Механические дети (Начало)

Примечание

Всё, что здесь излагается — является только плодом моей фантазии и живет исключительно в моей голове. Ничего общего с прошлым и будущим здесь нет и быть не должно. Все факты и события — мой фантастический вымысел. На этот рассказ и его идеи нужно смотреть как на альтернативную историю развития человеческой цивилизации во временном периоде от сивой древности и до далекого будущего включительно; это земной мир, история которого пошла по другой колеи, а всему этому причина — наличие на нашей планете некого потустороннего предмета.

Вступление.

Странная конструкция пирамидальной формы простояла на вершине одного из холмов на территории Западной Украины много тысяч лет. Она была создана из сверхпрочного металла, по-видимому внеземного происхождения, или же, как допускали в свое время учёные, проведя спектральный анализ, - её создали выходцы из древних цивилизаций Востока, в своем духовном и умственном развитии обогнавшие другие расы; предполагают, что это были когда-то странствующие миром особые пра-создания, великие йогины по имени «Сиддхи» - высокоинтеллектуальные сверхлюди, способные при желании материализировать предметы из других измерений и параллельных миров. Данная пирамида представляла собой своего рода саркофаг, внутри него что-то определенно находилось, но никакое оборудование всех времен и народов не могло прозондировать, вскрыть или разрезать её оболочку. Конструкция была небольшой, приблизительно — три метра в вышину.

Что происходило в древности. Старинные события, связанные с пирамидой.

Ещё дикие племена доисторических людей, населявших Европу, приходили на холм, чтобы поклонится этой стальной пирамиде; возле неё дикари приносили кровавые жертвы, омывая стенки конструкции теплой кровью невинных мучеников. Издревле, словно магнитом, что-то непонятное, что скрывалось в глубине пирамиды, тянуло и манило к себе сынов людских, наделенных разумом и тонким природным сверхчутьем. Со временем люди заметили лечебные свойства сего странного архитектурного сооружения, даже само пространство возле пирамиды словно излучало некий электрический заряд, а сама местность была наделена огромным созидательным потенциалом: в некоторых старинных источниках даже говорится о том, что мертвецы, которых время от времени складывали штабелями невдалеке от пирамиды, — за одну ночь поднимались, оживали. Но сила излучения действовала не только на мертвецов и свежих покойников. При определенных расположениях звезд и Луны — даже оставленные возле пирамиды старые скелеты, которые были полностью обглоданные животными и могильными червями, наново обрастали плотью, вновь обретя сосуды, сердца, мозги, сухожилия и кожу, а потом эти воскресшие тела бесцельно бродили по окрестным селениям, пугая жителей. Они не спеша ковыляли, словно заведенные болваны, набитые мелкой деревянной трухой, или же как люди после инвазивной «префронтальной лоботомии», ибо сознание и душа, к сожалению, после ночного воскрешения у них отсутствовали. Эти еще недавно белёсые скелеты, а теперь — странным образом оживленные «люди», приходили в лачуги своих потомков и ближних родственников, а затем молча садились за столы. На них смотрели не иначе, как на воскресших предков, но всё же с трепетом и явным ужасом... Их принимали назад в свою родню, но вместе с тем опасались, ибо иногда в этих оживших возле пирамиды мертвецов проявлялась тяга к крови, стремление поедать живых...

В одно время стальная пирамида стала даже божеством для отдельного социального слоя древних славян. Кочевые скифы, заприметив холм, где она возвышалась, пытались сдвинуть её с места, делали подкопы, но всё безрезультатно. Метал был слишком прочным, пирамида слишком тяжелой, а сама земля под ней по твердости походила на металлическую стружку. Никто не мог похитить пирамиду или как-то повредить её. Так проходили столетия. Дикари и варвары строили поселения вокруг холма, затем им на смену приходило запустение. Время рушило всё, только пирамида была неизменной на протяжении тысячелетий. Иногда какой-то одинокий путник приходил издалека чтобы поклонится пирамиде, на коленях помолится возле неё и попросить для себя исцеления; иногда такой больной скиталец, изнуренный долгой дорогой, добирался к месту паломничества настолько чахлым и немощными, что, не дождавшись своего желанного оздоровления, падал замертво у основания стальной конструкции пирамиды, но затем, через ночь, под самое утро, опять таинственным образом оживал, но это, увы, был уже не он — это был заведенный болван, живой мертвец, который просочился энергетикой сооружения.

Этот одинокий воскресший «человек» продолжал бродить по холму, не желая покидать его склоны, ибо инстинктивно чуял старинную кровь, что запеклась на металле пирамиды после многочисленных кровавых орошений и тех ритуальных жертвоприношений, которые происходили в древности задолго до него. Он периодически, как сомнамбула, возвращался к сооружению для того, чтобы прислонится к нему, начинал жадно и долго облизывать холодную сталь, поглощая вместе со зловонной слюной незримые для глаз микроскопические сгустки запёкшейся братской крови. А потом, ненасытный, всё же убегал на охоту, чтобы отхватить кусок живого людского мяса и утолить голод. Но всё это были только побочные действия пирамиды, которая на самом деле была благом для человечества. Все добро и зло, которое она принесла людям в сивой древности — несравнимо с той великой миссией, которую она должна была со временем исполнить в будущем. Ведь каждая жертва прошлого или невинно убиенный по суеверию людскому человек, который погиб на жертвеннике возле стальной пирамиды, или даже каждый превращенный на сомнамбулу скиталец — это по большому счету приемлемая утрата по сравнению с тем количество жителей планеты, с теми миллиардами, которые в будущем были спасены и которые даже бы не родились на свет не будь странной сверхпрочной пирамиды из железа на нашей многострадальной Земле... А эта цельножелезная пирамида продолжала возвышаться на холме невдалеке от Карпатских гор и казалось, что если бы даже весь мир внезапно обрушился на неё, или всё мироздание мгновенно рухнуло на её шпиль, то не сдвинулась бы она со своего места даже на дюйм, на её корпусе не оказалось бы даже единой царапины. Так, продолжая гордо блестеть на солнце днем и переливаясь серебристым сиянием луны ночью, она отражала напор и ненастье столетий, буйство горных ветров и натиск стихий...

А всё это время внутри пирамиды...

(а всё, что там происходило можно будет прочитать в продолжении) Продолжение следует...

Ваша оценка: None Средний балл: 5.2 / голосов: 6
Комментарии

Ver thik, her ek kom!

==============

шо за паскуда "единички" ставит?

креатив же. Не тупой копипаст с других ресурсов. Работа мозга налицо.

Не понял, да и маловато в объеме.

От меня 9 на всякий случай.

Ну а чо, нормальное начало. Перспективы налицо)

Viga, mcn, спасибо. :)

Быстрый вход