Царство крылатой смерти. Часть вторая.

Сергей, носивший в городке прозвище «Молот», думал. Это было тяжело, но он знал, как необходимо умение думать будущему главе, и поэтому старался. Предметом его раздумий был гость города, по имени Феликс. Представился он научным сотрудником, но и Сергей, и его отец встречали научных сотрудников, когда ездили в Ставрополь. Одному Сергей даже сломал нос и сломал бы ещё что-нибудь, если бы не подоспела полиция. Хлипкие эти научные сотрудники, все до единого. А у этого движения выдают опытного бойца. Ребята в пивнушке, решившие спьяну попробовать его на прочность, в этом лишний раз убедились. И не трус, вон, в Тундру ездил на несколько дней и не боялся. Так что он не тот, за кого себя выдаёт. А значит, есть у него какие-то тайные планы. А какие планы нужно скрывать от городской администрации? Правильно, те, которые направлены ей в ущерб. И нужно узнать, какие, а потом принять меры. Не обязательно несчастный случай, он же не сам по себе, случись что – будет как в песне: «Я ухожу – придёт другой». Поэтому Сергей постарался узнать его получше, пару раз посидел с ним в пивнушке, куда тот заходил после поездок. Неплохо поговорили, хотя напоить гостя не удалось, выпив вторую кружку, тот переворачивал её вверх дном. Зато без проблем клюнул на Дашку. Ну, как же, кто не клюнет на такую девушку? Только голубой или импотент, а гость, как оказалось, к таковым не относился. Только бы не отнёсся к ней, как к развлечению, только бы влюбился, тогда всё получится.

Дашка пришла на работу только после обеда, губы распухли, взгляд, как у пьяной кошки, так и хотелось дать ей пощёчину, чтобы стереть эту улыбку до ушей. Рассказала, избегая подробностей, что столица никаких коварных планов на город не строит. И что гость к ней обязательно ещё зайдёт, она уверена. А теперь Сергей пытался понять, где Феликс сейчас. Ну ладно, до обеда отсыпался, а сейчас куда пропал? Дом закрыт, в пивнушке его нет, куда он ещё мог зайти? Сергей лично обошёл ворота, проверил журналы входа-выхода и приказал стражам о выходе гостя города докладывать немедленно.

Руслан закурил, стряхивая пепел за окно. Тундра, расстилавшаяся за окном, действовала на нервы. Совершенно чужая местность, ничего привлекательного. Всё, что за пределами дорожного полотна, представляло собой массу туго скрученных серых и голубоватых нитей. Тундровая растительность, непригодная в пищу ни одному травоядному животному старых экосистем.

- И чего мы здесь торчим уже второй день? – лениво протянул напарник Руслана Игорь. – Алеуту что-то померещилось, а мы время теряем. Надо было хотя бы по литру пива захватить.

- Молчи уж, молодожён хренов. Есть приказ, значит, будем выполнять. Хотя насчёт пива – хорошая мысль. Где ты раньше был? – он открыл дверцу, вышел, походил вдоль дороги и сел снова. На лемминга, пробегающего рядом, он не обратил внимания. Мало ли тут их бегает.

Также не обратил он внимания на ещё нескольких зверьков, прошмыгнувших рядом с машиной. А если бы он посмотрел на Тундру внимательнее, то увидел бы, что бегущих на юг леммингов в пределах видимости уже десятки. Но вместо этого он откинул сиденье и прикрыл лицо кепкой:

- Подремлю чуток. Разбудишь, если что.

Игорь посмотрел на него с завистью, но как подчинённый, не стал спорить. Вместо этого откинул голову назад и стал изучать проплывающие облака. Мысли перескочили на молодую жену, он довольно улыбнулся, вспоминая прошлую ночь. А друзья ему завидуют. Пусть.

Увлеченный своими мыслями, он не замечал, что леммингов становится всё больше, и в поле зрения их уже не десятки, а сотни, а то и тысячи. Они бежали, не пытаясь сорвать лист кустика или выкопать что-то съедобное в лишайниковой толще. И даже инстинкт самосохранения был подавлен полностью.

Игорь, наконец, отвёл взгляд от облаков и взглянул на осточертевший пейзаж за окном. Полминуты он смотрел, раскрыв рот и не в силах вымолвить ни слова, а потом заорал:

- Заводись! Мотаем отсюда, быстрей!

Руслан подскочил и оторопело уставился на лавину бегущих леммингов. Потом повернул ключ, мотор послушно взревел. Машина начала разворачиваться, Руслан крыл матом Игоря и всё окружающее, а Игорь пытался вспомнить, как включается УКВ-рация.

В открытое окно прыгнул лемминг, твёрдо намеревавшийся поесть мяса. Руслан отмахнулся локтем, отбросив двухкилограммового зверька, и отчаянно закрутил ручку стеклоподъёмника. В этот момент под колесом оказалась яма, и Руслан не удержал руль одной рукой. Машина вильнула, вылетела на обочину, правое колесо начало съезжать с дороги. Руслан в панике слишком резко крутанул руль влево, машина перевернулась и покатилась с насыпи, прямо в гущу леммингов.

Ветровое стекло разбилось, лемминги потоком ринулись внутрь. Парни прожили недолго. А зверьки, в большинстве своём даже не заметив машины, серой лавиной продолжали двигаться на юг, к ничего не подозревающему городку.

Когда главе доложили, что городской оружейник Роман Петров не вышел на работу, он вспомнил, что Феликс в первую очередь зашёл именно к нему. Сергей посетил дом оружейника и обнаружил, что хозяева выехали, забрав часть вещей. Дома у Регины, когда выломали дверь, тоже оказалось пусто. А когда Сергей узнал, что Петров поменялся очерёдностью дежурства, стало ясно, как им всем удалось выехать незаметно. Для очистки совести, Сергей поговорил с напарником Романа, и тот признался, что его после полуночи сморил сон.

- Да, кажется, задремал. Ну, кто же знал…

Попытку оправдаться Сергей пресёк ударом в челюсть. Кажется, даже перестарался, челюсть мужику сломал. Да ещё пнул, может и рёбра тоже за компанию. Ничего, будет знать, как спать на посту, надо за такое вообще расстреливать.

Отец выслушал отчёт и подвёл итог:

- То есть, месяц прожил, провёл ночь с красивой девушкой и утром сбежал? Он что, для этого приезжал? Не нравится мне это.

- Предательница! – Сергей сжал кулаки. – Что она ему сказала такого, что он сразу рванул в столицу? Разреши, я её допрошу? Всё скажет.

- Не спеши. Я знаю, как ты допрашиваешь, она скажет действительно всё. Вплоть до того, что на метле в полнолуние летает и порчу на урожай наводит. А думать я за тебя должен, что ли? Ты сам сказал, что Петров поменялся, а значит, уехать решили заранее. Совпадение это. Люди – это ресурс, помни. Расходовать его без смысла – глупо. Дашка ещё долго будет полезна. Может быть, на место Регины отправим, должность-то свободная.

В приёмной Даша оторвала ухо от замочной скважины и облегчённо перевела дух. Села за стол и начала заполнять первый попавшийся документ. «Заработалась ты здесь, Дашенька» - подумала она. Пять лет назад, когда она впервые села за этот стол, будущее казалось светлым и радостным: весёлая жизнь, знакомства с молодыми людьми из других городков, красивая любовь, свадьба, счастливая семья.… Всё оказалось совсем не так, а должность городской проститутки Дашу и вовсе не устраивала.

Часовые у ворот играли в шашки, время от времени поглядывая вокруг. Когда первый лемминг миновал подъёмный мост и метнулся в глубь города, часовой вскочил и в панике кинулся к воротам. Споткнулся об ещё одного лемминга и упал среди массы озверевших животных.

- Мать твою!!! – успел он крикнуть прежде, чем лемминг вцепился в его горло.

Второй часовой лихорадочно закрутил рукоятку, поднимая мост и закрывая створки. Не меньше десятка леммингов вцепились ему в ноги, отрывая куски мышц и перегрызая сухожилия, но он продолжал крутить, пока ворота не закрылись. Только после этого он позволил себе упасть. Подвиг этот остался никем не замеченным.

Как позже выяснилось, в город успело проникнуть около сотни леммингов. Погибли двое часовых у западных ворот и восьмилетняя девочка, не вовремя выбежавшая на улицу. Было ещё несколько десятков раненых разной степени тяжести: от лёгкого укуса до отхваченного весьма важного для мужчин органа. Леммингов, разумеется, перебили.

