Кровь и Пепел - II

Предыдущая глава

Девятью часами ранее…

Алекс Хоффманн, научный сотрудник Европейского центра ядерных исследований, комплекс зданий ЦЕРН, Мейрин, пригород Женевы, 10 мая, 01:15 по местному времени

– Алекс! Давай, заканчивай уже, все только тебя ждут! Если через минуту не выйдешь, пропустишь все самое интересное! – требовательный женский голос был отлично слышен сквозь закрытую дверь мужского туалета.

– Ладно, сейчас буду, ты иди, я тебя догоню, – крикнул он в ответ.

В очередной раз сполоснув лицо холодной водой из-под крана, он поднял голову и вгляделся в свое отражение. Из зеркала на него устало смотрело лицо тридцатилетнего мужчины, украшенное двухдневной щетиной, взлохмаченными темными волосами и красными от недосыпа глазами. Образ органично дополнялся мятым белым лабораторным халатом, одетым поверх рубашки явно не первой свежести. Более-менее прилично выглядели лишь брюки и ботинки. «Красавчик, ничего не скажешь».

Немного пригладив волосы мокрой ладонью, Алекс открыл дверь и, щурясь от яркого освещения, вышел из туалетной комнаты. Оглядевшись, он увидел стройную светловолосую девушку в конце коридора и направился за ней.

– Эмма, подожди! – окликнул он ее.

– Пошли быстрее, а то без нас начнут! – Эмма выглядела раздраженной. – Если я из-за тебя не увижу сегодняшний опыт, на глаза мне лучше не попадайся!

– Без меня, возможно, и начнут, но вот без тебя – вряд ли, – успокоил ее Алекс. – Сомневаюсь, что твой парень это допустит.

– Ты прав, Рик задержит эксперимент, он ведь знает, что мне это безумно интересно, – девушка немного расслабилась. – Хотя нам все равно лучше поторопиться, ты же знаешь Маркуса, это его идея, и он со своим сложным характером может и поступить по-своему.

– Тогда прибавим шагу, – согласился он. – От него можно ожидать чего угодно.

Завернув за угол, они прошли через внутренний пост охраны, миновав турникеты и чинно восседающего в стеклянной кабинке ночного дежурного. Перед ним стояли мониторы, дающие картинку с многочисленных камер, установленных по всему корпусу. Алекс знал, что за стальной дверью позади охранника есть комнатка, где находился сервер с десятком жестких дисков, на которые записывалась информация с камер. Знал он и то, что помимо сервера, там располагался оружейный шкаф с автоматическими винтовками и боекомплектом на случай атаки террористов. С учетом последних терактов во Франции и Италии, а также недавних обещаний религиозных фанатиков взорвать ЦЕРН это не казалось таким уж странным. А еще Алексу было известно, что мистер Вернер – так звали охранника, – большой любитель выпить в нерабочее время и полистать мужские журналы в рабочее. Обо всем этом он узнал на днях, случайно встретившись с ним в баре. Далее было много темного немецкого пива, задушевных разговоров и в итоге два пьяных тела, кое-как добравшихся до своих постелей. Собственно, своему сегодняшнему внешнему виду Алекс во многом был «обязан» именно этой встрече.

– Мистер Хоффманн, мисс Бейкер, – поздоровался сторож, взявшись за козырек форменной бейсболки.

– Мистер Вернер, – Эмма изобразила очаровательную улыбку, – сегодня отличная погода, не так ли?

– Полностью с вами согласен, – охранник потянулся, незаметным, как ему казалось, взглядом скользнув по точеной фигуре девушки и задержав его на соблазнительно выступавшем бюсте. – Надо бы выйти, подышать ночным воздухом и размяться, а то это чертово кресло вконец меня доконало. Кстати, мистер Хоффманн, вам прогулка тоже не помешала бы, я вижу, вы ночами работаете, не отдыхаете совсем, вид у вас какой-то уставший, – он гадко ухмыльнулся и подмигнул Алексу так, что и слепой бы заметил.

– Доброй ночи, мистер Вернер, – процедил Алекс с вымученной улыбкой, больше похожей на оскал. «Да он еще и издевается».

Пройдя мимо дежурного, они свернули за угол и остановились. Эмма украдкой быстро выглянула и тут же снова спряталась за стену.

– Похоже, действительно уходит, – взволнованно прошептала она. – Маркус как-то с ним договорился.

– Как-как, денег ему дал, как же еще, – прагматично заметил Алекс. – По-другому аристократ, сноб и сын мультимиллионера договариваться просто не умеет.

– Какая разница, главное – результат, – резонно возразила Эмма. – Ну все, теперь пойдем к остальным.

Убедившись, что пост охраны покинут, они вышли из-за угла и быстрым шагом двинулись дальше по коридору. Звонко цокая каблуками по белому кафелю, девушка подбежала к двери, из-за которой доносились приглушенные голоса.

– «Протонный синхротрон, зал управления», – машинально прочитал дверную табличку Алекс. – Нам сюда, – зачем-то произнес он, сам поняв очевидность своих слов.

Эмма впрочем, промолчала, только тяжело вздохнув и закатив глаза, после чего повернула ручку и потянула дверь на себя.

Зал управления ускорителем заряженных частиц казался не таким уж и большим. Но это впечатление было обманчивым отчасти из-за многочисленных компьютерных терминалов и научных приборов, отчасти оттого, что Алекс недавно по работе был в главном зале управления большим адронным коллайдером и видел действительно огромное помещение, набитое сложной аппаратурой. К тому же экранированная камера, куда помещалась мишень для ее последующего обстрела ускоренными протонами или электронами, занимала значительную часть площади. Внизу, перед самой камерой, не замечая вошедших, жарко спорили двое мужчин. Один из них, высокий брюнет с черными, как смоль волосами, одетый в тщательно отглаженный белоснежный халат поверх дорогого костюма, обильно жестикулируя, что-то доказывал другому, смугловатому, крепко сбитому парню, с невозмутимым видом слушавшего его, скрестив руки на груди. Еще один, рыжеволосый веснушчатый тип с неприятным лицом, стоял чуть поодаль, спиной к двери. Он тоже не заметил их прихода, а если и заметил, то не подал вида. Пройдя несколько шагов, Алекс начал различать отдельные фразы:

– Ты не понимаешь, я не могу больше ждать! Опыт нужно провести строго в определенное время, иначе вся эта затея не имеет никакого смысла! – Брюнет шумно выдохнул и вытер со лба капельки пота. – Отойди и не мешай работать!

– Маркус, успокойся, все я прекрасно понимаю, – спокойно ответил его оппонент. – И в любом случае не вижу в этой затее никакого смысла. Если бы не Эмма, меня бы тут вообще не было. А еще пара минут у нас есть…

– Времени нет! – перебил его Маркус. – Последний раз повторяю, уйди с дороги, иначе…

– Рик! – крикнула Эмма. – Мы здесь, можно начинать!

Рик взглянул на нее, улыбнулся и махнул рукой, приглашая присоединиться, после чего демонстративно, не спеша, отошел в сторону, освобождая проход к камере. Пробормотав что-то сквозь зубы, Маркус с недовольным видом протиснулся мимо него, открыл камеру и склонился над ней, производя какие-то манипуляции с мишенью. Рыжеволосый тип подошел ближе и встал позади него, наблюдая за происходящим.

Алекс и Эмма спустились по лесенке вниз, и девушка сразу прыгнула в объятия улыбающегося ей парня, как будто с момента ее ухода прошло не меньше месяца.

– Дабл-Ар, здорово, как жизнь? – Алекс обменялся рукопожатием с Риком, своим хорошим другом, которого знал еще по Массачусетскому технологическому институту, где они когда-то вместе учились. Прозвище «Дабл-Ар» Рик получил еще раньше, в школе – из-за фамилии Райдер, начинающейся на ту же букву, что и имя.

– Алекс, рад видеть, – искренняя улыбка Рика не оставляла сомнений для обратного. – Неважно выглядишь, часто работал, много пил, или может быть, мало спал… – ухмыльнувшись, Рик заговорщически подвигал бровями в знак двусмысленности окончания фразы.

– Всего понемногу, – отшутился Алекс. – А это кто? Я его раньше не видел.

– Я вас познакомлю. Алекс, это Юрий Новак, помощник нашего многоуважаемого коллеги Маркуса Эйнтритта, – с плохо скрываемым сарказмом произнес Рик. – Юрий приехал к нам из Польши, перед этим долгое время жил и учился в России, в МГУ. Сейчас он пишет диссертацию и параллельно постигает тайны Вселенной. – Сарказм стал настолько явным, что, казалось, его можно ощутить. – Юрий, это мой швейцарский друг Алекс Хоффманн, мы вместе учились в Кембридже и давно знакомы.

Алекс пожал руку Юрию, отметив мимоходом задержку, с которой он ее подал.

– Явились, не прошло и половины ночи, – раздался язвительный голос сзади. – Вы хоть в курсе, что чуть не сорвали своей медлительностью эксперимент, который я готовил последние полтора года? – Маркус закончил с мишенью, и, закрыв камеру, повернулся к ним. – Ладно девушка, они всегда и всюду опаздывают, но ты… только посмотри на себя! Грязный халат, помятая и небритая физиономия, волосы торчат во все стороны – а еще смеешь называть себя этническим немцем… ты позор своего народа, – презрительно процедил Энйтритт.

– Твое мнение относительно моей внешности мне глубоко безразлично, – невозмутимо произнес Алекс. – А что касается твоего так называемого «эксперимента», то я пришел не из-за того, что мне это интересно, а чтобы увидеть как ты, богатенький сумасброд, обосрешься, поняв, что последние полтора года своей драгоценной жизни потратил на херню, – с ухмылкой добавил он.

– Уже через двенадцать минут у меня будет в кармане Нобелевка по физике, а сраться в углу будешь ты, поняв, что всю свою жизнь занимался херней! – Последние слова Маркус выкрикнул в лицо Алексу.

– Так-так, парни, полегче, – Дабл-Ар встал между ними, пресекая дальнейшее развитие диалога. – Алекс, пусть он занимается своим делом, а мы с тобой на все это молча посмотрим. Окей?

– Ладно, – согласился Алекс, отходя в сторону. – Двенадцать минут, говоришь? Ну, валяй. – Вместе с Риком они присели за стол неподалеку и стали наблюдать за приготовлениями.

Пока Юрий настраивал ускоритель, готовя его к запуску, Эйнтритт еще раз подошел к мишени, видимо, чтобы в последний раз проверить, все ли в порядке. К нему направилась Эмма, неподдельный интерес которой был явно виден.

– Маркус, я тебя не отвлеку, если задам пару вопросов по твоему эксперименту? – вкрадчиво спросила она.

– Конечно, Эмма, не стесняйся, я уже закончил, осталась только одна операция, которая будет произведена непосредственно перед запуском ускорителя, – произнес он. – Похоже, кроме меня, ты единственный человек, которому действительно интересно, над чем я работаю.

– А как же Юрий? – удивилась она.

– Мистер Новак – просто помощник, в нем нет искры энтузиазма, он делает то, за что я ему плачу. Вряд ли Юрий верит в мой успех больше, чем мистер Хоффманн, или твой парень.

– Ясно… Но все-таки, чем ты занимаешься и каков ожидаемый результат твоего опыта? – поинтересовалась Эмма.

