Отражения. VI. Жар холодных чисел

Летят сигналы сквозь экран,

Ты их видишь − ты шаман…

Харизма

Вика еще раз восхищенно вздохнула, склонила голову набок, любуясь. Девушку переполняло основательно подзабытое чувство радости обладания. Но если на Большой Земле она привыкла любоваться новыми шмотками и украшениями, то сейчас объектом восхищения был совсем иной предмет. На коленях Валькирии лежала совсем новенькая, еще пахнущая заводской смазкой СВУ мк2. Прощальный подарок Лукаша был поистине царским, винтовка стоила довольно дорого, а патроны к ней, коих лидер «Свободы» отвалил целых пять коробок, было крайне сложно достать.

«Надо же, как меняются приоритеты, − мысленно усмехнулась Вика. − Едва год прошел с тех пор, когда главной целью было щегольнуть новым нарядом, чтобы девки из бухгалтерии удавились от зависти. Чтобы замечали издали, чтобы восхищенно причмокивали, чтобы провожали завистливыми взглядами… Имидж, вот, что было важнее всего. А здесь цвета одежды подбираются так, чтобы как можно меньше выделяться на фоне окружающего мира. Слиться с ним, перестать существовать».

Она еще раз провела тряпицей по матовой стали винтовочного ствола.

«И главным капиталовложением стало это. То, чему ты доверяешь самое ценное − свою жизнь. То, что поможет убить врага до того, как он убьет тебя».

− Отличная игрушка, − пробубнили у Вики над ухом. − Как раз для тебя.

Сталкерша подняла взгляд. Весьма недовольный стоило признать. Но, увидев, кто подошел к ее столику, сменила гнев на милость. Человека, которого все знали как Осведомителя, стоило выслушать. Забавно, но Валькирия и Осведомитель еще ни разу не пересекались, хотя профили их работы во многом совпадали. Но услуги пронырливого торговца инфой стоили недешево, а тот, в свою очередь, обходился без помощи Валькирии. До сих пор. Девушка жестом указала на свободный стул.

− Хочу предложить работу, − Осведомитель привычно перешел сразу к делу. − Хорошо оплачиваемую. Настолько хорошо, что купишь себе вторую такую пукалку, буде такая блажь взбредет тебе в голову.

− К нам сюда президент что ли заглянул?

− В смысле? А… Нет, никого искать не требуется.

− Тогда не мой профиль.

«В конце концов, сколько можно? Опять влезать в какое-нибудь дерьмо? Не хочу. Хочу спокойно пить пиво и жрать яичницу с тушенкой. Пусть великие дела вершатся без меня».

Но собеседник не собирался так просто сдаваться.

− Слушай, дело несложное: встретить в нужной точке трех парней, провести их куда скажут. И все.

− Очередные туристы? − скривилась Валькирия.

Иногда, очень редко, прибывали в Зону чокнутые люди, искатели экстрима. И еще реже отсюда возвращались. Тем не менее, каждый год находилось несколько десятков идиотов, которые за свои же деньги желали поиграть со смертью в кошки-мышки. Сталкеры таких не любили, бытовало мнение, что подобные «туристы» приносят несчастья. Просто притягивают, как магнит. Пойдешь с таким, выберешь вроде проверенный и чистый маршрут, а костлявая тебя вместе с «туристом» зацапает. А деньги, что деньги? Трупу они ни к чему.

− Никаких туристов, − скривился Осведомитель. − Пацаны эти… скажем так, технические специалисты.

− На Свалке радиоактивную технику разбирать? − настал черед Вики морщиться. − Поищи другую дуру.

Мужчина ничего не ответил, но так посмотрел, что Валькирия и впрямь почувствовала себя дурой.

− Ладно, заинтриговал, − буркнула она. − Куда их хоть отвести нужно будет?

− Вот уж чего не знаю, того не знаю. Куда скажут. Но предупреждаю сразу: вполне возможно, что по всей Зоне помотаться придется.

Сталкерша хмыкнула.

− Потому и оплата высокая, − поднял палец Осведомитель. − Берешься?

− Ну почему я? − вздохнула Вика. − Кругом полно здоровых, крутых и опытных мужиков. Почему я?

Осведомитель усмехнулся. В полумраке бара его глаза на мгновение сверкнули. Будто глазки затаившейся в углу крысы.

− Потому что ты, женщина, а эти трое − мужчины. Сечешь? Мужиков, хлебом не корми, дай перед девкой повыделываться. Психология, знаешь ли. Так вот, если они о чем трепаться будут, запомни. И слово в слово мне потом повтори. За это получишь премиальные. Большие.