Совещание у главы состоялось тем же вечером, из десяти членов городского совета присутствовали восемь. Главный зоотехник и начальник машинно-тракторного парка отсутствовали. Кроме них, снаружи осталось не меньше сотни человек, все, кто был на сенокосе и на плантациях псевдомолочая. Возможно, кое-кто из них сумеет отсидеться, например, в кабине трактора, но большинство явно ждала печальная участь. Как и стадо коров, которых не додумались на некоторое время оставить под защитой стен. Семён Сергеевич с сожалением подумал, что надо было собрать совещание сразу после сообщения Алеута, а не ограничиваться отправкой пары наблюдателей, как оказалось, с блеском проваливших поручение. Из-за этого упущения, потери обещали быть тяжелейшими.

Неделю никто не выходил из города, неделю хозяевами окрестностей были лемминги. А когда вместо шныряющих зверьков появились трупики, через открытые ворота вышла чуть ли не половина города. Нужно было найти останки погибших, хотя лемминги оставляют только окровавленные клочки одежды и зубы, и посмотреть, что с полями.

Даша открыла кабинет главы и скользнула внутрь. Её сердце бешено колотилось, то, что она задумала, было не просто проступком. Это было смертельно опасным делом. Она обошла стол и открыла ящик. «Как неосторожно, Семён Сергеевич, держать ключи от сейфов в ящике стола». Сейфов в кабинете было целых три, один, самый большой, Дашу сейчас не интересовал, там были всего лишь досье на каждого жителя города. Начала она с самого маленького сейфа. Из него она извлекла пачку незаполненных ордеров и печать. Присела за стол и быстренько заполнила несколько бланков, а остальные положила обратно. Затем вытащила из сейфа пачку векселей Ставропольского Государственного банка, пачку купюр, и мешочек с монетами. Подумав, захватила толстую папку с неизвестным содержимым, настолько секретную, что глава ей ни разу не показал. Возможно, её удастся выгодно продать. «Это мне компенсация за пять лет работы и моральный ущерб» – девушка усмехнулась и открыла второй сейф. Оружие и боеприпасы, личный арсенал главы. Ружья и карабины она проигнорировала, вместо этого взяла «Глок», из которого ей уже доводилось стрелять, и несколько пачек патронов. Ну всё, она аккуратно закрыла сейфы, бросила ключи в мусорную корзину, оставила на столе заранее приготовленную записку и вышла.

Дома Даша переоделась, вместо надоевшего облегающего платья, она надела рубашку и брюки, гораздо лучше подходящие для поездки. Распущенные волосы затянула в хвост, глянула в зеркало: «Хороша!». Вышла на улицу и прошла к гаражу администрации. Всё было рассчитано верно, дежурный механик только пришёл, а остальные ещё не явились.

- Квадрик, полностью заправленный. Вот, – она протянула ордер.

Механик изучил документ. Будь перед ним кто-то другой, он бы и не глянул, но Даша за техникой раньше заходила только дважды. Но она не волновалась: печать настоящая, а подпись за годы работы она научилась подделывать так, что часто расписывалась вместо главы.

- Куда собралась, красавица? – механик понимал, что ему ничего не светит, но вздыхал по Даше уже не первый год.

- Глава на пикник собрался, и меня с собой берёт, – девушка улыбнулась как можно обворожительнее, бедный парень отвернулся, весь дрожа. Ему потребовалось время, чтобы успокоиться.

Даша подкатила к дому, в три приёма перенесла в багажник всё, что собиралась взять с собой и поехала к воротам. Командировочное, с печатью и подписью главы, сработало безукоризненно. Отъехав на километр, Даша остановилась, оглянулась, весело рассмеялась и выкрикнула:

- Ура, свобода! Прощайте, Семён Сергеевич! Ищите себе другую рабыню!

Семён Сергеевич добрался до кабинета только к обеду, с утра ездил с агрономом по полям, определяя их состояние. Вошёл и наткнулся взглядом на записку.

- Вот те раз, нашла время болеть.

Он прошёл на второй этаж, пообедал, вернулся в кабинет и только тут обнаружил, что ключей от сейфов нет на месте. Последовал лихорадочный получасовой поиск, ключи так и не нашлись, пришлось идти на второй этаж и доставать из тайника запасной комплект. Полный самых мрачных подозрений, он открыл сейф. Как выяснилось, самые мрачные предчувствия робко курили в уголке. Малый сейф был очищен почти полностью.

- Серёга, с чего ты взял, что она здесь? – Денис спросил, не особенно рассчитывая на ответ, но его друг и командир не стал отмалчиваться.

- Куда может поехать молодая женщина, имеющая кучу ставропольских денег и векселей Ставропольского банка?

- Куда угодно. Их везде принимают. Даже в Краснодаре и Ростове.

- Если она поехала куда угодно, мы её, конечно, здесь не найдём. Но думаю, что она поехала именно в столицу. Она там в детстве была и теперь думает, что сможет там затеряться. А сколько она проедет на квадрике за день? С непривычки отбила себе всю задницу и остановилась переночевать. А именно про эту гостиницу я ей рассказывал, после того, когда ездил в столицу весной.

- А если её здесь нет?

- Будем искать дальше. Проверим вторую гостиницу, поспрашиваем в соседних городках, а то и в Ставрополе поищем.

Джип подкатил к тёмному зданию гостиницы, парни вышли и вежливо постучали. Стучать пришлось довольно долго, хозяин давно уже спал. Сергея он узнал, не первый раз видит, сразу предложил комнату. Но тот возразил:

- Мы воровку ищем, – он описал Дарью.

- Есть такая. Ай-ай, такая красивая девушка – и воровка. Хорошо, сейчас позову шерифа, чтоб всё по закону…

- Погоди, не нужно шерифа. Зачем шум поднимать, мы её так заберём и прямо сейчас уедем. В каком она номере?

- Нет, это не по закону. Я в этом городе ещё долго собираюсь жить, зачем мне лишние проблемы?

- Никаких проблем, её никто больше не увидит. И квадрик её тоже заберём. Ты скажи, сколько?

- Полсотни. И без шума, умоляю вас. У меня репутация…

Пробуждение Даши было не самым приятным в её жизни. На сонную девушку накинули плотное одеяло, а при попытке закричать, зажали лицо так, что лишили возможности дышать. Снесли вниз, перекрывая кислород при любой попытке крикнуть или дёрнуться. А потом она потеряла сознание от удушья.

Когда Даша начала осознавать себя, то обнаружила, что не может пошевелить руками. Глаза не были завязаны, но было темно. Дышать было трудно, тело завёрнуто в ткань, но не одеяло. Мешок? Судя по ощущениям, она лежала в движущейся машине. Даша пошевелилась и застонала, тут же получила чувствительный удар. В душе у девушки поднялась холодная волна ужаса, от которой она забилась в истерике. Но, как оказалось, похититель накинул на шею поверх мешка затяжную петлю, которую слегка стягивал при каждой попытке пошевелиться или издать звук. Недостаток воздуха быстро убедил девушку, что лучше лежать тихо.

На рассвете джип остановился возле давно заброшенного здания. Судя по кострищам, здесь было популярное место ночёвки, но сейчас здесь было тихо. Сзади затормозил квадрик, с него спрыгнул Денис и подошёл к задней двери джипа. Парни вытащили узкий мешок и развязали горловину. Показались длинные голые ноги, Денис сглотнул слюну. Сергей потянул за противоположный конец мешка, и перед ними предстала Даша. Испуганная, полузадохнувшаяся, со спутанными волосами и связанными за спиной руками. Спать она легла в одной сорочке и трусиках, и теперь её грудь так соблазнительно круглилась под тонкой тканью, что Денис не мог оторвать взгляд.

- Здравствуй, радость моя. Поговорим? – Сергей улыбался так, что девушка затряслась от страха.

Даша ничего не скрывала, хорошо представляя, чем может закончиться любое подозрение в неискренности. Сергей, кажется, ей поверил, а потом безразлично сказал:

- Не имеет значения, даже если ты соврала. Всё равно ты умрёшь, мне отец приказал тебя в Тундре приковать. Лезь обратно в мешок, надо дальше ехать.

Он поднял мешок с земли и уже хотел надеть его на застывшую от ужаса девушку, но ему помешал Денис:

- Погоди, а может… того? Развлечёмся с ней?

- Я тебе не запрещаю. Развлекайся, если охота.

Денис, взяв девушку за плечи и, прихватив спальный мешок, повёл её в дом. Закрыл за собой дверь и засунул руку ей под сорочку.

- Давно мечтал это сделать.