– Я исследую множественность измерений и гипотетическую возможность создания стабильного прохода из одного измерения в другое, – начал объяснять Маркус. – В общем, говоря языком желтой прессы, пытаюсь открыть вход в параллельный мир, – добавил он, взглянув на непонимающее лицо девушки. – В результате бомбардировки мишени электронами создается пучок гамма-излучения, направленный на ее определенную область. Я провел научные изыскания и даже ставил некоторые опыты в своем поместье, но там не те мощности, да и место не подходит, – несколько туманно выразился Эйнтритт. Здесь главное – соблюсти несколько критериев, элементов успеха, если иначе. Первое – правильно выбрать место. Утомлять подробностями не буду, скажу лишь, что с географическим положением этого ускорителя мне чрезвычайно повезло – он стоит как раз там, где надо. Второе – провести опыт в нужное время – с точностью до секунды, а лучше до долей секунды…

– Подожди, Маркус, а зачем такая точность? – перебила его Эмма. – Не все ли равно, когда начать эксперимент – минутой раньше, минутой позже… это же ничего не меняет?

– Сверхточность в одном критерии позволяет скомпенсировать возможную неточность в другом, – объяснил он. – Если я начну на десяток секунд раньше или позже, то мне придется либо выверять место опыта до долей миллиметра, либо увеличивать мощность радиационного излучения, либо… впрочем, неважно. Время – единственный элемент, в котором я могу позволить себе стопроцентную уверенность в точности.

– Понятно… а еще элементы, слагаемые успешности твоего опыта есть? – уточнила девушка.

– Да, есть, – произнес Эйнтритт. – Мишень должна быть должным образом… оформлена. Посмотри сюда.

Он вытащил из защитного кожуха пожелтевший лист и бережно развернул его на лабораторном столе. Алекс вытянул голову, пытаясь разглядеть непонятный рисунок на нем, но так ничего и не понял – какие-то окружности, ломаные кривые, геометрические фигуры, непонятные символы… Что-то это напоминало, но вот что именно?

– Выглядит старинным, – Эмма заворожено смотрела на рисунок. – Это бумага, или…

– Кожа, тонко выделанная кожа – подсказал Маркус. – Телячья, – добавил он, немного смутившись, как заметил Алекс.

– А рисунок… что он означает? – поинтересовалась девушка. – Это вычисления для открытия прохода, или указания на место, где это должно случиться?

– Как бы объяснить… – Маркус наморщил брови. – Это два сигила, наложенных друг на друга с поворотом на определенный угол, зависящий от времени и места риту… эксперимента.

– Что еще за сигилы? И где должен открыться проход? – Эмма, казалось, не заметила оговорки Эйнтритта.

– Про сигилы долго объяснять. После эксперимента расскажу. А проход должен открыться прямо здесь, – Маркус указал пальцем в центр рисунка. – Юрий, у тебя все готово? – крикнул он, мельком взглянув на часы.

– Да, господин Эйнтритт, осталось только нажать кнопку запуска, – отозвался его ассистент откуда-то сверху.

– Ну наконец, все элементы на своих местах, кроме последнего, пятого элемента, – таинственно изрек Маркус. На этом месте Алекс не выдержал и извиваясь от душившего его дикого хохота, медленно сполз под стол. Спустя секунду к нему присоединился Дабл-Ар, ржавший как конь с выпученными глазами.

– Два клинических идиота, – тяжело вздохнул Эйнтритт, воздев взгляд к потолку. – Такой момент триумфа портят, – добавил он, вызвав новый взрыв гомерического смеха.

– Маркус, умоляю, не говори больше ничего, а то на твоей совести будут два трупа, – раздался сдавленный стон изнемогавшего от хохота Рика.

– Рик, Алекс, потише, – Эмма, похоже, не поняла юмора. – А что это за пятый элемент такой? – невинно спросила она, чем окончательно добила только отдышавшихся парней. Новый раскат громогласного хрюканья и хрипов – на хохот сил уже не оставалось – огласил стены зала.

– Это Люююбоооффь, Эмма, – донесся до нее искаженный одышкой голос, уже непонятно кому принадлежащий.

Маркус, обреченно махнув рукой, ничего не говоря, взял лист-мишень и направился к камере. Эмма последовала за ним, внимательно наблюдая. Остановившись рядом с камерой, Эйнтритт открыл защитный кожух, аккуратно вложил туда лист с рисунком, после чего, еще раз взглянув на часы, вытащил тонкое лезвие. Быстрым движением ткнув им в собственный палец, Маркус отложил острый предмет и филигранным, казалось, многократно отрепетированным движением выдавил каплю крови точно на центр изображения. Закрыв кожух, он вернул мишень на место, задраил люк камеры и повернулся к Новаку.

– Время запуска – один час тридцать три минуты две целых восемьсот две тысячных секунды по центрально-европейскому времени. Готовность к автоматическому запуску? – Юрий показал большой палец. – Начинаю обратный отчет для собравшихся зрителей: шесть, пять, четыре, три, два, один…

Яркая вспышка озарила стены зала, контрастными черно-белыми тенями на миг высветив всех в нем находящихся. Ослепший от внезапной смены освещения, Алекс тер глаза руками, тщетно пытаясь вернуть себе зрение. Примерно этим же занимались и остальные, причем Рик еще и замысловато матерился. Примерно через минуту окружающие предметы перестали казаться мешаниной из разноцветных кругов, и нормальное восприятие понемногу начало возвращаться к Алексу.

– Эйнтритт, будь ты проклят, какого хрена? – раздался очередной возмущенный вопль Рика. – Предупреждать же надо!

– Ты ж сам просил – не говори больше ничего, – как ни в чем не бывало, ответил он. – Ну я и не стал. А твой закадычный друг вообще до последнего не верил, что из этого что-то выйдет.

– Да я и сейчас не верю, – возмутился Алекс. – А свою уличную магию будешь Рольфу-Дитеру Хойеру показывать, он тебе за порчу оборудования в рот не только ноги, но и все остальное запихнет!

– С директором Рольфом все улажено, иначе меня бы просто не допустили к синхротрону, – открывая камеру, произнес Маркус. – Но это уже не имеет значения. Эксперимент прошел успешно.

Внутри по-прежнему лежал защитный кожух с мишенью – рисунком Маркуса, в котором зияла аккуратная дымящаяся сквозная дыра около пяти сантиметров в диаметре. Но странным и необъяснимым было другое – в центре этой дыры, точно в том месте, куда упала капля крови, прямо в воздухе, ни на что не опираясь, неподвижно висел двояковыпуклый диск, размером с мелкую монету. Его поверхность, казалось, впитывала окружающий свет, играя оттенками угольно-черного и кроваво-багрового цветов. Создавалось впечатление, что черные и темно-красные разводы стекают сверху вниз, сплетаясь в причудливом танце и создавая иллюзию постоянного движения.

Все присутствующие, не находя слов, какое-то время просто глазели на непонятное явление, в буквальном смысле раскрыв рты. Первым нарушил молчание Рик:

– Будь я проклят, но никогда такого раньше не видел! Маркус, объясни, если нетрудно, что это за хрень висит сейчас в воздухе вопреки законам физики и здравому смыслу? Только попроще, я в данный момент просто не смогу воспринять научное обоснование, если оно, конечно, вообще есть, – попросил он.

– В двух словах, это – проход в параллельную реальность, – будничным тоном начал объяснять Эйнтритт, как будто пользовался ими каждый день. – Предмет, прошедший сквозь линзу портала, пропадает из нашего мира и появляется в другом.

– А обратно? – спросила Эмма. – Путь назад возможен?

– Хороший вопрос, – приподняв бровь, задумался Маркус. – Да, теоретически данный портал работает в обе стороны, то есть можно заглянуть туда и вернуться обратно.

– Этот… эээ… портал как-то можно передвинуть, а то он внутри ускорителя, довольно дорогого, кстати, агрегата, может, захватить его чем-нибудь и переставить на другое место? – предположил Алекс.

– Проще передвинуть сам ускоритель вместе с этим залом, – не замедлил съязвить Эйнтритт. – Если ты попробуешь перетащить портал с помощью какого-нибудь инструмента, то он частично или полностью провалится через проход в иное измерение. Попробуешь взять рукой – и будешь любоваться на аккуратную сантиметровую дырочку у себя в ладони, а недостающий кусок будет лежать там, в параллельной реальности. Смотри, – Маркус вытащил из кармана халата карандаш и плашмя провел его концом сквозь черно-багровый кругляш портала. Зашипело, запахло паленым деревом и дымом. В его руках остался огрызок с обгоревшим, дугообразным срезом. – А теперь я суну его внутрь, не касаясь внешнего края, – он аккуратно начал вставлять остаток карандаша в центр висящего диска. С пораженным видом все смотрели на невероятное: предмет исчезал без следа, проходя сквозь открытый Маркусом проход! Засунув карандаш почти целиком, Эйнтритт осторожно потянул его обратно, и исчезнувший огрызок не замедлил появиться снова. Вытащив карандаш из портала, Маркус с удовлетворенным видом положил его в карман и повернулся к остальным.

– Ну вот мы и проверили теорию практикой, мисс Бейкер, – произнес он. – Проход действительно двухсторонний. А теперь нужно попытаться заглянуть в другой мир, пройдя сквозь портал.

– Знаешь, я не специалист в этой теме, но каким образом можно пройти через отверстие размером с десятицентовик? – задал резонный вопрос Рик.

– На этот вопрос я не отвечу, демонстрация будет куда более убедительной, – туманно выразился Маркус. – Но для начала, мистер Новак, измерьте исходный диаметр объекта.

Рыжеволосый подошел к висящему диску, достал лазерный дальномер и произвел замер. Повернувшись, он сообщил:

– Диаметр врат составляет ровно десять миллиметров плюс-минус пятьдесят микрон, мистер Эйнтритт, что полностью совпадает с вашими расчетами.

Маркус кивнул, встал рядом с порталом, после чего поднес руки и выдавил из недавнего пореза пару капель крови прямо на него. Брови присутствующих поползли вверх – черно-багровая линза прохода зримо увеличилась в размерах!

– Новак, замер диаметра, – отрывисто бросил он.

– Тринадцать и три десятых миллиметра, мистер Эйнтритт – доложил Юрий спустя несколько секунд. Увеличение диаметра – тридцать три процента.

Маркус кивнул и выдавил из пальца еще четыре капли крови на линзу портала, который снова подрос. Новак опять склонился над висящим диском, измеряя его.

– Семнадцать и восемь десятых, увеличение – на треть от прежнего измерения, – он выпрямился. – Пока что пропорциональная зависимость прогрессий количества требуемой крови и размерности врат полностью совпадает с вашими теоретическими выкладками, мистер Эйнтритт.

– Иначе и быть не могло, – без лишней скромности ответил Маркус. – Мне нужен расчет количества крови для увеличения диаметра линзы до тридцати сантиметров.

– Потребуется около четырехсот миллилитров, если зависимость сохранится, – доложил Новак после подсчетов на калькуляторе.

– Вот и проверим, – произнес Эйнтритт. – Принеси мой кейс, он на верхней площадке, рядом с управляющим терминалом.

Юрий молча кивнул и направился к противоположному концу зала, а к задумчиво стоявшему перед порталом Маркусу подошла Эмма – как оказалось, с очередной порцией вопросов:

– Я слышала ваш разговор про эту зависимость, но, честно говоря, ничего не поняла… ты не мог бы рассказать поподробнее, думаю, всем будет интересно, – попросила она.

– Хм… ладно, постараюсь объяснить кратко, но доступно, – согласился Маркус. – Хотя, скорее всего некоторым выскочкам, мнящим себя учеными, и такое объяснение будет непонятно, – он выразительно покосился в сторону Алекса, с непроницаемым лицом стоявшего неподалеку и усиленно делающего вид, будто бы он не прислушивается к диалогу. – В общем, то, что кровь вызывает увеличение размеров портала, думаю, все уже поняли. Зависимость изменения диаметра линзы прохода от количества затраченной на это крови выражается сложной интегральной функцией, но, если утрировать, то при удвоении каждого следующего использованного объема крови диаметр диска увеличивается на треть. То есть чем больше размер прохода, тем большее количество крови необходимо потратить на его дальнейшее увеличение, – разъяснил, как мог, Эйнтритт.

