Сумрак. Глава1. Беда не приходит одна. Часть 2.

Еще раз, уже на прощание, пожав охраннику руку, Александр прошел через турникет. Проходной зал завода был совсем короткий, буквально десять шагов, после чего попадал уже на открытую площадку под защитным куполом, где работало несколько механических погрузчиков, расставлявшие прибывшие недавно контейнеры со вторсырьем. В принципе, здесь должна быть свободная площадка, откуда без особых проблем можно добраться до любого из корпусов, но в действительности оказалось, что завод не в состоянии справиться с тем потоком отходов, что каждодневно извергает из себя анклав. Так что, те контейнеры, что не помещались в подземные временные хранилища, складировались прямо здесь, ожидая того часа, когда отправятся на сортировку.

Погрузчики были человекоподобными десятиметровыми грузовыми машинами, подготовленными для множества разноплановых работ на территории анклава, но несколько таких машин выделили специально на нужды завода. Без внешнего корпуса, только полиметаллический остов, оплетенный проводами и тросами рабочих систем, в центре которого находилась открытая кабина пилота, подключаемого к погрузчику напрямую через несколько имплантированных разъемов в основании черепа.

Одна из машин, когда Александр проходил мимо, развернулась и помахала ему сжатой клешней. Он махнул в ответ, даже не разобрав, кто именно из пилотов его поприветствовал. Плохо их знал, всего лишь несколько раз пересекались в буфете, не более того.

По заводу было довольно неприятно разгуливать без защитной маски, миазмы разложения и гнили доносились буквально отовсюду, забивая нос и ноздри, не давая и вздохнуть без рвотного позыва, потому и задерживаться на открытом пространстве он не хотел, уже знакомым извилистым путем по узкой дорожке мимо контейнеров пробираясь к административному блоку.

Весь защитный купол завода держался на пяти мощных опорах, не дававших ему рухнуть под собственным весом, и основание одной такой стало местом еще и для административного блока. После возведения купола, когда обустраивали там завод, наскоро собрали из пеноблоков несколько помещений, где разместили тогда еще немногочисленный административный аппарат.

Задерживаться среди этой вони никто не хотел, за исключением тех, кто не мог найти другой работы в анклаве. И почему-то со временем таких людей становилось только больше. Лично Александра всегда удивляло, зачем на заводе, который с людьми не работает, только с их отбросами, столько различных юристов и менеджеров. Порой, особенно после тяжко нагруженных дней, когда после постоянных перелетов желудок связывался в узел, казалось, что все они здесь сидят только затем, чтобы раз в цикл получать зарплату.

Внутри здания постоянно работающая вентиляция почти изгоняла вездесущий запах помоев, оставляя только слабый привкус, на который можно было при желании и не обращать внимание. И все же, стоявший у двери дрон-охранник, безликий полутораметровый столб из пластика и керамита, снабженный турникетом, скрипящим голосом поинтересовался о цели визита. Буркнув что-то неразборчивое, почти бывший пилот разу прошел дальше. На внутреннюю охрану можно было не обращать внимания. После того случая, как один из автоматов шарахнул током по жене директора, несшую ему обед, все оружие с них поснимали, оставив только возможность спрашивать проходивших мимо. Даже у них в ангаре мусоровоза стоял почти такой же, с вечно клинившим турникетом, до тех пор, пока по просьбе Кольки механик не свинтил его с постамента и не унес в неизвестном направлении.

В этот раз ни к одному из менеджеров Александр заходить даже не стал, направившись сразу к директору. Его кабинет находился на самом верху, почти под куполом, словно мелкий царек, парящий над своим мусорным царством. Нечаев, получивший это место только потому, что его жена была родной сестрой одного из консулов анклава, превратил завод в свое миниатюрное удельное княжество, и почти каждый работающий здесь тихо и с тайной надеждой мечтал, чтобы он случайно свалился в контейнер, отправляющийся на переработку в биотопливо. Посчитавшие его вначале неплохим, даже своим, из-за умелой манеры общения, парнем, оба приятеля теперь испытывали к нему практически такие же чувства.

- Директор у себя? – спросил он у секретарши, подходя к дверям кабинета Нечаева. В отличие от всех остальных в этом здании, здесь они были с замком, так что с неожиданной проверкой во всем заводе могли нагрянуть к кому угодно, но только не к нему самому.