Даша не отпрянула, а наоборот, приникла к парню, а когда он попытался её поцеловать, ответила так нежно и страстно, как только могла. Это подействовало, Денис тяжело задышал и начал стягивать одежду. Она прошептала:

- Развяжи, пожалуйста.

Парень, помедлив секунду, распустил узлы. Даша стряхнула верёвки и обняла его непослушными руками. Он, с помутившимися глазами, повалил её на спальный мешок…

Это не было похоже на ночь с Феликсом, когда Даша, забыв про всё, наслаждалась близостью с мужчиной. Сейчас она полностью контролировала себя, сосредоточившись на том, чтобы доставить партнёру как можно больше удовольствия. И когда всё закончилось, Денис не отодвинулся, а наоборот, прижал её к себе, целуя.

- Ну, ты даёшь! Такой женщины у меня ещё не было.

- А хочешь – будет? Всегда.

- Ты что, – на его лице мелькнуло сожаление. – Сергей тебя мне не отдаст.

- А ты не спрашивай. Оглуши его. И тогда мы сможем уехать. Вдвоём.

- Куда?

- Куда угодно. Денег в моей сумке много, уедем так далеко, что никто нас не найдёт. Всегда будем вместе.

Денис хотел отказаться, но его взгляд скользнул по обнажённому девичьему телу. Он судорожно сглотнул и сдавленно произнёс:

- Как же я его оглушу? Он сильнее.

- Когда выйдем, я его отвлеку, а ты действуй…

Сергей ждал возле джипа, когда Денис вывел связанную Дашку. Подтолкнул её к машине, та сделала несколько шагов, затем неловко наступила и, вскрикнув, упала. Сергей нагнулся, чтобы поднять её, но что-то, возможно мелькнувшая тень, заставило его оглянуться. Денис уже занёс дубинку, но ударить не успел.

Сергей левой рукой перехватил запястье с дубинкой, а правой ударил в нос изо всей силы. Не зря его прозвали Молотом, Денис рухнул, как подкошенный. Удар переломил парню основание черепа, убив его на месте.

Даша тем временем, сбросив незакреплённые верёвки, прыгнула к вещам, где, как она помнила, лежал пистолет, но неудачно наступила босой ногой на острый камень. Боль была такая, что девушка упала и схватилась за ногу. Тут же вскочила, но Сергей в два прыжка оказался рядом и ударил ей по почкам. Максимум в четверть силы, но этого оказалось достаточно, чтобы она снова упала и дико закричала, выгнувшись назад. Он нанёс ещё несколько ударов, девушка обмякла. Парень снова связал ей руки и засунул в мешок. Скоро джип ехал на север, квадрик, разумеется, пришлось бросить.

Сергей понимал, что Дениса нужно было похоронить. Не годится бросать незарытый труп, да ещё на месте стоянки. И, тем не менее, он не мог там оставаться, предательство задело его сильнее, чем он ожидал.

- И чего он в тебе нашёл? Ну, неплоха ты в постели, так что? В сущности, все вы одинаковые. И ради тебя он меня чуть не убил. Почему?

Даша не отвечала, за первый час пути она поняла, что любая попытка что-то сказать приводит к побоям. Северный Форпост остался в стороне, джип ехал на север. Сергей подумал, что зря не попользовался ей. Тогда он был слишком зол на неё, а сейчас… быть с женщиной сразу после кого-то он не любил.

Дерево казни выросло на старой бетонной плите. Невысокое, корявое, ствол с руку толщиной, трёхметровая цепь, идущая от комля. Сергей подтащил мешок, развязал, а когда показалась нога, закрыл на щиколотке стальной браслет. Закрутил гайку, затянул гаечным ключом и только потом стянул мешок. Даша не плакала, не кричала, только смотрела на своего палача таким жалобным взглядом, что парню стало не по себе. Раньше ему не приходилось это делать, казнями всегда занимался шериф.

Сергей развязал девушке руки, встал. Потоптался и выдавил из себя:

- Скажи что-нибудь напоследок.

- Пощади меня, – её голос, казалось, проникал прямо в душу. – Пожалуйста.

Парень чуть ли не бегом кинулся к машине. Мотор взревел, и джип скрылся за горизонтом. Только тут Даша упала на бетон и зарыдала.

На обратном пути Сергей останавливался дважды. Первый раз – сразу после того, как перевалил первую горку. Постоял, пытаясь справиться с дрожью в руках и борясь с желанием вернуться. Мозг изо всех сил искал причину для этого: «Ей урок будет на всю жизнь. Теперь она кем угодно работать согласится. И для города польза». Но преодолеть отцовский приказ он не смог. Второй раз – когда уже подъезжал к городу. Он представил, как во мраке к ней приближаются хищные обитатели Тундры, а она сидит, сжавшись, в одной сорочке, неспособная ни убежать, ни защититься. «Что за наваждение? Может, подержать её пару недель в подвале, пока не пройдет? А потом вывезти». Усилием воли, он заставил себя продолжить путь. И только когда джип миновал ворота, Сергей понял, что дело сделано. Он подкатил к гаражу, сам загнал машину и начал переносить вещи Дарьи в здание горсовета.

Через полчаса Сергей поднялся наверх. Его трясло, мышцы не могли расслабиться. Нервное напряжение нужно было снять. Он открыл бар, налил стакан водки и залпом выпил. Ощущение было такое, как будто пьёт воду. Прошёл в столовую, где служаночка протирала стол, увидев его, она поклонилась.

Сергей шагнул к ней, задрал платье, резким рывком сорвал трусики и посадил девушку на стол. Она зажмурилась, не пытаясь противиться…

Он не утруждал себя ласками и поцелуями, она терпела молча, отвернув лицо и зажмурив накрепко глаза. Когда он отстранился, она тихо всхлипнула и слезла со стола. Стояла, боясь пошевелиться, а по щеке медленно сползала одинокая слезинка.

Сергей провёл пальцами по нежной щеке, губам, шее. Напряжение схлынуло, он даже слегка улыбнулся. В голову пришло несколько идей на тему ближайшей ночи.

- Я к тебе ночью приду.

Девушка на мгновение подняла взгляд, тоскливо взглянула и снова уставилась в пол. Он потрепал её по щеке:

- Иди, трудись.

Та молча шагнула к плите, в этот момент вошёл отец.

- Уже приехал? Удачно?

- Да, всё сделал, как ты сказал. Вот, жду ужина.

Семён Сергеевич посмотрел на лежащие у плиты разорванные трусики и хмыкнул:

- Пойдём в гостиную, расскажешь всё.

Они прошли в соседнюю комнату, где Сергей подробно рассказал о случившемся. Умолчал только о своих колебаниях на обратном пути.

- Собаке собачья смерть. Это же надо, какая змея оказалась. Думаю, что не нужно никому об этом рассказывать. Уехала и всё. Ладно, пойдём ужинать.

Они прошли в столовую, где приступили к ужину. Глава задумчиво рассматривал прислуживающую за столом служаночку и, когда отодвинул пустую тарелку, сказал:

- Я вот тут поразмыслил, и решил, что на место Регины вот, Машка подойдёт. Ей уже шестнадцать исполнилось, закон не нарушается.

- Семён Сергеевич, – Маша осмелилась подать голос. – Вы же обещали…

- Что обещал?

- Замуж меня выдать, – её голос стал едва слышен.

- Обещал. Если будешь хорошо себя вести. Не надо было отцу жаловаться. А теперь и он повесился, – глава криво усмехнулся, – и про тебя слухи пошли. Сергей, отведи её прямо сейчас, пусть освоится, а то уже сезон, через неделю торговцы приедут.

Девушка закрыла лицо руками и тихо, беспомощно заплакала. Сергей взял её за локоть и повёл к лестнице.

Они прошли по улице, сопровождаемые любопытными взглядами: служанки главы редко выходили из горсовета. Дом Регины стоял пустой и покинутый. Сергей открыл дверь и сделал приглашающий жест рукой:

- Проше, пани.

Разумеется, Сергей остался с ней до утра, чтобы помочь новой проститутке освоиться, а также потренироваться в выполнении своих обязанностей.