– А можно мне… дотронуться до него? – поинтересовалась девушка.

– В общем, да, только не касайся края, – предупредил Маркус. – Помнишь, что случилось с карандашом?

– Не думаю, что это хорошая идея, Эмма, – подал голос Рик. – Пусть сам туда пальцы сует, или еще что-нибудь…

– Да пожалуйста, – хмыкнул Эйнтритт и коснулся мизинцем висящего в воздухе диска, аккуратно, где-то на сантиметр продвинул его внутрь, после чего вытащил обратно, целым и невредимым. – Наверное, тебе все же стоит подождать, пока не вернется мистер Новак и я немного не расширю портал, чтобы с ним было удобней работать, – добавил Маркус. – Кстати, вот и он.

Вернувшийся обратно Юрий принес металлический кейс с затейливым вензелем на корпусе, обозначавшим его принадлежность семье Эйнтриттов. Маркус взял чемоданчик, приложил палец к встроенному сканеру и замок, щелкнув, открылся. Стоявший сбоку Алекс увидел внутри несколько старинных книг, в кожаных переплетах. На вид им было лет пятьсот, не меньше. Еще он успел заметить кипу исписанных от руки листов с какими-то расчетами и копию рисунка, послужившего мишенью для пучка жесткого излучения в ускорителе. Помимо всего перечисленного, в кейсе лежал прибор для переливания крови, который Маркус и вытащил. Присев на стул, стоящий рядом, он закатал рукав, а его ассистент начал приготовления – установил аппарат, проверив его на герметичность, наложил жгут и ввел тонкую иглу в вену Эйнтритту. По прозрачной трубке кровь устремилась к промежуточной емкости, откуда по такой же трубке, удерживаемой штативом, выводилась точно над линзой портала, капая на него. Диаметр черно-багрового диска снова начал расти – сначала похожий на монетку, меньше чем за пару минут портал вырос до размеров небольшого блюдца и продолжал увеличиваться.

– Не нравится мне все это, – шепнул Дабл-Ар стоящему рядом с ним Алексу. – По-моему, темнит что-то наш будущий нобелевский лауреат.

– У меня тоже плохое предчувствие, – мрачно согласился Алекс. – И ощущение недосказанности тоже присутствует. Попробую поговорить с ним, как только он освободится.

– Вытяни из него, что сможешь, а я присмотрю за Эммой и постараюсь по возможности потихоньку увести ее отсюда, – Рик взглянул на выход. – А ты тогда сразу за нами, идет? – предложил он.

– Договорились, встретимся на парковке у входа, – шепотом ответил Алекс.

Тем временем Маркус закончил с переливанием крови, и теперь просто сидел на стуле, задумчиво глядя в черноту портала, пока Юрий замерял его новый диаметр. Алекс подошел ближе, Эйнтритт недовольно покосился на него, но ничего не сказал. Новак закончил с измерениями и, сделав заметку в блокноте, установил вплотную к проходу металлический обруч чуть меньшего размера, жестко закрепленный на штативе.

– Если я правильно понимаю, эта конструкция должна уберечь от случайного касания края портала, – предположил Алекс.

– А ты умнее, чем кажешься, – ухмыльнулся Маркус. – Действительно, так и есть. Не желаешь посмотреть, что на другой стороне прохода?

– Ну уж нет, свою голову туда я точно совать не собираюсь, особенно после твоей демонстрации с карандашом. Но поближе бы взглянул, не возражаешь?

Маркус, помедлив, согласно кивнул, пропуская его вплотную к порталу. Алекс осторожно поднес руку к черно-багровой бездне и почувствовал жар, волнами исходящий от нее. Вдруг ему пришла в голову идея, которую он не замедлил исполнить – вытащив свой мобильный, Алекс включил видеокамеру и решительно просунул его через проход. Юрий оказался около него, готовый помешать, но вскочивший со стула Эйнтритт жестом остановил его. Спустя десяток секунд Алекс аккуратно вытащил телефон и включил воспроизведение. Остальные сгрудились позади него, с интересом вглядываясь в небольшой экран. Впрочем, ничего особенного заметно не было: каменная стена, судя по всему, какой-то пещеры – буквально в метре напротив, и несколько булыжников, валяющихся внизу – вот и все, что удалось разглядеть в скудном освещении.

– Мда… ничего не понять, – нахмурился Маркус. – Мистер Новак, знаю, что это не входит в ваши обязанности, но не могли бы вы… достать мне один из тех камней, что лежат на той стороне… за отдельную плату, разумеется, – поспешно добавил он, увидев, как Юрий изменился в лице.

– В этом случае мой гонорар будет удвоен, – прищурился он. – Иначе я рисковать не буду.

– Ладно, договорились, просто достань мне этот чертов булыжник, – нетерпеливо произнес Эйнтритт. – Иначе забудь про свой гонорар.

Новак, решившись, просунул руку сквозь портал и с напряженным лицом зашарил по земле, пытаясь найти хоть что-то на ощупь. Через пару секунд он, облегченно выдохнув, вытащил ее с крепко зажатым в кулаке куском блестящего черного камня.

– Обсидиан, – уверенно заявил Эйнтритт, едва взглянув на него. – Теплый, наверное? – Юрий утвердительно кивнул. – Отлично, значит проход открыт именно туда, куда надо.

– Маркус, можно тебя на минуту? У меня разговор на двоих, – склонившись над ним, шепнул Алекс.

– Хмм… ладно, если только на пару слов, – нахмурился он. Предупреждаю – на пустую болтовню у меня времени нет. Мистер Новак, запечатайте вашу добычу в герметичную упаковку и попробуйте достать еще пару экземпляров, для верности. Все ваши действия будут щедро оплачены, – заверил его Эйнтритт.

Юрий, мрачно кивнув, взялся за дело, а они тем временем отошли в сторону, встав у ведущей наверх лестницы. Алекс незаметно взглянул на Рика – он как раз что-то объяснял Эмме, скорее всего, предлагая покинуть научный корпус и отправиться куда-то еще. Она заинтересованно слушала, и, похоже, соглашалась с ним. Тут Эйнтритт обратил на себя внимание:

– Итак, мистер Хоффманн, вы что-то хотели от меня услышать? – язвительно осведомился он.

– Да так, пару непонятных моментов прояснить, – отозвался Алекс. – Прежде всего, мне неясно, почему ты переливал кровь здесь, а не заранее и где-нибудь в больнице. Почему вообще нужна именно человеческая кровь? Не куриная там или баранья, а человеческая?

– Нужна свежая кровь, та, что еще минуту назад струилась по артериям и венам, – немного пафосно начал Маркус. – Если кровь пробыла вне организма хотя бы с четверть часа, она уже бесполезна. В крови же животного нет того, что есть в нашей…

– Пятого элемента? – ухмыльнулся Алекс. – И чего же в ней нет?

– В ней нет души, – торжественно изрек Эйнтритт. – Душа – то, что отличает нас от животных, и она находится в нашей крови, веришь ты в это или нет. Она придает ей силу творить чудеса, одно из которых ты видишь своими глазами, – он мотнул головой в сторону портала.

– Допустим, – согласился Алекс. – Ну а пергамент со странными рисунками, который ты использовал в качестве мишени, он-то ведь из телячьей кожи… – По изменившемуся взгляду Маркуса его внезапно осенило. – Все должно быть… человеческим… и по возможности… свежим, так ведь? Да, Маркус? – еле сдерживая себя, процедил сквозь зубы Алекс. – Я и раньше считал тебя безумным, но ты – конченый психопат! Куда ты открыл проход?!

– Я открыл не просто проход, – невозмутимо ответил Эйнтрит. – Это Врата. Мы называем их «Portus Inferum» – Адскими Вратами.

– Кто это – мы? Все, с меня хватит, я вызываю полицию и руководство ЦЕРНА… – Алекс запнулся на полуслове, глядя на вороненый ствол «Вальтера», который направил на него Маркус, незаметно достав из кармана халата.

– Без моего разрешения никто не выйдет из этого зала, – прошипел он, не сводя с него глаз. – У тебя важная задача – ты и твой приятель со своей подружкой послужите для расширения Врат, неважно, по своей воле или против нее. – Щелчок предохранителя прозвучал в зловещей тишине – последние слова услышали Рик и Эмма. Эйнтритт отступил на шаг, направляя на них пистолет.

– Ты хоть понимаешь, что творишь!? Тебе за твои действия уже светит немаленький срок, – прорычал Рик, тем не менее, подняв руки и не двигаясь с места. – Убери ствол, и поговорим, как мужчины!

– Закрой рот, иначе я пущу тебе пулю в лицо – Маркуса, казалось, нисколько не беспокоили возможные последствия. – А ты, жалкая пародия на истинного арийца, встань рядом с ними. Быстро!

Алекс, стараясь не провоцировать ставшего невменяемым Эйнтритта, выполнил его приказ. Маркус, не ослабляя бдительности, вынул из халата несколько кабельных стяжек и бросил их Эмме:

– Привяжи их к перилам лестницы, – скомандовал он. – Если сделаешь это плохо, я убью тебя, а потом и их тоже.

– Делай, что он говорит, Эмма, – вполголоса прошептал Рик. – Он безумец, и способен на все.

Всхлипывая, она затянула по паре стяжек на руках и ногах обоих парней, приковав их к металлической трубе. Закончив и вытерев слезы, она повернулась к Маркусу:

– Что тебе нужно? Деньги? Наше молчание? Отпусти, мы ничего никому не расскажем…

– Я не столь наивен, чтобы поверить в это, – насмешливо бросил в ответ Маркус. – Впрочем, Алекс знает, что именно мне от вас нужно. Эмма, подойди к порталу…

– Нет! Оставь ее, чертов псих! Возьми меня! – Рик тоже все понял. – Я сделаю все, что потребуется, только не убивай ее!

– Похвальное рвение, – зловещая ухмылка Эйнтритта стала еще шире. – Ты не волнуйся, до тебя тоже дело дойдет. А если ты думаешь наброситься на меня, пока я буду тебя отвязывать, не обольщайся. Живым ты мне не нужен, здесь недалеко тащить, и кровь испортиться не успеет. А ты, мистер Хоффманн, на быструю смерть не надейся. Я выстрелю тебе в живот и до того как умрешь, ты сможешь насладиться кончиной своих лучших друзей. – Плавным движением большого пальца он взвел курок. – Надо было аккуратней выбирать слова в разговоре.

Эмма бросилась к нему в попытке вцепиться и повалить, но получила от Маркуса удар наотмашь пистолетом по голове и в полубессознательном состоянии свалилась на пол.

– Гори в аду, урод, – яростно выкрикнул Алекс, одновременно пытаясь освободиться. Но пластиковые хомуты крепко держали кисти рук, не давая желанной свободы.

Маркус, довольно оскалившись, прицелился и уже положил палец на спусковой крючок, как сзади раздался испуганный возглас, заставивший его обернуться:

– Мистер Эйнтритт, моя рука… она застряла, – Юрий дергал плечом, пытаясь вытащить ее обратно. – Такое чувство, как будто… что-то держит ее… что мне делать?

– Замри и не дергайся, – раздраженно бросил Маркус. – Сейчас я расширю портал и посмотрим, что там у тебя с рукой.

Он снова прицелился в Алекса и спустил курок. Грохот выстрела заглушил нечеловеческий вопль, сотрясший стены зала. Кричал Юрий. Его халат стремительно менял цвет с белого на кроваво-красный, а от руки, еще мгновение назад бывшей внутри портала, ниже локтя остались одни лохмотья мяса с торчащими осколками костей. Кровь хлестала из чудовищной раны прямо на багрово-черную линзу врат, отчего она стремительно росла, уже достигнув полуметрового диаметра.

