Полураспад. Глава 8. Браво.

Глава 8. Браво.

- Ладно, ладно, успокойся, сержант! – Ястреб в знак мирных намерений чуть вскинул вверх руки. – Лидер – так лидер. Послушаем обращение, не вопрос.

- Служил где? – хмуро поинтересовался боец.

- Вторая рота охраны двенадцатого управления, - Ястреб решил, что лучше не лукавить.

- Можайск? – уточнил сержант?

- Сергиев Посад.

- Поучаствовать довелось где?

Ястреб отрицательно мотнул головой.

Сержант оценивающим взглядом обвел всех троих выживальщиков.

- Твои бойцы? – сержант чуть ухмыльнулся. – А вы как?

- Ковров, пехота, - довольно безучастно ответил Хром, – сто тридцать первая ОМСБр.

Сержант перевел взгляд на Рока. Тот покачал головой:

- Не служил, не довелось.

- Ладно мужики, все меняется, - уже более дружелюбным тоном произнес сержант. – Обращение Сергеева послушайте. Подумайте. Я завтра на этом же посту буду, сержанта Литвинова спросите, если что.

- В смысле «если что»? – не понял Рок.

- В прямом, - усаживаясь на деревянный ящик, лениво пояснил боец. – И вам помощь может быть нужна. И нам… У нас есть помощники, но чем больше их – тем лучше. Без них было бы тяжело…

В памяти Хрома сразу пронеслись события на пруду, во время мойки машин, обстрелянные вованы на оптовых базах…. «Унас есть помощники…» прокручивал в голове фразу сержанта Хром. Пазл общей картины начинал приобретать очертания.

- Будем иметь ввиду, - Ястреб кивнул, - слушай, сержант, а магазины работают хоть какие? Нам бы поесть купить…

- Пока нет. Может если на окраине где найдете небольшие. Потерпите пару дней.

- Ладно, сержант, пойдем мы, - Хром, глядя на сержанта, хлопнул по плечу Ястреба, явно увлекшегося разговором.

- Бывайте, - лениво попрощался сержант.

- Да реально он нас вербовал, - Хром хлопнул ладонью по теплому капоту Patriot’а, стоявшего во дворе в паре сотен метрах от блокпоста.

- Да прекрати, Хром, - Рок покачал головой. – Сам посуди: кто мы такие, что бы вербовать? Он нас даже не знает. Просто три каких-то мужика болтливых, богатые до сигарет. И все. Да и сам он кто такой? Всего лишь сержант сверхсрочник! Он никаких решений принимать не может.

- Не, Хром, хуйня все это, - поддержал Рока Ястреб. – Так не вербуют. В наглую и открытую. Едва ли не прямым текстом. Да и чем мы можем быть полезны? Это мы с тобой знаем, что мы – какая-никакая, но вооруженная и подготовленная команда. А для него мы лишь прохожие.

- Да говорю же вам! – не унимался Хром. – Вспомните слова «У нас есть помощники». Я гарантирую, он имел в виду именно подрыв поезда. А возможно и обстрел баз снайперами.

Ястреб шаркнул ногой рыжую листву на земле от стоящего рядом с машиной тополя:

- Определенный смысл в твоих словах, Хром, есть. Допустим, в город перебрасывали войска федералы. У нас из первоочередных объектов – крупная подстанция и железнодорожная станция, но и та далеко не самая крупная в регионе. Допускаю, что город хотели контролировать, что бы перебрасывать войска через него. Но какой смысл вованов отстреливать на оптовках? Это все равно, что слону из пневматики в жопу стрелять…

- Ну и что, что есть «помощники»? – ни в какую не соглашался Рок. – Ну, есть. И что? «Помощников» явно не сержанты вербуют. Тем более ТАКИХ помощников, которые составы под откос пускают и вованов, как куропаток отстреливают.

- Ну, хорошо, он нас не вербовал, - устал доказывать Хром. – Тогда что это было?

Ястреб пожал плечами. Рок потупил взгляд, вращая и подкидывая в руке зажигалку. На очередном броске Хром резким движением выхватил ее прямо в воздухе, достал сигарету, закурил и бросил зажигалку обратно владельцу. Рок поймал и упрятал зажигалку в карман джинсов.

- Вооот, - протянул Хром, выдыхая дым и поучительно потрясая указательным пальцем, - других объяснений нет.

- Ну, знаешь, это – тоже не объяснение, - фыркнул Рок.

- Хром прав, других нет, - наконец согласился Ястреб. - Поехали домой.

Хлопнули двери УАЗа, злобно зарычал двигатель, и машина аккуратно тронулась по потрескавшемуся асфальту дворовой парковки.