− Странное какое-то задание, − медленно проговорила Валькирия. − С душком. Я бы даже сказала: воняющее.

− А я бы сказал: это два задания. Главная и второстепенная миссия, как в компьютерной игре.

− Для тебя это игра?

− Вся наша жизнь, игра, как говорил классик.

− Театр, вообще-то.

Осведомитель пропустил издевку мимо ушей.

− Ну, так что? Берешься?

Девушка задумчиво потерла кончик носа.

− Берусь. Но на «второстепенную миссию» можешь даже не рассчитывать.

Торговец информацией окинул ее долгим странным взглядом.

− А ты, Валькирия, не спеши судить какая из миссий второстепенная, а какая главная, − спокойно и веско бросил он. − Лови координаты.

К точке сбора, небольшой пещерке недалеко от границы Свалки с Темной Долиной, образовавшейся в грудах строительного мусора, Вика добралась уже под вечер следующего дня. Осмотрев место и выяснив, что ее спутники еще не появлялись здесь, сталкерша принялась обустраивать стоянку. Она почти успела доесть разогретую на огне тушенку, когда на гребне ближайшего холма появились три медленно бредущие фигуры. Валькирия отложила банку и подтянула поближе винтовку. Хоть сталкеры и шли прямиком к ее укрытию, эта троица могла оказаться кем угодно. Правда, при ближайшем рассмотрении, Вика, скорее всего, применила к ним слово «ботаны». Во всяком случае, к двум из трех, точно.

Двое впереди носили удивительно новые сталкерские комбезы, оба были столь же удивительно бледные для жителей Зоны и носили почти одинаковые очки в квадратной оправе. Разнился только цвет волос: тот, что повыше и похудее был шатеном, а тот, что пониже и полнее − блондином. Ни дать, ни взять Лелек и Болек. Третий экземпляр этой странной троицы, который к слову, тащил за собой на тележке внушительных размеров кофр, разительно отличался парочки очкариков, был невысок, коренаст, носил неопрятную и курчавую бороду, а комбинезон его был как раз таки очень потрепанным. Правда, не могла не заметить Валькирия, костюм пострадал скорее от возни с механикой, чем в многочисленных походах по Зоне, так как был весь в пятнах от масла и прочей саже.

− Привет, − поздоровался Лелек. − Нас ждешь?

− Может и вас, − сталкерша не убрала винтовку, − может, нет.

− Нас, − уверенно кивнул шатен. − Я − Самоделкин.

Валькирия фыркнула. Действительно, только такой чудик, как этот парень мог придумать себе подобное прозвище. Она щелкнула предохранителем, отставила винтовку в сторону.

− Это мой напарник, Винтик.

− К вашим услугам, − блондин церемонно поклонился. − Рад знакомству, милсдарыня.

− А это… − Вика с интересом уставилась на бородатого.

− Петрович.

− Петрович?

− Ну дык, − хмыкнул вышеназванный.

«Паноптикум. Один другого краше. Боюсь даже представлять, в какой отрасли эти ребята специализируются».

− А в чемодане у вас что?

− Самогонный аппарат, − хохотнул Самоделкин, но глаза за стеклами очков на миг стали колючими. Валькирия поняла, что расспросы лучше прекратить.

Впрочем, окажись там действительно самогонный аппарат, она бы ничуть не удивилась. Стоило только взглянуть на нос Петровича.

В путь отправились утром, ориентируясь по карте, имеющейся у Самоделкина. Вернее, ориентировался Самоделкин, Вике даже взглянуть не дали. Краем глаза девушка успела заметить густую россыпь значков, покрывающих карту. Вроде бы это была карта Свалки и окрестностей, но Валькирия толком не рассмотрела, очкастый быстро выключил КПК. К слову комм у него был просто шикарный, последней модели, с большим экраном и кучей примочек.

Шли довольно быстро, хотя Валькирия, двигавшаяся то на одном, то на другом фланге, часто останавливала группу, чтобы осмотреть местность. Стоило признать, несмотря на фриковскую внешность, «техники» неплохо ориентировались в условиях Зоны и, хотя в дальних рейдах никто из них не бывал, с уверенностью можно было сказать, что эти трое не новички. И уж конечно не туристы.