Эйнтритт бросился к своему кейсу, не обращая внимания на истекавшего кровью ассистента, и начал рыться в кипе бумаг, явно пытаясь что-то найти. Эмма пришла в сознание, но, попытавшись подняться, рухнула обратно на пол. Рик еще пару раз резко, но безуспешно дернул руками, и повернулся к Алексу. У того по халату расплывалось кровавое пятно, но не в районе живота, а на левом рукаве.

– Алекс, ты как? – прошептал он.

– Этот ублюдок всего с пяти метров умудрился не попасть туда, куда собирался, – сквозь зубы процедил тот. – Хотя отчасти за это можно благодарить его рыжего подельника – уж очень вовремя он заорал, лишившись половины руки. Пуля попала мне в предплечье, похоже, навылет. Точнее скажу, когда освобожусь, – добавил Алекс, пытаясь дотянуться до кармана халата. – Дабл-Ар, у меня в правом кармане мультитул, сможешь достать?

– Сейчас попробую, – Рик прижался лицом к железной трубе, вытягивая связанные кисти. – Черт, немного не достаю, сдвинься поближе… да, так, нащупал… есть! Жди, я мигом!

Выщелкнув лезвие, он перерезал пластиковый хомут, и, освободившись, кинулся к другу. Парой движений ножа Рик обрезал стяжки, и Алекс, шипя от боли, стянул халат, оставшись в одной мятой рубашке. Расстегнув пару пуговиц, он потянул здоровой рукой за воротник. Мокрая от крови ткань сдвинулась, обнажая рваную рану. Взглянув на нее, Алекс прошептал:

– Пуля только рассекла кожу, просто крови много, а так еще легко отделался… дальше я сам, а ты помоги Эмме, и давай убираться отсюда, пока Маркус нас не увидел!

Рик молча кивнул и беззвучно переместился к своей девушке, стараясь держаться вне поля зрения Эйнтрита. Тот же, казалось, вообще ничего вокруг себя не замечал, лихорадочно перебирая пожелтевшие листы пергамента. Алекс взглянул на Юрия. Он лежал на полу рядом с порталом, скорее всего, потеряв сознание от болевого шока и кровопотери. Кафель под ним покраснел от крови, которая все еще небольшими толчками лилась из ужасающей раны, затекая под врата и подпитывая их. В воздухе стоял тяжелый запах пороха, горелой пластмассы и дыма – висящая линза портала, расширившись уже до размеров гимнастического обруча, достигла пола, прожигая напольное покрытие, стальные стенки камеры и стоящее рядом научное оборудование.

Тем временем Рик привел в чувство Эмму и, поддерживая, помог ей подняться. Выглядела она неважно: на скуле расплывался приличных размеров кровоподтек от удара рукояткой пистолета, а со спутанных золотистых волос капала кровь – девушка ударилась головой при падении и рассекла кожу над бровью. Аккуратно, стараясь не шуметь, они поднялись по той самой лестнице, к которой были прикованы пару минут назад. До входной двери оставался еще с десяток шагов, и Алекс оглянулся, чтобы убедиться в незаметности их ухода. Вдруг неподвижно лежащее до этого тело Юрия конвульсивно дернулось и выгнулось дугой, через мгновение снова с грохотом упав на землю. Его руки и ноги бешено заколотили о кафельный пол, привлекая внимание Маркуса, как раз закончившего поиск и сжимавшего в руке запечатанный черным сургучом старинный пергамент. Бросив взгляд на своего ассистента, он обернулся, встретившись глазами с Алексом. Все дальнейшие события закрутились в бешеном вихре.

Эйнтритт выхватил «Вальтер» и, не целясь, выстрелил. Пуля, свистнув, угодила в потолок, разбив одну из ламп. Эмма закричала, сверху посыпались обломки потолочных панелей, штукатурка и осколки стекла. Второй выстрел выбил искры из стальной двери – подступы к ней отлично просматривались с позиции Маркуса. Спрятаться было негде – Рик толкнул Эмму на пол и ринулся к пожарному щиту, с явным намерением завладеть длинным топором, висевшим за прозрачным стеклом. Алекс же схватил с ближайшего стола чью-то забытую именную кружку и швырнул ее во врага. Эйнтритт отвлекся и промазал по бегущему Рику, который на ходу выбил стеклянную дверцу и, схватив топор, перекатился, укрывшись за панелью управления ускорителем. Алекс одним прыжком очутился рядом с ним.

– Маркус, не усугубляй! – крикнул он. – Тебя же все равно схватят, полиция наверняка уже в пути! Дай нам уйти и делай, что хочешь!

– Не собираюсь тратить слова на покойников, так что заткнись и умри, – невозмутимо произнес Эйнтритт, подходя неспешными шагами к лестнице.

– Дабл-Ар, что делать будем? – выдохнул Алекс. – Он же сейчас поднимется и перестреляет нас, как в тире!

– У нас только один вариант, – прошептал Рик, сжимая красную рукоять топора. – Когда Маркус пойдет по лестнице, подпустим его поближе, потом резко вставай в полный рост и кидай в него еще что-нибудь. Если отвлечется, у меня будет мгновение для рывка, остальное сделает топор. Иначе у всех нас появится по паре лишних дырок…

Алекс коротко кивнул и приготовился. Эйнтритт начал подниматься, не сводя прицела с импровизированного укрытия своих жертв. Когда он достиг середины лестницы, Рик хлопнул друга по плечу. Алекс резко выпрямился, бросая во врага свой мультитул, а Дабл-Ар рванул вперед, занося топор для удара. Но все сразу пошло не так. Маркус остановился, не обращая внимания на Алекса, и выстрелил в бегущего Рика. Пуля попала в лезвие топора, выбив его из рук и с визгом срикошетив, ушла в потолок. Дабл-Ар бросился на пол, в перекате уходя от последующих выстрелов, Алекс же метнулся к отлетевшему топору, отвлекая огонь на себя.

В этот момент произошло нечто, изменившее всю расстановку сил – из черно-багрового провала, уже почти метрового диаметра, появилась приземистая звероподобная фигура, мощным прыжком толкнулась от пола, и, преодолев по воздуху почти десяток метров, приземлилась за спиной у Маркуса. Тот резко оглянулся, теряя равновесие, оступился и покатился вниз, выронив пистолет. Чудовище, проигнорировав его падение, совершило очередной прыжок, и оказалось на верхней площадке. Мощные мышцы перекатывались под черной чешуйчатой кожей, тускло отражавшей падающий на нее свет. Тварь открыла пасть, показав довольно крупные зубы в несколько рядов, и издала душераздирающий не то рев, не то визг, от которого сразу заложило уши. Алекс поймал глазами взгляд Рика, поднимавшегося с пола, и бросил ему топор. Тот ловко поймал его за рукоять и в одно движение глубоко вогнал в уродливую башку прямо между двумя короткими рогами. Из раны брызнула дымящаяся маслянистая черная жижа, в нос ударил густой запах серы, а исчадие, вопреки ожидаемому, не подохло, а истошно визжа, начало крутиться на скользком полу, оставляя длинными когтями глубокие борозды. Хвост чудовища, усаженный торчащими шипами, хлестал во все стороны, разбивая все, до чего дотягивался.

– Что это за хрень?! – отскочив, заорал Рик, ошеломленно уставившись на тварь, явно пытавшуюся вытащить одной из лап топор, застрявший у нее в затылке. – Почему оно все еще живо?!

– У него спроси, – Алекс кивнул в сторону лежавшего внизу Маркуса. При падении он видимо, сильно приложился головой и сейчас, держась за нее, пытался привстать. – Ты видел, куда упал ствол?

– Он между ступенек, за лестницей, – раздался женский голос. Эмма поднялась и шокировано уставилась на беснующееся исчадие.

– Нам его не достать, – сделал вывод Рик. – Предлагаю сваливать отсюда в безопасное место…

– Согласен, – отозвался Алекс. – Бери Эмму и двигаем на выход!

Рик, помогая своей девушке, повел ее к двери, а Алекс, обернувшись, вдруг увидел нечто, заставившее его задержать взгляд – Юрий, потерявший пол-руки и не меньше полутора литров крови, встал на ноги! Одежда в кровавых пятнах, бледное, как у покойника, лицо и кривой огрызок на месте правой руки с торчащим обломком кости вызывали неподдельное чувство страха. Но по настоящему ужасал его взгляд: безжизненный, нечеловеческий – глаза будто подернуты бельмами, не видно ни роговицы, ни зрачка. Раскрытый рот ощерился, как пасть у бешеной собаки. Из него вырвался гортанный клокочущий хрип – и Новак сделал шаг в сторону поднимающегося Маркуса. Тот заметил движение в свою сторону и трясущимися руками развернул пергамент, выставив его перед собой, как щит.

– Pactio! – выкрикнул Эйнтритт, срываясь от волнения на фальцет. – Договор! У нас договор!

Рик тем временем уже взялся за дверную ручку, и молча сделал жест «пора уходить». Алекс остановил его, тоже жестом, попросив еще пять секунд. У него было ощущение, что он становится очевидцем чего-то очень важного. Бывший же ассистент Маркуса остановился и плотоядно ухмыльнувшись, извлек очередной гортанный клокот – но на этот раз Алекс с удивлением распознал знакомую ему латынь!

Рactio… fuit… cum… pater! – при этих словах Маркус побледнел еще сильнее и отступил на шаг.

– Нет, не может быть! Он не мог так поступить со мной! – теряя последнее самообладание, завопил он, и выпустил из ослабевших пальцев теперь уже бесполезный кусок пергамента.

Ухмылка Новака стала еще шире, и он вытянул оставшуюся руку в указующем жесте, направленном на Эйнтритта. Для кого предназначался жест, стало понятно уже через секунду. Из портала поочередно начали появляться новые чудовища, похожие на первое. За ними, пригнувшись, через врата прошло нечто, отдаленно похожее на человека. Однако вблизи было понятно, что это порождение с людьми не имело ничего общего. Мощный торс с рельефной мускулатурой зарос жестким черным волосом, нижние конечности скрывал кусок грязной грубой ткани, закрепленной на поясе. На затылке и хребте волосяной покров был еще гуще и длиннее. Одна из гигантских лап сжимала широкий, весь в зазубринах, железный меч-тесак длиной больше метра. При выдающихся габаритах исчадия немалый вес его оружия не доставлял ему особых неудобств. Относительно небольшую голову создания, сидевшую на короткой бычьей шее, украшала пара выгнутых назад рогов. Угольно-черные глаза из-под выступающих надбровных дуг излучали запредельную ненависть и жажду крови. Сейчас взгляд твари был направлен на Маркуса, пытающегося достать из-под лестницы свой «Вальтер». Тем временем Алекс, Рик и Эмма бесшумно покинули зал управления и устремились по коридору к посту охраны.

– Рик, ты понял, что сказал Юрий? – взволнованно спросила у своего парня Эмма. – Вроде что-то по латыни…

– Он произнес: «договор был с отцом», – ответил за друга Алекс. – Хотя я сомневаюсь, что это сказал именно Юрий – у меня ощущение, что нечто говорило через него…

Его слова прервал звук нескольких быстрых выстрелов и долгий, истошный, нечеловеческий вопль, принадлежащий, несомненно, Маркусу.

– Такое чувство, что там его на части рвут, – Эмма невольно ускорилась еще сильней.

– Это уже не наши проблемы, пусть сам со своими «деловыми партнерами» разбирается, – Алекс с беспокойством оглянулся назад.