День выдался очень теплым. Не смотря на то, что на календаре была вторая половина октября, солнце светило как-то особенно ярко и тепло. Хром, сидя на табуретке на балконе, расстегнул толстовку и откинулся к шершавой штукатуреной стене дома. Сидящий рядом Ястреб с Сайгой на коленях сощурился и попытался всмотреться вдаль, в сторону частных домов окраины Лаврово, россыпью раскиданных на склоне низины, отделявшей их от Рощи. Лика, сидящая в кресле зала, с каким-то особенно нежным взглядом наблюдала за ними через стекло балконной двери. Со стороны они были похожи на двух котов, млеющих в лучах солнца. Лев, огромный широкоплечий короткостриженый потрепанный котяра, с вечно яростным взглядом ярких синих глаз и его постоянный спутник Володя – худощавый кот-обормот из подворотни, вертлявый и ушлый, но в то же время хитрый, расчетливый, до безрассудства смелый и до последнего преданный своему большому другу. Первые выживальщики в своем роде. Знакомы они еще с университетских времен, хоть учились и в разных заведениях. Однако жизнь - хитрая штука и через каких-то общих знакомых на очередной студенческой попойке свела вместе ныне двух закадычных друзей. Сперва общими темами были охота и внедорожники. Но однажды Лев наткнулся в интернете на форум выживальщиков. Тема сурвиализма зацепила его с первых строк. Затем были другие форумы, потом – надсети, где градус паранойи порою зашкаливал, но и цензура, как таковая, отсутствовала, позволяя ознакомиться со многими интересными вещами, вплоть до отсканированных приказов МВД и МЧС с гифом «ДСП». Позже - постоянные обсуждения и споры с Володей по поводу концепции идеи. Но к единому мнению о «золотой середине» подготовки пришли довольно быстро. С тех пор минуло не мало лет. Хром заразил идеей и Лику, и школьного друга Рока с Катей. Затем, через один из форумов он познакомился с Шарком, который не был идейным выживальщиком, но понятие о теме сурвивализма имел и тоже мало-мальски готовился. Самыми «младшими» участниками группы стали Лекс и Ольга, которым «заразу паранойи» принесли Шарк и Вера. Лика с улыбкой вспоминала, как шумной толпой они целую неделю отдыхали с палатками на берегу Ладожского озера, как таким же составом в палатках две недели жили на диком пляже в где-то недалеко от Анапы, на который с трудом прорвались даже их внедорожники, как она с удовольствием в обнимку со Львом наблюдала каждый вечер в тишине, прерываемой лишь шумом прибоя и криком чаек, как раскалено-красное солнце медленно затухает, погружаясь в бесконечную гладь моря. Все эти воспоминания в свете последних событий стали казаться такими далекими, что даже успели подернуться легкой дымкой забвения.

- Что это такое хорошее тебе снится? – прямо над ухом Лики громогласно, но нежно, прогремел бас Льва. – Улыбается так, что скоро улыбка до ушей доползет. Похабщина какая-нибудь? – Лев хитро скосил глаза.

Лика не заметила, что, оказывается, сидела уже давно с закрытыми глазами, погрузившись в свои воспоминания. И главное, она даже не заметила, как вернулся с балкона Лев и подкрался к ней вплотную. «Ну, точно, кот!» подумала про себя она.

- Начало пропустили! – донесся крик Рока из соседней комнаты. – Давайте сюда!

Народ собрался в маленькой комнате, где стоял небольшой плоский телевизор или «зомбоящик», как называли его параноики. В свое время, на заре формирования запасов джокервиля, Хром был категорически против «зомбоящика» в нем, ограничившись одинм хорошим многодиапазонным радиоприемником и стационарной рацией ICOM. Однако, Шарк, справедливо рассудив, что информации много не бывает, все же притащил от каких-то своих знакомы маленький жидкокристаллический телевизор, восстановленный после ремонта и доставшийся Шарку за пару бутылок пива. И вот, сейчас этот самый телевизор пришелся как нельзя кстати.

Весь народ, кроме родителей Лики расселись на кроватях и стульях, Хром и Лекс, опершись на бельевую тумбочку, решили смотреть стоя. Телевизор показывал трансляцию местного телеканала. В ярко освещенной студии за столом сидел коренастый мужчина, возрастом чуть за сорок в военной форме цифровой расцветки и с погонами подполковника. Стол перед ним был весь уставлен микрофонами: судя по всему, для обращения собрали все местные СМИ, от газет и радиостанций до местного телевидения.

– …объявляем войну преступной власти! – твердым, уверенным и поставленным голосом вещал подполковник. – И пусть знает каждый, кто потворствовал и поддерживал систему, уже третий десяток лет грабящую страну и убивающую ее народ: возмездие неизбежно! Отныне мы, Русская Армия Национального Сопротивления, спросим с каждого, кто наживался на агонии страны.