Спустя некоторое время Самоделкин дал знак остановиться возле линии высоковольтных опор, сиротливо тянувшейся через заброшенные и одичавшие поля. Долго и критически осматривал то одну, то другую, наконец ткнул пальцем. Техники сгрудились возле опоры, будто малышня вокруг новогодней елки, разве что не хороводы водили, а задумчиво чесали затылки и замысловато спорили. Валькирия ходила вокруг да около, осматривала окрестности и изнывала из любопытства. Наконец члены бригады пришли к некоему консенсусу и принялись распаковывать багаж. Из памятного кофра, как кролики из шляпы фокусника, стали появляться мотки кабеля, картонные коробки разных размеров.

Первым на опору полез Петрович. Забрался почти на самый верх, принялся монтировать там какое-то устройство, напоминающее миниатюрный ветряк. Вскоре лопасти завращались. Техник, посадил кабель на клеммы, подключил к ветрячку, сбросил вниз на один пролет. Еще раз осмотрел устройство, удовлетворенно кивнул, буркнул вниз нечто вроде «нормально, еб…» и стал спускаться. Следом наверх полез Винтик. Этот возился еще дольше, прикрепляя к опоре две маленькие параболические антенны и плоскую коробочку с несколькими светодиодами. Долго вращал антеннами, сверяясь с замусоленной бумажкой. Подключил к коробочке свой PDA, к нему USB-клавиатуру и некоторое время сосредоточенно щелкал клавишами.

− Готово, ясновельможный пан!

Самоделкин, которому напыщенные фразочки напарника были, как видно, не в новинку, молча кивнул и махнул рукой, мол, спускайся.

− Может, кто-нибудь объяснит, чем вы тут занимаетесь? − не вытерпела Вика.

− Никто, − покачал головой шатен. − Петрович, помоги собрать вещи, пойдем устанавливать вторую антенну. Валькирия, останешься с Винтиком.

− Не годится.

− Это еще почему? – удивленно приподнял бровь Самоделкин.

− Потому что никуда вы не пойдете. Я не позволю разделять группу.

− А не много ли ты на себя берешь? − прищурился бригадир. − Твоя задача…

− Охранять вас, − отрезала Вика. − Помню, ты уже как-то говорил. Именно этим я и руководствуюсь. И запрещаю вам отлучаться куда-либо без моего сопровождения.

− Я заказчик, и я…

− Хрен тебе. Мой заказчик − человек по кличке Осведомитель, и он приказал доставить вас, зеленушки, из пункта А в пункт Б. Живыми.

− Контракт аннулирован! − вскипел шатен.

− Хрен тебе.

− Проваливай, я сказал!

− Хрен тебе.

Бригадир кипел, булькал и исходил паром, будто заправский чайник. Разве что очки не запотели. Взгляд парня метался по импровизированному лагерю в поисках предмета, которым можно было бы успокоить зарвавшуюся сталкершу.

− Ах, какая женщина, какая женщина… − пропел себе под нос Винтик, тем самым неожиданно разрядив обстановку. Самоделкин усмехнулся.

− Пойми, Валькирия, без этого никак не обойтись. Нам нужно выставить антенны, настроить маршрутизаторы… Для этого необходимо работать на двух точках.

− Маршрутизаторы? − слово показалось Вике знакомым. Кажется, нечто подобное она слышала от Кости, неулыбчивого бородатого парня, который приходил на фирму настраивать компьютеры. − Так вы компьютерщики?

− Ты, конечно, можешь пойти с нами, − очкарик проигнорировал вопрос. − Но тогда Винтик останется здесь. Один.

Девушка выругалась сквозь зубы. Петрович уже закончил собирать в сумку нужные детали и вопросительно уставился на бригадира. Тот снова улыбнулся.

− Тут недалеко, всего километра три. Мы вернемся быстро, самое большее через три-четыре часа. Винтик, я маякну, как доберусь до точки.

Самоделкин с Петровичем ушли. Винтик присел в тени опоры и курил, расслабленно разглядывая плывущие по небу облачка. Вика бродила туда-сюда, снедаемая любопытством и тревогой.

− Винтик?

− Да, милсдарыня?

− Могу я все-таки узнать, чем вы занимаетесь? Все-таки мне, случись что, придется за вас голову подставлять.

Блондин покачал головой.

− Извини, но это секрет.

− Вы прям как научники, чесслово… − буркнула сталкерша и отвернулась.

Винтик усмехнулся, отбросил окурок и принялся что-то черкать в своем блокноте. Валькирия не знала, да и знать не могла, что пухлощекий техник срисовывает ее напряженный силуэт, так удачно очерченный бледной синевой неба.

Долгое время царило молчание, нарушаемое лишь свистом ветра в траве, да скрипом химического карандаша по бумаге. Наконец запиликал КПК Винтика. Техник выслушал бригадира и снова полез на опору, где долгое время возился, периодически переговариваясь по коммуникатору.

