Отрывок из романа "Постъядерный мир"

Горячий воздух почти плавил незатейливый пейзаж – нездорового цвета земля с как будто выжженной растительностью монотонно стелилась вплоть до раскаленного горизонта и, пожалуй, единственное, что выбивалось из общего уныния – виднеющиеся вдали смутные очертания разрушенных многоэтажных зданий. К тому, что раньше было городом, вела испещренная трещинами дорога, заросшая до такой степени, что различить ее на фоне земли было крайне непросто. На разбитом асфальте ржавым прыщом выделялся поваленный на бок грузовик; маленькие гнилые полуразвалившиеся постройки домов окружали пригородную территорию. Куда ни посмотри, везде одно и то же: лысые бугристые холмы, разбитая техника и жалкое подобие сухой растительности. Ничто не нарушало тишину и покой этого постапокалиптического вида, покуда вдали не послышались одинокие, чуть шуршащие по сгоревшей траве шаги.
Минуты две спустя из-за холма показался человек – он остановился, достал из потрепанного футляра, висевшего через плечо, большой бинокль с трещинкой на левой линзе и принялся внимательно изучать пустынные окрестности. Можно было, конечно, упрекнуть его в неосторожности – на открытой возвышенности человек был виден как на ладони – но он отлично знал, что, во-первых, в радиусе двух-трех километров нет ни души, а во-вторых, ни один, даже самый меткий стрелок не достанет его с такого расстояния. Мужчина, так уверенный в своей неуязвимости, снял большие оранжевые очки, оставив их болтаться на шее, задумчиво поскреб уже порядочно отросшую щетину и, положив бинокль обратно в футляр, снова терпеливо зашагал по направлению к развалинам города.
Одет он был весьма необычно даже для странника. Высокие армейские ботинки на толстой подошве специально продырявлены в нескольких местах для вентиляции, грубые бесцветные холщевые штаны туго подпоясаны кожаным ремнем, потертая куртка надета поверх черного свитера с откинутым капюшоном, ладони затянуты в перчатки без пальцев. В дополнение ко всему, к правой ноге чуть выше колена была пристегнута кобура с пистолетом, внушительного размера нож подвешен на ремне, а за спиной чуть вздрагивали при ходьбе компактный вещмешок и новенькая винтовка. Впрочем, самым удивительным была не сама экипировка, а то, что в ней отсутствовало. На мужчине не было бронежилета – вещи, без которой ни один мало-мальски уважающий себя охотник даже из дому не выходил. Даже если уж совсем поджимало, обходились простой кованой кольчугой, которую можно было на любом рынке приобрести за бесценок – в схватке не спасет, конечно, но для коротких рейдов в пустошь еще сгодится. На этом же не было даже кольчуги. Любой посторонний, незнакомый с этим человеком, сделал бы вывод: либо слишком самонадеян (стало быть, новичок), либо до крайности отчаялся (значит, где-то по-крупному влип), - и в обоих случаях он бы фундаментально ошибся.
Этого человека звали Локен. Никто не знал, было ли это его настоящее имя или просто прозвище – так его называли все. Не было ни фамилии, ни отчества – вообще ничего. Выглядел же Локен очень молодо. Издали могло показаться, что ему лет двадцать пять, но если присмотреться повнимательнее, то становится понятно, что как минимум три-четыре года накидывает своею обладателю вечная щетина. Нельзя даже было толком сказать, есть ли этому парню двадцать один год – возраст, который в Перепутье принято считать совершеннолетием. Так или иначе, на все вопросы о возрасте Локен уклончиво отвечал, что точно не помнит, в каком году родился. Однако было видно, что парень, скорее всего, появился на свет очень незадолго до Войны.
Тем необычнее была его привычка ходить по развалинам в одиночку да еще и без брони. Обычно молодые странники первым делом обзаводились приличной защитой, чтобы выходить из надежных городов на открытую местность – не говоря уже об опытных ветеранах, которые, казалось, не расставались с броней даже во сне. Впрочем, Локен все это прекрасно знал – поэтому-то никогда не расставался с уже порядочно затертым черным свитером, который носил даже в жару. Свитер был с секретом – в подкладку было вшито десять кевларовых ударопрочных пулестойких пластин. Эти пластины Локен давно добыл в развалинах и самостоятельно вшил в свитер – в первой же стычке с двумя дорожными бандитами он убедился, что кевлар надежно защищает его и от пуль, и от холодного оружия.
