А ведь как все хорошо начиналось. Заграждение я миновал виртуозно и бесшумно, словно ниндзя, даром что впервые. Без труда отыскал еле заметную в сумерках тропку через минное поле и даже успел вплотную подойти к лесу, но тут нарвался на натовский патруль. Пришлось ховаться в ближайших кустах, оказавшимся проклятым шиповником. Волосы немедленно развесились по веткам, словно росли тут изначально. А ведь говорили мне: обрежь патлы, негоже в Зоне с такой шевелюрой бродить – махом радиации нахватаешь. Но сбрить хаер для лютого металлюги, каковым я себя считал, все равно, что кастрация. Потому я, беззвучно матерясь, выдирал волосы из колючек зловредного растения, а в пятидесяти метрах топтались пятеро солдат и лопотали не по-нашему. Сволочи, ночь на дворе, валите пускать пузыри в казарму!

А тут еще с неба посыпало мелким и гадостным дождем, что моментально пропитывал влагой весь мир. По кустам полоснул луч света, я поспешно ткнулся рожей в грязь. Луч метался и что-то искал. Черт, неужели услыхали? Но вояки тревоги не поднимали, а просто топтались на месте и вроде как ждали кого-то.

Подо мной начала скапливаться лужа, захолодало, и я уже начал всерьез беспокоиться за причиндал, но тут в противоположных кустах раздался треск, словно ломился обезумевший слон, и на дорогу выкатился полноватый мужик.

- Стой, кто идьет! – рявкнул кто-то из доблестных натовских головорезов.

- Свои, - хрипло ответил пришелец и завершающим аккордом выдрал из кустов полу плаща. – Говенный шиповник!

Я молча согласился. Вояки обступили мужика и что-то загомонили. В густых сумерках еле-еле различались их силуэты, потому я смог уловить только то, как мужик передал солдатам нечто квадратное и громоздкое, а они в ответ длинный сверток, подозрительно похожий на оружейный чехол. После этого натовцы едва не вприпрыжку устремились в темную даль, надо полагать к родной казарме. Мужик потоптался и вдруг сказал:

- Вылезай, они ушли.

Меня обдало жаром, а потом холодом. Ну, не мог он меня разглядеть. Я на всякий случай прикинулся шлангом, и реагировать на авансы в свою сторону не спешил.

- Вылезай, - повторил мужик. – У меня биосканер. Не ссы, я сегодня добрый.

Я решил больше не скромничать, тем более что все равно уже спалился, и выполз из кустарника. В лицо мне ударил неяркий свет фонаря.

- Ну и чучело, - пакостно заржал мужик и закашлялся. – За каким лядом вас, таких убогих, в Зону несет?

Этот вопрос меня тоже интересовал, хоть с определением своего статуса я был категорически не согласен. За каким вот лядом я сюда приперся? Надоело тупо играть по выходным в гараже со своей бандой и мечтать о чем-то большем. Все надоело! И я сбежал, как последний кретин.

- Эй, - мужик пощелкал пальцами перед моим носом, - ты не лунатик часом?

Я подумал – стоило ли отвечать. Потом решил, что стоило, и сказал:

- Пошел на хрен.

- Значит так, - хохотнув, сказал мой невольный собеседник, - берешь это, - он протянул сверток и вправду оказавшийся оружейным чехлом, - и идешь строго на север порядка ста пятидесяти метров.

- До строения с буквами «Эм» и «Жо»? – мрачно предположил я.

- До деревни новичков, дубина! Там найдешь сталкера по имени Волк, отдашь ему этот ствол. Попытаешься свалить – хана, это не угроза, а обещание. И не советую никому трепаться о том, что здесь увидел. Переночуешь где-нибудь, а утром зайдешь ко мне, я уже должен буду вернуться.

- К тебе, это к кому? – на всякий случай уточнил я, живо представив, как брожу по деревне с наивным видом, спрашивая, не видел ли тут кто «одного мужика».

- К Сидоровичу, - бросил тот и скрылся в неизвестном направлении, вероятно, по не менее таинственным делам.

