Последний довод павших

Помню, однажды много лет назад, попался мне один цикл книг Питера Альбано -"Седьмой авианосец".

В целом - так себе,но местами было интересно.Особенно повеселило начало цикла,когда амерскую базу в Пирл-Харборе атакует авианосец-призрак со злобными-фанатиками самураями.

Но сейчас речь не о той старой серии а о новом и ещё более масштабном вторжении в цикле Александра Владимировича Плетнёва "Последний довод павших":

Справедливо ли то, что на Соединённые Штаты Америки никто не нападал? Не так, как японцы, на какой-то там удалённый Пёрл-Харбор, а именно на континентальную часть. Не бомбились города: Вашингтон, Нью-Йорк, Чикаго? А на земли штатов Мериленд, Виргиния или, например, Нью-Джерси не ступала нога чужого солдата? Да и кто спланирует, подготовит и уж тем более отважиться на подобную операцию? Ведь как заявляют сами американцы, их армия Јсамая мощная в истории человечестваЋ, с опытом локальных конфликтов и как не крути успешных скоротечных войн по всему земному шару. Однажды Америка проснулась под взрывы снарядов и бомб, с вполне обоснованным Јне может быть!Ћ и с возмущённо-удивлённым Јкто осмелился?Ћ. А вот ЈктоЋ вышло за грань самых смелых домыслов и предположений.

Ознакомительный кусочки текста:

".."Абрамс" попёр между домами, держась посередине улицы, грозно водя башней, изредка рявкая пушкой, останавливаясь, поджидая пешие силы.

Осторожный лейтенант предпочитал держаться в отдалении от широкой кормы танка, прижимаясь к самым стенам домов. Под защиту стен перебежал и Бранч. Задирая голову на исполинские высотки, он угрюмо пробормотал:

- С такой и стрелять не надо - скинь с самой верхотуры куриное яйцо, лопнет к чёртовой матери и яйцо и черепушка.

Лейтенант не ответил - его снова вызвали по рации.

- 011, следите за окнами домов и крышами. Вертолёты обеспечат поддержку. АН-60 с десантом на подходе. Сможете произвести эвакуацию раненых.

К тарахтенью винтов "Апачей" часто добавлялись выстрелы скорострельных пушек - пилоты находили противника.

- Внимание! 013, пулемётчик тридцать градусов справа! Трёхэтажное здание! Первый этаж.

- Понял, подавляю.

7,62-мм пулемет, спаренный с пушкой, задолбил в указанном направлении.

- Внимание! Наблюдаю противника, высотка по курсу.

- Вижу!

И снова: крупнокалиберное "ду-ду-ду" или крепкое орудийное "БУХ", многократно отражённое от исполинских башен нью-йоркских кварталов.

Отряд под прикрытием танка и вертолётов продвинулся почти на километр до 177-стрит. Редкие стычки заканчивались для японцев неудачно - по-прежнему системы обнаружения американцев опережали атаки противника. Сверху постреливали, но вертолёты сразу давили огневые точки, однако среди рейнджеров появились потери. Так же насчитывалось немало легкораненых.

Регулярно задирающий голову к верху сержант, вдруг услышал хлопок выстрела сверху, завыли скорострелки вертолётов, круша оконный проём, вниз посыпались обломки.

- Осторожно! - Рейнджеры бросились врассыпную. По асфальту и по броне танка загрохотали куски бетона.

К свисту турбины одного из вертолётов добавился ноющий звук. Задымив в двигателе, геликоптер отвалил, надеясь дотянуть до базы.

- Да чем же они долбят вертолёты? - Сетовал сержант, - говорили же, что гранатомётов у них нет.

- Внимание, - лейтенант, приняв сообщение, поднял руку, - десант над городом, к югу на тысяча двести метров. Вперёд!

Отряд повернул на Одубан-авеню.