Миновав ржавый поваленный грузовик, Локен ускорил шаг – до развалин города осталось совсем немного. Он специально ночью выехал из Колдройда, чтобы к полудню успеть сюда – это самое лучшее время для поисков нужных вещей. Тем более, что Локен вместе с Линком на днях получили заказ от Гарри Очкарика. Гарри должен был сбыть пару пистолетов и автомат на черном рынке, чтобы не попасться с незарегистрированным оружием на проверке шерифу – этим занимался Линк; и, помимо прочего, Очкарик всегда был рад купить пару интересных вещей  по дешевке. Тем более, что Локену и Линку он доверял больше остальных. В частности, Гарри, одного из главных торговцев Перепутья интересовали слесарные инструменты, которые пользовались в народе большим спросом. И потом, ими всегда было безопасно торговать, что называется, из-под полы – а только так Очкарик, в сущности, и торговал.
Локен надеялся пробыть в развалинах не более трех часов – у него не было с собой противорадиационных таблеток, а стимуляторы он тратить не хотел. Этого времени было в принципе достаточно для интенсивных поисков, но в развалинах главной угрозой была отнюдь не радиация. Локену не впервой было натыкаться на засады на подходе к городу, и он, умудренный опытом, всегда старался избегать наиболее популярных среди бандитов маршрутов. Хотя случалось и такое, что бой приходилось принимать и в самых неожиданных местах. Например, полгода назад, когда Локен ходил в рейд с группой «одиноких», им приходилось выдерживать осаду в разрушенном здании общественного туалета, куда их загнала банда «волков». Он всегда держал ухо востро и на подходе к развалинам, и когда находился внутри, и на обратном пути.
Поэтому когда Локен услышал сухие трески выстрелов на подходе к городу, его это нисколько не удивило. Судя по частоте стрельбы, в стычке участвовало человек пять. Столь локальными перестрелками тут было некого поразить: подчас случалось, что две, а то и три баталии, никак не связанные между собой, проходили всего в каком-нибудь квартале друг от друга. Однако волноваться все-таки стоило.
Локен быстрым движением надел очки, вскарабкался на первый этаж полуразрушенной каменной постройки и оглядел окрестности – стреляли на противоположной улице. Четверо бандитов и один странник. Бедняга забаррикадировался на крыше одноэтажного здания за вывеской, а бандиты, прикрываясь перевернутым трамваем, явно готовились к штурму. Оценив ситуацию, Локен мягко спрыгнул на землю и затрусил к месту перестрелки. Добежав до угла здания, прилегающего к одноэтажному убежищу странника, он упал на колено, одним движением перекинул винтовку со спины, молниеносно вставил новую обойму, большим пальцем затолкнул в рукоять энергетическую батарейку, передернул затвор и, переведя оружие в режим автоматической стрельбы, встал в полный рост. Бандиты были как на ладони. Поймав в прицел одного бугая со стареньким пулеметом калибра 7,62 наперевес и тлеющей сигаретой в зубах, Локен плавно нажал спусковой крючок.
Выстрел прозвучал так неожиданно, что перестал стрелять даже угодивший в засаду странник. Пуля, разогнанная импульсным зарядом батарейки до невероятной скорости, попала громиле прямо в грудь, прошла навылет, выхватив по дороге здоровый кусок плоти. Бандит с дыркой в груди красиво отлетел к обочине и упал на землю, как мешок с навозом.
Локен отпраздновал победу еще одним выстрелом, но пуля на этот раз прошла намного левее цели. Опешившие было от неожиданной атаки с фланга бандиты мигом оправились от испуга и открыли по Локену шквальный огонь, заставивший парня залечь пластом. Тем временем находившийся на крыше странник, обрадовавшись неизвестно откуда взявшейся помощи, тоже запустил свою волынку и, перекрикивая треск выстрелов, крикнул Локену:
- Двигай ко мне, приятель, я прикрою!
Локен осторожно выглянул из-за угла, увидел, что противники на время прекратили стрельбу,  молниеносно перебежал за одноэтажный дом и большим пальцем перевел винтовку в режим стрельбы очередями.
- Ты кто такой? – донеслось с крыши под аккомпанемент очереди.
- Направлялся в развалины, а тут перестрелка на пути, - прокричал в ответ Локен, доставая что-то из вещмешка. – Надо же помогать людям!
- Я ранен, - странник, похоже, не расслышал слов Локена. - Так что слезть не смогу. Придется тебе их со стороны улицы давить, я сверху прикрывать буду!
