Сумрак. Пустой мир. Глава 1. Беда не приходит одна. Часть 4.

Подождав, пока Николай подчинится, он неторопливо продолжил, больше уделяя внимание своей кружке, нежели реакции друзей на его рассказ.

- Постоянно полно людей… Ха! Смешно да слушать такие наивные вещи. Если ты имеешь в виду эти трусов, которые называют себя пиратами или даже таким громким словом, как искатели, то позволь тебя разочаровать. Места, куда они направляются, только самым краем относятся к настоящему Кладбищу. Это так, остатки того, что выпрыгнуло наружу. Само Кладбище – сплошная аномалия. Пространство свернулось в спираль, и почему-то именно туда все и стекается. И чем глубже ты проникаешь вглубь, тем больше аномалий и проходов в другие измерения видишь. Пути, ведущие совсем не туда, куда кажется на первый взгляд, либо вовсе идущие в никуда. Двери, за которыми может сразу оказаться целый корабль, либо пустота, в которую упав, будешь падать до самой смерти. Можно всю жизнь потратить на то, чтобы найти выход оттуда, а в итоге окажется, что прошло всего несколько минут с того момента, как ты отправился туда. Одного единственного полета к сердцу Кладбища мне хватило, чтобы поклясться самому себе, что больше никогда туда не сунусь. И вам сейчас говорю, чтобы бросили эту затею, пока голова еще есть на плечах. Поскольку там водятся и твари гораздо страшнее тех, про какие вам рассказывают залетевшие сюда искатели. Они сами ничего толком не видели, вот и придумывают всякие небылицы, развлекая и себя, и слушателей… Я ведь не хочу вам зла, - неожиданно добавил матрос, не обратив внимания на яркий скептицизм, буквально вырезанный на лбу Николая, пока все это выслушивал, - Предупредить пытаюсь. Нечего вам там делать, устройтесь на работу, заведите семью, родите детей … Живите как все нормальные люди, не пытайтесь стать героями там, где и так слишком много народа сложило свою голову.

- Опять ты нудишь, Смирягев, - к стойке вернулся Зивон и долил все еще продолжавшему бормотать что-то про тихие и счастливые семьи моряку пива в кружку до краев, - Хватит всем уже про Кладбище заливать…

- А кто это вообще такой? – поинтересовался Александр, кивнул на припавшего к кружке Смирягева, - Откуда он про Кладбище знает?

- Он про те места лично узнал больше, чем многие за всю свою жизнь, - сказал бармен, - Когда-то был одним из самых удачливых искателей, которые там когда-либо появлялись. Забирался в такие дали, откуда многие не возвращались, и всегда с чем-то редким снова объявлялся. А потом как-то собрался в рейд к самому центру Кладбища. Там такие лихие парни подобрались, круче только яйца… Он один вернулся. Точнее сказать, нашли его где-то на окраине. Ничего не понимает, ничего не говорит, только слюни пускает и что-то бормочет. Парни хорошие попались, не бросили там же, а привели на базу, накормили, отогрели. Вроде оклемался, но ни слова о том, что видел, не говорит. То ли не помнит, то ли просто не хочет. С Кладбища ушел, устроился вот в гражданский флот, но в жизни мужик разочаровался… Даже жалко его… Не человек, а так, уголек… Ладно, это вам наука, что может случиться, если за рамки выйти. К вам скоро один мужик подойдет, сам представиться, он вам поможет. Только не здесь, здесь место приметное. Во внутреннем дворе ждать вас будет. Согласны?

- Как-то мне не очень это нравиться, - пожал плечами Александр, - Если человек честный, почему прячется? А если бесчестный, то почему мы тогда вообще должны ему верить?

- А у нас что, еще выбор остался? – махнул рукой Николай, - Гори оно все ярким пламенем, я согласен, этот день просто не может стать хуже!

- Эй, вообще-то я хозяин корабля! – напомнил Александр своему товарищу, - И без моего согласия ничего решать не стоит.

