Малыши и Карлсон. Ч-2

Разбудили меня громкие, раздраженные голоса. Послушав с минуту, я пришел к выводу, что поблизости полным ходом идет разборка с участием не менее трех человек. Выглянув в оконный проем, увидел Волка, который с бесконечным терпением выслушивал нападки двух сталкеров в видавшей виды снаряге. Суть претензий сводилась к недовольству Волком как руководителем. В разговоре все чаще упоминались чьи-то матери, мужские и женские органы размножения и прочие идиомы великого и могучего. Забыв обо всем на свете, я увлеченно слушал и периодически отмечал особо удачные конструкции, пока один из сталкеров не узрел в окне мою любопытную рожу.

- Чего хлебало разинул? – немедленно взвился он.

- Хрен унылый, - поддержал его второй.

Я собрался ответить в том же духе, но тут вмешался Волк и отправил сварливый дуэт в дорогу несколькими емкими словами, из которых было понятно, что идти придется довольно далеко. Причем по окончании пути сталкерам суждено сменить ориентацию как минимум. М-да, молчаливый Волк, когда хотел, мог изъясняться чрезвычайно кудряво. Проводив взглядом оскорбленную в своих лучших чувствах оппозицию, он обратился ко мне:

- Сидорович тебя ждет.

Я решил больше не томить ожиданием местного царька и отправился на рандеву, предварительно уточнив нужное направление. Задумчиво почесывая отросшую щетину, миновал деревню, провожаемый взглядами обитавших здесь сталкеров, и спустился в подвал, находящийся на отшибе от деревни.

Мой ночной знакомец сидел за решетчатым окошком и казался образцом благостности и самодовольства. Из окошка отчетливо несло перегаром. Так-так, кто-то предается порокам прямо на рабочем месте. Впрочем, чего еще ждать от торговца? То, что Сидорович барыга, я понял, едва увидев горы барахла за его спиной.

- Ну, здорово! – бодро сказал торгаш и сразу взял быка за рога. – Ты здесь никто, понял? Отмычка, радиоактивное мясо, понял? Но если будешь меня слушать, разбогатеешь. Значит так…

Минут двадцать я выслушивал длинные наставления и слабо вякал, пытаясь вставить хоть слово в поток словоизвержения, что обрушил на меня барыга. Но вскоре оставил безуспешные попытки и просто слушал, время от времени икая от скрутивших желудок голодных спазмов.

Наконец, поток словоизвержения иссяк, и Сидорович протянул мне потертый ПМ, коробочку патронов и ПДА, корпус которого был заклеен в нескольких местах черным от грязи пластырем.

- Это тебе за работу, - важно сказал он.

- А пожрать? – возмутился я.

Страдальчески вздохнув и всем своим видом показывая, что я надоел ему до чертиков, Сидорович извлек откуда-то, чуть ли не из собственной задницы две банки консервов без какой-либо опознавательной маркировки.

- А теперь слушай сюда, сталкер, - понизив голос до таинственного шепота, сказал барыга, - есть у меня для тебя одно задание, выполнишь – не пожалеешь.

- Ну? – подбодрил я, не сводя алчного взгляда с неведомой консервы.

- Есть инфа, что на заброшенной ферме неподалеку будет проходить крупная сделка между двумя бандитскими кланами. Ты пойдешь туда и…

- Ты очешуел? – перебил я. – Два бандитских клана и я, как дятел, с этой пукалкой!

- Воевать не надо, - успокоил торговец. – Просто сховаешься поблизости и проследишь за результатом сделки. Мне необходимо знать – что именно будет объектом торговли.

- А если спалят?

- Тогда я тебе не завидую, - зубасто осклабился этот старый засранец. – Ну что, по рукам?

- По рукам, - согласился я и протянул граблю.

- Это еще что? – нахмурился Сидорович. – Разве моего слова недостаточно? Я не пожимаю руки сталкерам направо и налево, это чревато и негигиенично.

Ух-ты, едренать, какой чистоплюй! Ну и хрен ему на воротник. С этой мыслью я покинул негостеприимный подвал и, с нежностью глядя на банку в своей руке, устроился неподалеку позавтракать.