− Все в порядке, − сообщил он, спустившись. − Дождемся Самоделкина и отправимся дальше.

Вновь потянулись томительные минуты ожидания, причем таковыми они являлись похоже только для Валькирии. Винтик был абсолютно безмятежен, то ли обладал железной выдержкой, то ли попросту не знал, что в Зоне длительное нахождение на одном и том же месте грозит неприятными последствиями. Порой, с летальным исходом. В этом смысле Зона, как никакое иное место, воплощала древнюю пословицу: «Движение − это жизнь».

Но прошло полчаса и беспокойство Вики переросло в тревогу. Она напряженно прислушивалась, но ухо ловило только шелест трав, да свист ветра в опорах ЛЭП. И все же что-то было… Что-то неуловимое, неразличимое. Так бывает, когда среди гомона чужих голосов пытаешься расслышать шепот собеседника, но его слова рассыпаются на отдельные звуки.

…ги! …рей! …ед...!

Сталкерша что есть силы напрягла слух.

Б...! …кор..! Б…а!

Валькирия закинула винтовку на плечо.

− Идем!

− Куда? − опешил Винтик. − Командир приказал…

− Командир вляпался в какое-то дерьмо! Ну же, шевелись!

Техник не стал возражать, очевидно, был наслышан об интуиции, чрезвычайно развитой у тех, кто часто бывал в дальних рейдах. Поспешно вскочил… и растеряно оглянулся на распакованное снаряжение и тяжеленный кофр.

− Оборудование… Не могу… Инструкция…

Валькирия яростно выругалась.

− Ствол есть? − парень кивнул. − Жди здесь! Чуть что, стреляй!

Травы расступались перед ней, словно Красное море перед сынами Израиля. И она неслась вперед, выставив детектор на максимальный радиус, мчалась стрелой, обгоняя шепчущий ветер.

Беги! Скорей! Беда!

Самоделкин с Петровичем стояли, подняв руки, в ложбине между двумя холмами, а вокруг них столпились шесть человек в кожанках и спортивных куртках. Место для засады было выбрано лучше не придумаешь, мало кто из путников стал бы карабкаться по склонам заросших кустарником холмов, если рядом есть такая удобная тропка. Валькирия шмыгнула за остов ржавого грузовика, невесть каким образом оказавшегося здесь вдали от любых дорог, и привела в порядок дыхание. От ее укрытия до места засады было не меньше пятиста метров, так что звуки до нее не долетали, но было понятно, что пленников о чем-то расспрашивают.

«Шестеро. Много. Сначала того, что ближе всех. Затем бородатого, рядом с Самоделкиным. А дальше как карта ляжет… Главное, чтобы парни разобрались что к чему и свалили обратно за холм, иначе…»

Сталкерша вздохнула, закрыла на миг глаза, безжалостно вышвыривая из сознания все мысли, страхи и переживания. Вновь прильнула к прицелу, выискивая первую мишень.

− Мой костер в тумане светит, искры гаснут на ветру…

Грохот выстрела прервал беседу бандюков. Один из них свалился в траву с дырой на месте сердца. Спустя несколько секунд упал второй, пуля прошила ему плечо, едва не оторвав руку.

− Атас! − заорал кто-то. − Снайпер!

Самоделкин и Петрович к счастью не растерялись, рванули по тропинке обратно, да еще и петляли, как полагается. Но Валькирия этого не видела. Забыла про них, стерла из сознания. Они − потом, сначала враг. Первая пуля просвистела где-то справа. Громыхнула в ответ СВУ.

− Ночью нас никто не встретит…

Кто-то схватился за автомат, кто-то попытался сбежать. Бесполезно. На ровной местности негде было спрятаться, даже широкое покрывало травы отлично просматривалось сверху.

− Только снайпер на мосту…

Тишина, наступившая вслед за последним выстрелом, показалась оглушительной. Ветер, уже не шепчущий тревожно, пронесся местом схватки, задержался возле поверженных бандитов, прикрыл умирающим веки, как делали йомены на поле битвы.

Валькирия вздохнула еще раз, возвращаясь в мир живых. Выбралась из укрытия и направилась к осторожно выглянувшим из-за холма техникам.

− Ну? − сварливо осведомилась она, глядя на их чумазые, но светящиеся от радости физиономии. − А теперь вы расскажете мне, какого дьявола вас понесло в Зону с вашими тарелками?

Бригадир и электрик переглянулись и со вздохом кивнули.

