"Метро 2033. Парад-алле". Отделение 1. Номер 3.

Я привалился к кузову грузовика и попытался отдышаться. Сердце билось, казалось, где-то на подступах к горлу, мешая дышать, а перекачиваемая им кровь с бешеной скоростью проносилась по телу, вымывая из мозга все мысли. Что здесь произошло? Я не пытался объяснить себе происходящее, только принял его к сведению. Сейчас на размышления и доводы рассудка не хватало времени. Я затравленно огляделся. Пусто. Ни звука. Только ветер завывает в переулке.

Что за существо могло заживо загрызть человека? Может, какой-то зверь пробрался в город? Или сбежал из зоопарка? Или из цирка? Нет. Следы зубов были человеческими. Я заставил себя снова посмотреть на тело лежащего на асфальте товарища. Окровавленная одежда, лицо, надкушенная шея, синеватые следы зубов на коже.

Нужно возвращаться в метро. И как можно скорее, пока не появился неведомый убийца, кем бы он ни был. Но я никак не мог отцепить ногу от какой-то серой узловатой коряги, торчащей из-под машины. Длинные веточки уцепились за мою щиколотку и никак не желали отпускать меня. Я попытался сломать их ударом каблука. Раздался хруст, а следом за ним, практически одновременно, нечеловеческий, тонкий, режущий слух визг. От испуга я попытался отскочить в сторону, но вторая рука – Боже, до меня только сейчас дошло, на что похожи эти серые ветви! – цапнула меня за ногу и с невероятной силой рванула на себя, пытаясь затащить меня под машину.

Я не удержал равновесия и плашмя рухнул на землю, кляня себя за то, что не догадался взять из оружейного салона хоть какой-нибудь пистолет. От удара зазвенело в ушах, саднил затылок. Судорожно перебирая ногами и пытаясь отползти, я увидел то, что убило Калинова и надеялось прикончить и меня в придачу. Грязно-серое, с лысой головой и кровавыми провалами на месте глаз, существо, распластавшись, затаилось под грузовиком, демонстрируя мне свой безгубый оскал.

Я вскочил на ноги. Существо заверещало и бросилось вперёд. Но самое страшное в том, что на этот визг отозвались. Несколько таких же посеревших глоток исторгли из себя подобный звук, появляясь в поле зрения. Из проулка, из-под припаркованных машин, из подъездов ближайших домов.

Да что же это такое?!

На меня накатила удушающая волна паники. Что здесь твориться? Кто эти существа? Пока мозг лихорадочно искал ответы на вопросы, ноги словно бы сами, на предельной скорости, понесли меня обратно к оружейному салону. Едва не споткнувшись о сваленные в кучу пистолеты, я подхватил один из них и попытался зарядить. Кажется, получилось. И как раз вовремя! Одна из серокожих тварей, которых я мысленно окрестил серыми чертями, пробралась внутрь. Я отступил назад, целясь ей точно в лоб.

Выстрел не прогремел. Осечка? Оглядев оружие, я сообразил, что забыл снять его с предохранителя. Вот, теперь можно стрелять.

Тварь повалилась наземь, тихо всхлипнув. Где-то там, снаружи, поджидали и остальные. Если я замешкаюсь, хоть на долю секунды, они разорвут меня на клочки. Заживо. И постепенно. Не спеша.

Я осторожно выглянул на улицу. Вроде бы, никого. Стараясь не показываться на виду, я перебегал от укрытия к укрытию. Хотя в глубине души понимал, что это мне вряд ли поможет.

Снова раздался визг, от которого хотелось зажать уши руками и забиться куда-нибудь в угол, дождаться, пока они уйдут. Тут же из-за забора раздалось вкрадчивое хихиканье. Меня пробрал озноб. Тонкие серые пальцы схватили меня за одежду. Но, сбросив куртку, я что было сил, бегом припустил к метро. Через сквер, мимо газонов и деревьев, оставив за спиной оружейный, мёртвого Калинова, и молясь только об одном – спастись, я бежал так быстро, как только мог. А серые черти не отставали. Они мчались где-то рядом, прячась в зарослях, визжа, а когда я пытался отстреливаться, хихикали, словно бы потешаясь надо мной.

Бок начинало жечь, под рёбрами будто сидел большой ёж, ощетинившийся колючками. Ну же! Давай! Беги! Тут по прямой осталось метров триста, и ты в безопасности!

От сильного рывка сзади я на полном ходу споткнулся и пропахал ладонями шершавый асфальт. Несколько серых тварей бросились на меня одновременно, норовя укусить, царапая остатками ногтей и пронзительно голося. Пытаясь пристрелить их, я во всю мощь лёгких, позвал на помощь. Наверное, мне ни разу в жизни не приходилось так кричать.

И тут же я спохватился, что эти твари сорвали с меня противогаз. Моё дыхание не было защищено ничем. Горький воздух наполнил организм. Памятуя о химическом оружии и отравляющих газах, о которых нас предупреждал Янченко, я отчаянно старался высвободиться, но твари были сильны невероятно. Только нечеловеческим усилием вкупе с долей везения мне удалось вырваться из тощих, как палки, лап. Что-то бахнуло. Кажется, отошедший кусок жести на крыше, под который заглядывал любопытный ветер. Серые черти разбежались. Не знаю, почему. Наверное, увидели бродячую кошку, которая заинтересовала их больше, чем я.

Через несколько вдохов меня вырвало. Уши наполнились шорохом, будто кто-то рядом методично шуршал плотным полиэтиленовым пакетом. Картинка перед глазами поплыла, голова кружилась, а удержать равновесие на качающемся тротуаре никак не получалось. Я опустился на колени, ободрав их. Плохо. Кружиться голова. Холодно. Знобит. Вокруг словно пищит что-то. И шуршит пакетом. Прилечь. Полегчает. Нет, нельзя! Ни ложиться, ни присаживаться, ни наклоняться! Можно только идти к станции, к своим, пока не вернулись эти твари и не сожрали меня живьём. Ноги будто ватные. Никак не шагнуть. Но так близко до станции. Не получается встать. Но можно ползти. Рвёт. Прилечь. На минутку. Вот сейчас встану, через секунду. Вот сейчас…сейчас…

Ваша оценка: None Средний балл: 7.8 / голосов: 17
Комментарии

Прекрасное начало в первой части.

Вторая часть - плавное скатывание к посредственности.

Третья часть - полная посредственность, отсутствие логики, серая скука.

Четвертую часть читать уже не буду.

Жаль

Продолжение...

Я очнулся. Было темно и холодно.

И тут в этой тьме я увидел МЯСО! ТЕПЛОЕ! правда, на нем был совершенно ненужный ОЗК (зачем он мясу?) и противогаз. Я уверенно двинулся к кушанью.

Черт, почему они стреля...

________________________________________________________________

Гуманизм - наша профессия. Никто не должен страдать бессмысленно, ибо это садизм.

А ведь действительно...можно было продолжить и так...

Быстрый вход