Содержимое банки оказалось неаппетитным месивом бурого цвета, в котором плавали бесформенные комки неопределенного состава и вкуса. Однако мой желудок воспринял это кулинарное недоразумение с энтузиазмом и на время притих.

Как сообщил Сидорович, сделка должна была состояться после наступления темноты, а значит, следовало поспешать. До фермы добрался без особых приключений, благо было не так далеко. Один раз, стремясь поскорее убраться из поля зрения небольшой стаи собак, едва не вляпался в аномалию, но успел вовремя отшатнуться. Ловушка разочарованно погудела и угомонилась.

Залечь я решил на крыше фермы. Она изобиловала пробоинами, так что было куда подглядывать. Без толку лежать на пузе было скучно, поэтому я сам не заметил, как уснул.

Разбудил меня резкий, болезненный укол в щеку. Спросонья я едва не заорал, но вовремя сдержался, только замотал головой, словно обозлившийся конь. Со щеки снялся огромный, размером с осу, комар и с угрожающим гудением завис над головой. Я совсем уж было собрался устроить охоту на гнусное насекомое, но вдруг осознал, что внизу полно народу. Двое в черных кожаных куртках с нашитыми металлическими пластинами стояли у входа. Очень мило. Надо и себе сварганить такой куртец на досуге. Двое стояли прямо подо мной и еще несколько тихо переговаривались где-то слева. Раненько они, однако, еще даже толком не стемнело.

Прошло примерно полчаса, ничего не происходило, только чернобыльский комар время от времени злобно впивался в различные части моего тела, заставляя вздрагивать и стискивать зубы. Потом впереди замелькали лучи фонарей, и народу на ферме стало вдвое больше. Вновь прибывшие держались уверенно и нагло, всем своим видом показывая, что именно они тут хозяева положения. У меня же укрепилось впечатление, что они полные отморозки. Как показали дальнейшие события, я не ошибся.

- Ну, че, мля, показывайте товар, - прогнусил один из отморозков, по виду главнюк, - не будем тянуть кысь за яйцеклетку.

В ответ пробурчали нечто невнятное, и вперед вытолкнули двух белобрысых, вихрастых пацанов лет шестнадцати. Вот это поворот!

- Вы их проверили, те самые? – спросил бандит. Ему ответили согласием.

Я лежал и терзался мрачными предположениями по поводу участи пленников и невозможностью вмешаться. И пацанам не помогу, и самого нашпигуют свинцом по самые помидоры.

Тем временем пленников увели, а главнюки взялись договариваться о цене. Вот только я видел, что покупатели тихо и ненавязчиво снимали стволы с предохранителей.

Мои кишки вдруг скрутил жестокий спазм, а на клапан придавило с такой силой, что я даже вспотел. Проклятая консерва недвусмысленно просилась наружу. Мля, ну как не вовремя! Мой многострадальный живот издал оглушительное, раскатистое бурчание. Несколько бандитов подняли глаза, и в этот момент кидалы открыли огонь.

- …ять!

Я вскочил, прогрохотал берцами по шиферу и спрыгнул с противоположной стороны. Прямо в объятия часового.

- Сука! – ошарашено взревел он, безуспешно пытаясь ткнуть дуло автомата в мою печень.

Я признаться и сам удивился, но от дискомфорта в кишечнике сильно озверел. Потому бестрепетно вонзил нож бандиту в глазницу, второй рукой отводя автомат в сторону. Мой оппонент рефлекторно произвел длинную очередь, захрипел и больше не жил.

- Наших валят! – завопил еще один, возникая из тьмы.

Какой догадливый, прямо Америку открыл. Я цапнул с трупа автомат и метнулся к ближайшим деревьям. Позади загрохотало, вокруг завизжали пули, но уже успел добраться до первой елки и укрылся за стволом. Во все стороны полетели щепки, вырванные пулями.

Я высунул в сторону стрелявших автомат и нажал на спуск. Щелчок бойка прозвучал донельзя издевательски. Матерясь в девяносто девять петель, я отбросил бесполезную железяку и выхватил «плетку». Выстрела не произошло. Да твою ж мать, предохранитель! Еле удерживая пистолет в трясущихся от лошадиной дозы адреналина руках, я прицелился и выстрелил.