- Идет! – весело сказал Локен и, высунувшись из-за здания, кинул за перевернутый трамвай продолговатый ребристый предмет. Спустя пять секунд «предмет» рванул так, что двое бандюг вылетели из-за баррикады вперед ногами. Сделав шаг вперед, Локен осмотрел поле брани поверх прицела и дал очередь по последнему бандиту, сумевшему укрыться от гранаты за обломками.
- Ты всегда делаешь не то, о чем тебя просят? – спросил сверху странник.
- Да, - кивнул Локен. – Обычно это срабатывает на пользу.
- В следующий раз предупреждай, когда пускаешь в ход тяжелый арсенал, - посоветовал странник, высматривая окрестности. - Где этот гад?
Оставшийся в живых противник, благополучно выстрелив вслепую последний патрон, шустро бросился убегать по заросшей улице. Понаблюдав за ним секунд пять, Локен подбросил свою винтовку вверх – приняв в воздухе горизонтальное положение, она аккуратно опустилась ему за спину – и, резко сорвавшись с места, побежал врагу наперерез. Добежав до конца улицы, он бросился в окно здания, в два прыжка преодолел почти осыпавшийся лестничный пролет и вылетел в окно, приземлившись точно на крышу прилегавшего гаража. Спрыгнув на землю, парень оказался прямо позади бандита – тот в замешательстве обернулся и был мгновенно сбит мощным ударом в грудь. Выпрямившись, Локен оценивающе осмотрел поверженного противника и многозначительно опустил руку к кобуре, привязанной к ноге.
- Не убивай, - прохрипел бандит, отползая в сторону.
- Все зависит от тебя, - недобро усмехнулся Локен. – Какая банда?
- Клан Захара, - мгновенно выдал тот.
Локен хмыкнул и задумчиво почесал бровь: насколько он знал, «захаровские» ребята орудовали на подступах к Аракану. Бывало, конечно, что банда меняла свое местоположение, но чтоб переезжать в развалины – слишком рискованно.
- В таком случае, что вы тут делали? – после паузы спросил Локен.
- Мы сбежали из лагеря.
- Зачем?
Пленник молчал. Локен нетерпеливо пнул его по ребрам и повторил вопрос. Откашлявшись, бандит произнес:
- Мы... Мы кое-что искали.
- Ага, - удовлетворенно кивнул Локен. – Значит, кое-что искали. Это кое-что имеет название?
- Знаешь, сопляк, - неожиданно грубо прошипел пленный, - ты за свое любопытство можешь поплатиться не только здоровьем. За нами уже как пить дать отправились в погоню, и если они сейчас не рассматривают развалины в бинокль, то провалиться мне сквозь землю.
Локен нахмурился:
- Хорошо, тогда чего ж вы, дебилы, зная, что за вами хвост, напали на странника?
- Он же был один, черт его подери! Мы бы его в две минуты уложили, если бы ты не появился, - с досадой объяснил бандит. – У него наверняка была жрачка. Мы ж пустые из лагеря уносили ноги – с собой ничего нет.
- Ладно, - Локен отступил на шаг. – Объяснения приняты. Проваливай, пока твои ребята еще не…
Закончить фразу ему не удалось – автоматная очередь прошила бандита насквозь. Локен инстинктивно метнулся на землю – одна пуля попала в спину, но срикошетила от кевларового панциря. Подтянув к себе труп, Локен, прикрываясь им, как щитом, дополз до первого заваленного обломками переулка и спрятался там. Пули с неприятным звуком продолжали впиваться в мертвое тело, пока Локен не втащил его вслед за собой. Сняв с мертвеца маленький рюкзак, он обшарил карманы, но ничего толкового, кроме одного полупустого стимулятора не нашел. Выругавшись сквозь зубы, Локен ногой вытолкнул труп на улицу, а сам стал пробираться через переулок. Сзади прекратили стрельбу, и Локена это насторожило – значит, погоня. Выбежав на большой проспект, заваленный кучей ржавых автомобилей с выбитыми стеклами и снятыми колесами, он быстро побежал по растрескавшемуся от времени тротуару к противоположному концу города. 
Локен отлично знал этот район, поэтому направился когда на искореженном асфальте черной дырой возник люк, ведущий в систему канализации, он, не задумываясь, нырнул в него. Канализация вела прямо на окраину развалин – там, в расщелине, где когда-то была река, находилось скрытое убежище Локена – место, где он всегда оставлял свой багги перед экскурсиями в развалины. Сейчас транспортное средство было бы как нельзя кстати - из города надо было смыться как можно быстрее, пока «захаровцы» плотно не сели на хвост. Когда  Локен откинул крышку люка, ведущего к тайнику, он вдруг подумал об одиноком раненом страннике, оставшемся на крыше в развалинах – того уже наверняка не было в живых. Витиевато выругавшись, Локен разобрал завал из досок, под которым прятал легонький джип и прыгнул в кабину.