Подполковник сделал паузу, то ли для того, что бы собраться с мыслями, толи специально, театрально расставляя акценты. По истечению нескольких секунд он продолжил:

- Возможно, скептики услышат в моих словах слишком много националистического пафоса, возможно либеральные трусы вновь начнут голосить о «становлении Третьего рейха». Но как бы то ни было, мы, русский народ, вернем себе свою землю! Мы отстаивали ее уже много раз. И каждый раз находятся новые враги, новые, самые изощренные способы попыток ее отобрать. И эти слова не голословны. Сейчас наши соратники, отбившие и удерживающие кремль подбирают и готовят к обнародованию целый кипы документов, подтверждающих мои слова. Это и внутренние секретные приказы по силовым ведомствам, и тайные международные пакты, в том числе с Великобританией, США, Израилем, и внутренние распоряжения высокого уровня. Я не стану вам анонсировать их содержание. Скажу лишь, что все эти документы подтверждают преступления властей перед страной и народом. С ними вы все вскоре сможете ознакомиться посредством различных СМИ, куда мы передадим дубликаты этих файлов. Возможно, после этого вы измените свое мнение о происходящем. Врагов все должны знать поименно. Сейчас я обращаюсь ко всем вам, товарищи, друзья, - интонация полковника сменилась на более дружелюбную и менее официальную, - я понимаю, что для вас все быстро изменилось и многие из вас в замешательстве. На сегодняшний день мы не просим у вас помощи, мы не призываем вас встать в наши ряды РАНС, но я убедительно прошу не чинить препятствий нашим людям. Все мы прошли через многое, потеряв почти все, а что не потеряли – поставили на карту. И теперь, заняв этот город, как стратегически важный для нас плацдарм, мы ясно видим: победа не за горами!

Полковник снова прервался, на сей раз отвлекшись на кого-то, обратившегося к нему, но остающегося за кадром. Выслушав, что ему говорил неизвестный, полковник кивнул, жестом отмахнулся от обращавшегося к нему, давая понять, что разговор закончен и продолжил:

- Итак, товарищи, режим чрезвычайного положения продолжает действовать. Но мы вносим в него свои коррективы. Новым главой города назначается мой помощник, майор Козин. Его помощники будут являться его же администрацией.

Полковник встал из-за стола и вышел из студии, уступив место за столом с микрофонами другому военному, худощавому, чуть сутулому мужчине, лет тридцати пяти на вид, с погонами майора. С третьего раза устроившись за столом так, что бы было удобно, майор продолжил обращение Сергеева, но уже зачитывая по бумажке. В обращении говорилось об открытии временного центра выдачи продовольствия на территории оптовых баз в центре города, о розыске и уже свершившихся арестах членов городской думы и администрации, о снятии с должности начальников РОВД, об изменении пропускного режима в центре города, о перекрытии прямого доступа к территории железнодорожной станции, о наборе добровольцев на гражданские должности для восстановления разрушений, возникших при штурме города и т.д. Майор зачитывал пункты постановлений около получаса, после чего, как и полковник, попрощался с телезрителями, встал из-за стола и вышел из студии. Никто из журналистов не осмелился задать ни одного дополнительного вопроса. «Да и вряд ли получил бы ответ на него» ухмыльнулся про себя Хром.

- Ну, и что теперь? – поинтересовался Рок. – Мы – оплот сопротивления?

- Хрен его знает, - хмуро ответил Хром.

- Может в добровольцы пойдем? – неуверенно вставила идею Ольга. – На тот же пункт выдачи продовольствия. При еде опять же всегда. Самое женское занятие…

- Будешь там при еде, - отверг идею Шарк. – Там, - он махнул рукой в направлении города, - идейные, чуть ли не фанатики. Чуть что заподозрили, что где-то полкило макарон не досчитались – к стене по законам военного времени. Ну его нафиг. Вы – сидите дома. И без вариантов.

- А вот у нас есть занятие, думаю, - хитро прищурился Ястреб, взглянув на Хрома. – Ну, что? Поехали завтра к сержанту Литвинову?

- И что мы у него забыли? – фыркнул Рок.

- В любом случае, не помешает, - поддержал Ястреба Хром.

- Хром, - начал Шарк, - ты же сам говорил, что в во время передела власти от этой самой власти нужно держаться подальше. А сейчас сам в пекло лезешь.

Хром угрюмо пожал плечами:

- Говорил, - согласился он. – А теперь по-другому думаю. Во-первых, у власти все ресурсы. Заметь: они всю продуктовку в городе отжали, все заправки, вся транспортная инфраструктура под их контролем… Может и нам что перепадет… К тому же власть власти - рознь. С этой, вроде как, можно поякшаться. Они еще молодые, властью пресловутой не опьяненные… Лучше им помочь, если есть возможность и без особого риска. А вот «та» власть вернется, - Хром кивнул головой куда-то в бок, - мало никому не покажется. Гайки завинтят – мама не горюй! Даже за одно не сданное оружие вне закона станем… А даже если «эта» власть и не правильная – будем идейными выживальщиками, всеми силами приближать пиздец, помогая не тем, - Хром улыбнулся.