- Да ладно тебе, Сашка, что ты еще придумаешь? Снова поползешь к Нечаеву выпрашивать увольнение? Или же попытаешься честно выбраться с анклава? Тебя никто не выпустит, пока в паспорте есть штамп о работе, - попытался уговорить его Николай, уже вставай со своего места. Его уже немножко шатало после всего выпитого, но во всем остальном выглядел вполне трезво. К тому же, говорил то, о чем уже и так сказали, что выбора у них все равно нет другого.

- Ладно, посмотрим, что еще можно сделать, - согласился Александр, - Куда идти-то надо? – он посмотрел на Зивона, все еще ожидавшего окончательного ответа.

- Через зал, там будет черный ход, оттуда прямо на улицу, выйдете во двор. Вас будут ждать около склада для вторсырья, - кивнул головой бармен, - И не бойтесь, у вас с ним общий враг, а это порой сближай намного сильнее, чем общие интересы. Отвечайте смело и уверенно, если будете мяться перед каждым ответом, то покажете себя не с лучшей стороны, вам это самим не надо. Я за вас словечко тоже замолвил, так что и меня не подводите.

- Спасибо тебе, - кивнул Александр, - как бы там дальше не пришлось, спасибо хоть за то, что показал, куда дальше идти.

- Спасибо ты мне потом скажешь, когда снова сюда вернешься, - усмехнулся Зивон, - если еще вообще сюда когда-нибудь вернетесь. Тогда и посмотрим, стоит ли за что-то говорить благодарности или наоборот, будешь меня обвинять в том, что жизнь сломал.

Кивнув им еще раз на прощание, бармен отвернулся к другим клиентам, тоже требовавшим внимания и уже ожидающим с пустыми стаканами.

Протолкавшись через зал таверны к противоположной стороне, друзья нашли нужную им дверь, державшуюся на одной петле и тонкой цепочке, с криво выведенной надписью «посторонним вход воспрещен», не сорванной только потому, что до нее действительно никому не было дело. Она вела в небольшой и тесный дворик, зажатый между несколькими такими же зданиями, построенными на улочках портового района там, где по плану должны были находиться склады для товаров. Порт, против ожиданий, так и не достиг тех торговых оборотов, что от него ждали, и пустующие площади постепенно затянуло такими вот самодельными постройками, незаконными и непрочными.

Прикрыв за собой дверку, Александр оглянулся. Единственный свет, который досюда добирался, был слабый свет прожекторов купола, размещенных на опорах, но его не хватало, чтобы осветить все детали, и двор наполовину был погружен в темноту. Под ногами лежал толстый слой мусора, словно уборщики сюда никогда и не добирались. Вполне может быть, глупые дроны вообще редко появлялись в припортовом районе, поскольку на официальных картах, загруженных в их скудные мозги, его не было, это территория неплановой застройки, и обходили ее стороной.

- Кажется, здесь кого-то вырвало, - заметил Николай, приподнимая ногу, посмотреть, куда же именно вляпался, - Мать моя женщина, они, наверное, всей кодлой сюда приходят облегчаться… Ты только посмотри на это!

- Меня гораздо больше волнует, где тот парень, с которым нас обещал свести Зивон, - отрешенно сказал Александр, выходя в центр дворика, - может, это все одна большая глупая шутка… а может, даже ловушка…

- Ловушка была бы, если у вас было хоть что-нибудь ценное, - голос, намного более грубый и жесткий, чем голос его приятеля, ответил на фразу Александра, заставив обоих приятелей вздрогнуть от неожиданности.

От небольшого, криво сколоченного из кусков пластика домика у запачканной стены здания напротив отделилась тень и бесшумно вышла на свет. Увидев, с кем именно разговаривают, Александр сразу же пожалел о принятом пару минут назад решении согласиться на встречу. Перед ними стоял пират. Хоть и прежде никогда не видел ни одного из них, понял этот факт тут же, с первого брошенного взгляда.