***
- Стволы, конечно, незарегистрированные, но для рейдов вполне сгодятся. Смотри, все исправно, - Линк, зажав сигарету в зубах, дернул затвор пистолета назад. – Патроны  девять на девятнадцать, так что без боеприпасов не останешься.
- Не знаю, Линк, - покачал головой Ник. – По-моему, дороговато. За незарегистрированный ствол…
- Ну так вали в какой-нибудь Аракан или Кастро! – раздраженно воскликнул Линк, неопределенно махнув рукой, -  Там тебе за такой зарядят под тысячу и это в лучшем случае. Я тебе предлагаю вдвое дешевле – это ж, мать ее, сделка века, а ты строишь из себя клоуна!
- А что еще есть? – с выражением величайшей скупости на лице спросил Ник. – Кроме пистолета?
- Есть еще автомат системы «Смерч». - Линк нагнулся и пошарил под прилавком. – Отличное состояние, лазерный прицел, откидной приклад, две полных обоймы в подарок. Если заплатишь, конечно.
- Тоже незарегистрированный? – подозрительно осведомился Ник.
Линк кивнул и потушил окурок об стол.
- Они все незарегистрированные. Но автомат ты смело можешь пронести в Перепутье как товар.
- А пистолет? – сощурился Ник.
- Пистолет – нет, - Линк раздраженно прикрыл глаза. – Я тебе уже десятый раз говорю, он засвечен. Короче так, Николас, либо ты берешь, либо валишь отсюда сию же минуту. За автомат, так уж и быть, больше полутора штук не возьму, но пистолет в пятьсот – железно. Итого две тысячи.
Ник взял автомат, прицелился в тусклую лампочку под потолком, выпустил воображаемую очередь в ветхий шкаф и, засопев от жадности, положил автомат обратно на стол.
- «Смерч»-то совсем не новый, вон, на линзе царапины, - Ник сделал попытку вновь начать торги, но терпение Линка, похоже, лопнуло.
- Вон, - железным голосом произнес он. – Чтоб духу твоего здесь не было.
- Ладно, ладно тебе, - опешил Ник. – Не кипятись, так уж и быть, за полтора куска…
Закончить ему не дал звук, который производит армейский ботинок при ударе о стальную дверь. Следом за дверью в помещение вломился высокий мужчина в больших оранжевых очках, грубых брюках, такой же куртке, надетой поверх черного свитера и с внушительного вида винтовкой за спиной. В правой руке он держал большую серую тушу «поганки», слепого животного-мутанта.  
- Привет, Локен, - равнодушно отреагировал на столь внезапное появление Линк. – Ты что-то рановато.
- Надо поговорить, - не обращая ровным счетом никакого внимания на остолбеневшего Ника, сухо бросил Локен. Бросив тушу на стол, он снял со спины винтовку, аккуратно прислонил ее к стене. После этого он положил в угол вещмешок и рюкзак, быстро стянул куртку и остался в подозрительно топорщившемся в нескольких местах свитере.
- Разумеется надо, - согласился Линк, следя за манипуляциями своего друга. – Но, как ты видишь, у меня гости. Ник, познакомься, это Локен. Локен – Николас, но его все называют Бородавкой. Не рекомендую здороваться с ним за руку.
- Да иди ты, - очнувшись, огрызнулся Ник и дружелюбно протянул Локену ладонь.
- Я же сказал, нам нужно поговорить, - по-прежнему не замечая Ника Бородавку, повторил Локен, оголяясь по пояс.
Линк на долю секунду опешил – редко Локен бывает в плохом настроении после рейда в развалины, а уж если и бывает, то явно неспроста – но тут же овладел собой и, не меняя тона, заявил:
- Что ж, Николас, как видишь, у нас с компаньоном очень важное дело, не требующее отлагательств, поэтому настоятельно советую свалить на хрен.
- А как же стволы?
- Никуда твои стволы не денутся, приходи завтра утром и забирай за три тысячи, - ласково сказал Линк, железной хваткой взял Бородавку под руку и вытолкал из дому. Захлопнул дверь, он опустил засов и повернулся к Локену – лицо его выражало крайнюю озабоченность.
- Какого черта?
- Ты не поверишь, - буркнул Локен, расшнуровывая ботинки.
- После того, как ты прогнал этого скупердяя, я поверю даже в то, что ты изобрел машину времени. Ты собираешься говорить, что произошло или нет?
Локен взял медный таз со шкафа, наполнил его водой из большой бочки и повернулся к Линку.
- Одним словом, - Локен до последней подробности рассказал Линку все, что произошло в развалинах, начиная с момента, когда он ввязался в перестрелку, кончая тем, что оставил ложный след для «захаровцев» в развалинах, переночевал по дороге в бункере странников-рокеров и убил «поганку» на подходе к Колдройду. Внимательно все выслушав, Линк молча подал Локену коробку с мылом и, пока тот обливался прямо на полу, спросил:
- А самого Захара с ними не было?