Пробуждение Даши было гораздо приятнее, чем в прошлый раз, но ей не сразу удалось вспомнить, где она находится. По первым ощущениям – кровать, но не дома. Открыла глаза и осмотрела совершенно незнакомую комнату. Тут только она вспомнила вчерашний вечер. Как пыталась ослабить гайку и дёргала цепь, рыдая в голос, как из-за бугра выехала машина, из которой вылез Димка, по прозвищу Алеут, как он подошёл к ней, а она застыла в каком-то оцепенении и думала: освободит или убьёт, чтобы не мучилась? Как он открутил ключом туго затянутую гайку. Кажется, у неё случилась истерика, она пыталась целовать парню руки и что-то говорила. Что? «Не помню» - решила она, заливаясь краской. Как Димка завернул её в брезент, чтобы провезти в город, она ещё помнила, а вот как оказалась в этой комнате – нет. Похоже, выключилась из-за стресса.

Из соседней комнаты выглянул хозяин:

- Проснулась? Туалет и душ – вон там, одежда, извини, только моя, женской дома не держу. Потом приходи завтракать.

Вел он себя так, как будто ничего не случилось. Вообще-то, насколько Даша помнила, он и раньше эмоции не проявлял, даже в детских играх. Спокоен, как удав. Девушка вылезла из-под одеяла, прислушалась к ощущениям. Ушибы и ссадины болели, но терпимо. А вот в туалет действительно было нужно и срочно. И душ бы не помешал. Пусть даже холодный.

На кухне, по совместительству служащей столовой, Дашу ждал завтрак из жареного лемминга. Пахло вкусно. Она вспомнила, что весь прошлый день у неё ни крошки во рту не было. Высмотрела кусок поаппетитнее и запустила в него крепкие молодые зубы. Алеут молчал, флегматично обгладывая мелкие мослы. Утолив первый голод, она спросила:

- Почему ты меня вытащил?

- А что, не надо было? Вчера у тебя было другое мнение.

- Если узнают, мы вдвоём окажемся у того дерева. Без гаечного ключа.

- А может, у меня хрустальная мечта, умереть с тобой в один день.

- Я бы предпочла, чтобы это было лет через сорок, не раньше. И давно у тебя такие мечты?

- Давно, – Алеут печально усмехнулся. – Я тебя с детства люблю.

- С детства? – Даша ощутила, как у неё перехватило дыхание. Такого от Алеута она точно не ожидала.

- Ага, – подтвердил парень. – С того дня, как мы в саду в прятки играли, а ты на меня с дерева упала.

- Да, – Даша незаметно для себя улыбнулась. – Ты меня поймал, и сам на ногах не удержался.

- Так ты не забыла?

- Не забыла. А почему ты раньше этого не говорил?

- Сначала стеснялся. А потом за тобой стали такие ухаживать, что куда уж мне.

- Вот только мало радости мне с этих ухаживаний…

Девушку прорвало, она начала рассказывать о том, как глава убедил родителей устроить её секретаршей. О том, как одним из вечеров он напросился на чай и незаметно подсыпал в её чашку какую-то гадость, в результате она проснулась с главой в одной постели. Как он, в ответ на её претензии, цинично усмехнулся и предложил пожаловаться в Администрацию. Как ей пришлось стать любовницей и Семёна Сергеевича и Сергея Семёновича одновременно, а ещё и доставлять удовольствие главам других городов, приезжавших в гости. О том, что глава сделал её невыездной, и без его письменного разрешения её бы не выпустили за ворота. О том, как Сергей умеет наказывать, не оставляя следов. О том, что родители перестали с ней здороваться, подруги плевали в спину, завидуя неизвестно чему, а глава кормил её обещаниями, что найдёт ей достойного мужа…

Лицо Алеута окаменело, он выслушал её, а потом тихо сказал:

- Знаешь, я до сих пор думал, что ты сама выбрала такую жизнь, и тебе она нравится. Извини. Знал бы я раньше…

Она опустила голову, из её глаз стали капать крупные слёзы. И когда Димка обнял её, она прижалась к нему. Они долго сидели, обнявшись, а потом девушка посмотрела парню в глаза:

- И поэтому ты до сих пор один?

- Да. Мне никто больше не нужен. Только ты.

- Вот такая? Не сохранившая себя для мужа?

- Ты, главное, не изменяй. А то, что у тебя было раньше, меня не волнует.

- Не изменю, – Даша прижалась плотнее.

Университет давно не ремонтировался и поэтому выглядел слегка неряшливо. Фундаментальная наука в Ставрополе, как впрочем и в остальных городах севернее Кавказского хребта, находилась в глубоком упадке. Биологический факультет не представлял исключения, на данный момент там насчитывалось всего десяток кандидатов наук. К одному из этих кандидатов, носящему странную фамилию Докован, зашёл Феликс.

- Здравствуйте. Шеф сказал, что вам нужна моя помощь. Экспедицию сопровождать.

- Давай без церемоний. Да, именно твоя. Мы тут затеяли экспедицию, так думаем, что именно ты подойдёшь в обеспечение безопасности. С твоим шефом всё согласовано, осталось твоё согласие.

- А что за экспедиция? Я не в курсе.

Докован откинулся на спинку дивана и начал лекцию:

- По наблюдениям с границы, Тундра отступает на север со скоростью около километра в год. Этот процесс происходит во всех странах на всех континентах. Совсем другая ситуация с Дикими лесами на экваторе, там происходит уменьшение относительного количества мутантных организмов. Но это я отвлёкся, вернёмся к Тундре. За последние два десятка лет она отодвинулась примерно на двадцать километров. Старые экосистемы адаптировались и вытесняют мутантов. А вот как они это делают, остаётся загадкой. Чтобы это выяснить, мы направляем экспедицию на границу Тундры. Шесть человек. Пять студентов и преподаватель. Это Арсен Георгиевич, геоботаник, он в Тундре уже бывал. Но они смогут работать только на границе, а для исследований будут нужны образцы из удалённых от границы областей. Мы просим тебя, как эксперта по Тундре, помочь в этом. Ну и пара лишних человек, умеющих стрелять, не помешает.

- А кто второй?

- Напарника подберёшь сам. Так, можем мы на тебя рассчитывать?

- В принципе, согласен. Но нужно знать, в каком городе будем базироваться.

- Я предложил Северный Форпост. Ты там был, что думаешь?

- Я туда не поеду.

- А куда бы ты предпочел? У нас не так много тех, кто в Тундре бывал, так что готов выслушать встречные предложения.

- Пельск. Удобный городок. А что касается тех, кто в Тундре бывал, параллельно со мной ездили ещё люди. Больше десятка.

- Четверо не вернулись, как ты знаешь. Кстати, один из них не вернулся именно из Пельска, так что подумай. Шестеро приехали ни с чем, возможно, что они провели время на границе и спокойно вернулись. Только ты и Клим привезли по гнезду, причём Клим уже сказал, что в Тундру не поедет, лучше на Кавказ.

- Хрен редьки не слаще, но я его понимаю. Как с оплатой?

Докован помялся и, наконец, высказал:

- С учётом риска, за месяц работы, четыреста.

- Полсотни в месяц – жильё, также понадобится транспорт.

- Транспорт возьмёте университетский, жильё и питание также будет оплачено. Так ты согласен?

- Согласен.

- Через две недели отъезжаете. Поговори с начальником, ему не помешает совет насчёт оснащения, ну и насчёт транспорта зайди к завхозу, посмотришь, что он может выделить. Да, не забудь подобрать напарника, нужен ещё один человек, которому можно доверять.

На улице моросил мелкий дождь. Феликс накинул капюшон штормовки и прошёл по узкому переулку. До дома идти было не так уж далеко, не больше пятнадцати минут.

Сергей Молот вышел из дома и с наслаждением вдохнул свежий утренний воздух. Настроение было замечательным. Аллочка, взятая на должность новой секретарши, до сих пор была уверена, что он её уговорил только для того, чтобы чаще встречаться. Довольна, что теперь живёт отдельно от родителей, сама в своём доме хозяйка. Надеется на свадьбу, дурочка. Всё-таки, очень красивая девка, ласковая, старательная, даже жаль, что жениться придётся на Зойке, дочке мэра Белого Яра. Политика, это вам не хрен собачий, хорошо, что Зойке только пятнадцать и до свадьбы ещё полтора года. Так что придётся Алке в любовницах остаться. Лет на десять, а там и кто-нибудь помоложе подрастёт. И Катенька, новая прислуга, оставшаяся сиротой после нашествия, начала привыкать к своим новым обязанностям. Уже не визжит, когда её к стенке прижимаешь. Уроки идут впрок.