Не слишком высокий, не выше самого Александра, но шире в плечах и с хорошо накачанной мускулатурой, этот человек был одет в костюм пилота, укрепленный уже самостоятельно нашитыми деталями кевларовой брони и внешним грубым и жестким экзоскелетом, спасавшим в моменты жестких перегрузок. Его детали были напрямую подсоединены к нервным окончаниям организма, составляя с ним единое целое. О таких вещах Александр слышал, но никогда не видел ни одного вживую. Такая операция не имела обратного пути, и согласиться на нее значило полностью отрезать себя от нормальной жизни человека. Соглашались на нее либо конченые маньяки, думающие только о том, как пролить чужую кровь, либо люди, полностью отчаявшиеся в этой жизни, разочарованные и готовые на все.

Обветренное, грубое лицо пирата, с кривым, когда-то сломанным носом, густо заросло седой бородой, заплетенной в несколько косичек разной длины, а правую щеку пересекал глубокий шрам, державшийся вместе только из-за металлических стяжек.

- Что замерли? Не ожидали? – усмехнулся пират, глядя на друзей, мигом протрезвевших при виде своего нового собеседника, - Не бойтесь, есть я вас не буду. Не голодный… пока. Ха!

- Так вы тот самый человек, с которым нас обещал свести Зивон? – спросил Николай, тоже начавший что-то соображать, - Честно говоря, я ожидал чего-нибудь подобного, но ваш вид все же впечатляет…

- Будем считать, ты так поздоровался, - кивнул бородач, теперь повернувшись к Александру, - С твоим дружком мы поздоровались, а с тобой как? Или слишком гордый?

Сумароков сглотнул. Себя всегда считал добропорядочным человеком, у которого есть честный и заранее просчитанный путь в этой жизни, в котором он так же не будет переходить черту закона. А вот с того момента, как он получил в наследство целый корабль, все в его жизни пошло не так. Сначала вроде, все в радужных тонах, а потом такая пощечина от реальности. И все же, даже после этого надеялся, что удастся избежать проблем с законом. А вот даже одно то, что он стоит рядом с человеком, который одним только видом противоречил всем правилам анклава, и не бежит сообщить в ближайшее отделение милиции, уже ставило его вне закона. А если еще и заговорит, то обратного пути уже не будет.

- Рад знакомству, - все же решился и выдавил из себя Сумароков, сам себе поражаясь, - меня зовут Александр, - и протянул руку для пожатия. Правда, в следующий миг пожалел об этом, потому что пират ответил, схватив его ладонь и сжав от души. Сам был не слабого десятка, но в пользу пирата сыграл экзоскелет, сдавив его руку с мощью пневматического пресса.

- А ты молодец, яйца есть, - заржал пират, отпустив его ладонь и глядя, как Александр пытается не выдать, как ему больно, - Всякие сопляки обычно пищат как девчонки, когда я с их так же приветствую. А вот ты даже не пикнул… Да ты не бойся, сжал не так крепко, чтобы что-нибудь сломать. Хотя мог бы! Потом еще как-нибудь потягаемся! Ладно, меня звать Ржавым, поскольку железа на мне больше, чем на ином корабле. И мне сказал Зивон, что я тут увижу пару отличных парней, которым нужна моя помощь. Вы и есть эти самые парни? Или нет? – после вопроса быстро, быстрее, чем друзья успели заметить, выхватил из кобуры пистолет, направив на них.

- Мы, нас Зивон сюда послал, - кивнул Николай, во все глаза глядя на оружие. На анклаве, за исключением милиции и наемников, ношение оружие было строжайше запрещено. Пистолет в руке пирата был стандартного милицейского образца, остался даже номер на рукоятке, но попасть к нему ведь мог только одним образом. Невольно в голове возникала мысль, сколько же уже успел убить людей, прежде чем пришел к ним на встречу.

- Отлично, - кивнул Ржавый, убирая оружие, - Значит, сначала говорим. Вы что, серьезно Нечаеву рожу разбили? Мать вашу, почему меня рядом не было в этот момент!