- Не-а. Я по крайней мере не видел. Дай какую-нибудь тряпку, - попросил Локен, намыливая голову. – И куда ты, чертяга, дел все мыло? Я ж тебе из развалин принес чуть ли не годовой запас, а сейчас у тебя всего пара обмылков.
Линк оставил вопрос без ответа – нашарив в шкафу большое махровое полотенце, он протянул его Локену, и тот принялся с ожесточением тереть им свое тело.
- Получается, «захаровцы» поперлись в эти развалины что-то искать. Причем это что-то явно было нужно остальным членом банды, иначе бы они с такой прытью за ними не неслись.
Локен что-то одобрительно промычал и вылил на себя оставшуюся в тазу воду.
- А что с тем парнем? Которого подстрелили?
- Понятия не имею, - пожал плечами Локен и принялся одеваться. – Рискну предположить, что его убили бандиты.
- М-да, - задумчиво протянул Линк.
- Я стащил у одного бандита рюкзак, - вспомнил Локен, кивком указывая в угол. – Покопайся, может быть, есть что ценное.
Линк хмыкнул, прошел к двери, взял рюкзак, с большим интересом запустил руки вовнутрь и принялся выкладывать содержимое на стол. Сначала на свет появилась большая фляжка, затем маленький блестящий револьвер «Шпиц», новый, но без патронов, пара полных стимуляторов, потрепанная книжка под названием «Атлас мира», непонятно для чего предназначенная здоровая железка, сложенный вчетверо листок, пачка денег, банка «био-масла» и старый ржавый ключ.
- Ого! – многозначительно покачал головой Локен, покосившись на добычу. – Даже «био-масло» есть, целая банка! Интересно, откуда они ее сперли... А что за железяка?
Линк повертел железку в руках, осматривая со всех сторон и пожал плечами:
- Понятия не имею. Тут на боку выбит номер – 459. Выглядит, знаешь ли, как будто от чего-то отпилена.
- А листок?
Листок оказался вырванным из какой-то книги – на нем был изображен план города, но ни на развалины, из которых вернулся Локен, ни тем более на Перепутье или Аракан он не был похож. Ближе к краю плана был нарисовал крестик.
- Знаешь, что это за город? – спросил Линк.
- Нет, - Локен заглянул другу через плечо. – Но это явно не тот, откуда я сейчас.
- Тогда все понятно, - Линк свернул листок и бросил его обратно на стол. – Эти придурки решили…
- …что на карте те самые развалины, - продолжил на него Локен. – И поперлись туда в поисках вот этого места. – Локен ткнул в крестик пальцем и хмыкнул: - Знаешь, Линкольн, может быть даже хорошо, что они не прошли даже пригородного района. Все равно бы ничего не нашли, а в центр соваться без комбинезона – это смерть, там чудовищная радиация.  
Линк согласно кивнул и бросил железку, карту, ржавый ключ и растрепанный «Атлас мира» обратно в рюкзак.
- Это можно выкидывать. Завтра как пойдешь в Перепутье, сдай деньги на блокпосту, они все равно не помеченные, а револьвер толкнешь Гарри.
- С одним револьвером к Очкарику не сунешься, ты знаешь.
- Отдашь ему три тысячи, которые мне завтра утром Бородавка принесет, мы ему должны за стволы, - Линк откинулся на спинку стула и взял из ящика стола сигарету и коробок спичек. – Да и мимоходом можешь упомянуть про то, что ты завалил пятерых «захаровцев».
- Захар черным потоком поставляет Гарри товар, - мрачно заметил Локен. – Вряд ли он обрадуется, услышав это.
- Тогда заявись прямо к Генералу Скиннеру и напиши прошение о награде, - раздраженно сказал Линк. – Шуток, что ли, не понимаешь?
- Ладно, ну тебя с твоим юмором, Линк, - отмахнулся Локен. – Через пятнадцать минут нам электричество вырубят, а мне еще к комиссару сходить надо. Я ему обещал из рейда фонарь притащить, но раз такое дело… Скажу, что в следующий раз поищу.
- И мне сигарет, - буркнул Линк сквозь пелену табачного дыма. – У меня практически не осталось.
- Тебе купить в Перепутье? – спросил Локен, стоя в дверях.
- Дороже выйдет, лучше в развалинах искать, - покачал головой Линк. – Ладно, давай, иди докладывайся комиссару, я пока твой спальник найду. Как доложишься, забеги к Гордону, он мне кое-что должен, ладно?
Локен кивнул другу и вышел во двор. Дом Линкольна – одно из немногих кирпичных зданий в Колдройде – находился прямо в центре деревни. Над входом в жилище красовалась слегка покосившаяся и уже прилично облупившаяся вывеска, на которой было написано «Магазин Максимум». Вывеску со словом «Магазин» Локен притащил из развалин по просьбе друга, «Максимум» Линк дописал уже сам – так он решил назвать свою лавочку. Название же свое магазин оправдывал в самых различных гранях – магазин пользовался максимальным спросом у жителей Колдройда, так как у Линка был максимальный выбор товаров, и чаще всего он задвигал за них максимальную цену.