Что Сергею не нравилось, так это отсутствие компании. Трое друзей, с которыми он обычно проводил время, были мертвы. Двоих слопали лемминги, а про третьего даже вспоминать не хотелось. Поэтому он перебирал в уме городских парней, размышляя, кто станет ему верным вассалом. Не только для времяпровождения, у руководителя должны быть свои люди, которым можно доверять и с которыми можно проворачивать разные полезные дела. Первым кандидатом был Дмитрий, по прозвищу Алеут. Умный, не трус, умеет молчать, и на лидерство претендовать не будет. Вчера он приехал с охоты, а значит, самое время зайти и поговорить.

Войдя в полумрак комнаты, Сергей несколько секунд почти ничего не видел. И рассмотреть девушку, с быстротой молнии накрывшуюся одеялом, не успел. От удивления чуть не сел мимо стула: Алеут вел настолько праведный образ жизни, что Сергей иногда подозревал, что тот вообще женщинами не интересуется. Оказывается, это была только маска. С кем же у него отношения?

- Тебя не учили, что без стука заходить нехорошо? – Алеут сидел за столом и поигрывал ножом с видом мясника, прикидывающего, как лучше разделать тушу.

- Почему нехорошо? Ты что-то скрываешь от Администрации, Алеут?

- Вот уж чего не собираюсь, так это компрометировать честную девушку. И тебе не советую.

- Какие умные слова. Не волнуйся, я не болтаю о таких вещах. Можешь даже не говорить, кто это, всё равно вычислю в скором времени. Но у меня к тебе разговор. Долгий. У тебя есть планы на ближайшие сутки?

- Однако, действительно долгий разговор. А я в Ставрополь еду, гонорар за поездки тратить, уже машину переобул.

- Сегодня? Жаль. Тогда, как вернёшься, посидим вечер «У Петровича». Думаю, что у нас есть что обсудить. Ты же не собираешься всю жизнь по Тундре мотаться?

- Я тоже в последнее время об этом думал. Не собираюсь.

- Тогда до встречи.

Сергей вышел, спустился с крыльца и услышал, как за спиной щёлкнул замок. Да, Алеут, оказывается, конспиратор… Кто же это? Раз он так скрывает, скорее всего, действительно девушка с хорошей репутацией. Хотя, может быть, вдовушку какую-нибудь утешает? Игореву, например?

Даша вцепилась зубами в подушку, сдерживая нервный смех. Алеут выглядел несколько обескураженным:

- Не привык я днём дверь запирать. Никто ко мне в гости не приходит, а если и придёт, то опасаться нечего. А то, что тебя могут увидеть, не подумал. Вот как пагубно влияет на мужика женская красота. Вставай, надо оставшиеся вещи собирать.

В полдень, когда жара достигла пика, Алеут вывел машину из гаража и покатил к воротам. Махнул часовым, миновал подъёмный мост и спустя четверть часа оказался возле старого пустующего здания.

Даша, выскочившая из кузова, с удивлением посмотрела на Димку, извлёкшего помповушку и направившегося к дому так осторожно, как будто там таилась какая-то смертельная угроза.

- Зачем ружьё?

- Это заброшенное здание. В таких могут дневать хищники Тундры, когда заходят в наши места.

Даша замолчала и подождала, пока Алеут вынесет приличных размеров узел. Ещё несколько узлов и коробок, которые Димка вывозил в последнюю неделю во время выездов на охоту, отправились в кузов. А затем машина, плавно набирая скорость, понеслась на юг, навстречу новой жизни.

Феликс выходил из Университета в неважном настроении. Напарника подобрать пока не получалось: все более-менее опытные люди, услышав о глубокой вылазке, отказывались. Феликс уже решил, что придётся брать кого-то из новичков, которые за возможность приобрести авторитет, полезут куда угодно. И, скорее всего, там и останутся. Но в дверях он столкнулся с человеком, которого совсем не ожидал увидеть.

- Вечер добрый, – Алеут пожал протянутую руку. – Хорошо, что я тебя застал. Есть время для разговора?

Через час Феликс зашёл к Доковану и объяснил, что нашёл опытного тундровика, сделавшего сотни рейсов в Тундру, но оплата кажется ему маленькой. После получасовой торговли, Докован повысил плату в полтора раза, а Алеут был включён в списки.

Экспедиция шла на двух машинах: крытый грузовик, в котором ехали студенты с преподавателем и машина Алеута, в роли тундрохода. Дорога, сначала вполне сносная, с удалением от столицы становилась всё хуже. Сперва исчез асфальт, сменившись на гравийное покрытие, затем, после ответвления нескольких дорог, гравий тоже куда-то делся. Грунтовка вела на север, петляя между холмами, пока не упёрлась в городок, закрытый стеной.

- Не понял, – Алеут с удивлением смотрел на закрытые ворота Пельска. – Чего это они заперлись средь бела дня?

Ответ они получили, как только приблизились к городку. Отчётливо повеяло трупным запахом.

- Там что, все мертвые? – пробормотала Рута, одна из трёх девушек, высокая светловолосая студентка явно прибалтийских корней.

- Похоже на то, – Феликс подумал, что выбор города все-таки не совсем удачен. – Чума какая-нибудь?

- У нас есть костюмы противохимической защиты, – Арсен Георгиевич посмотрел на Феликса с Алеутом. – Я, конечно, не могу вас заставить, но нам нужна информация. Вы сможете провести разведку?

Пока студенты ставили палатку для дезинфекции, Алеут забросил кошку на гребень стены, а затем друзья по очереди взобрались наверх. Два трупа лежали прямо возле ворот.

- «Проклятие Тундры»? – в голосе Алеута мелькнул оттенок страха.

- Признаки поражения «Проклятием Тундры»: руки согнуты в локтях и прижаты к грудной клетке, ноги выпрямлены, голова запрокинута, – Феликс показал на тела. – А эти как будто заснули стоя.

- Может быть, тундровые осы?

Вполне возможно. Тундровая оса жалит безболезненно, через некоторое время укушенный внезапно теряет сознание, а ещё через несколько минут наступает смерть.

- Может быть. Осталось понять, откуда они здесь.

- Рой. Во время нашествия. В позапрошлое нашествие на один город налетел такой. Четыреста трупов.

- А здесь в городке всего примерно столько и будет, – Феликс подумал, что есть ещё один способ осам попасть в город. И этот способ куда более вероятен, чем рой, который никогда не залетал на такое расстояние от границы.

Предположение подтвердилось, когда друзья прошли в центр города. В гостинице они обнаружили разбитый ящик, в котором лежало пустое осиное гнездо. Осмотрев здание, разведчики предположили, что ящик выронил кто-то, решивший его украсть. Об этом свидетельствовало место находки – на лестнице – и то, что все жители дома умерли в своих кроватях. Выходило, что кто-то ночью украл ящик, уронил его на лестнице, испугавшись шума, сбежал, а осы, вылетев из треснувшего ящика, разлетелись по городу. Нескольких сотен насекомых оказалось достаточно для маленького городка.

Гнездо, выпало из лишайникового кокона и высохло, а матка, после гибели личинок, полетела обратно на север. Её дочери роем последовали за ней. Сейчас здесь было безопасно.

Так разведчики и объяснили руководителю, когда открыли ворота, притащив в доказательство пустое гнездо и несколько осиных трупиков, найденных в домах. После короткого совещания, решили в городок не заезжать, а устроиться на какой-нибудь ферме поблизости.

Фермы тоже были пусты, но, по крайней мере, тут не было всепроникающего трупного запаха. Судя по всему, все здесь погибли во время нашествия, застигнутые врасплох. Еду экспедиция везла с собой, а топлива на ферме не оказалось Арсен Георгиевич был этим сильно огорчён:

- Я рассчитывал, что горючее в городке купим. Где же нам теперь его взять?

- А в городке и взять, – предложил Алеут. – Хозяева возражать не будут.

- Так… на мародёрство слишком похоже, – геоботаник заколебался.

У Алеута не было никаких колебаний на этот счёт, но он благоразумно промолчал, пока руководитель не принял решение:

- Горючее и ничего больше. Всё ясно?

Ясно было всё.

Несколько дней студенты обшаривали край Тундры, брали какие-то пробы, фотографировали, сушили гербарии и занимались прочими малопонятными делами. Задачей Феликса и Дмитрия было торчать с внушительным видом поблизости, чтобы студенты и студентки не боялись и чувствовали себя уверенно. А на ночь все возвращались на ферму, где запирали ворота и ждали утра. Никто из людей не показывался, хищники днём не беспокоили, так что все расслабились и чувствовали себя как дома. Рута без стеснения флиртовала со всеми, но близко никого не подпускала, из-за чего оба студента перегрызлись друг с другом. Добившись того, что они уже были готовы ей ноги целовать, Рута переключилась на охранников. Феликс решил проблему просто: как только девушка позволила себе некоторую вольность, он тут же полез обниматься. Рута обозвала его дураком, но больше не заигрывала, переключившись на Алеута. Зато Феликс удостоился оценивающего взгляда от Любы, невысокой молчаливой брюнетки. Димка смотрел на Руту, как старший брат на расшалившуюся сестрёнку, чем задевал её до глубины души. А студенты, такое впечатление, готовы были ему глотку перерезать.