- Свинец в пузо – все, что нам перепадет, - съязвил Лекс. – Не нравится мне это…

- Нравится – не нравится, спи, моя красавица, - процитировал похабное четверостишье Ястреб. – Пообщаться с Литвиновым надо. За спрос не бьют. На коне, может, и не будем, но определенную выгоду с этого поиметь можно.

- Лев, может Леша прав, не стоит оно того? - осторожно поинтересовалась Лика. – Куда вы все время лезете?

- У тебя есть другие варианты? – иронично парировал Хром. – Дома сидеть? Долго? Провианта у нас на два-три месяца. На четыре, если сильно экономить. Скоропорта не осталось – уже консервы точим, бензина – две трети от начальных запасов, свет и так уже по ночам отключают, скоро вообще вырубят нахер. Тогда насосы водонапорки местной встанут. Без воды останемся. Долго мы дома без воды просидим? Пополнить запасы еды и топлива тоже вариантов нет – баксы есть, а магазины все закрыты, заправки – тоже. Мы все знали, что так будет.

- Итак, решено, едем к воякам, - резюмировал Ястреб.

Hunter, чуть скрипнув тормозами, остановился на почти пустой дворовой парковке, в паре сотен метров от блокпоста, где еще вчера оставлял своего Patriot’а Хром. Выживальщики спешились и двинулись по тропинке в сторону проспекта. Во дворах наблюдались постапокалиптические пейзажи: заваленные кучей бытового мусора контейнеры на площадках сбора бытовых отходов, опавшая листва от деревьев толстым, в несколько сантиметров, слоем покрывала и газоны, и асфальтированные дорожки для транспорта, и тротуары. Машин во дворах почти не было, по крайней мере, целых. В соседнем дворе, что просматривался через промежуток между домами, чернел остов какой-то сгоревшей иномарки. В некоторых окнах нижних этажей были выбиты стекла, притом весьма основательно, явно не из хулиганских побуждений, а с целью через разбитое окно попасть в квартиры, которые некоторые хозяева оставили, надеясь переждать лихое время в других, как им кажется (или уже казалось?) в более тихих местах. В других квартирах на нижних этажах, где, кажется, еще оставались люди, окна изнутри были плотно завешаны занавесками и одеялами, что, впрочем, не всегда спасало от случайного камня, запущенного ночной шпаной.

На проспекте было тоже немноголюдно, но прохожие все же встречались, в отличие от запустелых дворов. Блокпост за сутки претерпел некоторые изменения: вместо перевернутых легковушек на дороге появились бетонные блоки, расположенные в шахматном порядке на подъезде к блокпосту, вся проезжая часть была перегорожена невысокой стеной из таких же блоков, в которой остался лишь небольшой разрыв для проезда транспорта, перегороженный шлагбаумом на козлах. За стеной по-прежнему стоял БТР, а рядом появилась караульное помещение, которым служила старая строительная бытовка.

Подойдя к блокпосту, мужчины поздоровались с одним из бойцов.

- Литвинова ищите? – вместо приветствия поинтересовался молодой, забавно лопоухий рядовой, сидевший на сложенных друг на друга автомобильных колесах.

Хром удивленно вскинул брови.

- А чего ты удивляешься? – хмыкнул боец. – Он сказал, что вы придете. Он в людях хорошо разбирается. Только вот он говорил, что вас трое, а вы впятером явились. Ну да ладно. Сейчас вызову.

Боец отошел на несколько шагов от выживальщиков, что-то сказал в рацию и уселся обратно на колеса.

- Сейчас придет, - сказал он.

Ждать пришлось не долго. Дверь «караульной бытовки» открылась, оттуда вышел Литвинов и подошел к мужчинам.

- Здорово, бойцы! – поприветствовал он их. – Пришли, все-таки, - Литвинов слегка ухмыльнулся, - я почти не сомневался. Это все?

- В каком смысле? – не понял Хром.

- В прямом, - обрезал сержант. - Вся ваша группа? Вчера вас трое было. Сегодня уже пятеро. Хер вас знает, может вы завтра еще толпу приведете…

- Нет, нас пятеро, - неуверенно ответил Хром.

- Гуд, - Литвинов удовлетворенно кивнул. – Стволы рядовому сдайте и за мной в караулку.

Шарк непроизвольно поджал левую руку, подмышкой которой находилась кобура с травматической Грозой. Ястреб с Хромом удивленно переглянулись и уставились на сержанта.