- Да не то, чтобы разбили, - смущенно сказал Николай, никогда не думавший, что один опрометчивый проступок может принести такую славу, - Ударить успел всего лишь один раз.

- Да это, черт тебя раздери, больше, чем мы сделали за последние пять циклов! – взревел Ржавый, схватив его за плечо, - Мать Бездны! Я тебе должен пива, и никаких оговорок! Дать Нечаеву в морду! Я даже представляю выражение его лица, когда он сообразил, что произошло! И ведь из-за этого вам так и нужна помощь? Верно понимаю?

- В общем-то, так и получается, - кивнул Сумароков, все еще придерживая болевшую правую руку, - Зивон тебе больше ничего не говорил?

- А что он еще должен был сказать? – поинтересовался Ржавый, - Кому еще вы успели насолить в этом анклаве?

- Да никому. Дело в другом, нам надо выбраться отсюда, но вот Нечаев так и не подписал наше увольнение, а без него нас никто с анклава не выпустит, а дальше у него работать, сам должен понимать, чем это выйдет.

- Подожди, так вы хотите свалить отсюда? – переспросил пират, - Интересный момент получается. А на чем же, если не секрет? На один из торговцев хотели пробраться? Это вам не сильно поможет. Что с работой, что без нее, вы все равно будете вне закона, как только вас найдут. А вас найдут рано или поздно, не надейтесь на другой исход. И тогда все будет зависеть только от того, насколько бодрым будет в этот момент настроение у капитана корабля. Я сам думал о таком варианте, но ничем хорошим он не светит. Здесь такая дыра, что ни одного корабля из нормальных мест не приходит…

- Вообще-то у меня есть корабль, - заикнулся Александр, посчитав, что Зивон все равно об этом уже рассказал, - мы собирались подасться в вольные торговцы, но без чистого бланка в паспорте это нам не светит, службы порта нас в жизни не выпустят.

- У тебя корабль? – Ржавый чуть не поперхнулся, - Парень, да ты сам-то хоть понял, что сейчас сказал? У тебя корабль! Какой? На нем есть прыжковый двигатель или какая-нибудь калоша наподобие тех мусоровозов, что летают отсюда на поверхность?

- «Антан», но старый уже, ему ремонт нужен…

- «Антан»! Да я его видел, он сейчас в доке стоит. Ха, Сашок… Так ведь тебя звать? Я ведь даже подумывал чтобы угнать его… А теперь этой мороки и не предвидится. Ты сам меня вывезешь! Ах ты, сукин сын, Зивон, как все удачно подобрал, как будто заранее все продумал. Не буду его сегодня убивать, до следующего раза подождем, - Рыжий обрадовался так, словно ему сообщили о неожиданно наступившем дне рождения.

- Угнать думал? – запоздало испугавшись, повторил Александр, - А как же службы порта? Они бы не открыли ангар, если не назвал кодификационный номер. Арестовали бы и тебя, и корабль.

- Наивный. Корабль угоняют обычно вместе с пилотом. Ты сам бы все и сказал, что я попросил, держа пистолет у твоего виска, - без смеха сказал пират, - Понимаешь, ведь здесь я сейчас такой же пленник, как и ты сам. По глупости попал в лапы дружкам твоего Нечаева, но местные тюрьмы сделаны так, словно держать в них собирались только паралитиков. А вот улететь отсюда оказалось уже проблемой. А вы теперь стали решением всех моих бед!

- Мы вывезем тебя с анклава? – недоверчиво спросил Сумароков, - А как?

- Как-как, - заржал Ржавый, - На корабле! Отправимся прямиком к Кладбищу. Тут уже моя половина договора. Со мной на борту по вам сразу не влупят ракетой, как только появитесь около станции. И я помогу вам еще и выбраться с анклава так, чтобы местная охрана не послала за нами вслед все, что есть. Как вам такое предложение?

- На Кладбище? На пиратскую стоянку? – усмехнулся Николай, - Я за!