Локен шагал к окраине деревни – именно у главной дороги, ведущей к Перепутью, располагался двухэтажный дом комиссара Дэнниса Уокера. Необходимо было пройти ферму Джонни Щегла, плантацию красной кукурузы старика Дугласа, лавочку Баннера - между прочим, конкурента Линка – свернуть направо, обогнуть ряд одноэтажных жилых домов с плантациями на задних дворах, миновать большой деревенский колодец и перейти на другую улицу. Комиссар Уокер стоял возле крыльца, подкручивал седоватые усы и смолил самокрутку. В качестве табака он, как и большинство фермеров, использовал «браск» – растение-мутант, плоды которого были вполне съедобны. В качестве начинки для сигарет использовали высушенные цветки браска – самый лучший заменитель табака в Колдройде. Увидев приближающегося Локена, комиссар приветственно взмахнул рукой, щелчком отправил окурок в дорожную пыль и хрипло проговорил:
- Ну вот и солдат вернулся с поля брани. Да, сынок?
- Скорее, дезертировал, - усмехнулся Локен.
- Случилось что-то? – нахмурился Уокер.
Локен задумчиво провел рукой по щеке и проговорил:
- Обсудим это.
Комиссар жестом пригласил парня войти в дом, где Локен и рассказал все как было, умолчав лишь про то, что он стащил с мертвого бандита рюкзак и что они с Линкольном в нем обнаружили. Выслушав, Уокер нахмурился еще больше и с тревогой спросил:
- Эти подонки не могли тебя выследить до Колдройда?
- Исключено, - категорично заявил Локен. – Единственное, что может быть – Захар с ребятами всем своим составом будут прочесывать населенные пункты.
- Ну, с нашей деревней у них все равно ничего не выйдет, - после паузы сказал комиссар. – Завтра из Перепутья возвращается наш гарнизон. А за фонарь жалко – мне бы очень пригодился.
- В следующий раз пойду в рейд, и будет вам фонарь, - пообещал Локен. – Даже два, если найду. И арсенал вам пополню, а то у вас весь гарнизон с одними дробовиками. Нехорошо.
Комиссар согласился, что для хорошей обороны необходимо еще как минимум пара автоматических винтовок – на том и попрощались. Локен ушел от Уокера в тот самый момент, когда перестала работать электростанция и свет во всех домах погас. Колдройд питался электричеством, которое вырабатывали ветряные энергетические установки, расположенные в ста метрах от деревни на небольшой возвышенности – кабель от них тянулся к местной одноэтажной электростанции, протягивавшей провода к дому. Практически девяносто процентов всех проводов было притащено странниками из развалин, благо там этого добра было более, чем достаточно. Ровно в полночь смотритель станции, здоровенный дед по имени Борис, выключал питание домов, чтобы за ночь наполнить от ВЭУ аккумулятор. Вообще говоря, после Войны сутки стали длиться на полчаса дольше, но эту неприятность научились обходить, каждые два дня переводя стрелки на час назад.
Помня о просьбе Линка, Локен зашел по пути к Гордону – фермеру, который изредка предпринимал рейды в развалины и пустошь. Миновав разросшиеся грядки, Локен постучал в дверь. Спустя тридцать секунд распахнулись железные ставни и заспанный Гордон, держа в руках помповый дробовик, прохрипел в сумерки:
- Кого там еще черт принес?
- Это я, - Локен подошел к окну, чтобы фермер мог его разглядеть.
- А-а, Локен, дружище, - Гордон опустил оружие. – А что, свет уже выключили?
- Минут пять назад.
- Ах, чтоб их, - с досадой произнес фермер. – А ты чего ночью гуляешь?
- Ты Линку что-то должен, - напомнил Локен. – Вот он меня попросил к тебе зайти.
Гордон хлопнул себя рукой по лбу и растворился в темноте комнаты – послышался шум, звук упавшего предмета, приглушенное ругательство, после чего из окна высунулась рука с прозрачным пакетом. В пакете лежала пачка помятых купюр достоинством в десять долларов с красным оттиском печати в виде эмблемы Перепутья, пачка болеутоляющих таблеток и маленькая книжка. Локен взял пакет, поблагодарил Гордона, пообещал зайти позже и направился к магазину Линкольна.
Следовало хорошо выспаться, все-таки до Перепутья два дня ходьбы, а Локен рассчитывал послезавтрашним вечером добраться к Блокпосту. Багги остался в его персональном убежище на подзарядку – подземный гараж находился чуть ниже их деревни в лесу. Хорошо будет жителям Аракана, когда к ним железную дорогу проложат – поезд, найденный солдатами Скиннера, говорят, уже починили. Правда и хлопот с этим поездом будет явно немало – как раз на пути в Аракан располагается пещера мутантов, и они точно будут настроены против проведения железнодорожного полотна.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.2 / голосов: 16
Комментарии