Третья девушка, Алсу, ни с кем не заигрывала, её жених, служивший сейчас в армии, такого бы не одобрил. Поэтому подруги были рады её подколоть при случае. А через неделю, за обедом, Арсен Георгиевич обратился к Феликсу:

- Мы в ближайшую неделю будем обрабатывать результаты, в поле не пойдём. Самое время вам сделать вылазку в глубину Тундры.

- Если завтра утром выедем, день туда, день оттуда, и там день на всё, через три дня вернемся, если всё нормально.

После обеда Феликс и Алеут заехали в городок заправиться. Димка посмотрел на горсовет и озвучил давно зревшую мысль:

- Там в сейфах, наверное, много всего ценного. А ключ наверняка там, где мэр спал. Поищем?

- Можно. Только брать нужно то, что не привяжешь к городку. Векселя на предъявителя, наличность, ну и всё, пожалуй.

- А разве это незаконно? Здесь законы Ставрополя не действуют, а местные хозяева мертвы.

- Формально ничего не предъявят, даже если ты машину угонишь, но косо смотреть будут. Мне, да и тебе с этими людьми ещё работать, не стоит репутацию портить.

Ключ нашли в тумбочке у кровати мэра. Потом положили его туда же.

На рассвете машина, переобутая в тундроход, бодро рванулась вперёд, и скоро ферма осталась далеко позади. Пока под колёсами была обычная дорога, но через час, сразу после объеденных плантаций псевдомолочая, она плавно перешла в Тундру. Феликс поёжился, Тундра инстинктивно воспринималась как место, неподходящее для человека. Ощущение собственной чужеродности в этом мире давило, заставляло нервничать.

Машина катила небыстро, кто быстро едет по Тундре, приезжает не туда. Объезжала заросли низеньких кустиков, способных разорвать резину на колёсах. Пересекала широкие мелководные водоёмы, непроходимые ни для пешего, ни для танка. Дно таких озёр состоит из многометрового рыхлого слоя отмерших тундровых растений, в нём вязнет всё, что не способно плавать.

Долго маневрировали, чтобы выехать из овражной сети, потратив на это больше часа. Проехали мимо долины, заполненной серым непрозрачным туманом, который убьет любого, кто окажется внутри. Километр за километром оставались позади, разведчики постепенно уходили от окраины Тундры. Углублялись туда, где гаснет радиосвязь, где иглы колючих кустарничков мерцают во мраке неровным красным светом. Туда, откуда мало кто из людей возвращался.

- Стой! – Феликс заметил железнодорожные пути вовремя.

- Что там? – Алеут тормознул и выжидающе посмотрел на напарника:

- Железная дорога.

- Ну и что? – Димка всё ещё не понимал.

- А вот, посмотри, – Феликс вылез и подошёл к рельсам.

Алеут подошёл, посмотрел и удивлённо выругался. Рельсы были покрыты как будто травкой стального цвета, но на ощупь эта травка оказалась металлической. Острые как бритва стальные листики разорвали бы камеры тундрохода без всякого труда.

- Что за хрень?

- Сталецвет. Я о таком только слышал. В таких местах должно встречаться ещё кое-что. Сейчас поищу.

Феликс прошёл вдоль рельса, и через метров тридцать нашёл искомое.

- Глянь.

На одном из стальных стебельков рос… цветок, по-другому его трудно было назвать. Полупрозрачный, сверкающий зелёными отблесками, около сантиметра в диаметре, он был удивительно красив. Феликс соединил нож с ножнами, получившимися кусачками не без труда перекусил стебелёк и покрутил трофей в руках.

- Вот и подарок жене. В перстне или брошке будет неплохо смотреться.

- Не опасно?

- Ничуть. Если, конечно, не попасться с таким в тёмном переулке. Такие украшения много раз привозили, стоят они, кстати, очень дорого. Особенно, если в Турцию продать, или в Иран. Ты тоже поищи, тебе есть, кому дарить.

- Вот встретятся они случайно на каком-нибудь празднике с одинаковыми цветочками, искры полетят.

- Таких цветочков двух одинаковых нет. А если они встретятся, искры в любом случае полетят. Не любят наши спутницы жизни друг друга.

- Точно. Даша к тебе хорошо относится, а Регину твою терпеть не может.

- Вот и у меня в семье такая же картина.

Для того, чтобы найти второй цветок, пришлось полкилометра двигаться вдоль путей. Но в итоге Алеут тоже оказался с трофеем. Чуть крупнее, более сложной формы и насыщенного ярко-алого цвета. А потом заросли сталецвета кончились, тундроход пересёк рельсы и продолжил путь на север.

Сергей зашёл в горсовет, вытер обувь о половичок и прошёл в кабинет главы. Аллочка, сидящая за столом, опустила голову и притворилась, что что-то пишет. Не бросилась на шею, как раньше, даже не улыбнулась. Она вообще в последнее время не улыбается, крушение иллюзий сильно её ударило. Хотя послушно выполняет всё, что ей поручишь, упрекнуть не в чем. И ночью делает всё, что ей скажешь, знает уже, что бывает, если ей он или отец останутся недовольны. Но всё без огонька, как будто что-то умерло в ней, и осталась только оболочка. Зомби. И родственники её смотрят волками.

Сергей зашёл в кабинет и присел на своё место. На совещание собрались все, кроме невесть куда девшегося шерифа. Наконец глава не выдержал:

- Начнём без него, если что, я ему передам. Повестка дня – как выжить городу. Я тут с каждым уже разговаривал, подвожу итог. Продовольствия в городе осталось на два месяца, это при минимальных рационах. Урожай сильно потравлен леммингами, зерновые и бобовые практически уничтожены, у картофеля и свёклы пострадала ботва, так что тоже мало что выкопаем. Предполагаем, около десяти процентов урожая мы соберём, это ещё на два месяца. Псевдомолочай съеден, продавать будет нечего. Торговцы приехали, посмотрели и уехали. Денег нет, горючее на следующий год закупать не на что. От крупного рогатого скота осталось шесть телят, то есть только те, кто остался в городе. Охота на леммингов в Тундре закончилась пропажей шести человек и двух машин. Леммингов почти нет, зато хищники от бескормицы озверели, даже днём нападают. Заготовить мясо во время нашествия не удалось, из-за неготовности консервного цеха. Топлива для отопления домов тоже недостаточно, а купить мы не можем. У кого какие предложения?

Предложений выдвинули немного, в итоге было принято решение отправить всех трудоспособных в южные посёлки наниматься на время уборочной в батраки. Это сэкономит ресурсы, а на выручку можно закупить всё, что нужно.

- А женщин и детей тоже отправлять? – агроном задумался.

- Почему бы и нет, у нас меньше ртов, а у них лишний заработок.

- А вы не думаете, – вмешался глава, – что, уехав семьями, многие не вернутся совсем?

- Так уже уезжают, – завхоз пожал плечами. – Сегодня четыре семьи выехало, и вчера две.

- А почему мне не доложили! – глава вскочил.

- Так они к невыездным не относятся. Тем более, что мы сами сейчас всех будем выгонять.

Ещё три часа составляли список тех, кто останется в городе, вместе с семьями вышло две сотни человек. Наконец, глава закрыл совещание, добавив:

- Я подумал, и решил вскрыть стратегический резерв. Горючку на следующий год закупить хватит. Все свободны.

Все начали расходиться. Сергей вышел и посмотрел на Аллу, делающую вид, что она страшно занята. Какое-то время он наблюдал за ней, а потом подошёл и взял её за локоть:

- Пойдём, провожу до дома.

Девушка молча положила бумаги в стол, закрыла его на ключ и встала из-за стола. Они вышли и направились по мокрой после дождя улице к бывшему дому Даши.

В это время в кабинет главы зашёл шериф.

- Здравствуй, Семён. Есть серьёзный разговор.

- Здравствуй, тебя что-то весь день сегодня не видно, даже на совещание не пришёл.

- Дела, жизненно важные. Тружусь, вот, не покладая рук, всё на благо города, уже третий десяток лет без отпуска. Как ты думаешь, я заслужил награду?