- Ну, что вылупились? Идиота из меня не делайте, - Литвинов говорил ровно, без лишних эмоций, но поведение выживальщиков его явно немного раздражало. – Я еще в прошлый раз заметил, что у вас обоих, - он кивнул на Хрома и Ястреба, - стволы за поясом. Да сдавайте вы уже, вернем на выходе. За пост с оружием вы и вчера бы не прошли и сегодня не пущу. Нам тут инциденты не нужны, а то хер вас знает.

Хром и Ястреб с нескрываемым удивлением на лице достали пистолеты и рукоятью вперед вручили рядовому, сидящему на колесах. Шарк извлек из наплечной кобуры свой револьвер и тоже отдал рядовому.

- Вот и ладно. За мной, бойцы, - Литвинов развернулся и зашагал в сторону караулки.

Хром пожал плечами, кивком пригласил друзей следовать следом и направился вслед за сержантом.

Сразу целый букет запахов ударил в нос, едва выживальщики переступили порог караульного помещения. В затхлом воздухе ощущались одновременно запах табачного дыма, пота отдыхающей смены, оружейного масла, дешевого кофе и еще несколько оттенков каких-то ароматов. За столом, рядом со входом сидел боец с погонами младшего сержанта.

- Тементьев, - приказным тоном обратился к нему Литвинов, - выдай этим архаровцам разовые пропуска.

Младший сержант кивнул и потянулся за папкой в углу стола.

- Документы, - требовательно буркнул Тементьев в адрес столпившихся в проходе выживальщиков. – Цель прибытия?

Хром, стараясь двигаться плавно, достал из-за пазухи паспорт, протянул его младшему сержанту и кивком пригласил друзей сделать тоже самое.

- Цель – посещение комендатуры, - ответил на вопрос младшего сержанта Литвинов. – Я сопровождаю.

Тементьев сложил паспорта в аккуратную стопку, взглянул на Литвинова и безучастно кивнул, дескать, твое дело.

- Так, бойцы, - Литвинов обернулся к выживальщикам, - вышли из караульного, ждите снаружи.

Хром все так же молча кивнул друзьям и те с плохо скрываемым удовольствием, торопясь, вышли из помещений, жадно втягивая свежий утренний воздух.

- Не нравится мне эта хуита, - хмуро обронил Рок, глядя на остальных.

- Нравится, не нравится – спи, моя красавица, - споясничал Хром. – Поздно пить боржоми, коли почки на асфальте. Теперь уже до конца идем, - Хром суровым взглядом исподлобья обвел друзей.

Несогласных не нашлось, и в воздухе повисла напряженная тишина, которую, спустя несколько минут, нарушил Литвинов, появившийся на пороге караулки с пачкой паспортов и пропусками в руках.

- Не спать, бойцы! – громогласно гаркнул сержант, протягивая Хрому паспорта и пропуска. – Раздай своим.

Хром отдал друзьям документы.

- За мной, бойцы! В комендатуру, - Литвинов махнул рукой и зашагал по асфальту. Выживальщики двинулись следом.

- Сержант, поясни, что происходит? – обратился к Литвинову Хром.

- А что тебе не понятно? – с неподдельным удивлением спросил в ответ сержант.

- Что мы здесь делаем, зачем комендатуру идем? – уточнил Хром.

- А сами как думаете? Вы же сами пришли, никто силком не волок, - Литвинов слегка ухмыльнулся. – Да не ссы, все ровно будет. Я людей насквозь вижу. Сейчас со старлеем пообщаетесь, он особист бывший. Поэтому лечить его не советую. Как с батюшкой или доктором что б! Поняли?

- Я все равно нихера не понял, - вступил в разговор Ястреб. - Что старлей-то скажет? Ты можешь толком объяснить?

- Отставить, бля! – сержанту явно надоели вопросы. - Вон комендатура, там все разъяснят, - он указал рукой в сторону здания районной администрации. На подступах к зданию был организован еще один блокпост, на котором стояли БМД и БТР, а по периметру была растянута колючая проволока.

- Не понял, - чуть замешкавшись, произнес Хром. – Раньше ведь комендатура была в городской администрации…

- Ну… - сержант чуть замялся, пытаясь сформулировать мысль, - в общем, там теперь ремонт надо делать. Капитальный. Краповики до последнего паразитов защищали. Хоть им и предложили сдаться и присягнуть на верность бате. Не захотели…

Дальше объяснять Литвинов не стал, но выживальщикам это и не требовалось. Можно было представить, что хорошо подготовленная и тяжеловооруженная рота десантников, а то и две могли сделать с неполной ротой вованов, если отделение на подступах к городу смели без потерь даже не почувствовав.