Секретарша оторвала взгляд от пикт-панели, по которой бежали ряды цифр, и посмотрела на пилота мусоровоза. Если не знать, кто она такая на самом деле, то можно принять за самого обычного человека. В действительности, это был едва ли не единственный известный Александру на этом анклаве андроид. У секретарши не было даже имени, только кодификатор-номер. Под чистой белой кожей и миловидным личиком находилось больше имплантатов, чем во всех служащих завода, вместе взятых. Внешне же выдавали ее только пальцы рук, на которых, сильно присмотревшись, можно было заметить стыки подвижных деталей.

- Директор у себя, - с добродушной интонацией ответила секретарша и тепло улыбнулась Александру, - Только сейчас он занят, подождите несколько минут. Вас не затруднит?

- Ни в коем разе, - согласился пилот, присаживаясь на стул напротив стола секретарши, - Конечно, я готов подождать его, никуда не тороплюсь.

- Могу ли я предложить вам кофе? – с такой же милой улыбкой предложил андроид, не отрывая от Александра взгляда, - Или листового чая?

- Нет, ничего не надо. Надеюсь, ожидание будет не столь долгим, чтобы захотелось пить, - отрицательно покачал он головой, посмотрев на дверь. Не будь там замка, то вошел бы и так, без всяких разговоров, но ломиться туда, как дикарь с дубиной, настроения не было. Несколько минут можно и потерпеть, особенно, если они последние на этой работе.

Секретарша вернулась к своему занятию, и Андрей невольно перевел взгляд на нее, тем более, что и смотреть здесь было больше не на что, если только не любитель разглядывать потолок и раскрашенные стены. По заводу ходили слухи, что у Нечаева этой андроид был не только для простой работы с документами, как он всегда говорил, а для намного более интимных занятий. Глядя на отличную фигуру секретарши, которой могла позавидовать практически каждая знакомая ему девушка, с такими выводами можно согласиться.

- Да, Валентин Матвеевич, сейчас ничем не занята, - приложив палец к уху, кивнула секретарша, - Нет, простите, но ваше пожелание сейчас невозможно. К вам посетитель… Да, служащий завода. Да, я сказала, что вы на месте. Хорошо, как скажете, - подняв глаза на Александра, добавила, - Можете проходить, Валентин Матвеевич ждет вас.

Кивнув, пилот поднялся со своего места и прошел в дверь. Кабинет директора был ярким примером авторитарного способа правления, избранного Нечаевым. Какие конкретно махинации проводил, никто не знает, но то, что большая часть средств, выделяемых на завод, оседает в карманах его директора, сообразил бы даже человек, впервые заглянувший на анклав. Пластиковый пол с имитацией деревянного паркета, на котором расстелена шкура хищного вурлака. На полках шкафов вместе с многочисленными папками отчетов и статистики, стояли красивые декоративные фигурки из кости или камня. На стене, за спиной директора, висел портрет когитора анклава в позолоченной раме, поверх флага города.

- А! Сумароков! – директор даже поленился отвернуться от пикт-дисплея, чтобы посмотреть на своего подчиненного, - Заходили. Зачем пришел?

- В этот раз точно не за зарплатой, - усмехнулся Александр, чувствуя какое-то радостное возбуждение из-за того, что больше никогда не придется оглядываться на эту наглую морду, - Знаете, Валентин Матвеечич, мы с Колей хотим уволиться. Как раз за этим я к вам и зашел.

- Уволиться? Что? – вот в этот раз Нечаев все же перевел взгляд на своего собеседника, - С какой это радости? Ты хоть знаешь, что у нас всего три пары пилотов на мусоровозах? Даже в три корабля вы никак не могли справиться с нормативом, а теперь еще и увольняться собрались? Совсем решили завод с графика выбить? Никакого увольнения я вам не подпишу!

- Валентин Матвеевич, вы не имеете права мне отказывать, - удивился Александр, - У меня даже в контракте написано, что он может быть расторгнут по согласию при желании одной из сторон. И я сейчас хочу с ним закончить.

- Здесь я решаю, кто и что может! – ткнув в его сторону толстым пальцем, вякнул Нечаев, - Ты мой подчиненный, так что изволь подчиняться! Скажи спасибо, что при вашей лени я еще даю вам выходные. Завтра выходишь на свое рабочее место вместе со своим дружком и начинаете нормально выполнять то, что должны мне по договору! Иначе зарплату урежу. И в черный список занесу. Нигде больше во всем анклаве вас не возьмут даже грибные очистки с пола подбирать.

