Сумрак. Глава1. Беда не приходит одна. Часть 3.

Почти вся стойка была занята, только Колька почти сразу же отыскал где-то пару свободных стульев, после чего друзья поспешили их занять, пока не объявился кто-то, предъявляющий на это место свои права.

- Давненько вас вдвоем здесь не видел, - к ним, широко улыбаясь во весь свой кривой рот, подошел бармен, занятый протиранием стакана тряпкой такого вида, что у Николая невольно возникло подозрение, что как раз наоборот, старается сделать его еще грязнее, - Где это вас так отделали?

- И тебе доброго дня, Зивон, - кивнул Николай, - Как всегда, ты ужасно деликатен. Слушай, налей чего-нибудь покрепче, а то голова как каменная.

Зивон был здесь барменом когда еще, наверное, друзья только в школу пошли. Во всяком случае, кого бы ни спросить, никто не мог вспомнить человека, занимавшее место за стойкой до него. Не смотря на свой показной и веселый нрав, Зивон в повседневной жизни старался держать тише воды, ниже травы, поскольку в нем глубоко укоренился страх перед чистокровными людьми. Сам он был гибридом, результатом смешения двух различных рас, обитающих на территориях пустошей, и когда-то за это, в чем сам, собственно, и не был виноват, жестоко поплатился. Кто-то зверски пытал его, изуродовав окончательно, переломав руки, ноги и ребра, из-за чего не мог больше стоять прямо, а походка больше напоминала утиную. Лицо перекошено, один глаз открывался с трудом, нос бы свернут и почти лежал на щеке, а рот представлял собой безгубую щель, откуда торчали кривые зубы.

С кряхтением отвернувшись к полкам, заставленными бутылками, уже через несколько минут Зивон поставил перед друзьями два стакана с темно-синей жидкостью.

- Это вам за счет заведения, раны, так сказать, зализать, - ухмыльнулся бармен, с усмешкой глядя на приятелей, - Пейте, человеческий организм может это выдержать, по себе знаю.

- Твой организм, наверное, и корабельное топливо выдержит, - усмехнулся Николай, первым беря свой стакан, - Ну что, Сашка, будем?

- Будем, - его товарищ неуверенно взял свой и посмотрел еще раз на его содержимое, - Хоть скажешь, что там намешал?

- Выпьешь, скажу, - усмехнулся Зивон, - если только захочешь узнать.

Чокнувшись, под одобрительным взглядом бармена друзья опрокинули содержимое стаканов себе внутрь. Ощущение было такое, будто схватили горсть раскаленных углей и целиком забили себе в горло. В этот момент Александру показалось, будто у него сейчас горло насквозь прогорит и все еще охваченный пламенем язык вывалиться наружу.

- Хорошо пошло! – крякнул Коля, опустив стакан и схватившись за стойку, тщетно пытаясь сжать глаза так, чтобы не слезились, - Вот это да!

- Ну что, теперь расскажете, что же у вас такое приключилось? – Зивон, кажется, горел желанием узнать все и со всеми возможными подробностями.

-Да что тут рассказывать, - покачал головой Сумароков, - Все как всегда вышло. Хотели как лучше, а получилось…

Периодически перебиваемый своим напарником, Александр рассказал бармену свою незамысловатую историю о попытке уволиться с работы и что из всего этого получилось. Первой реакцией его единственного слушателя, к немалому удивлению и даже обиде рассказчика, стал смех.

- Ну, вы даете! – сказал Зивон, немного успокоившись, - Нет, прямо как будто вчера родились. Подумать только, прийти к Нечаеву требовать увольнение. С местными законами! Да, у нас, конечно, написано, что служащий может уйти с работы по собственному желанию. Только сами-то можете хоть вспомнить один случай, когда давали сделать такое без проблем?

- С работы у нас обычно и не увольняются, - крякнул Николай, с грустным видом глядя на дно своего стакана. Заметив это, Зивон налил приятелям еще по одной порции, но в этот раз из другой бутылки. Содержимое оказалось намного мягче и приятнее на вкус.

- Именно! У нас народа больше, чем рабочих мест, что, собственно, должно заставлять рынок рабочей силы поддерживаться в тонусе, но никто этого не делает, - наставительным тоном сказал Зивон, - рабочие связаны с нанимателем контрактом намертво, поскольку это обеспечивает полный контроль над подчиненным. Если сделать рабочий рынок текучим, то придется учитывать и пожелания самих работников…

- Что ты несешь? – не сразу понял Александр, не поспевая за мыслью бармена, - В чем проблема уволить работника, который не хочет работать?