На КПП перед комендатурой у них проверили документы, выживальщиков обыскали, после чего пропустили внутрь.

Поднявшись по хорошо отделанным в стиле «евро» лестничным пролетам до третьего этажа, Литвинов привел группу к одному из многочисленных кабинетов и постучал в дверь.

- Войдите, - послышался мужской голос из-за двери.

- Здесь ждите, - обратился сержант к выживальщикам и, оставив дверь раскрытой, шагнул через порог.

- Сержант Литвинов! – сержант выполнил воинское приветствие «под козырек» и вытянулся по стойке «смирно».

- Слушаю сержант, - голос принадлежал молодому мужчине, примерно ровеснику выживальщиков.

- Группа местных в составе пяти человек, о которой я вам докладывал, доставлена, - четко отрапортовал сержант.

- Ты же говорил, трое их, - в голосе старлея зазвучали нотки сомнения.

- Виноват, товарищ старший лейтенант! Не могу знать, сегодня утром впятером пришли, ответил Литвинов.

- Ладно, сержант. Вольно, зови и свободен. Жди в коридоре.

- Есть! – сержант вышел из кабинета.

- Заходим, - он приглашающе хлопнул Ястреба по спине, легонько подталкивая ко входу в кабинет. Остальные выживальщики последовали за Ястребом, и сержант захлопнул за ними дверь снаружи.

Обстановка в кабинете соответствовала типичному представлению об административной жизни чиновников. Мягкие стулья вдоль стены, стеллажи с какими-то папками и бумагами. Возле окна, напротив двери, стояли два стола, составленных Т-образно. За столом, спиной к окну сидел мужчина лет тридцати пяти в полевой военной форме и погонах старшего лейтенанта. Стройный, подтянутый, короткостриженый, с вытянутым, строгим, угловатым, будто высеченным из скалы лицом. И взглядом… Хром каждый день видел такой же взгляд…. в зеркале. Яростный и холодный одновременно. Ястреб тоже заметил это, посмотрел на Хрома и чуть улыбнулся одним лишь уголком губ.

- Здравия желаю, - поздоровался старлей, привстав из-за стола. – Присаживайтесь, - приглашающим жестом он указал на стулья вдоль стены.

- Меня зовут старший лейтенант Владищенко Дмитрий Игоревич. Для вас я «товарищ старший лейтенант». Это ясно?

- Так точно, - ответил Хром.

- Молода, боец, быстро схватываешь, - старлей удовлетворенно кивнул. – Ты старший группы?

- Так точно, - повторил Хром.

- Представьтесь, бойцы, - приказным тоном потребовал старлей.

Выживальщики поочередно назвали свои имена.

- Это вся группа? – уточнил старлей.

- Так точно, - в третий раз повторил Хром и уточнил, - За исключением женщин и стариков.

- Где обосновались? – старлей пристальным взглядом рассматривал выживальщиков.

- В Роще, товарищ старший лейтенант, - ответил Хром.

- Ясно. Понимаете зачем вы здесь? – Владищенко хитро сощурил глаза.

- Не очень, честно говоря, - Хром виновато потупил взгляд.

- Ладно. Объясняю один раз. Так что усваивайте на лету, - старлей встал из-за стола, закурил, чуть потянулся, явно разгоняя кровь по слегка онемевшим от долгого сидения конечностям.