Просительный тон никак не вязался с жёстким взглядом. Семён Сергеевич уточнил:

- Какую награду ты хочешь? Чего-то не хватает?

- У тебя в сейфе лежит красная папка. Там всё по фирме «Малахит». Так мне в качестве вознаграждения нужна эта папка, плюс генеральная доверенность. Тогда будем в расчете.

Глава несколько секунд смотрел на Шерифа, не в силах выговорить ни слова, затем взревел:

- Ты что, свихнулся?! Как ты вообще узнал? Да я тебя расстрелять прикажу!

- Позови людей и прикажи. Я тоже прикажу. Посмотрим, кого из нас они послушают.

Глава сделал шаг к шерифу и остановился, когда тот положил ладонь на пистолет.

- Не у тех ты, Семен, оружие отбирал. А я тебе не какой-нибудь рабочий, мне морду не набьёшь.

- Ты пожалеешь об этом! Клянусь!

- Папку и доверенность. Иначе я расскажу в Ставрополе, кому следует, о твоих махинациях, и совсем фирму отберут. А так я тебе выделю долю. Твоих менеджеров давно пора построить, по моим данным они две трети прибыли от тебя скрывают.

Глава открыл сейф, достал папку и долго писал доверенность. Поставил подпись, печать и отдал шерифу.

- Половину прибыли. Не меньше. С учётом тех двух третей, которые крадут менеджеры.

- Сойдёт, – шериф прочитал документ, вложил его в папку. – Выдели ещё пару сотен на мелкие расходы.

Выругавшись, глава повернулся к сейфу, а шериф, воспользовавшись моментом, извлёк пистолет и выстрелил. Глушитель не подвёл, звук выстрела оказался негромким. Пуля попала в затылок, Семён Сергеевич мягко осел на пол.

- Вот твоя доля.

Шериф посмотрел на открытый сейф, прихватил несколько купюр, остальное не тронул, пробормотав: «Жадность фраеров губит». Вышел из кабинета и прошёл по коридору в соседнее здание. На дороге ему никто, на своё счастье, не попался.

Через десять минут, шериф вошёл в гараж Администрации.

- Никита, джип я возьму на пару часов?

- Возьми. А зачем? Свой поломался? Кстати, почему ты на совещании не был? Семён Сергеевич нервничает.

- Именно поэтому. Я же только в город пришёл, вывез своих на колоски, а машина встала. Я их там оставил, а сам сюда. Буксир есть в багажнике?

- Есть буксир. А ты к главе всё-таки зайди, потом поедешь.

- Да ты что, сейчас стемнеет, а из Тундры после нашествия чего только не прёт. Мне семья дороже, потом зайду.

Шериф выехал, подкатил к воротам, которые уже собирались закрывать. Миновав их, облегчённо выдохнул и прибавил ходу. Утром он был уже в столице, где его ждала жена с детьми. Ещё через сутки фирма была продана, лишняя машина – тоже, и вся семья выехала в направлении Краснодара.

Многоэтажные дома возвышались в Тундре, как памятники на могилах. Тундроход миновал мрачные громады и проехал в ту часть города, где располагались особняки. Именно здесь решили устроить ночлег. Гараж должен был защитить машину, иначе на открытом месте обязательно найдётся зверёк, решивший попробовать камеры на вкус. Сами разведчики собирались поставить полог внутри подходящей комнаты. Но, как только они вошли, наткнулись на скелеты в характерных позах.

- «Проклятие Тундры». Куда мы заехали? – голос Феликса дрогнул от страха.

- Рвём когти, – поддержал Алеут, поежившись.

Они быстро, стараясь не шуметь, вышли, прыгнули в кабину и рванули с места. Отъехали на пару километров и только тогда облегчённо выдохнули.

- Пронесло.

- Меня тоже, – схохмил Алеут.

Они нервно засмеялись, пытаясь снять напряжение, и продолжили поиски. Уже когда солнце коснулось горизонта, Алеут показал на ряд гаражей.

- Сюда. А то нас ночь вне укрытия захватит.

Вскрыв один из гаражей, разведчики бесцеремонно вытащили проржавевшую легковушку и с трудом, приспустив колёса, закатили тундроход. После того, как закрыли ворота и поставили полог, залегли и заснули так крепко, что не слышали, как хищник, размером с росомаху, пытается открыть ворота гаража.

Утром разведчики вылезли на свет божий, с интересом изучили царапины на воротах и отправились выполнять программу исследований. Пробы грунта, растений и воды укладывались подготовленные контейнеры. Также пришлось выполнить кучу бессмысленных на первый взгляд дел, таких, как подсчёт растений на квадратном метре и измерение листьев тундровых кустарничков.

- Зачем это надо? – ворчал Алеут, пытаясь вырезать из голубого лишайника куб с ребром десять сантиметров.

- Когда не знаешь, что ты делаешь, делай это тщательно, – Феликс прервал нравоучения и прислушался. Затем заорал:

- Беги отсюда! – и рванул сам, как будто за ним гналась смерть. В какой-то мере так оно и было, он расслышал в толще лишайника знакомое гудение и только поэтому они успели отбежать, когда потревоженные тундровые осы собрались покарать разрушителя гнезда.

- Не задело? – спросил Алеут, когда они отбежали достаточно далеко.

- Не знаю, через полчаса видно будет, – Феликс прислонился к капоту машины, тяжело дыша.

Переместившись за день на несколько километров, вечером они оказались возле подходящего особняка на окраине города. Машину закатили в гараж и заснули, поставив полог на третьем этаже.

Ночью Феликс проснулся, некоторое время смотрел в потолок, а потом до него дошло, что на потолке он видит еле заметные пляшущие отблески света. Источников такого света в Тундре быть не могло, поэтому он толкнул напарника и начал надевать плотную одежду с накомарником. А когда он вылез и подошёл к окну, сначала решил, что у него галлюцинация. В паре сотен метров от их убежища горел костёр. А вокруг костра можно было заметить человекоподобные фигуры.

Алеут вылез и тоже начал смотреть на пляшущие языки пламени. Во мраке трудно было различить подробности, но, кажется, тех, у огня было не меньше десятка. Они постоянно перемещались, отходили и подходили. Через накомарники, друзья чувствовали запах жареного мяса, жители Тундры не теряли времени даром. Рассмотреть находящихся у костра не удавалось даже в бинокль, но их силуэты и движения не были похожи на человеческие.

Самый страшный монстр с точки зрения человека – это человекоподобное существо, не являющееся человеком. Пробуждается генетическая память, зародившаяся в те времена, когда люди делили планету с людьми других видов. Похожих-но-других, не менее умных, сильных и опасных. И инстинкт, возникший задолго до того, как обезьяна впервые взяла в руки камень, говорил двум затерянным в Тундре людям: «Наблюдай за этими тварями, отмечай малейшие особенности их поведения. Иначе будет больно, когда столкнешься с ними лицом к лицу». Поэтому Феликс с Дмитрием смотрели не отрываясь, пока костёр не погас, а на востоке не загорелась заря.

К месту, где ночью горел костёр, разведчики приближались с опаской, хотя прекрасно видели, что поблизости никого нет. Но там не оказалось ничего интересного, только кострище и обугленные кости. Тундра не хранила следов, неизвестные существа исчезли неизвестно куда.

Обратный путь занял почти весь день, тундроход преодолел четыреста километров и перед закатом подкатил к лагерю. Все выбежали навстречу и восторженно заорали. Рута даже прыгнула Димке на шею, чуть не сбив его с ног. А Люба стояла в сторонке, не сводила с Феликса карих глаз, но подойти стеснялась, только густо покраснела. После ужина и бани, Феликс почувствовал, что валится с ног, поэтому отложил разговоры и потащился к кровати.

Ещё три дня Феликс с Алеутом писали отчёт и бездельничали, пока студенты обрабатывали результаты. Потом экскурсии возобновились, но по-другому. Пара-тройка студентов в сопровождении Феликса или Димки, выезжала к Тундре, брала пробы и сразу же возвращалась. Каждый раз места назначения были разными. А те, кто в этот день не участвовали в экскурсиях, занимались той же обработкой, судя по их разговорам, сидевшей у них в печёнках. Люба, при встречах с Феликсом опускала глаза и то краснела, то бледнела, пару раз пыталась завести разговор об каких-то пустяках, но тут же замолкала, смущение не давало ей говорить. Феликс не пытался помочь ей в этом, не хватало ещё допускать походы налево сразу после медового месяца. Но всему приходит конец, и программа исследований – не исключение. Настал день, когда образцы и оборудование заняли своё место в грузовике, а выехать собирались на следующее утро.