- Да хоть в два черных списка! – взорвался Сумороков, - Увольте меня с этой работу и я больше тут не появлюсь! Не хочу больше и лишней минуты здесь находиться!

- Вы со своим дружком задолжали мне еще треть месячного норматива! И это только за этот месяц! И хочешь, чтобы я так просто так вас отпустил? – Нечаев начал брызгать слюнями, выдавая крайнюю степень раздражения. Терпеть не мог, когда не подчинялись по первому же его слову.

- Ваши нормативы завышены настолько, что та древность, которую вы нам выдали, не осилит такого количества рейсов в сутки, - Александр тоже решил высказать все, что о нем думает, - Мы и так работали не покладая рук!

- А! Так я успел вовремя! – с таким приветствием в дверь ворвался его приятель Коля, все-таки оторвавшийся от своих возлияний богу пьянства, - Сашок! Чего же ты меня не подождал! Заявление надо вместе писать!

- Никаких заявлений не будет! – рявкнул Нечаев и для пущей убедительности стукнул кулаком по столу, - Как работали здесь, так и будете дальше работать. Никаких возражений не принимаю!

- Как так? – теперь уже наступила очередь Николая удивляться, - Валентин Матвеевич, мы по собственному желанию, по какому праву нам в этом отказываете?

- По такому! У меня пилотов не хватает, а тут еще вы уходите. Кто, кроме вас, будет здесь работать? Подождите, пока я не найду новых сотрудников, не обучатся на ваше место… Да и вам мне еще предстоит отработать недосдачу по нормативам. Вы же не укладываетесь в норму…

- Да демоны тебя побери с твоими нормами! – ляпнул Николай, которому, кажется, выпитое пиво ударило в голову, - Их даже роботы не могут выполнить! И не собираюсь больше на них горбатиться, лучше на самих себя работать, тут хотя бы оправдано.

Прежде, чем Александр успел схватить своего товарища, его напарник с кулаками полез на директора перерабатывающего завода. Не привыкший к тому, чтобы кто-то пытался его ударить, Нечаев в полном изумлении вытаращил глаза, когда грубо схватили за шиворот и потянули через весь стол.

- Пусть меня не по собственному желанию, так хоть за драку на рабочем месте уволят, - прямо ему в лицо выдал второй пилот, после чего его кулак слишком быстро и резко соприкоснулся с правой щекой директора.

Взвизгнув от боли, Нечаев отлетел обратно в кресло. Ошалело глядя как на Александра, так и на его нахохлившегося товарища, не нашел ничего лучше, чем во весь голос заорать: «Охрана!»

***

- Ну что, доволен? – зло спросил Александр, снова попытавшись коснуться разбитой губы, но тут же с шипением отдернув руку, - Теперь нам с тобой точно увольнение никто не подпишет!

Они оба сейчас сидели на старой пластиковой скамейке на станции подземки, пару минут назад заброшенные сюда парой дюжих охранников, не поленившихся протащить и через весь завод, лишь перекинуть через турникет.

Чуть позже к ним спустился дядя Миша, принесший немного какой-то целебной дряни, по его словам, сварганенной его женой. Обещал, что поможет. Боль и вправду поутихла, но с каждым движением снова напоминала о себе.

- Да ладно, не парься, - Николай улыбнулся во весь рот, обнажив разбитые в кровь десны, - Все будет пучком… Черт, больно-то как…

Охранники, ворвавшиеся в кабинет директора, не стали даже спрашивать, кто и в чем виноват, а сразу накинулись на пилотов, воспользовавшись металлическими стеками. Хорошо хоть, что еще с выключенными электрошокерами. Кому-то из них Колька даже успел отвесить сдачи, но силы были несоотносимые. Обоих приятелей повалили на пол и долго, с чувством и с толком, методично избивали ногами и стеками, пока на них вовсе живого места не осталось. Во всяком случае, сейчас ему так казалось. Зудел каждый сантиметр кожи, и в голове уже не осталось никаких мыслей о светлом и счастливом будущем. Все снова скатывалось куда-то в глубокую и непролазную яму…

- Если так и останемся на работе, то и торговать толком здесь не сможем, - упавшим голосом сказал Александр, - А после того, что ты устроил, Нечаев нам в жизни увольнение не подпишет. Мы с тобой, считай, в черном списке…

- У тебя хоть корабль на лету? – спросил Николай, скривившись от боли, когда коснулся здоровенного синяка под глазом, поставленном чьим-то слишком крепким кулаком, - В воздух поднимемся?