- Быстрее, быстрее, нас обходят с флангов, - подгонял лейтенант. Сзади действительно постреливали, появлялись фигурки японских солдат, но довольно далеко и огонь был неприцельным. Но дальше пошла полоса невезения: красочно и громко взорвался, выбросив огненные протуберанцы вертолёт прикрытия. Через несколько минут по броне танка и по асфальту рядом звякнули и разлетелись на осколки, выплеснув вонючую жидкость бутылки. Вмиг, воспламенившись, горючая смесь расплескалась по ящику ВСУ , установленному в корзине башни. Растекаясь по двигательному отсеку, огонь перекинулся на укрывавшихся за танком солдат. На "Абрамсе" врубилась система пожаротушения, почти сразу погасив пламя, но люк сверху у танка был приоткрыт и огонь проник в башню, хватанув командира танка. Им удалось потушить огонь и внутри, но что-то продолжало тихо тлеть, распространяя удушливый дым. Почему-то отказала система вентиляции и задыхающиеся от дыма танкисты полезли из всех люков. Забрызганные зажигательной смесью рейнджеры, потеряв над собой контроль, с воплями катались по асфальту, пытаясь сбить пламя. Огонь зацепился за солдат, кинувшимся им на помощь, но тушить пылающую, прилипчивую смесь было нечем. А сверху посыпались пули. Оказавшийся в стороне, лейтенант в бессильном отчаянии наблюдал за гибелью рейнджеров и танкистов, ловящих снайперские пули, сгораемых заживо. Заскочив в первое попавшееся укрытие под стеной дома, он бил по окнам короткими очередями, но вскоре противный визг пуль загнал его в подъезд дома. Докладывая о новых потерях, он натолкнулся на встречное сообщение о уничтожении десанта с вертолётами. Потом пришло экстренное оповещение, выслушав которое лейтенант сразу не то что бы помрачнел, куда уж мрачнее, а как-то сник, утратив последний оптимизм и веру в скорое спасение.

Гонимый пулями, выбивающими крошку из асфальта, тяжело дыша, в его укрытие влетел сержант Бранч. Зыркнув на вжавшегося в угол лейтенанта, клацающего затвором в попытке вытолкнуть заевший патрон, сержант высунулся из-за укрытия.

Почти сразу, казалось, обжигая щеку, мимо прошуршали пули противника. Сержант отпрянул, мелькнув бельмами на лейтенанта. Тот, наконец, справился с заевшей М4, сдержано промолвил:

- Сержант, пожалуй, ты был прав, не следовало соваться сюда без основательного подкрепления. Ты хорошо знаешь Нью-Йорк? Нет? Я тоже. Карта лишь схематичная и нам понадобиться большое везенье, что бы выбраться из этого, набитого япошками многоэтажного каменного мешка. В ближайшее время о нас, как я понял, никто и не вспомнит.

- Да что случилось, сэр?

- Послушай сам, - протянул наушники лейтенант, - сообщение продолжают дублировать.

Приложив к одному уху маленькую блямбу динамика, у сержанта, только услышавшего первую фразу, отвисла челюсть.

"Система экстренного оповещения. Внимание, произошёл ядерный взрыв. Тип - поверхностный.... "

".. Армия США хоть и отступила, но успокаиваться не собиралась. В небе, теряясь в облаках, слышался гул вертолётов или самолётов, каким-то образом они выискивали себе цели - бухали взрывы или неожиданно выбивали дробь крупнокалиберные пули. Доставалось как японцам, так и мирному населению.

Павел видел, как автомобиль, набитый под завязку гражданскими людьми, бешено виляя, мчался по дороге, по нему открыли стрельбу из винтовок, но вдруг машину накрыло сверху. Огненный клубок, протянув ещё несколько метров, остановился. Никто даже не вывалился из салона. А сверху продолжали молотить из чего-то крупнокалиберного, корёжа асфальт, разбрасывая в разные стороны осколки. Укрыться в домах пришлось и японцам, оставив несколько трупов на дороге.