Арсен Георгиевич зашёл в комнату охранников, когда они уже закончили складывать личные вещи. Он заговорил о каких-то второстепенных делах, но, в конце концов, перешёл к главному:

- Вот что, я не стал включать в отчёт ваше сообщение про костёр в Тундре. Сами понимаете, вы не научные работники, доверия к вам в научных кругах никакого. Если решат, что это выдумка, я потеряю авторитет.

Феликс молча пожал плечами, показывая, что это дело начальства, что именно включать или не включать в отчёт. Алеут хотел что-то сказать, но, глянув на своего напарника, закрыл рот. Арсен Георгиевич, ободрённый молчанием, спросил:

- Значит, согласны?

- Ваш отчёт – ваши правила. Нас не костры обнаруживать отправляли.

Обрадованный доцент покинул комнату так быстро, как будто опасался, что охранники передумают. А Феликс предложил:

- Пойдём к молодёжи, чай попьём.

Молодёжь тем временем расположилась в самой большой комнате и занималась кто чем. Парни играли в шахматы, Рута наблюдала за игрой, поочерёдно улыбаясь то одному, то другому, а Алсу пыталась рассмотреть что-то в бинокуляр. Люба, дежурившая по кухне, радостно улыбнулась и налила чай. Но не успели они сделать первый глоток, как Алсу неловко подвинулась и уронила прибор.

- Разбился, – прокомментировала она очевидный факт. – Ну что за невезуха сегодня!

- Всё – заметила Люба с ехидной ухмылкой. – Ты пропала. Арсен Георгиевич сказал, что если кто испортит оборудование, того он… как сказать…

- Точно, – отвлёкся от доски один из парней. – Вступит в интимные отношения.

- Не переживай, – с притворным сочувствием попытался её утешить его соперник. – Ты красивая, за пару месяцев отработаешь. А жених поймёт, что ты для пользы дела.

- Эх, – с тоской вздохнула Рута и печально посмотрела на потолок. – Он всё обещает и обещает. Я ему уже два эксикатора разбила, и всё напрасно.

Все рассмеялись, а Алсу собрала обломки и ушла в комнату, которую она делила с остальными девушками. Рута встала, гибко потянулась и тем же тоном продолжила:

- Бедная я, ненужная никому, никто меня не пожалеет, не приласкает. Пойду, прогуляюсь, пока не стемнело, – девушка стрельнула глазами в сторону Алеута и вышла, покачивая бёдрами. Один из шахматистов бросил взгляд на Димку, убедился, что тот и не думает вставать, вскочил и выбежал вслед за ней. Второй посидел с четверть часа, мрачнея с каждой минутой, затем резко встал и тоже вышел.

- Чувствую, закончится мордобоем, – Феликс допил чай. – Тоже выйти, что ли? Так, на всякий случай.

- Вот и повод пригласить девушку на прогулку, – Люба набралась смелости и взяла его под руку, явно собираясь присоединиться.

С улицы донёсся отчаянный визг Руты, тут же оборвавшийся. Феликс с Алеутом кинулись к двери, хватаясь за пистолеты. Первая мысль была, что кто-то из хищников не стал дожидаться ночи. Но, как оказалось, в роли хищника выступил один из студентов. Тот, кто вышел вторым. Последовал за однокурсником, застал его с девушкой в самый интимный момент, о чем говорило почти полное отсутствие одежды на телах, и ударил соперника ножом. Так удачно, что тот даже не крикнул. А когда закричала Рута, убил и её, а затем бросился с ножом на подбегающих охранников. Скрутить его удалось только после того, как Феликс прострелил ему обе руки.

Выехали домой сразу, как стало светло. Девушки сидели заплаканные, мужчины – мрачные. Все молчали, чувствуя свою вину в происшедшем. И Арсен Георгиевич, справедливо считавший, что внутренние конфликты – это его зона ответственности. И Феликс, недооценивший опасность и не сумевший обеспечить возвращение молодых людей домой. И Дмитрий, полагающий, что если бы он вышел вслед за девушкой, убийства бы не произошло. И другие девушки, переживающие, что не сумели объяснить подруге, как опасно играть с чувствами девятнадцатилетних парней. И даже водитель грузовика, который уж точно был ни при чём. Обратный путь показался долгим и тягостным.

Через неделю Феликс зашёл в кабинет шефа. Тот обрадовался и негромко сказал своему собеседнику:

- Не надо его искать, он сам пришёл, – и, обращаясь к Феликсу. – Тут как раз по твоему отчёту.

В кабинете, кроме шефа, сидел тот самый тип, который рассказывал Феликсу о Романе. Из разведки, а какую он там должность занимает – хрен знает. Начал разговор именно он:

- Прочитали мы твой отчёт, весьма любопытно. Но твои предложения приняты не будут, – он замолчал, очевидно, ожидая вопросов или возмущения, но не дождался. Феликс хранил молчание. Тогда разведчик объяснил по своей инициативе. – Маловероятно, что эти существа представляют угрозу для людей. Такая угроза, если её можно таковой считать, далёкая и неактуальна. Мы не можем себе позволить отправлять самолёт и проводить масштабные поиски. Ты знаешь, что происходит южнее Кавказа?

- Растёт напряженность.

- Да уж, растёт. Если ещё немного вырастет, Турция и Иран начнут ядерную войну. А мы балансируем между этими силами, пытаясь сохранить самостоятельность. Вся авиация – на юге, занята. Как только появится возможность, направим свою экспедицию, забывать твоё сообщение никто не будет.

- Я свой моральный долг выполнил, так что поступайте, как считаете нужным, - Феликс удивился, что ему вообще посчитали нужным что-то сообщать, но вида не подал.

- Ну и хорошо, – разведчик шепнул что-то на ухо шефу, попрощался и вышел.

Шеф расслабился и глянул на Феликса:

- Ты чего-то хотел?

- Да, – Феликс положил на стол заявление об уходе.

- Вот как? А куда?

- Открываю своё дело. Уже лицензию получил.

- Вот так всегда, как кто нормально работает, через некоторое время уходит. Ну а если не получится, возвращайся, – он поставил подпись на заявлении. – Такому специалисту мы всегда найдём место.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.9 / голосов: 15
Комментарии

А ведь неплохо написано! Эдакая производственная практика в необычных условиях :)

Не люблю пафосных речей, но скажу это лучшее произведение которое было опубликовано в 2013 году на этом сайте. "Царство крылатой смерти" написано хорошим русским литературным языком (к сожалению, уже многими здесь забытым) Все прочитал на одном дыхании, читается очень легко. Поэтому 10 балов - заслуженная оценка.

По поводу критических комментариев коих довольно много среди (Гостей безымянных и безликих) - советую относиться к ним как к "биологическому дерьму" произведенному на российских просторах. Такие "быдлооболочки" не имеют ни культуры, ни души, ни мозгов.

К сожалению Deadland.ru в последнее время загнил и деградировал. Многие хорошие авторы больше не выкладывают свои произведения. Ушел с сайта и Pferd Im Mantel с его "Колоколами обречённых" а теперь он здесь

(http://samlib.ru/m/majorow_s_w/

Клуб начинающих писателей и художников

http://clubnps.ru/

«Литпричал»

http://www.litprichal.ru/

Дорогой автор Ivan, не мечите бисер перед свиньями, публикуйте свои произведения на достойных сайтах, там где их оценят и полюбят. Deadland уже себя изжил.

Сказочник, спасибо за набой - давно хотел "Колокола" дочитать!

Ivan, жду продолжения, только не убивай там хороших парней, хорошо?))

Спасибо за комментарии. Что касается продолжения, то думаю, что этот рассказ закончен. При попытке продолжить, получается совсем не то, что хотел.

Добрый Сказочник.

"По поводу критических комментариев коих довольно много среди (Гостей безымянных и безликих) - советую относиться к ним как к "биологическому дерьму" произведенному на российских просторах. Такие "быдлооболочки" не имеют ни культуры, ни души, ни мозгов."

Я верно понял Вашу мысль, что регистрация на сайте сразу дает культуру, душу и мозги, а также приобщает к сонму великих вроде Вас? И как культурный человек я сразу смогу величать всех "биологическим де...м"? :)

"Спасибо за комментарии. Что касается продолжения, то думаю, что этот рассказ закончен. При попытке продолжить, получается совсем не то, что хотел."

Тогда мы имеем еще одну "Тайну Эдвина Друда", правда при живом авторе :)

Быстрый вход