– За что боролся, на то и напоролся, – подытожил Рик. – Однако, закончив с ним, они вряд ли пойдут обратно – я бы на это не надеялся…

Словно в подтверждение последней фразы, стальная дверь в зал управления слетела с петель и, ударившись о противоположную стену коридора, с грохотом рухнула на пол. Через искореженный дверной проем, нагнув голову, не спеша, вышло чудовищное создание – тот самый меченосец. От высокой, не меньше двух с половиной метров в высоту, фигуры веяло смертью. С широкой полосы стали, зажатой в когтистой лапе, капала свежая кровь. Повернув голову, он остановил взгляд на беглецах, поворачивающих за угол, и инфернальный рев сотряс стены научного корпуса.

Все трое уже неслись изо всех сил – тяжелая поступь за спиной открыла у них второе дыхание. Позади и сбоку был слышен треск выламываемых дверей – твари помельче и побыстрей врывались в научные и технические помещения, обходя их и перекрывая путь к выходу из здания. Освещение моргало, а в некоторых местах уже не работало. Вдруг из темноты наперерез Алексу метнулась тень, в которую он врезался, не успев затормозить. Что-то невообразимо тяжелое придавило его, мешая встать. Невольно зажмурившись, Алекс уже приготовился умереть, но тут его вывел из оцепенения испуганный голос:

– Мистер Хоффманн, мисс Бейкер, что, черт возьми, здесь творится? – это был Вернер, охранник, который вышел прогуляться и вернулся в самый разгар творящегося хаоса. – Я слышал выстрелы и чьи-то крики!

Поняв, что смерть откладывается, Алекс облегченно выдохнул. Поднявшись, он коротко просветил охранника:

– Теперь здесь ад. По крайней мере, его филиал, – глаза Вернера округлились еще больше, а лицо приобрело непонимающее выражение. – Где ключи от оружейки?

– У меня, – охранник хлопнул по бедру, на котором болталась внушительная связка. – Вам зачем?

– Атака террористов, – Алекс вдруг понял, что охранник никогда не поверит, пока своими глазами не увидит этих существ. – Ну, так что? Мы теряем время!

– Ладно, – Вернер, наконец, решился. – Но оружие не трогать, я открою, запритесь изнутри и ждите полицию. Дверь мощная, сразу не взломают. Никому не открывайте!

Он подбежал к посту охраны, на ходу выбирая нужный ключ из связки. Щелчок замка – и тяжелая дверь распахнулась, пропуская группу друзей. Охранник тут же закрыл ее с другой стороны и побежал, судя по звуку удаляющихся шагов, к выходу.

– Наверное, он за подмогой, – высказала очевидную мысль Эмма.

– Очень на это надеюсь, – скептически произнес Алекс. – Но если он увидит хотя бы одну из этих тварей, на его возвращение я бы не рассчитывал. Дабл-Ар, глянь, что там по оружию?

Рик, завладев топором с очередного пожарного щита, уже увлеченно ковырял оружейный шкаф. Сунув его в дверную щель, он навалился всем телом, и замок, не выдержав, с хрустом сломался. Приоткрыв дверцу, взломщик удовлетворенно хмыкнул:

– Здесь автоматические винтовки, не меньше десятка, и патроны к ним… много патронов. Алекс, оцени! – он вытащил одну из них и передал подошедшему другу.

– Это пятьсот пятидесятый «Зиг Зауэр», калибра пять – пятьдесят шесть, наш, швейцарский автомат – мощный и с хорошей кучностью, – Алекс завладел оружем и сноровисто крутил его в руках. – Я с ним в армии служил, ты ж знаешь, у нас это обязательно – заметив ползущие вверх от удивления брови Рика, поспешно добавил он. – Да ты не стесняйся, бери и себе, я знаю, пользоваться им умеешь…

– Из этого агрегата ни разу не стрелял, хотя и состою в Стрелковой Ассоциации больше пяти лет, – признался Рик. – Но не думаю, что с моим опытом у меня возникнут проблемы.

– Ты прав, здесь ничего сложного, это ж армейская модель – заверил его Алекс. – О, они уже заряжены, – он вставил вынутый магазин обратно и для проверки пару раз щелкнул затвором. Ловко поймав на лету вылетевший из экстрактора патрон, Алекс снова дополнил им боекомплект и очередным щелчком затвора дослал его в ствол, приводя оружие в полную боеготовность.

– Ну что, готов? – Рик уже закончил со своей винтовкой. – Возьми несколько запасных магазинов, пригодятся! – Карманы его халата были туго ими набиты, придавая несколько комичный вид.

– Не смеши людей, прицепи один к другому, там сбоку фиксаторы есть, – снисходительно усмехнулся Алекс. – И мне немного оставь, а то в дверь не пролезешь, – уже откровенно издеваясь, добавил он.

– Тебя хлебом не корми, лишь бы поглумиться над товарищем, – отшутился Рик, тем не менее, последовав совету друга. – Ну что, давайте выбираться?

– Ребята, взгляните сюда, – подала голос молчавшая до сих пор Эмма. – Кажется, просто так нам уйти не дадут…

Алекс с Риком подошли к девушке, напряженно вглядывающейся в многочисленные мониторы системы наблюдения. Часть из них не работала, но оставшихся вполне хватало, чтобы оценить обстановку в здании. Все было плохо. Очень плохо.

Во многих комнатах, лабораториях и технических помещениях уже хозяйничали твари, подобные зарубленной Риком. Звероподобные существа разносили вдребезги окружающую обстановку, явно в поиске чего-то. Спустя несколько секунд одно из них выдернуло лапой из-под стола дрожащую фигурку в халате и повалив на пол, начало размашистыми ударами когтей буквально рвать ее на куски. Через пару мгновений все было кончено. Чудовища, обступившие изуродованные фрагменты тела, запустили свои пасти в еще теплую, истекавшую кровью плоть и приступили к трапезе, вырывая и глотая мясо целыми кусками.

Эмма, побледнев, отшатнулась. Алекс и Рик, помрачнев, отвели взгляд от страшного зрелища. На другом экране группа охранников, отгородившись баррикадой, отбивалась от нападавших исчадий. Звук отсутствовал, но по многочисленным вспышкам выстрелов было ясно, что в помещении ведется ураганный огонь. Как минимум один из защищающихся держал в руках автомат, такой же «Зиг-Зауэр». Алекс всмотрелся внимательнее:

– Дабл-Ар, глянь-ка, пистолеты на этих тварей не действуют, видимо, не пробивают…

– Смотри лучше, – коротко бросил Рик. – Видишь ту, крайнюю сзади и справа?

– Вижу, ну и что… – Алекс вдруг понял. – Охренеть! Пули шьют их навылет, но им самим, похоже, это не доставляет неудобств! Тут два варианта: ускоренная регенерация либо отсутствие критично важных для поддержания жизнедеятельности органов, – в Алексе проснулся ученый. – А может, оба фактора имеют место. Тогда их только сжигать или разносить взрывами на куски…

– Обрати внимание на охранника с автоматом, – снова подал голос Рик, перебив друга. – Пока ты тут распинался о неуязвимости, он уже двух прикончил, хотя и не без помощи своих коллег.

Алекс вгляделся в монитор. Суровый на вид мужик в изорванной и окровавленной форме вел прицельный огонь короткими очередями. Одно из исчадий, решившись, сделало прыжок, пытаясь перескочить через баррикаду в тыл к защитникам, но напоровшись на кинжальный огонь бдящего автоматчика, рухнуло прямо на укрепление. Подскочивший охранник направил ствол оружия на рогатую голову поднимающегося создания и нажал на спуск. Очередь в упор сделала свое дело – уродливая башка лопнула, как арбуз, расплескав вокруг содержимое. Тварь дернулась и затихла.

– Так, ясно, стрелять надо в голову, и лучше несколько раз – произнес Алекс очевидное. – Однако регенерация присутствует – Дабл-Ар, видишь того недобитка?

Рик молча кивнул. Другое создание, полумертвое, изрешеченное пулями и лишившееся одной из передних лап, отползло в дальний конец комнаты и склонилось над трупом одного из охранников, вгрызаясь в мертвое тело. Алекс потрясенно наблюдал, как тварь восстанавливала здоровье и силы, явно используя для этого человеческую плоть – перебитые лапы вставали на свои места, раздробленные кости срастались, отверстия от пуль затягивались за секунды!

– По крайней мере, у него новая лапа не отросла, – Рик был удивлен не меньше. – Я понял, что они живучи, когда еще пытался зарубить ту, первую, но настолько… наличие автомата уже не внушает мне прежнего спокойствия.

– Ничего, я уверен, полиция и спецназ уже в пути, – ответил Алекс гораздо менее уверенно, чем ему бы хотелось. – Сейчас подъедут и наведут тут поряд… – Он замер с полуоткрытым ртом, внезапно оцепенев. Его неподвижный взгляд уперся в изображение одного из работающих мониторов. Рик, поняв, куда смотрит его приятель, вгляделся в экран. Увиденное ужасало.

Камера показывала зал управления синхротроном, тот самый, где Маркус открыл проход в параллельное измерение. Линза портала двухметровым темным пятном висела в воздухе, увеличившись почти вдвое с момента их бегства. Из нее постоянно появлялись все новые порождения иного мира, одно чудовищнее другого. Широкий поток из мелькающих когтистых лап, раскрытых в беззвучном реве пастей, рогатых голов с ненавидящим, прожигающим насквозь взглядом растекался сейчас по всему зданию. По всему ЦЕРНу.

Некоторые выходящие из портала монстры были крупнее остальных, несли длинные мечи, и выглядели, как тот, что увидел и погнался за ними. «Меченосцы». За неимением других ассоциаций Алекс так назвал для себя этих тварей. В зале управления их было несколько. Отложив свои орудия смерти, они… возводили какую-то конструкцию! Крюки, намертво вбитые в потолок, железные цепи, замысловато протянутые при помощи системы блоков и противовесов, удерживаемых парой исчадий помельче… Небольшая канава-желоб, выкопанная в полу, вымощенная дугообразными листами металла и ведущая под уклон прямо к порталу… Алекс понял, что его слова были пророческими. «Филиал Ада», – так он сказал Вернеру. Для того, что творилось там, где они смеялись и шутили всего минут двадцать назад, точнее этих слов ничего не подходило.

– Что же мы наделали… – подавленно прошептала Эмма. На ее глазах выступили слезы. Рик, отвернувшись, прижал девушку к себе, утешая.

Алекс мрачно продолжал всматриваться в монитор, осознавая всю тяжесть их положения. Тем временем в кадре вдруг появилось несколько человеческих фигур! Нестройными шагами, спотыкаясь, как марионетки, послушные воле кукловода, они шли к проходу. Алекс не верил своим глазам: твари, выходящие из портала, не трогали их, а проходили мимо, как будто не замечая! Выглядели они так же, как и Юрий, ассистент Маркуса – глаза без радужки и зрачка, как будто слепые, ощеренные рты, больше похожие на пасти, подергивающиеся без причины конечности… «Как будто за ниточки дергают», – пришла Алексу в голову мысль. У некоторых были жуткие рваные раны, без сомнения, нанесенные чудовищами, однако они совершенно не кровоточили. «Странно, то есть или крови уже нет, или… то, что ими управляет, локально остановило кровоток?» – Алекс напряженно думал и старался подмечать все – он чувствовал, что каждая мелочь может стать важной. Двое из них тащили за собой упирающихся людей – на них твари, оказывающиеся рядом, щелкали пастью, показывая свою жажду крови, при этом не кусая. Некоторые из звероподобных исчадий при этом как будто опасливо оглядывались на меченосцев, ждущих рядом с проходом. Алекс наконец понял, что за ассоциации вызывает у него эта система цепей и желобов-стоков. «Скотобойня, убойный цех».