Рассказ, правда, был отложен до лучших времен. Сначала пришлось выручать Винтика и ценное оборудование. На парня напала стая псевдособак, наглядно продемонстрировав всем известную истину о том, что в Зоне нельзя устраивать длительных стоянок. К счастью, твари были так заняты отчаянно завывающим на опоре техником, что не заметили подошедшего к нему подкрепления, и винтовка Валькирии без помех собрала кровавую жатву.

Потом пришлось в срочном порядке выдвигаться к следующему месту установки, потому что со всей этой канителью день стал клониться к закату. И лишь добравшись до нужного места, что находилось на самой границе с Темной Долиной и разбив лагерь, они нашли время для разговора.

− Ты, в общем-то, угадала, − начал Самоделкин, когда все четверо сидели вокруг костра и уминали разогретую тушенку, − мы компьютерщики. Но не просто.

− Да уж, догадываюсь.

− Нет, − усмехнулся брюнет, − нихрена ты не догадываешься. Взгляни на свой PDA.

Валькирия послушно извлекла из кармана комм, бездумно потыкала в экран.

− Ну и?

− Ты никогда не задумывалась над тем, почему он работает? Откуда берется связь, навигация, карта местности?

Вика озадаченно почесала нос. Действительно, всякий сталкер, попав в Зону, в первую очередь получал три вещи: ПММ, КПК и банку тушенки. Именно в такой последовательности. Коммуникатор-наладонник был вторым по значимости спутником сталкера, после личного стрелкового оружия. В нем хранилась нужная инфа, по нему держалась связь и определялось местонахождение. Без него сталкер был слеп и глух. Но никогда еще, ни один из жителей Зоны не задумался: откуда это все берется?

− Военные глушат все спутники, чья орбита проходит над Зоной, − менторским тоном продолжал вещать Самоделкин. − Обычные радиостанции работают плохо из-за обилия аномальных помех. И все же коммы исправно регистрируют местонахождение любого объекта в Зоне, координаты которого занесены в память. Работает связь на нескольких частотах, включая кодированные каналы. Топографическая карта регулярно обновляется… И знаешь почему? Благодаря нашей организации.

Поскольку армия изолировала Зону не только в географическом, но и в информационном плане, нам пришлось искать выход из положения. И мы нашли его. То, что ты видишь − электронные антенны, принимающие и передающие направленный ВЧ-сигнал. Проще говоря WiFi. Да-да тот самый WiFi, которым ты не раз пользовалась на Большой Земле. Эти антенны и специальные устройства, обрабатывающие сигнал, роутеры работают по принципу сотовой связи и раскиданы по всей Зоне. По всей, Вика. Наши передатчики стоят даже на антеннах Выжигателя, хоть его излучение часто глушит и искажает сигнал. Даже в Припяти и Лиманске. Где бы ты ни находилась, обязательно окажешься в зоне действия одного из передатчиков. И твой сигнал передается по цепочке на один из серверов, где переадресуется к конечному пользователю.

Но иногда оборудование выходит из строя, чаще всего из-за природных или аномальных явлений, реже по чьей-то жадности или глупости. Тебе ведь наверняка тоже говорили в деревне новичков, что странные хреновины на вышках и крышах зданий трогать нельзя? Теперь ты знаешь, почему. Короче, если вдруг одна из точек отключается, ее идут ремонтировать или менять такие вот бригады, как наша.

− Ты сказал «наша организация», − задумчиво проговорила Вика, пытаясь переварить услышанное. − Что же это за организация? На кого вы работаете?

− Ни на кого, − усмехнулся бригадир. − Наша организация тайная и стоит в стороне от любых конфликтов. Читала Лукьяненко? Так вот мы не Темные и не Светлые. Мы − Серые, мы − Инквизиция. Мы не встаем ни на чью сторону, мы просто транслируем информацию. Для всех.

− То-то я смотрю, те бандюки прям в ножки вам кланялись, господа Инквизиторы, − ядовито усмехнулась Валькирия.

Самоделкин помрачнел.

− Секретность, порой, играет с нами злую шутку. О нас мало кто знает, поэтому иногда возникают… нюансы.

Девушка насмешливо хмыкнула.

− Ну и нафиг такая секретность? Нацепили бы робы с надписью вроде «ЗонаТелеком» и ходили бы себе, никто бы вас вообще не трогал.

Винтик фыркнул, но ничего не сказал. Бригадир посмотрел на сталкершу, как на слабоумную.