а где весь роман?

Сам роман пока еще в работе (я, признаться, долго над ним работаю). Если интересно - выложу еще парочку отрывков:) Остальное же находится в состоянии "шлефования".

Спасибо за оценку.

_ _ _ _ _

Бог сделал всех людей разными. Полковник Кольт всех уравнял.

Выкладывай еще! действительно интересно)

СОГЛАСЕН РОМАН ИНТЕРЕСНЫЙ ВЫЛОЖИ ЕЩЕ ПАРУ ОТРЫВКОВ А ПОТОМ И ВЕСЬ РОМАН

_________________________________

Апокалипсис только он спасет наш мир,

Обстоятельно, по-тургеневски расписано, вплоть до трещинки на бинокле. Текст заметно отличается от "скороспелок", явно редактировался автором не раз, что не может не радовать. Думаю, многим начинающим стоит брать пример, пока автор доступен для общения.

Лично мне, показалось, что вхождение в этот мир следует сделать постепенным, чтобы не утонуть в деталях. Но возможно, это сделано в предыдущих частях, которые нам недоступны. По собственному опыту могу заметить, что при такой тщательной шлифовке части текста, дальнейшая работа идет очень трудно. Надеюсь, автору хватит терпения закончить достойные начинания.

Значит, вот такая у меня получилась петрушка.

Эта часть рассказа мне в целом понравилась, что обычно бывает редко, но все же уйма недочетов в конец портят общее впечатление. Ставлю девятку - исключительно за сюжет, об ошибках говорим ниже.

1. //На разбитом асфальте ржавым прыщом выделялся поваленный на бок грузовик// Грузовик, мне кажется, слишком велик, чтобы ассоциировать его с прыщом. Да и форма совсем не та...

2. //маленькие гнилые полуразвалившиеся постройки домов// То же самое. Гнилой "постройка дома" быть не может - гниет только биоматерия. Кирпич сделан не из мяса, отнодь.

3. //Высокие армейские ботинки на толстой подошве специально продырявлены в нескольких местах для вентиляции// Не подскажешь тогда - зачем ему вообще ботинки? Если думать о вентиляции - что само по себе уже бред в п\а - то не лучше ли ходить в сандалиях?