- В том, что жесткий контроль вырабатывается не сразу. Если рабочие будут уходить по своему желанию, под пятой их просто не удержишь, но если привязать к себе намертво, то они просто никуда больше не денутся. Нечаев процветает именно на этой схеме. Как, собственно, и весь наш анклав. Толпы безработных, готовые работать за любую плату на любых условиях, и забитые рабочие, которые бояться поднять голову, чтобы не ужесточили условия еще сильнее. Почему, вы думаете, в анклаве так много отрядов наемников?

- Защита от мутантов, - пожал плечами Николай, - Мы на отшибе, твари сюда не редко заглядывают. А наше собственное ополчение я видел, они даже не всякую мышь поймают с таким снаряжением.

- Ага, конечно, а еще в небе солнце светит, - усмехнулся Зивон, - пожили бы вы с мое, такие схемы видели насквозь, клянусь своими ушами, - его любимая шутка, уши у него отрезали те же, кто когда-то и искалечил, - Сколько денег анклав тратит на содержание наемников? Эти средства вполне можно было перевести на обеспечение ополчения, но никто не хочет этим заниматься. Наемники не связаны с местным населением, ничего к нему не испытывают. И в случае мятежа в их лояльности можно быть уверенным, потому что смотрят только в те руки, с каких их кормят. Два месяца назад в западном секторе рабочие сталелитейного завода вышли на демонстрацию…

- Когда это успели? – удивился Сумароков, - В новостях ничего такого не было. Только про прибывшие караваны и что там вспышка какого-то заболевания. Хочешь сказать, врали?

- Конечно, не было. А в новостях говорят только правду, - с неприкрытым сарказмом согласился Зивон, - Только вот наемники, что подавляли демонстрацию, пропивать премиальные пришли как раз сюда, а на пьяную голову рассказывают все, что на душе лежит. Рабочих разгоняли техникой и электрохлыстами, было даже несколько убитых. Если бы выдвинули в тот район ополченцев… Они же такие же парни, как и вы, тоже здесь родились и выросли. И местные им намного ближе, чем все управленцы анклава, сидящие под центральным куполом, вместе взятые. А наемникам все равно, лишь бы деньги платили.

- В Бездну все это! – отрезал Николай, подбирающийся уже к следующей бутылке, - Не хочу больше работать на этого наглого толстосума. Не хочу и не буду! Не выйду больше на работу, и все! Вот что он тогда сделает?

- Что захочет, - теперь уже без всякого смеха сказал Зивон, - В худшем случае может обвинить тебя в намеренном нарушении рабочего контракта и передать твое дело в суд. А ты знаешь, что здесь делают с обвиняемыми, если докажут их вину.

- Показательная порка и казнь, - кивнул Александр, - Видел уже несколько раз. И что же? Дальше на этом мусоровозе горбатиться, а мой собственный корабль и дальше будет гнить в ангаре? Закопать идею о свободной жизни в могиле и забыть о ней?

- Нечаев вас со света сживет теперь, если останетесь, - отрицательно покачал головой бармен, - вы теперь еще лучше меня знаете, что это за человек такой. А вы посмели выступить против него. Клянусь своими ушами, уже весь завод знает, что он к себе охрану звал, когда вы к нему зашли, а фингал, оставленный тобой, Колька, на его толстой физиономии, еще с неделю провисит. Так что, ваш директор наверняка захочет отомстить. Уходить вам надо как можно быстрее, пока еще не прознали, почему именно вы захотели увольняться и не отобрали корабль.

- Они не могут забрать мой корабль, - хлопнул стаканом по стойке Сумароков, - Он мне от дяди достался, он только мой, ничей больше! И я его не собираюсь никому отдавать, тем более, Нечаеву.

- Он сам его возьмет. Заберет за долги, вы же сами сказали, что должны по нормативам. А потом он вас выбросит на улицу, теперь уже без средств к существованию. Могу спорить, потом еще, когда будете просить милостыню где-нибудь на улице, он самолично явиться посмотреть, куда втоптал тех, кто осмелился поднять на него руку, - Зивон опять им налил и даже выпил вместе с ними. Закусив, закончил мысль, - Так что бегите, пока еще можно.

- И куда бежать? – без энтузиазма спросил Александр, - На этом анклаве, если тебе верить, нам деться больше некуда, а чтобы долететь до другого, нужно снаряжение, припасы, запчасти… Ничего этого сейчас нет, я думал сначала здесь несколько рейсов сделать, хоть немножко средств собрать, корабль отремонтировать, привести в порядок, а теперь получается, что ничего сделать и не могу…

- Можно все, если очень захотеть, - усмехнулся Зивон, - Я, быть может, не всех знаю, но знаю человека, который в состоянии вам помочь. Если посидите здесь еще немного, то познакомлю вас, что-нибудь вам подскажет.