− А ты подумай. Если есть внутренняя связь, значит, есть и внешняя. Откуда, по-твоему, к торговцам поступает инфа о новом товаре, а в КПК сталкеров топографическая карта местности, сделанная явно со спутника? В Зоне полно шпионов. Армейских и прочих «сильных мира сего», что хотели бы прибрать к рукам или уничтожить местную кухню.

− А вы тут причем? Вы простые технари!

− Пан атаман, − встрял Винтик, − время позднее.

− Да, − кивнул Самоделкин. − Пора на боковую. Петрович, ты первый в караул.

За следующий день они обошли еще три точки, причем далеко не всегда они располагались на равном расстояния друг от друга. Иногда расстояние от одной антенны до другой доходило до пятнадцати километров, как сообщил ей Винтик. Валькирия молча слушала и только кивала, не забывая поглядывать по сторонам. И постепенно начинала понимать причины столь высокого уровня секретности. Организация, в которой работали Самоделкин и Ко (и названия которой старший бригады так и не назвал) раскинула по всей Зоне огромную компьютерную сеть. Бывшая секретарша не очень хорошо разбиралась в компьютерах, ее познания сводились к работе в Word-е и Excel-е, подключению сетевого принтера и игре в онлайн-игрушку, когда выдавалась свободная минутка. Но даже этих крох хватило, чтобы понять: сеть эта является полностью замкнутой, изолированной от внешнего мира. В частности, от Интернета. И все же… Совершаются торговые сделки, закупаются оружие и припасы в промышленных масштабах, оплата за которые производится по безналичному расчету, передаются на Большую Землю явки и пароли для проверенных лиц… Тоненьким ручейком течет в Зону поток информации. Очень тоненьким и очень защищенным. И, сталкерша не сомневалась, найдется немало людей, что хотели бы перехватить этот ручеек.

На одной из точек, заброшенной водонапорной башне, техники демонтировали поломанную недавним ураганом аппаратуру. Петрович осмотрел ветрогенератор и сетевое оборудование, довольно буркнул и принялся упаковывать в одну из пустых коробок. Техники радостно зашушукались, поглядывая на его действия. Вика не сомневалась, что вскоре части этих устройств, несомненно уже списанных, появятся на черном рынке Зоны.

В самом приподнятом настроении бригада поспешила к последнему на сегодня месту установки, вновь оказавшемуся высоковольтной опорой. Тут-то и настигла их беда, пришедшая, как это водится в Зоне, неожиданно и коварно. Виной тому в какой-то мере была злая Судьба, роковая случайность и физиологические особенности женского организма. Но основная причина была в том, что они сделали то, чего, ни при каких обстоятельствах, нельзя делать в Зоне: расслабились, потеряли бдительность. И были наказаны.

У Винтика что-то не ладилось с настройкой роутера, поэтому Самоделкин, костеря на чем свет стоит любителя польских словечек, согнал его с опоры и полез сам. Валькирия же в этот момент как раз отошла в кустики по нужде, которая заставляет даже самых великих из героев на время оставлять свои подвиги и искать уединения. Будь сталкерша мужчиной и справляй нужду стоя, кто знает, может все и обошлось. А так она слишком поздно заметила, как вздымаются вверх травинки и мусор под опорой, а воздух подергивается рябью. Она закричала, рванулась вперед, на ходу застегивая штаны. Поздно. Самоделкин уже прыгал.

Валькирия не успела совсем чуть-чуть. Бригадир угодил ногами прямо в появившуюся «воронку». Попади он в нее во время марша, наверняка успел бы выскочить, новорожденная аномалия была слаба, но сейчас, пока мужчина понял что произошло… Пальцы девушки ухватили лишь пустоту.

Раздался свист, истошный вопль, который, казалось, неспособно издать живое существо. Самоделкин исчез, втянулся словно желе в глубь аномалии, превратившись в буровато-красный шарик. Хлопнуло, будто кто-то разорвал целлофановый пакет, и сталкершу с ног до головы окатило густой, горячей и омерзительно пахнущей жижей, которая пять секунд назад была живым человеком.