4. Теперь смотри на это - //На мужчине не было бронежилета// и вот это - //в подкладку было вшито десять кевларовых ударопрочных пулестойких пластин// Так какого еще бронежилета на нем небыло? Или все "мало-мальски уважающие себя охотники" обязательно носили его поверх одежды, чтобы было заметно? Вобщем, мне тут непонятка.

5. //Свитер был с секретом – в подкладку было вшито десять кевларовых ударопрочных пулестойких пластин// Этот свитер уже давно растянулся бы и волочился бы по земле. И как в него можно вшить тяжелые пластины (это же не фуфайка кая-нить) для меня полная тайна.

6. //об опытных ветеранах// Выражение избыточно. Ветран - старый, опытный, заслуженый воин (лат)

7. //двадцать один год – возраст, который в Перепутье принято считать совершеннолетием// Ни хрена себе?! Совершеннолетие только в 21 год? До этого они что, несовершеннолетними там считаются? Дети еще? Да в 21 некоторые уже военоначальниками становятся, а у тебя только совершеннолетие???

8. //им приходилось выдерживать осаду в разрушенном здании общественного туалета// У общественного туалета целое ЗДАНИЕ? :)) На три этажа, рецепшеном и подземным гаражом? Какое здание, автор? Параша - она и в Нью-Йорке параша:)) А вообще - чтоб не вызывало таких нелепых ассоциаций, лучше поменяй туалет на что-то более пристойное. Ну просто смешно это было читать - здание муниципалитета, здание туалета. :))

9. //Локен быстрым движением надел очки// Почему бы ему просто их не надеть? Без этих быстрых движений?

10. //молниеносно вставил новую обойму// Он до этого шел с пустой обоймой? Действительно, сумасшедший. Опять таки, почему "молниеносно"? Почему бы не просто поменять обойму?

11. //Поймав в прицел одного бугая со стареньким пулеметом// Бугая? Это еще что за животноводство?

12. //пуля... попала громиле прямо в грудь// Да, особенно если твой гг находился с фланга - с правой стороны - то пуля, конечно же, попадет громиле в грудь! Внимательнее, товарищ.

13. //Бандит с дыркой в груди красиво отлетел к обочине и упал на землю, как мешок с навозом// Слэнг СОБРовцев, чесслово.

14. //- Двигай ко мне, приятель, я прикрою!// А на хрена? Чтобы им вместе сидеть в обстреливаемой засаде? С т.з. боевой тактики - это тупость. Находиться от бандитов с двух сторон явно выгоднее, чем в одной точке, согласен?

15. //Локен оценивающе осмотрел поверженного противника и многозначительно опустил руку к кобуре, привязанной к ноге// Многозначительно? В том, что рука тянется к кобуре есть много-много смыслов? Ну да, можно еще ногу почесать, или камешек из вентиляционной дыры в ботинке вынуть, всяко бывает ;))

16. //- Вон, - железным голосом произнес он. – Чтоб духу твоего здесь не было// Торговец не будет так говорить. Для него сделка важнее испорченных нервов. Я не говорю, что он будет выпрашивать купить у него то или другое, но и такими словами тоже вряд ли бросаться стал бы. Ну, я так думаю.

17. //Закончить ему не дал звук, который производит армейский ботинок при ударе о стальную дверь// А за это ведь можно и по е**** отхватить. Какого хрена врываться к кому-то в дом, открывая дверь ногами? Недопустимое нахальство, даже если речь о товарище.

18. //Вообще говоря, после Войны сутки стали длиться на полчаса дольше, но эту неприятность научились обходить, каждые два дня переводя стрелки на час назад// Ого куда ты замахнулся... время вращения Земли нарушил, с траектории сдвинул? В общем, это ты зря.

Все остальное в пределах нормы. 9.

____________________________________________________

В мире, который существует над нами, есть только Свет и Тьма. Но Тьма из них больше...

Жаль что автор пропал, начало было неплохое

_________________________________________________________________

Война восхитительна тем, кто не испытал ее.

Зачем ты изменил сценарий? Чем тебя прежний не устраивал? И верни мне мой текстовик, мне его надо доработать... вставить ещё пару единиц техники, оружия и брони. И Крейсер надо вставить. И даже не думай возражать! Краулер длиной 180 метров с двумя двух орудийными башнями калибра 410 мм., и главной рубкой высотой в 65 метров определённо был придуман и "собран по винтикам" именно для этой книги. И я не допущу, чтобы ты его не вставил. Проблемы я возьму на себя, благо времени много. И да, у меня всё готово. Нужен текстовик.

Быстрый вход