Иногда было слышно, как характерно работающий вертолёт, опускается совсем низко, и если его удавалось разглядеть в облачности и дыму, к нему устремлялись трассеры. Почти сразу в ответ, огневую точку накрывало взрывом, поэтому на эти провокации зенитные расчёты реагировали всё реже.

Вообще Пашке от увиденного иногда становилось не по себе. Отношение к смерти у японцев своеобразное, а если они сами не цепляются за жизнь, то ценить жизнь противника не думали и подавно.

С пленными американскими военнослужащими было почти всё понятно - таковых оказывалось очень мало. Их кончали ещё на поле боя. Конечно кого-то (если видели командирские знаки отличия) тащили на допрос. Как правило, очень короткий.

Довелось ему понаблюдать. Что спорить - они в Афгане тоже не особо церемонились с "духами", когда стали терять своих, когда уже сами озверели. Но....

И любить пиндосов у Павла повода особо не было, но он видел, что большинство пленённых не упёртые фанатики, и лапки к верху тянули, едва запахнет жаренным.

А вот японцам видимо просто не куда было, так сказать, складировать пленных. То бишь не хотелось возиться, их проще было устранить.

* * *

Из троих пленных морпехов солдаты безошибочно выдернули измызганного кровью и грязью офицера, потащив к командованию. Оставшихся рядовых какой-то инициативный капрал на невообразимом английском попытался допросить сам. Те его почти не понимали. Капрал психовал, шипел, плевался, хватался за меч, а если к этому присовокупить манеру речи японца - получалось сплошное "барбамбия кергуду".

Эти два бравых мордоворота-янки, вполне возможно успевшие порезвиться в оккупационном Ираке, изрядно перетрухнули, на инстинкте ссутулились, чтобы не напирать своим ростом на коротыша-азиата, в глазах у которого уже начинало сверкать бешенство. Америкосы лопотали на своём, вполне адекватно шли на контакт, готовы были не только всё выложить, но даже активно сотрудничать. Павел по-английски - вполне бегло, но влезать поосторожничал.

Зарубил капрал их почти буднично и быстро - первый ещё стоял с кривой болью на лице, а клинок уже свистел ко второму.

Это был единственный случай с пленными увиденный Пашкой так близко. Другое дело с гражданскими. Ему иногда казалось, что у некоторых из наивных обывателей напрочь отсутствует инстинкт самосохранения.

Надо сказать, что поначалу японские солдаты достаточно терпимо относились к гражданским, смотря на них как на нечто мешающее, путающееся под ногами. Он даже слышал, как какой-то офицер отчитывал вытянувшего матросика с провинившимся лицом, вещая что-то о приказе командования относительно мирного населения.

Так вот, помимо тех, кто просто носился в панике по улицам во время боя, тех, кто сразу ломанулся вон из города и даже тех, кто хватался за свои "Ремингтоны", находились такие (естественно во время затишья) кто пытался пробиться к японскому командованию со своими возмущениями и претензиями.

Солдаты в основном терпеливо (возможно имели приказ об источниках информации) доставляли некоторых персонажей к офицерам.

Пашке довелось услышать и про Гаагскую конвенцию и естественно про демократию и даже про то, что они (японцы) "свиньи неблагодарные", дескать, они же (американцы) "открыли второй фронт и спасли японцев от фашизма". Во как!

Понятно, что терпения у без и того взвинченных офицеров надолго не хватило. Возмущённо ропщущих "телят" вытолкали на улицу, при этом одному несчастному изрядно попортили штыком шкуру. И никаких гражданских штаб больше не принимал. Новость об изменении отношения руководства к населению быстро разошлось по рядовому составу, и обозлённые потерями солдаты уже не церемонились..."

РС Ознакомится с полной версией можно на странице Автора http://samlib.ru/p/pletnew_a_w/

Ваша оценка: None Средний балл: 7.3 / голосов: 7

Быстрый вход