Петрович побледнел как полотно, Винтик упал на землю и его вырвало. А Вика застыла, словно статуя, замерла не в силах пошевелить ни рукой, ни ногой, и только тоненько всхлипывала. Ночь провели без сна. Мужчины выудили откуда-то несколько бутылок водки и методично надирались в хлам, Валькирия просто сидела на земле, обхватив себя руками за плечи, и плакала. До сих пор ей доводилось отыскивать тела (вернее то, что от них осталось) погибших в аномалиях, но для сталкерши такие места были лишь пятнами на земле, бледной тенью разыгравшейся когда-то давно трагедии. Сейчас она вновь и вновь вспоминала горячие брызги на лице и понимала, что не забудет их до конца своей жизни…

− Надо идти… − едва слышно выдавил Винтик пополудни следующего дня. − Надо… идти…

И они встали и пошли. Как калека под взглядом Иисуса. Потому что show must go on. Чтобы ни случилось. Пусть разверзнется ад, и всадники Апокалипсиса сойдут на землю, пусть Солнце погаснет, а земная твердь расколется, шоу должно продолжаться. И никаких оправданий. На этом держится сей грешный мир.

Разговоров не было. Винтик молча указывал рукой направление, также молча вместе с Петровичем монтировал оборудование. Вика безмолвно шагала следом, почти не глядя по сторонам. И лишь чувство ответственности за оставшихся в живых заставило девушку взять себя в руки. Поэтому первой звуки стрельбы услышала именно она.

− Нам точно туда? − хрипло проговорила сталкерша.

Техник кивнул.

− Точка совсем недалеко, − он сверился с картой. − Может с километр. Успеем.

Как говорится, хрен угадал. Они едва успели добраться до нужного места, старой автозаправочной станции, и начать монтаж генератора, когда из-за дальней лесопосадки высыпал десяток человек с автоматами в руках. Намерения у них оказались самые агрессивные, потому что, едва завидев посторонних на АЗС, парни тут же открыли огонь.

Пули с мяуканьем и свистом ударились в бетонные блоки парапета. Валькирия в последний момент успела повалить на землю Винтика. И увидела как мягко, будто в нем не осталось костей, оседает на землю Петрович. Из шеи электрика, разорванной рикошетом, рекой лилась кровь.

− Да вы популярнее телезвезд! − прорычала Вика, пригибая голову к земле. − Это что еще за уроды?

− Наемники, не видишь что ли? − прошипел Винтик. − Эх… Петрович…

− Вижу, что наемники! Какого хрена им от нас надо?!

Блондин хотел было пожать плечами, но потом вздрогнул.

− Координаты. Самоделкин знал координаты расположения одного из серверов…

Девушка грязно выругалась. Теперь стало понятно, что памятная бандитская засада не была обычным гоп-стопом.

− А ты знаешь?

Он усмехнулся, поправил очки на носу.

− Нет. Потому-то они и стреляют на поражение.

Вика выматерилась снова. Еще заковыристее.

− И что нам теперь делать?

Парень задумчиво посмотрел на радиовышку на крыше диспетчерской, где покойный Петрович успел смонтировать генератор.

− Работу работать, − резко, по-самоделкиновски заявил техник.

У сталкерши отвисла челюсть.

− Ты рехнулся? Лежи спокойно! Я уже подала сигнал SOS, осталось дождаться пока придет помощь.

− Когда придет твоя помощь, нас уже нашпигуют свинцом, − резонно заметил Винтик.

− Черта с два. Мы на высоте, местность простреливаемая. Я сумею их сдержать и… Да куда ты, черт тебя дери?!

Ухваченный за штанину техник, обернулся, внимательно посмотрел.

− Неужто не понимаешь, мисдарыня? Дело не в том продержимся мы до прихода подмоги или нет. И не в том, что начальство ставит перед рембригадами какой-то там план-график. Нет. Просто сейчас, вот в эту самую минуту где-нибудь умирает человек. Я не знаю кто он, из какой группировки, хороший ли это парень или отъявленный мерзавец. Но он умирает. В Зоне каждую минуту кто-то умирает. И это-то кто-то зовет на помощь, понимаешь?

Вика молчала. Она видела, как сверкают безумным блеском глаза Винтика, как блестят в их уголках злые слезы. У блондина дрожали губы. Но его голос не дрожал.

− Пойми, информация, это не просто набор холодных чисел. Это чья-то надежда на спасение, зов о помощи, сигнал к атаке. Люди шепчут в микрофон или выстукивают на клавиатуре слова и отправляют их вдаль в надежде, что адресат услышит и прочтет. Я не могу позволить, чтобы их надежды были напрасны. Поэтому сейчас я полезу наверх, подключать эту гребаную антенну. А ты будешь стрелять в любого, кто посмеет мне помешать. Ясно?

Валькирия молча кивнула. Спорить было бессмысленно. Совсем как тогда на базе «Свободы».