- Стой, не разгоняй машину, - махнул рукой Николай, - А с чего это ты вообще нам помогаешь? Неужели только потому, что регулярно сюда выпивать заходил? Тут каждый второй такой…

- Только не каждый из них осмелится оскорбить Нечаева и после этого еще свалить, оставив его с носом, - уточнил бармен, - Вас самих это не касается. Это уже мои личные счеты с этим живоглотом. Помогая вам, я делаю подножку ему, а это для меня конкретно очень важно. Так что и для вас, и для меня духи удачного сложили карты. Одним выстрелом убьем сразу двух зайцев. Ну что, теперь готовы мне поверить?

- А куда денемся? – развел руками Сумароков, - либо тебе довериться, либо под пяту к Нечаеву. И мне кажется, что первый вариант все же намного лучше второго, чем бы ни оказался на самом деле. Веди своего знакомого, посмотрим, куда он нас втянет.

Кивнув, Зивон отступил от друзей и спустя несколько мгновений растворился в полумраке зала. Оставшись наедине, если не считать окружающих их людей, которым дела до них было ровно столько же, как им самим до всех остальных, друзья почти синхронно переглянулись.

- Что скажешь, нам самим куда вообще еще можно деться? – спросил Сумароков у своего напарника, уже по серьезному решившему утопить все свои воспоминания в местном пойле.

- Если Нечаев нас не уволит с работы, то придется идти обратно на завод, - пожал плечами Николай, - А значит, можно забыть о вольной жизни на твоем «Антане». Если не о нем самом. Если же не пойдем на работу, то будем дальше числиться трудовыми дезертирами. Никто с нами прямо дел иметь не будет, ни торговцами, ни шахтерами здесь не зацепимся. Надо сваливать отсюда как можно дальше, желательно, даже на другой анклав. Твой кораблик сможет выдержать один перелет?

- Может и получиться, но ведь там тоже придется чем-то заниматься, - заметил Александр, тоже приложившись к своему стакану, - На мой «Антан» в его нынешнем состоянии вряд ли кто-то будет смотреть серьезно, особенно, если анклав крупнее нашего будет. И работа, которую получим, не окупит даже его содержание, не говоря уже о ремонте. А если выбирать стоянку помельче, то не факт, что там вообще к месту окажемся.

- Саш, мы ведь все еще можем податься в искатели, - заметил его напарник, - как я говорил в начале. Пара рейсов, и ремонт окупим и даже что-нибудь проапгрейдим. Ты же знаешь, там люди какие деньги делают

- А ты все так же строишь себе воздушные замки, - покачал головой владелец обсуждаемого корабля, - Ты хоть представляешь, с чем мы можем столкнуться на Кладбище? Пусть даже половина тех историй, что слышали об этом месте, вранье, то вторая половина разорвет наш грузовик на куски, одно воспоминание оставят. Только уже не для нас, потому что нас разорвут вместе с ним. Нам нужно оружие, бронирование, поменять маршевые двигатели, детекторы аномалий… На все это нужны деньги, очень много денег…

- Кладбище? Что молодежь, хочется легких денег? – справа от них подсел человек в форме гражданского флота Зевиста, ближайшего соседнего анклава. В качестве основного знак различия тамошние жители использовали на форме единственный эполет на правом плече, но Александр так и не смог запомнить, какой из них что обозначает. Тем временем моряк хлопнул своей пивной кружкой по стойке,

- Ничего вы еще в этой жизни не знаете. Кладбище такое место, куда далеко не каждый сможет забраться, и еще меньше смогут вернуться. Оно ломает людей с такой же легкостью, с какой вы спички…

- Что, решил попугать нас сказками? На Кладбище постоянно множество людей отправляется, у искателей там даже несколько баз постоянных есть, – расхорохорился Николай, решив показать себя уже тертым калачом, многого успевшего повидать на своем веку, но моряка таким простым приемом, как оказалось, не взять. Смерив своего собеседника внимательным, изучающим взглядом, он сказал только одно слово:

- Помолчи! – после чего сделал большой глоток из своей кружки.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.3 / голосов: 7
Комментарии

Норм хачу продолжения,ааааа где мое лсд ааааа!! Не ну реально без б , интересно че дальше будет,респект автору!

Быстрый вход