Словно в подтверждение этой мысли, один из меченосцев шагнул вперед, держа в лапе большой железный крюк в форме латинской «S». Схватив одну из упирающихся жертв за ногу, он поднял ее над землей и размашисто, будто давно этим занимался, насадил ее на острие, пробив живот почти насквозь. Алекса прошиб холодный пот. Другой конец крюка, торчащий наружу, чудовище повесило на висящую цепь, дав лапой отмашку. Остальные твари, увидев знак, закрутили ржавый рычаг, и извивающееся головой вниз тело начало подниматься к потолку. Обильно текущая кровь струилась на желоб, стекая по нему прямо в ненасытную черно-багровую бездну портала. Когда шея несчастного достигла уровня глаз меченосца, он отточенным движением перерезал человеку горло длинным когтем. Кровь хлынула потоком, а умирающий наконец обмяк, еще пару раз дернувшись в агонии.

Остальные же люди, более похожие на свои бледные копии, вообще не сопротивлялись. Ведомые неизвестной силой, они поочередно подходили к чудовищу, которое насаживало их на длинные крюки и поднимало вверх. Ни на одном лице не отображалось проблесков каких-либо эмоций, даже когда острое железо рвало их живот и внутренности вываливались из жуткой раны, свисая вниз. «Они не чувствуют боли… совсем», – машинально отметил для себя Алекс, уже ничему не удивляясь. Тем временем кровавый ручеек, текущий по стоку, превратился в реку, и портал снова начал расти.

Больше не в силах продолжать смотреть на этот ужас, Алекс протянул руку и выключил монитор. Очень вовремя: сзади подошли Рик и немного успокоившаяся Эмма.

– Ну, что нового? Мы сможем выбраться? – звякнув автоматом о край стола, Дабл-Ар склонился над мониторами.

– Взгляни сюда, – Алекс ткнул пальцем в один из экранов. – Помнишь тех охранников, которые оборону держали? У них огневая мощь повыше нашей была…

Остатки баррикады еле угадывались под сплошным ковром из тел, как защитников, так и нападавших. Поле поя осталось за последними – выжившие в атаке твари поедали и мертвых и еще живых, восстанавливая здоровье и силы. Неподалеку стоял, опираясь на оружие, тот самый автоматчик, убивший не одно исчадие. Сломанные ребра торчали из грудной клетки, проткнув окровавленную форму, одно из бедер было объедено, обнажая берцовую кость. На его лице застыла виденная ранее у других нечеловеческая маска-оскал. Дернувшись всем телом, он направился к выходу из комнаты, не выпуская автомат из рук.

– Еще один, вроде Юрия? – Рик удивленно приподнял брови. – Это что, болезнь такая?

– Не думаю, – ответил Алекс. – Их уже пара десятков по зданию бродит. Большинство с укусами, но некоторые совершенно невредимы… Я внимательно наблюдал за ними и могу сказать, что ранения точно ни при чем.

– Откуда такая уверенность? – поинтересовался Дабл-Ар.

– Проще показать, чем объяснить, – Алекс нашел нужный монитор и отмотал запись назад. – Посмотри сам.

На экране был виден пост охраны в одном из коридоров научного корпуса. Внутри стеклянной коробки с турникетами сидело два охранника, о чем-то беседуя. Внезапно один из них, упав на пол, забился в судорогах. Второй испуганно склонился над ним, пытаясь помочь. Выгнувшись дугой, первый рухнул на пол и затих. Его напарник бросился проверять пульс и начал делать искусственное дыхание, в промежутках давя на грудную клетку. Судя по его растерянному лицу, он не ожидал ничего подобного. Когда испуг уже почти уступил место отчаянию, «умирающий» открыл глаза и схватил своего коллегу. Дальше началась короткая и смертельная схватка. Намертво вцепившись другу в лицо, чудовище, всего пару минут назад бывшее человеком, пальцами выдавило ему оба глаза и через мгновение свернуло шею. Встав на ноги, бывший охранник неторопливо пошел вдоль коридора, волоча за собой безжизненное тело того, кто безуспешно пытался его спасти.

– Такое ощущение, что он себе больше не принадлежит, – описал Рик свои ощущения от увиденного. – Если это не болезнь, то… что-то в него вселилось и управляет?

– Я пришел к тем же выводам, – Алекс задумчиво потер лоб. – Прямо как в фильмах ужасов про одержимых: вроде бы человек, а на самом теле – только оболочка, внутри же – злоба и ненависть…

– Одержимые? Как в «Экзорцисте» – кажется, там священник изгонял дьявола из тела девочки, – Эмма решила поддержать разговор, блеснув знаниями.

– Изгонял дьявола… – Алекс на мгновение замолчал, размышляя. – Ну конечно! Что там говорил Маркус? «Мы называем их «Врата»…

– Так, не гони, давай по порядку, – осадил его Рик. – Что тебе сказал Эйнтритт, и почему ты не вспомнил этого раньше? Он единственный знал о происходящем!

– На тот момент его слова показались мне бредом сумасшедшего, – извиняющимся тоном произнес Алекс. – А потом все закрутилось и стало не до того… Он сообщил, что это не просто проход, а Врата. «Portas Inferum», так он их назвал.

– Врата в Ад, – перевел Рик. – Думаешь, он это не в переносном смысле сказал?

– Сам-то как считаешь? Рогатые твари, толпами лезущие из портала и жрущие людей заживо, духи, вселяющиеся в тело, после чего человек становится их марионеткой, эти жуткие меченосцы, явно обладающие разумом… – Алекс перевел дух. – Теперь я уверен в двух вещах: Первое: Это действительно Врата в Ад. Маркус не сошел с ума, он знал, куда открывает проход, и к чему это приведет. Причем умирать самому в его планы явно не входило. Но что-то пошло не так. – Алекс замолчал.

– Допустим. А второе? – хмуро спросил Рик. – В чем ты еще уверен?

– Врата растут. Эти… демоны, будем называть их своими именами, подпитывают портал человеческой кровью, причем если обычных выживших они тащат силой, то одержимые приходят сами и умирают добровольно. Маркус сказал, что кровь, пробывшая вне тела хотя бы четверть часа, уже не годится. Поэтому остывшие трупы интересуют этих тварей лишь как пища. Чудовищ становится все больше, и часть из них уже вырвалась за пределы корпуса, разбегаясь по ЦЕРНу, – Алекс махнул рукой на мониторы внешнего слежения. Камеры показывали, как группа звероподобных созданий, выбив окна на первом этаже, быстрыми прыжками двигалась к другому зданию. – А если я еще в чем-то и уверен, так это в том, что действительно безопасное место скоро будет находиться значительно дальше, чем мы себе представляли.

– То есть, надежды на полицию и спецназ нет? И с каждой следующей минутой, находясь здесь, мы подвергаемся все большей опасности? Тогда какого хрена ты расселся? – Рик разозлился. – Нужно прорываться, а не разговоры разговаривать!

– Остынь и дослушай, – спокойно продолжил Алекс. – Судя по мониторам, значительная часть демонов сейчас расходится по прилегающей территории, в здании их уже не так много. Первая часть моего плана – проскочить до того, как они вернутся. Но для успеха этого недостаточно. – Он повернулся к экранам системы внешнего наблюдения. – О! А вот и кавалерия прибыла!

Перед главным входом в корпус резко затормозили, развернувшись боком, два черных фургона. Из них посыпались спецназовцы в черной форме, с оружием наготове, сразу же уходя с возможной линии огня. Несколько человек рвануло в обход, еще пара ловко забралась на крышу двухэтажного технического строения, скорее всего, подстанции, и залегла, направив стволы винтовок на здание. Тем временем основная группа заканчивала перестроение, явно готовясь к штурму.

– Вторая часть плана в том, чтобы дождаться, когда спецназ вступит в бой с оставшимися тварями и уйти, по возможности живыми, – подытожил Алекс. – Вот только сначала я прихвачу отсюда еще кое-что, – с этими словами он, пару раз щелкнув мышкой на терминале, подошел к серверному шкафу и вынул из разъема один из жестких дисков.

– Здесь записи со всех камер за последний час, – пояснил он, наткнувшись на непонимающие взгляды Эммы и Рика. – Нужно показать их тому, кто будет разгребать все это дерьмо. Я уже не очень надеюсь на то, что все решится само собой, и думаю, что дальше будет только хуже. Информация на этом диске может оказаться для кого-то бесценной.

– Уже можно выходить? – нетерпеливо перебила его Эмма. – Мне не терпится оказаться как можно дальше от этого места!

Рик, переглянувшись с другом, согласно кивнул. Аккуратно подойдя к двери, Алекс прислушался – за ней было тихо. Он уже взялся за ручку замка, когда Рик, стоящий рядом с системой наблюдения и бросивший мимолетный взгляд на мониторы, не сдержавшись, замысловато выругался.

– Алекс, не трогай замок и отойди от двери, только аккуратно, – шепотом произнес он.

– Что там? – так же еле слышно прошептала Эмма.

– Хорошая новость: спецназ уже в здании, и они идут как раз в нашем направлении, – тихо ответил Дабл-Ар. – Плохая – по коридору, тоже к нам, но с другой стороны, двигаются эти чертовы демоны: меченосец, несколько тварей помельче и трое одержимых, один из них с оружием. Эти гораздо ближе, в двадцати метрах от поста охраны. Будем надеяться, что пронесет…

По другую сторону двери послышались тяжелые шаги. Они становились все громче и громче, смешиваясь со скрежетом когтей и человеческим шарканьем. Затаив дыхание, все трое ждали. Вдруг жуткий грохот заставил их синхронно вздрогнуть. Алекс кинул взгляд на изображение с камеры – меченосец с ходу рубанул мешающий проходу стальной турникет, пинком отшвыривая металлические обломки, после чего прошел мимо двери, отделяющей его от выживших. Одержимые последовали за ним, как и остальные демоны. Однако исчадие, шедшее последним, задержалось около запертого входа в комнату охраны. Шумно втянув уродливым рылом воздух, оно взревело. Меченосец повернулся и шагнул к двери, поднимая меч для удара.

– Не пронесло! – заорал Рик. – Ну что, горе-стратег, это в твоем гениальном плане тоже есть?

Последние его слова заглушил металлический звон, и в толстом листе стали возникла тридцатисантиметровая сквозная прорезь. Спустя секунду к ней добавилась еще одна, и дверь начала поддаваться. Алекс одним прыжком оказался рядом, со скрежетом просунул ствол автомата в одно из образовавшихся отверстий и утопил спусковой крючок. Тесное помещение сразу наполнилось дымом, грохотом длинной, на весь магазин, очереди и запахом сгоревшего пороха. За дверью раздался пронзительный вопль, от которого у всех троих кожа покрылась мурашками, и дверь потряс удар страшной силы, погнувший винтовку и отбросивший Алекса на пол.

– Ты ему полный рожок в грудину загнал, а он и не думает подыхать! – Рик, оторвавшись от экрана, вскинул автомат, направив его на дверь. – Только разозлил! Теперь он эту дверь голыми руками вынесет!

Грохот не смолкал. На изрезанном и погнутом стальном покрытии появлялись все новые и новые вмятины от чудовищных ударов, однако замок и петли еще держались. Алекс рывком вскочил с пола и рванул к оружейному шкафу. Схватив два автомата, он за несколько секунд привел их в боеготовность. Оказавшись рядом с дрожащей Эммой, он протянул ей один. Она, отшатнувшись, энергично замотала головой:

– Я не ум-мею, м-мне не н-надо… – девушка была близка к нервному срыву.

– Уметь не обязательно, просто направь на дверь и жми на спуск, как только я скажу, – Алекс решительно сунул автомат ей в руки. – Правую сюда, на рукоять, левую – сюда, на цевье. Почувствуешь, что ствол уводит, остановись, направь снова и стреляй. И соберись – если будем действовать вместе, то и выживем вместе, – добавил он.