В последнее время, краем сознания отметила сталкерша, ей очень часто приходилось слышать от себя слова «еще ни разу в жизни». После прибытия в Зону этого «ни разу» было поразительно много. Ни разу в жизни она так много не бегала за один день, как в Зоне, ни разу в жизни не стреляла из снайперской винтовки, не ползала по канату над озером «холодца», не дрожала от страха, слыша как где-то рядом раздается хриплое дыхание кровососа. Не устраивала сафари на мутантов и не видела, как из плоти и крови убитого «трамплином» человека рождается «каменный цветок».

Еще ни разу в жизни Вика не целилась так быстро. Разум пропитался холодом, замерз, превратившись в прозрачный кристалл. Сомнения, переживания, страхи, все кануло, растворилось в ледяной глубине. Только перекрестье прицела, ставшее продолжением глаз. Только тяжесть винтовки, ставшей продолжением рук. Валькирия не видела, как Винтик ставит ногу на ступеньку лесенки. Один из наемников вскинул автомат. Выстрел! Человек безвольно повалился в траву. Следующая цель. Выстрел! Слишком рано, пуля лишь вырвала кусок дерна возле колена второго наемника, но даже это легкое касание прошедшей рядом Смерти заставило бойца распластаться в зарослях пырея. Следующая цель. Выстрел!

Пули врагов выли и свистели вокруг, но Валькирия не замечала. Клала пулю за пулей, почти не делая пауз. И, оставив в траве троих убитых и одного тяжелораненого, наемники попятились. А когда со стороны Кордона раздался рокот автомобильных двигателей, и вовсе отступили. Девушка судорожно вздохнула, унимая дрожь в руках, обернулась к напарнику. И безвольно опустила руки. Винтовка с глухим стуком упала на землю.

Винтик сидел, прислонившись к кирпичной стене, и отрывисто дышал. Комбез на груди был темным от крови.

− Удалось… − прошептал он, увидев опустившуюся рядом с ним сталкершу. − Есть коннект…

− Молчи, − глухо проговорила Вика. − Помощь уже здесь.

− Нет… есть еще кое-что… Наклонись-ка…

Она подчинилась. И с удивлением услышала восемь цифр. Чтобы понять, что это такое не требовалось объяснений. Он все-таки соврал.

− Наша организация… умеет хранить секреты… − слова давались технику со все большим трудом. − Вовсе не Самоделкин знал координаты… Кто-то нас предал… Кто-то внутри. Приди… сообщи об этом Ноду, нашему главе… Обещаешь?

Валькирия моргнула. По щекам покатились слезы.

− Обещаю.

− Возьми мой КПК… Дарю… твой такое барахло… − Винтик улыбнулся. Закашлялся кровью. − Там в списке каналов есть «M@3x»… Это наш кодированный канал, его не знают даже военные… Только помни… о предателе…

− Я все сделаю, Винтик.

Техник вновь закашлялся, забулькал кровью. Вдруг широко распахнул глаза, глядя куда-то за плечо сталкерши.

− К… крылья… − прохрипел он и умер.

Валькирия обернулась, но кроме бегущих в ее сторону Угрюмого и Демократа, ничего не увидела.

* * *

Осведомитель задумчиво побарабанил пальцами по столешнице.

− М-да, выходит задание ты провалила… И денег тебе не видать.

Вика залпом допила содержимое стакана. Поразмыслив, сделала Бармену знак, чтобы повторил.

− Выходит что так.

Мужчина вновь постучал по столу. К своей выпивке он даже не притронулся.

− Однако, у тебя есть возможность окупить хотя бы расходы. Как насчет бонусной миссии?

Вика промолчала. Торговец инфой усмехнулся.

− Так о чем они говорили?

Валькирия отхлебнула еще пива. Вспомнила свое удивление, которое испытала, узнав, что мир Зоны куда более многогранен. Вспомнила веселые шутки балагуров-техников. Вспомнила нелепую гибель Самоделкина. И последние слова Винтика.

− Ни о чем.

− Так-таки ни о чем?

Стакан со стуком опустился на стол. В полумраке бара сверкнули глаза.

− Вот совсем.

− Значит, молчали всю дорогу?

− Как рыбы. Даже ветры пускали жестами.

− Вот оно что… − Осведомитель поднялся. − Ну, тогда премиальные тебе не положены.

− Ага. Засунь их себе в жопу.

* * *

Ваша оценка: None Средний балл: 8.4 / голосов: 9
Комментарии

Здорово! Динамично и душевно получилась атмосфера. Девушка - лапочка и ловушка аномалия со смертельным исходом персонажа. От меня 9!!!

Но числа наверное не холодные, а может набор разнозначных чисел, пустых чисел или др.? Но не холодные.

Быстрый вход