- А-а-а, падла!

Попал. А ну, еще разок. Один из стрелявших автоматов захлебнулся и умолк. Едрены пассатижи, да я прямо снайпер! Все это конечно очень весело, но пора менять место дислокации, пока не прижали огнем со всех сторон.

Дождавшись небольшого перерыва в потоке летящего по мою душу свинца, я резво поскакал на четвереньках к следующей елке. Судя по тому, что бандиты энергично обстреливали первое дерево, меня они пока не видели. Ну и славно, попробуем уйти без шуму и пыли.

Я сунулся под густые ветки и уперся взглядом в бледную, чумазую физиономию одного из пленников. Не успел я порадоваться, что парни не сплоховали и под шумок ухитрились смотаться, как один из них повалил меня, придавив к земле, а второй зарядил по роже связанными руками. Это была подстава подстав! Вместо того, чтобы поприветствовать своего невольного спасителя, недомерки вознамерились меня убить. Пацаны сосредоточенно валтузили меня кулаками, я ошарашено отбивался, елка тряслась, словно под ней устроили любовные игрища медведи, и весь этот хардкор грозил раскрыть наше местоположение кровожадным бандитам.

- Вы, дебилы, совсем охренели? – наконец прошипел я. – Хотите, чтоб нас всех тут положили?

На их лицах отразилась усердная мысленная деятельность.

- Ты не ренегат? – осторожно спросил один.

- Нет, - утешил я его, - я сатанист.

- Не знаю такой группировки, - с подозрением сказал второй.

- Пох, - резюмировал я, - пора рвать когти.

По-быстрому освободив пацанам руки, я первым пополз прочь. Хватит с меня на сегодня этих сомнительных развлечений. Позади все еще вопили и стреляли, но было непонятно в кого.

Со спасенышами я распрощался в небольшой рощице в полукилометре от фермы. Идти в деревню новичков они гордо отказались, заявив, что уже не отмычки, а вольные сталкеры. Я усомнился, но вслух ничего не сказал. На нет и суда нет.

***

- Охтыжеханыйтынахрен! – поприветствовал меня торговец.

- Сука ты, Сидорович, - сообщил я, потирая опухшую, пегую от синяков ряшку. – Не придется воевать, говоришь?

- Да ладно, не гунди, живой ведь. Рассказывай, что видел.

Я с минуту буравил его злобным взглядом, но потом все же сказал:

- Пацанов они покупали.

- Кого? – поперхнулся Сидорович.

- Каких-то парнишек, - повторил я. – Два блондинчика лет шестнадцати, не больше. Бандиты в кожанках продавали их бандитам с нашивками с изображением скорпиона. Потом «скорпионы» постреляли кожаных. Я еле ушел.

- Твою мать! – страдающим голосом воскликнул барыга. – Парней убили?

- Нет, я их вывел.

- Тогда где они? Веди сюда живо!

- Э-э-э, они ушли.

- Что?! Ты их отпустил? Ты идиот?

- А в чем дело? – обозлился я. – Что это за нездоровый интерес к молоденьким мальчикам?

- Это, - с ненавистью процедил Сидорович, - Чук и Гек, братья-дисары. Соображаешь?

- Нет, - честно ответил я и вдруг вспомнил слышанное когда-то краем уха о дисарах и дисаризме. – Они чувствуют аномалии?

- Эти особенные, - мрачно сказал торгаш, - они их видят каким-то ментальным зрением.

- Хренассе, - восхитился я. – Где там мое вознаграждение да я пожалуй пойду.

- Ты должен их найти или хотя бы узнать, куда они направляются.

Я снова почувствовал спазм в кишках и как следствие начал звереть.

- Пошел ты. Не было такого уговора.

- Умоляю!

- Хрен тебе.

- Заклинаю!

- Ладно, - сдался я. – Узнаю, куда ушли и все. Только погадить сбегаю и сразу пойду.

- Не время гадить! – завопил Сидорович вне себя. – Ты должен догнать их любой ценой, пока они не попались еще кому-нибудь!

- Для погадить всегда есть время, - важно сказал я, выходя за дверь. – И пусть весь мир подождет.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.5 / голосов: 21
Комментарии

ггггггг.... супер

Быстрый вход