Эмма, не в силах говорить, просто кивнула. Рик тем временем обзавелся еще парой «ЗигЗауэров» и делал для них жесткий упор из перевернутого стола и пары стульев. Зафиксированные автоматические винтовки были направлены на дверной проем, готовясь дать адекватный ответ смертельной угрозе. Основной ствол со сдвоенным магазином висел на широкой груди Рика. Алекс и Эмма запрыгнули за импровизированную баррикаду, наведя свои автоматы, и в этот момент измятая и покореженная дверь, не выдержав, рухнула на пол, расплющив все еще торчащее из нее оружие. В проеме, на светлом фоне, возник зловещий демонический силуэт.

– Стреляй в голову! – крикнул Алекс и спустил курок. Через мгновение к нему присоединился дуэт обоих стволов Дабл-Ара. Уродливая рогатая башка меченосца задергалась от многочисленных попаданий, но чудовище шагнуло вперед, намереваясь растерзать своих жертв. Однако сосредоточенный огонь в упор дал нужный результат – демон моментально лишился обоих глаз, большинства клыков и одного рога, а спустя секунду потерял и саму голову – ее срезало у основания особенно удачной очередью. Туловище, по инерции качнувшись, завалилось вперед, упав на пол рядом с укрытием. Обильно хлеставшая из раны густая черная кровь демона дымилась, прожигая напольное покрытие и наполняя помещение удушливым серным запахом.

Перезаряжаясь, Алекс бросил короткий взгляд на Эмму. Девушка сжалась под столом в дрожащий комок – самообладание окончательно покинуло ее. Автомат, не сделавший ни единого выстрела, лежал рядом, на полу. И тут в комнату хлынули остальные твари. Рик был наготове – и волну из нескольких нападавших срезало двумя потоками свинца и стали. Тех, кто не получил случайной пули в голову, добил Алекс – несколькими короткими, по три-четыре патрона, очередями. Снаружи загрохотали выстрелы и гулко взорвалось сразу несколько гранат, как осколочных, так и светозвуковых – подошедший спецназ вступил в бой с демонами.

– У меня ноль по патронам на вспомогательных! – проорал Рик полуоглохшему Алексу. – Есть два магазина на основном! У тебя как?

– Два полных и пять в третьем! – прокричал он в ответ. – Надо прорываться!

Рик мотнул головой и, схватив Эмму в охапку, рывком поднял ее на ноги.

– Сматываемся! – Девушка лишь кивнула и устремилась за своим парнем, не забыв поднять автомат, как удивленно отметил Алекс.

Друзья выбежали из тесной и душной комнатки, оказавшись в полутемном коридоре. Из всего освещения работала, моргая, лишь пара ламп в его дальнем конце, как раз там, где был поворот к выходу. Где-то совсем рядом, через стену, грохотали автоматные очереди и раздавались глухие разрывы гранат. Злобный демонический рев не оставлял сомнений в том, кто противостоял прибывшему спецназу. Коридор, впрочем, на первый взгляд казался пустым. Не сговариваясь, все трое рванули на свет, по пути оббегая завалы и перепрыгивая через полуобъеденные человеческие тела и кровавые лужи. Запах смерти – тошнотворная смесь вони разорванных внутренностей и сернистых миазмов черной жижи, служащей кровью этим тварям, – резко ударил Алексу в нос, разом скрутив желудок и подняв его содержимое к горлу. Бегущая рядом Эмма, не удержавшись, остановилась, нагнувшись, и исторгла из себя остатки ужина, добавив этим еще пару ноток в неповторимый букет, казалось, уже осязаемых ароматов. Алекс, с усилием подавив рвотные позывы, взглянул на Рика. Тот тоже держался, хотя его начинающее зеленеть лицо говорило о сходном состоянии.

– Ты как? – еле выдавил он, обращаясь к своей девушке. – Идти сможешь?

Эмма, бледная, как покрывало, лишь утвердительно мотнула головой и двинулась дальше, зажав нос и стараясь не смотреть вниз. Алекс и Дабл-Ар последовали ее примеру. Трупов под ногами стало меньше, а свет и спасительная дверь к выходу – ближе.

– Поворот, еще полсотни метров – и мы снаружи, – продышавшись, Рик немного отошел. – Что дальше? К парковке?

– Да, бежим к твоей машине, она ближе, – Алекс тоже приободрился. – Да и внедорожник побезопаснее седана – чувствую, сейчас там тоже ад, так что особо не расслабляйся.

– Так точно! – шутливо отрапортовал Дабл-Ар. Он собирался еще что-то добавить, но в этот момент удача, не покидавшая их с самого начала, закончилась.

Стена коридора внезапно взорвалась осколками кирпичей и рваными лохмотьями гипсокартона, сбив всех троих на пол. Из пролома сквозь облако пыли к ним рванулся чудовищный силуэт, в котором угадывался сородич-двойник убитого меченосца. Рик, оказавшийся ближе всех, успел сделать лишь пару выстрелов навскидку, однако тварь это даже не замедлило. Демон, не тратя время на замах, свободной лапой выдернул оружие из его рук – с такой силой, что лопнул автоматный ремень – после чего мощным пинком отправил Рика в воздух. Пролетев несколько метров, тот врезался спиной в стоящий кулер с водой и, повалив его, безвольным мешком грохнулся на пол, потеряв сознание. Алекс поднялся, мотая головой от звона в ушах, и встретился взглядом с обернувшимся к нему чудовищем. Исчадие начало движение, уже занося тяжелый меч, и он, понимая, что не успевает выстрелить, просто рефлекторно откатился вбок за мгновение до удара. Сверкнувшая в тусклом свете ламп полоса стали с хрустом пробила коридорный паркет в паре сантиметров от него, застряв глубоко в полу. Вскочив, Алекс направил автомат на голову демона и утопил спуск – но меченосец, в последний момент схватившись за ствол, отвел его в сторону – и весь магазин до последнего патрона ушел в правую лапу твари, превратив ее в месиво из мяса и раздробленных костей. Уцелевшей рукой чудовище вырвало оружие, при этом погнув его, и отбросило на пару десятков метров. В следующую секунду гигантская когтистая лапа схватила Алекса за горло, и он ощутил, как ноги отрываются от пола. Демон приблизил свою отвратительную рогатую морду вплотную, и Алекс, еще раз взглянув ему в глаза, увидел там свою неминуемую смерть. «Смакует момент», – пришло ему в голову. Больше не в силах выдерживать поток ненависти, исходящий от твари, он зажмурился, приготовившись умереть.

Грохот автоматной очереди разорвал звенящую тишину, и Алекс заметил, что по спине меченосца заструилась черная кровь. Несколько пуль прошли навылет и со звучными хлопками добавили отверстий в стене коридора, чудом не ранив его самого. Демон взревел так, что заглушил звуки стрельбы, и резко отбросил свою жертву в конец коридора, повернувшись к новому врагу. С трудом приподняв голову, оглушенный Алекс увидел… Эмму! Она стояла, держа трясущимися руками автомат и непрерывно жала на спуск – но были слышны лишь сухие щелчки бойка. Чудовище, больше не обращая на него внимания, направилось к девушке.

– Алекс! Беги! – закричала Эмма.

– Нет! Я вас не оставлю! – его кулаки сжались от бессилия.

– Уходи! Ты должен! Иначе никто не узнает, что случилось! – Эмма, бросив бесполезный автомат, опустилась на колени и склонилась над лежащим Риком, обняв его.

– Нет! Я не уйду! Сюда, злобное отродье, я тебе нужен, не она! – последние слова с трудом поднявшегося Алекса были адресованы уже подходившему к Эмме меченосцу.

Проигнорировав его, демон нагнулся, схватил Эмму за волосы, намотав золотистые пряди на лапу, и поднял с земли упирающуюся и кричащую девушку. Поставив ее на ноги, чудовище на миг разжало когти, но лишь затем, чтобы закинуть ее себе на плечо. С этим грузом исчадие решительным шагом направилось вглубь корпуса. «На убой», – внезапная мысль прожгла Алекса насквозь, и он, прихрамывая, двинулся за ними, больше ни о чем не думая, а просто стараясь не отстать. Однако меченосец, набрав приличную скорость, уже через несколько секунд исчез из его поля зрения, скрывшись в боковом проходе. Найти их с поврежденной ногой, без оружия, в здании, кишащем нечистью, было просто нереально, и Алекс это понимал. Тяжело вздохнув, он присел рядом с Риком, пытаясь помочь хотя бы ему. Его друг лежал, не подавая признаков жизни, лицом вниз, в луже черной, маслянистой, слабо дымящейся жижи с сильным серным запахом. Упавший кулер основательно придавил правую руку. Алекс, кряхтя от натуги, понемногу начал сдвигать его в сторону, освобождая конечность.

– Дабл-Ар, держись, дружище, еще немного… – у него от напряжения уже плыли круги в глазах. – Потерпи, до машины я тебя как-нибудь дотащу, а в больнице тебя в два счета на ноги поставят… – Алекс шумно выдохнул. – Я же знаю, тебя так просто не…

Вдруг по бесчувственному телу Рика прошла судорога, после чего он, не приходя в сознание, конвульсивно замолотил руками и ногами по паркету, заставив испуганно отпрянуть друга. Алекс вспомнил, что это он уже видел.

– Нет, нет, нет, не может быть! – он не верил глазам. – Только не это! Сначала они забрали ее, потом тебя! Твари! За что?!

Тут послышался до боли знакомый скрежет – когтистые звероподобные чудовища были где-то рядом. Шум нарастал – источник звука явно приближался к месту последнего боя. Алекс беспомощно оглянулся, не зная, что делать дальше, и в этот момент Рик выгнулся в судорожном спазме, тяжело рухнул на пол и затих.

«Через минуту то, что было моим другом, оживет и попытается меня убить», – понял он, приняв окончательное решение, и повернувшись, двинулся к выходу.

Скрежет усиливался – тем временем Алекс уже прошел развилку и повернул за угол, разглядев в полумраке заветный светящийся зеленый прямоугольник над выходом из здания. «Еще каких-то двадцать метров – и я снаружи», – подбадривал он себя, хромая по темному коридору практически на ощупь. «Пятнадцать… десять… еще немного…» – нечеловеческий рев за спиной заставил его оступиться, потеряв равновесие. Бросив короткий взгляд назад, Алекс увидел своих преследователей – три исчадия миновали поворот, выйдя на финишную прямую. Собрав всю волю в кулак, он за мгновение преодолел оставшееся до двери расстояние, с ходу распахнул ее и, споткнувшись о порог, полетел вниз кувырком по ступеням. Приземление было жестким – ушибленная нога отозвалась резкой болью. Спустя секунду дверь снова резко распахнулась: из мрака резко выпрыгнули две тени. Едва коснувшись бетона, рогатые твари снова совершили скачок, конечной точкой траектории которого был бессильно скорчившийся на асфальте Алекс. Однако достигнуть этой точки им было не суждено – с крыши невысокого здания напротив засверкали вспышки выстрелов, и обоих демонов потоком пуль сшибло в сторону, на травяной газон. Перекатившись по инерции и оставляя своими многочисленными шипами длинные полосы взрыхленного дерна, исчадия вскочили – но только затем, чтобы снова упасть под перекрестным огнем нескольких винтовок. Алекс перекатился в противоположную сторону, чтобы не поймать шальную пулю, мимоходом отметив, что уже в который раз за сегодня чудом избежал смерти. – «Надо сваливать отсюда, пока мое феноменальное везение не закончилось», – посетила его мысль, пока он полз на четвереньках к своей стоящей неподалеку машине. Внезапно он понял, что за все это время не удосужился проверить, на месте ли ключи от нее, и яростно принялся шарить по карманам. Только нащупав покатый брелок сигнализации, он перевел дух.