- Да должен, я сам еще не проверял, только систему протестировал. По идее, работает. Только нас все равно далеко отсюда не отпустят, пока в паспорте назначение на работу есть, - покачал головой Александр.

- Слушай, ты выпить не хочешь? – совершенно не в тему, но очень ко времени, спросил Николай.

Александр даже отвечать ничего не стал, только внимательно посмотрел на своего приятеля, а потом молча кивнул.

***

Куда именно собирался направиться Николай, не стоило даже и гадать. В свою любимую забегаловку в портовом районе анклава. Не смотря на то, что оба работали на рейсовом мусоровозе, он всегда считал себя настоящим пилотом, пусть даже на его корабле и не было прыжковых двигателей. И потому всегда старался держаться среди таких же. Порт Севаля никогда не был многолюдным, три его еще действующих причала большую часть времени стояли полупустыми, только несколько небольших сухогрузов торговцев занимали несколько стыковочных мест. А клиентура портового района была соответствующей. Обветренные и закаленные постоянными перелетами между дальними анклавами матросы и механики кораблей, грубые и грязные, требовавшие выпивки и закуски, а за бутылкой местной бурды готовые рассказать такие вещи, что и правду нельзя отличить от выдумки.

Александр не особо любил подобные места, но сейчас готов был сунуться куда угодно, лишь бы забыть о том грандиозном провале, сейчас устроенном по собственной вине. С одной стороны, готов был сейчас же убить своего товарища за то, что устроил в кабинете директора, но с другой так же отлично понимал, что нормально договориться тоже не получилось бы. Нечаев ни за что не отпустил бы его с работы до тех пор, пока не посчитал, что выжал все соки. И только после этого выкинул на помойку с чувством выполненного долга.

«Под черной звездой» находилась на внешних улицах портового района, из-за чего самые шумливые и бесшабашные из местной клиентуры сюда не добирались, оседая где-то, где и выбор услуг был больше, и требования к морали намного ниже, но не меньше народа приходило из неподалеку расположенных складов и промзоны, отдохнуть и расслабиться после тяжелого трудового дня. Небольшое приземистое здание из пеноблоков, крытое листовым железом и оббитое пластиком, с широкой двустворчатой дверью, перед который стоял давно сломанный и заржавевший робот-охранник, смеха ради украшенный грязными разноцветными тряпками. С другой же стороны косяк подпирал местный вышибала, здоровенный и не блещущий умом детина, чье плоское, с выпирающей нижней челюстью, лицо невольно заставляло задуматься о фривольных связях его матери с какими-нибудь низшими расами. Молчаливо кивнув Николаю, он без всяких проблем пропустил друзей внутрь.

В зале пахло потом, дешевым алкоголем, куревом и гнилым цементом. Слабое освещение, которое едва поддерживали несколько фосфоресцирующих лампочек, едва выхватывало из темноты силуэты столов и посетителей, так что приходилось двигаться очень осторожно, чтобы, не дай Небо, кого-нибудь не зацепить. Единственным ярко освещенным участком была сцена, где сейчас три молодые девушки в рабских ошейниках исполняли стриптиз под выкрики изрядно набравшихся матросов, после долгого перелета готовые накинуться на любое существо противоположного пола. Музыку же, которая должна сопровождать танец, исполняли люди, которые, казалось, первый раз в жизни взяли в руки музыкальные инструменты. С другой стороны, из-за гама в зале и воплей возбужденных матросов, этой пародии на мелодию слышно все равно очень плохо.

- Пошли к стойке, - кивнул Николай, довольно уверенно чувствуя себя в подобном месте, - Там всегда есть пара свободных стульев.

- Как скажешь, - кивнул Александр, понадеявшись на спокойный вид своего товарища. Лично сам бы предпочел что-нибудь хоть немного более цивилизованное место, где можно попить пива без опасности нарваться на какую-нибудь драку, но раз уж зашел сюда, грех будет уходить таким же трезвым и расстроенным.

Ваша оценка: None Средний балл: 9.1 / голосов: 7

Быстрый вход