Проводив его взглядом, я вознес краткую, но прочувствованную молитву Аццкому Сотоне, прося избавить меня по дороге от ненужных приключений, и взял курс на север. Пройдя почти насквозь редколесье, я убедился, что Сотона в Зоне не авторитет. За спиной послышался шорох и бессвязное бормотание, и перед моим изумленным взором предстала коричневая хреновина, больше напоминающая кусок дерьма, чем живое существо. Она перебирала тонкими ножками и стыдливо прикрывалась парой конечностей похожих на уродливые пилы.

Пока я озадаченно пялился на такое чудо, тварь пошла вокруг меня, потачивая друг о друга верхнюю пару конечностей и бормоча ерунду. Я поворачивался вслед за ней, стараясь не упустить из поля зрения возможного противника. Оружия у меня не было, только нож и чужой ствол в чехле за спиной, к которому и патронов-то нет. Спустя пять минут мне надоело изображать из себя земную ось, я подобрал большой камень и швырнул в хреновину.

- Ипать-колотить! – взвизгнула она и метнулась в сторону.

Я испытал легкий шок, потрясенный богатством ее словарного запаса, что, впрочем, не помешало мне возобновить движение по прежнему маршруту. Шел, поминутно оглядываясь, чтобы успеть среагировать, если говорящая тварь решит испросить сатисфакции за нанесенное оскорбление. Но она не возникала, просто семенила за мной как приклеенная и раздражала непрерывной болтовней. Через полчаса совместной ходьбы я возненавидел ее всем организмом.

Одолевала усталость, хотелось жрать и спать, а деревня все не появлялась. Звезды на небе гасли одна за другой, ночь умирала, уступая полигон дню. Наконец, поднявшись на очередной холм, я увидел несколько рассыпающихся развалюх и воспрянул духом настолько, что разом перестал смотреть в тыл и под ноги. И тут же был немедленно наказан за вопиющий упадок бдительности.

Преследующая меня тварь выбрала именно этот момент, чтобы свести счеты и, подкравшись, рубанула своей чертовой пилой по спине. Удар пришелся вскользь, кроме того немного защитил рюкзак, но сбить меня с ног ей удалось. Мерзкая скотина радостно заверещала и кинулась к моей бренной тушке с явным гастрономическим интересом. Меня это никоим образом не устраивало, поэтому я откатился в сторону, одновременно доставая нож. Что произошло потом, я так и не понял. Подо мной раздался негромкий хлопок, и в следующий миг я осознал, что лечу по воздуху аки Карлсон, только пропеллера на жопе не хватало для полноты ощущений.

Не успел я как следует насладиться моментом, как земля врезалась роковой зубодробительной реальностью. Стремительно прокатившись по склону холма, мое тело с грацией мешка с дерьмом приземлилось к ногам высокого парня с флегматичной рожей. К моей чести стоит сказать, что по пути я ухитрился не растерять барахло – рюкзак и ствол по-прежнему были за спиной, а в онемевшей руке сжимал нож. Кряхтя, словно столетний дед, я с трудом поднялся и уставился на незнакомца.

- Феерично, - сплюнув, сказал он и намертво замолчал.

Я кивнул и, преодолевая головокружение, направился к ближайшему костру.

Волк оказался спокойным, невозмутимым мужиком средних лет. Он забрал у меня оружие и сообщил, что Сидорович еще не вернулся. Решив на время положить с прибором на Зону в целом и Сидоровича в частности, я удалился в ближайшую лачугу и мгновенно вырубился под аккомпанемент урчания в пустом желудке.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.8 / голосов: 18
Комментарии

вообще пипец 10+

Прочел уже две части. Забавно)) Однако в голове заела ошибка в данной части

"Tan4es" пишет:
- Стой, кто идЬет! – рявкнул кто-то из доблестных натовских головорезов.

Это намеренно :D Попыталась изобразить акцент натовца. Похоже, вышло коряво))))

Быстрый вход