Поворотники седана коротко моргнули и дверной замок открылся, впуская полуживого хозяина машины в салон. Оказавшись внутри, Алекс сразу заблокировал двери и, не теряя времени, нажал кнопку зажигания. Мощный мотор «Ауди» завелся с пол-оборота и мерно зарычал, показывая свою готовность к предстоящей поездке. Повинуясь дальнейшим действиям своего водителя, автомобиль, резко дернувшись, сорвался с места и начал набирать скорость. Две твари, пытавшиеся его убить, лежали неподвижными грудами сочащегося черной кровью и дымящегося мяса на изрытом пулями газоне.

– Их же вроде три было, – машинально произнес вслух Алекс, поворачивая мимо трупов издохших демонов.

Вдруг из черного зева распахнутой двери научного корпуса вылетел еще один смазанный силуэт – настолько быстро он двигался. Парой молниеносных зигзагообразных прыжков уйдя из-под огня, третьим скачком чудовище приземлилось прямо на багажник «Ауди». Выстрелы с крыши прекратились – очевидно, стрелки боялись попасть в водителя. Алекс заорал от страха, одновременно выкручивая руль и пытаясь стряхнуть ползущую дальше тварь. Однако ее загнутые когти с легкостью пробивали тонкий металл кузова и служили надежной точкой опоры. Взмах лапы – и заднее стекло машины взорвалось, осыпав мелким крошевом водителя. Автомобиль с нарастающей скоростью гигантскими зигзагами несся по главной аллее к выходу, а исчадие тем временем пыталось влезть в салон, протискиваясь в разбитый оконный проем. Его передние лапы уже были внутри, кромсая внутреннюю обивку и спинку кресла водителя в тщетных попытках добраться до сидевшего за рулем человека. Задние же оставляли глубокие борозды на крышке измятого багажника. Уже отчаявшись, Алекс кинул взгляд в зеркало заднего вида, и ему пришла в голову безумная, почти самоубийственная идея – но выбора не было.

Вывернув руль, он коротко ударил по тормозам – и машина пошла юзом. Как только седан развернуло на сто восемьдесят градусов, он стабилизировал занос и резко остановил его. Силой инерции демона вышвырнуло из салона и отбросило на несколько метров от автомобиля. Не теряя ни секунды, Алекс перебросил рычаг коробки передач на задний ход и вдавил газ до упора. Все восемь цилиндров взревели, разгоняя «Ауди». Тварь успела лишь вскочить на ноги, но не больше – несущийся полуторатонный сняряд подмял ее под себя, дробя кости и ломая хребет. Машину тряхнуло, но она продолжала ехать все быстрее, размазывая исчадие по асфальту. Наконец, последние окровавленные куски мяса вылетели из-под колес и ход стал ровней.

На миг остановившись, Алекс снова развернул машину и двинулся дальше, уже не задом наперед. Поворот направо – и он увидел КПП на выезде из ЦЕРНа. Демонов заметно не было, из необычного – только пара черных полицейских фургонов с внешней стороны и отсутствие охраны на самом пропускном пункте. Хотя нет – одна фигурка в черном камуфляже с автоматом маячила в стеклянной кабинке управления шлагбаумом. Впрочем, он все равно уже был поднят. Подъезжая, Алекс притормозил, чтобы не стать жертвой случайного выстрела, а заодно перекинуться парой слов с полицейским и предупредить его о серьезной угрозе. Когда до КПП оставалось метров двадцать, спецназовец повернулся лицом к приближающемуся автомобилю – и Алекс оцепенел. Бельма на месте глаз, яростный оскал на перекошенном бешенством лице – это был одержимый! Он неуклюже начал поднимать автоматный ствол, наводя его на «Ауди». Машина резко рванула с места на максимальном ускорении, вжимая водителя в разлохмаченное сиденье. Подпрыгнув на «лежачем полицейском», седан пролетел несколько метров, чуть не снеся поднятый шлагбаум, и в этот миг загрохотала длинная очередь. Часть ее взяла на себя кабинка из бронестекла, давая совсем не лишние и такие нужные сейчас доли секунды Алексу. Остаток автоматного магазина ушел в молоко, лишь пара пуль все же попала в стремительно удаляющийся автомобиль – одна из них снесла боковое зеркало, полетев дальше, вторая пробила заднюю шину, заставив «Ауди» резко вильнуть. Выругавшись, Алекс все-таки сумел сохранить управление, однако через пару сотен метров из-под днища посыпались искры – покрышку сорвало и скорость резко упала.

Убедившись, что его никто не преследует, Алекс остановил машину и вышел наружу. Стояла темная ночь, взявшиеся из ниоткуда низкие черные облака плотно затянули небо, скрывая звезды. Было относительно тихо, лишь вдалеке слышались выстрелы и нарастающий вой полицейских сирен. От КПП его скрывал плавный поворот шоссе, но это не гарантировало безопасности. Бегло осмотрев автомобиль, он опять выругался, на этот раз более замысловато – из четырех колес полностью исправным выглядело лишь правое переднее, левое – пробито, а на задних шины вообще отсутствовали. Ехать дальше на том, что осталось от его «Ауди», было невозможно. Плюнув с досады, он повернулся, как раз, чтобы проводить взглядом колонну из десятка машин полиции и нескольких военных грузовиков, двигающихся к ЦЕРНу. Все они промчались мимо парня в изорванной и окровавленной одежде, стоящего рядом с разбитой легковушкой, и ни одна даже не притормозила. Видимо, ситуация становилась все хуже.

Вдруг вспомнив о том, что он взял, Алекс вынул из кармана чудом не выпавший и уцелевший в этом аду небольшой твердотельный жесткий диск, размерами напоминающий сигаретную пачку. «Ты должен! Иначе никто не узнает, что случилось!» – последние слова Эммы, намертво отпечатавшись в его памяти, придали ему мрачной решимости. Алекс развернулся и хромая, двинулся прочь от того места, где сегодня ночью разверзнулся ад. К людям, которым будет полезна его информация. К тем, кто знает, что нужно сделать, чтобы остановить этих кровожадных тварей.

Продолжение

Ваша оценка: None Средний балл: 9.1 / голосов: 55
Комментарии

Продолжение рассказа-повести-романа про войну прогрессивного человечества с армиями демонов. Это не начало, начало - в прологе, ссылка на который в самом верху, но если смотреть на события в хронологическом порядке, то описымаемое в I акте происходит чуть раньше пролога.

Читателей, боящихся больших объемов, просьба не пугаться - я просто соединил три главы (по объему где-то так), и назвал это актом. Выкладывать дальше буду так же: набором из 3-4 глав по 20-25 страниц, 12-ым шрифтом где-то раз в три месяца.

Приятного чтения!

Ого, как продолжения долго ждать(

Рассказ захватывает внимание. Интересно.

IDDQD

IDKFA

Set_destination=>HELL

О да... Wut? Oh shiiiiiiiiiiiiiiiiiiiiiiiiiiiiiiiiiii---------

ALL HEIL KHORN!!! BLOOD FOR THE BLOOD GOD!!!

------------------------------------------------

Рассказ офигителен, пиши еще!

"Dozornui" пишет:
IDDQD IDKFA

Еще IDCLIP забыл :))

Хотелось бы видеть свежие продолжения хотя б раз в месяц.

И я бы не прочь выкладывать в меньшем объеме и чаще, но есть пара проблем, этому препятствующих. Во-первых, сюжетных линий несколько, не считая второстепенных персонажей - взгляд на одно и то же событие будет показываться от лица разных людей (и не только). Например, в первый акт должна была войти еще мини-глава, рассказывающая о том же, только от лица одного из спецназовцев, прибывших в ЦЕРН. Там страниц пять-шесть, она готова на 95%, но я решил не раздувать еще сильнее объемы и включить ее во второй акт. Это я к чему: когда пишешь о том, что происходит в каком-то месте в какое-то время от лица нескольких человек, являющимися независимыми очевидцами, то в случае, если решил что-то добавить в событие или подкорректировать сюжет, то придется исправлять текст во всех мини-главах. Коряво объяснил, ну да ладно.

И во-вторых. Я сразу поставил себе цель - больше экшена. Или в каждой главе - горы трупов, расчлененка и адское эпичное мочилово, или - не писать вообще. Однако тут же столкнулся со сложностью: если в небольшом рассказе характеры и отношения героев можно особо и не описывать, переходя к теме "кровь-кишки-распидорасило" уже в конце первой страницы, то в произведении, претендующим на объем книги, это обязательно. Разделив первый акт на, скажем, четыре части, я получу полное отсутствие экшена в двух начальных и комментарии в стиле: "Ну и где демоны???" "Скучно!!!111". Я не именитый автор, поэтому мне нужно, чтобы каждая глава увлекала читателя. Буду стараться и дальше соблюдать соотношение в треть разговоров на две трети экшена.

Как-то так :)

Fear на написание рассказа как то повлиял? Ато при чтении мне представились демоны именно оттуда. Они как раз из подобных черных "блюдиц" висящих в воздухе выходили.

Ну это я уточняю, а рассказ отличный, 10. Жду продолжения.

*********************************************

нет знаний, не дающих силу.

В первую очередь серия Disciples - 2 и 3 части, Diablo - само собой, еще немного DMC, DOOM, FEAR и Hellgate: London. Вообще, тема нравится, не заезжена, как вампирская или зомби и дает простор для эпика, что особенно радует. Чувствуешь себя Майклом Бэем и Джеймсом Кэмероном в одном лице, которым сказали: "Так, снимаем фильм про то, как демоны к ебеням разносят старушку Европу... Что-что? Какой бюджет? UNLIMITED!!!"

Как более или менее или менее продвинутый графоман скажу вам, что мочиловом не стоит особо увлекаться. Всему знать меру. Лично мне было бы куда интереснее почитать рассуждения ученых на тему "демоны и прочая адская нечисть" .

Ну и конечно лучше читать по главе раз в месяц, чем три раз в три месяца

"StrelokT3" пишет:
Лично мне было бы куда интереснее почитать рассуждения ученых на тему "демоны и прочая адская нечисть" .

В третьей части будет обширный ликбез на эту тему :) Станиц эдак на 15, не меньше :)) Не зря же я полгода читал всякие средневековые трактаты типа "Гоетии", "Легеметона" и "De praestigiis daemonum" Виера. С этого, собственно, и начал. Демоническая иерархия проработана до мелочей, география и экономическая модель их мира уже прописаны в отдельных файлах (чтоб не забыть), отдельное внимание я уделил математической модели работы Врат (увеличение-сжатие-изменение потребления крови в зависимости от текущего диаметра и ранга демона, проходящего через них) - пришлось в Excel`е электронную таблицу строить, калькулятор не справлялся :)) Также в создаваемую мифологию я включил ряд исторических событий - для большей достоверности... до хрена всего сделано, и не перечислить. Короче, все схвачено, жди :)))

А, да, я подумаю над выкладкой акта по частям; если получится, продолжение будет пораньше.

Тема действительно новая. Есть вокруг чего раскрутиться. И это у тебя получается. Я удивляюсь даже, как ты к этому серьезно подошел. Кучу литературы прочел и т.д и т.п. Молодец вообщем. Удачи тебе в свершении планов!

*******************************************

нет знаний, не дающих силу.

И еще пожелание. Хотелось бы чтоб была масштабность и описание боевых действий, обстановка типа: третий легион Ада нанес контрудар во фланг шестой натовской дивизией, состоящей целиком из геев))

И дивизии НАТО, и адские легионы, и прорывы фронтов, и ядерное оружие - все будет :) Насчет масштабности тоже не беспокойся: ради нее и начинал.

UPD: НАТОвских дивизий не будет - у них бригадная структура :) геев не будет тоже - еще за ЛГБТ-пропаганду посадЮт (или за гомофобию - в случае их массового геноцида) :D

Автору БРАВО!

Просто шик!

Эффект присутствия это редкость!

Обновил.

Быстрый вход