- Обращения подполковника все слышали? Да, согласен, оно не многое прояснило… Значит так, небольшой экскурс в новейшую историю. Служили два товарища. Как в песне, да. Весьма давно на службу поступили. Дослужились до званий генералов. Один, генерал-майор ВДВ Ануфьев всегда был недоволен положением дел в армии и винил во всем высшее руководство страны, дескать, это не преступная халатность, а целенаправленное уничтожение армии. Даже раз собирался подать рапорт об отставке, но как-то не срослось. Да что говорить, большую часть дел, кто служил из вас, и так знают. А второй, друг его, генерал-лейтенант Федоров, опередив события скажу, что криптолог и криптоаналитик высшего полета… Так вот Федоров все это списывал на тяжелое экономическое положение в стране, в надежде, что все наладится, дескать, «а кому сейчас легко?» А, однажды, не так давно, к слову, за полгода до крайних президентских выборов, повесился в одной из контор под началом Федорова шифровальщик. И все бы ничего, да дело как-то быстро замяли, формулировки какие-то дебильные типа «тоска по дому», т.е. в стиле «лишь бы отписаться»… Какая нахер «тоска по дому» у шифровальщика в звании капитана, моего возраста? Да и шифровальщики с допуском к сведениям «особой важности» далеко не каждый день вешаются. Начал Федоров свое расследование. Выяснилось, что за пару дней до суицида проводилось послание за границу. По официальным бумагам - информация для агентуры, но проводилось по линии ФСБ, а не СВР ГРУ. Начали дальше копать. А канал передачи информации устроен так, что после передачи расшифровать послание может лишь адресат. Заметьте: адресат, а не получатель. То есть, получив случайно послание, понять его смысл – невозможно. Это криптология, бойцы. Но что-то пошло не так. То ли аппаратура дала сбой, то ли капитан излишне любопытным оказался, но исходник послания сохранился в некриптованном виде. Точнее в криптованном, но лишь предварительно. Или как-то так. Как и где раздобыл его Федоров – история умалчивает. Но повесился, точнее повесили, шифровальщика именно из-за этой информации. А в послании содержался документ за подписями, а точнее от имени высших чинов администрации президента и кабинета министров, в котором говорилось, что для снижения интенсивности территориальных претензий КНР и для подписания пятилетнего пакта о невмешательстве КНР во внутриполитические дела России, Российская Федерация отчуждает в бессрочное владение в пользу КНР за номинальную, предварительно согласованную стоимость часть своей территории в несколько тысяч квадратных километров островов на Амуре. Что-то вроде письма-согласования действий. А еще в письме содержались просьбы повлиять на руководства стран-членов НАТО, что бы те признали легитимными грядущие выборы в РФ. Т.е. по сути, это был мини-отчет, доклад работника работодателю. Заметьте, про острова по СМИ лишь недавно озвучили. Притом обставили это, как очень выгодную для нас сделку. Не суть. И с этой информацией пришел Федоров к Ануфьеву. Так зародилось сопротивление. В тайне от окружающего мира Федоров и Ануфьев создали целую подпольную сеть, которая собирала по крупицам все, что может пригодиться в грядущей войне за освобождения России. Начиная от человеческих ресурсов (действующие и бывшие военные, инженеры, сотрудники внутренних силовых структур, врачи) и информации (как-то секретные ведомственные постановления, тайные межправительственные пакты, документы, свидетельствующие о латентном этно-геноциде славянского населения) и до оружия, обмундирования и техники. Но все тайное рано или поздно становится явным и, когда возникла реальная угроза утечки информации о подготовке, была назначена операция «Утро». Она включала в себя множество операций, но основными были операции по захвату Кремля, физическому устранению руководителей оккупационного режима, по подавлению и захвату контроля над крупнейшими в центральном регионе воинскими частями, стратегически важными для нас объектами. Хочу заметить, что это происходит не только у нас. В смысле не только в России. Сеть противодействия этно-геноциду славян вышла и за пределы государственной границы. На сегодняшний день в Белоруссии операция "Утро" успешно завершена, за исключением нескольких групп недобитков, которые пытаются выйти лесами к границе, что бы скрыться в Европе. Но это ничего страшного, я считаю. Пусть бегут. Придет время – и их хоть в Зимбабве, хоть в Папуа-Новая-Гвинея разыщут. И вздернут. В Украине операция «Утро» уже вступила в заключительную стадию. У нас ситуация чуть сложнее. Поэтому, нам на помощь брошены два мото-стрелковых батальона и одна танковая бригада Белорусской Армии Национального Сопротивления, а так же первая дивизия бывшей НГУ, а ныне УАНС, которая полным составом присягнула на верность генералу Ануфьеву и мотострелковый полк. Все это уже не является чем-то секретным – утечки просто колоссальны. И утечки идут извне. Из-за рубежа.

Старлей снова уселся за стол, склонился над ним и, скрестив ладони, замолчал на несколько секунд. Потом взглянул на выживальщиков оценивающим взглядом, будто пытаясь перепроверить интуицию приведшего их сюда Литвинова и продолжил:

- Теперь к сути вопроса. Зачем вы здесь. Ваш город никогда не являлся стратегически важным объектом. Ни для кого. По слухам, вы даже не находитесь среди стратегических целей вероятных противников, таких как КНР или НАТО. Однако для нас, РАНС, этот город – важнейшая точка в операции «Утро». Дело в том, что к Москве сейчас стягиваются все силы противника, в том числе и с Северокавказского военного округа. Надо ли объяснять, что сейчас происходит южнее Москвы? Правильно, резня. За исключением территорий под ответственностью воинских формирований, придерживающихся нейтралитета, склонить к сотрудничеству которых нам так и не удалось. Мы несем огромные потери. Но помощь со стороны братских народов переломит ситуацию в корне. Для переброски войск БАНС нам и нужен ваш город. А если точнее, то ваша станция. По этому направлению железной дороги переброска будет произведена наиболее оперативно. Для переброски УАНС в качестве плацдармов используются старые военные аэродромы в Псковской области, ваш город – в качестве плацдармов БАНС. После чего подразделения будут переброшены в столицу. Тогда, я уверен, сомневающиеся «нейтральные» части присоединятся к нам и операция «Утро» войдет в завершающую стадию. Возвращаясь к основному вопросу. Наши силы ограничены, и мы не можем распылять их, наша цель – обеспечить безопасность переброски союзнических сил. Каждый день, а то и час промедления ставит под угрозу не только саму операцию, но и само существование страны, как независимого государства. Согласно агентурных данных, существует реальная угроза интервенции иностранных государств под эгидой миротворческих миссий. А надо ли вам рассказывать про миротворческие мисси и их последствия для государств на примере Ирака, Балкан, Ливии и Сирии? И в то же время ситуация довольно острая, в городе назревают самые разные проблемы. От нехватки продовольствия и сбоев в работе ЖКХ до группировок криминалитета с ДРГ и уцелевшими группами внутренних войск врага в своем составе и серьезно обострившегося национального вопроса на севере города. Решать все эти проблемы, к сожалению, мы не в состоянии. Поэтому изначально, до нашего прихода в город, здесь работали наши помощники из числа местных. Естественно, работали подпольно. Сейчас нам нужно расширять агентурную сеть и иметь опоры на местах в виде групп местного населения, полностью нам лояльных. Попутно эти же группы должны решать мелкие текущие проблемы, в том числе и с охраной порядка, и с агитационной работой и многое другое. Сержант Литвинов показал себя прекрасным вербовщиком в ста процентах случаев. Его чутью в отношении людей я завидую. Я предлагаю вам вступить в ряды Русской Армии Национального Сопротивления.

- Товарищ старший лейтенант, разрешите вопрос? – обратился к Владищенко Хром.

- Слушаю, боец, - устало ответил старлей.

- Товарищ лейтенант, мы предполагали такое развитие событий. В принципе, мы согласны, но хотелось бы конкретики, что именно нам нужно делать?

- В первую очередь, от вас нужна информация, - пояснил Владищенко. После разговора со мной, Литвинов отведет вас к разведке, ответите на их вопросы. Группа местных, кстати, познакомитесь вы обязательно, но чуть позже, была сформирована незадолго до нашего прихода в город. Поэтому мы не обладаем всей картиной. Нам нужны данные по крупным предприятиям и их руководителям, по местным высокопоставленным чиновникам и силовикам, информация по криминалитету. Все, что вам известно. Вплоть до слухов о том, сколько баб трахал тот или иной «авторитет». Сейчас эти люди опасны. Вкупе с диверсионно-разведывательными группами они могут серьезно навредить операции вплоть до срыва. Долго объяснять. Но таков их менталитет. Они привыкли к своей жизни и перемены не приемлют. И всячески будут им сопротивляться. Мы уже сталкивались с этим. А когда есть конкретные указания к действию от ДРГ, плюс собственные силы и ресурсы, начиная от человеческих и заканчивая целыми маленькими арсеналами – они создают проблемы. В ваши обязанности будет входить пресекать подобные объединения вражеских агентов с местным криминалитетом, остатками силовиков и тому подобное. Так же возможны побочные задания, не связанные с основными целями. Мы предпочитаем привлекать к этому делу местных из числа служивших, в идеале – участников горячих точек. Потому что, как я уже говорил, наши собственные силы ограничены, а у местных – есть всегда преимущества в знании местности, укладов и порядков. Работа бесплатная, за исключением питания и обмундирования. Работа не самая приятная. Иногда – грязная. Во всех смыслах. Но если все пойдет, как запланировано – вашими именами будут гордиться потомки.

- А если не получится? – сомневающимся тоном вступил в разговор Шарк.

- Умрете мужчинами. Как и все мы. Этого недостаточно? Итак, бойцы? Вы согласны?

Хром обвел взглядом друзей. Взглядом, таким же холодным, каким смотрел сейчас на Хрома Владищенко, ожидая ответа. Мужчины кивнули.

- Согласны, товарищ старший лейтенант, - облегченно ответил Хром, в душе радуясь единогласному мнению друзей.

- Итак, именовать вас будут группой «Браво». Мне по хрену в каких званиях и кто из вас лужил. Поступаете на службу рядовыми, за исключением старшего группы, младшего сержанта Рогова, - старлей кивнул на Хрома. - Литвинов!

Дверь распахнулась, быстрым шагом вошел старший сержант и вытянулся по струнке:

- Товарищ старший лейтенант, сержант…

- Вольно, сержант! – отмахнулся Владищенко. – Этих архаровцев к разведчикам, пусть побеседуют. Потом выдать обмундирование и к начвору, вооружить, экипировать. Потом снова ко мне.

Ваша оценка: None Средний балл: 9.2 / голосов: 19
Комментарии

держит, 10

когда продолжение мне у тебя стоит поучиться

Быстрый вход