- Как мы проберемся мимо охраны? - решил разузнать все на месте, прежде чем его поставят перед фактом, Александр, - И как мне вообще объяснить, что на борту еще на одного человека больше, чем заявлено в декларации. «Антан» двухместная машина, так что охранники наверняка привяжутся к этому факту.

- Парень, я бы не стал тем, кем есть сейчас, если бы не умел находить выход из таких ситуаций, что обывателю кажутся провальными. Здесь охранники не сканируют корабли, у вас нет столь мощных рентгеновских установок и биолокаторов. Полагаются только на камеры наблюдения, а они есть в каждом ангаре. Если на записи будет только то, что в корабль вошли два человека, то никаких дополнительных вопросов не будет. А поддельные паспорта, где нет никакого штампика о работе, я вам тоже оформлю, есть у меня здесь пара подходящих знакомых.

- С беглым преступником на борту сбегать с места работы без официального разрешения, да еще по поддельным документам, - покачал головой Александр, - Какой будет шанс, что потом еще сможем сюда вернуться еще раз?

- Никакого, - твердо сказал Ржавый, - Рано или поздно начнут копать, куда делись двое пилотов с кораблем. А там даже дурак сможет сложить все составляющие и понять, кто это были. По твоему любезному «Антану» откроют огонь из ионных пушек сразу же, как только он покажется в зоне досягаемости. Парни, у вас билет в один конец и ваши чувства мне понятны, но если вы сейчас откажетесь… - конец фразы повис в воздухе, но что имелось ввиду, они оба отлично поняли, не стоило даже вслух произносить.

- Я согласен, - все-таки кивнул Александр, и Николай облегченно вздохнул. Да сам Ржавый, кажется, чуть расслабился, что дело решилось без крови, - Лучше неизвестность на Кладбище, чем здесь бегать от Нечаева.

- Я в тебе даже не сомневался, - пират хлопнул Сумарокова по плечу, но чувство было такое, словно ударили шпалой, - Добро пожаловать в самые лихие, фартовые и пьяные ряды пиратов всего сектора. Парни, у вас реально начинается новая жизнь! А Ржавый вам покажет, как от этой жизни получать максимальное удовольствие! Какие вопросы?

- Чего дальше-то делать? – спросил Николай, увернувшись от очередного дружеского хлопка по плечу, - Нет, конечно, все круто, давно хотелось послать куда подальше всю эту правильную и размеренную жизнь в пользу власть предержащих, но ведь вот так, с бухты-барахты, все это не сделаем, шарахнут по нам ионным зарядом, и будем дрейфовать, пока не подойдет лодка с охраной. Лично мне хочется свалить отсюда как можно быстрее, тем более, что Зивон сказал, что Нечаев может наложить лапы на наш кораблик, типо за долги. Нам надо как бы прямо сейчас начать готовиться.

- Так и готовьтесь! Или расслабляйтесь и получайте удовольствие, - снова заржал Ржавый, - Так, парни, запоминаем, что любой план хорошо ровно до того момента, как наступает время приводить его в действие. Тогда оказывается, что все, что там себе напридумывал, летит к чертям в Бездну со страшной силой и скоростью. Так что, наш план ровно таков: садимся в корабль, показываем легавым липовые документы, вылетаем и врубаем максимальную тягу, пока они не прочухались. Стволы и документы я возьму на себя, на вас устроить так, чтобы «Антан» поднялся в воздух, и по пути от него не отвалилось ничего жизненно важного. Все понятно?

- Прямо сейчас тогда и займемся, - кивнул Александр, - Коль, ты как?

- Тогда в ангар, - согласился его напарник, - Проверим, на что наш корабль готов.

- Готовьте его к самому плохому. Так, на всякий пожарный, - предупредил Ржавый, - Отсюда выходим по одному. Я через улицу, вы обратно через бар. Встретимся у ангара через десять часов. Если вас там не будет к этому моменту, записывается себе во враги вместе с Нечаевым еще и меня. Бай!

Ваша оценка: None Средний балл: 6.8 / голосов: 5
Комментарии

Я не понял...а где продолжение? :)

Быстрый вход