Абсолют страха, Глава 3

                                                III

Как и любая домохозяйка, Молли убиралась почти каждый день. Даже вечером, сидя за столом и читая женский роман, она, заметив, что некоторые вещи лежат не на своих местах, сразу же принималась за масштабную проверку по всем комнатам для того, чтобы посмотреть, все ли разложено по полочкам. Пол мылся в доме два раза в сутки, днем и вечером. 
Вот и сейчас Молли дирижировала шваброй, напевая себе под нос любимые мелодии. Возле кабинета Арчи, бывшего до их переезда большим стенным шкафом, она остановилась. Эта была запретная территория для любого члена семьи. Там писались грандиозные творения, сравнимые с европейской классикой XVIII-XIX веков. Там работал ее муж, создавая неповторимые сюжеты повседневной жизни его героев. 
Дверь была приоткрыта. Это означало, что Арчи опять допоздна писал свой роман, который по счету она не могла вспомнить, и, уставший, забыл запереть дверь. Такое с ним иногда случалось. Он всегда сам убирал кабинет. Молли знала, что у нее нет исключительного права переступить порог между обычным рутинным миром и миром творческим. Но Арчи так устает, а в маленьком помещении тяжело работать, когда вокруг пыльно и грязно. Времени у нее было мало, скоро закончится смена, и бесконечно любимый супруг поспешит домой. Решение принято. Молли медленно вошла в крохотный уголок большой фантазии Арчи и застыла на месте. Она кожей ощущала прикосновение энергии мужа, годами заряжавшего эту каморку. Нехотя высвободившись из сладкого оцепенения, Молли включила воображаемое радио и, подпевая, принялась за уборку, двигаясь в такт песне. Мокрая швабра оставляла после себя узорчатые водные рисунки, которые, сливаясь друг с другом, делали живую картинку.
- Мама, молоко!- это кричал Крис. 
- Совсем забыла!- Молли вышла из транса и побежала на кухню.
Молоко, быстро преодолевая препятствие, понемногу выливалось на плиту из небольшой кастрюли. Благодаря своему опыту в ведении домашнего хозяйства Молли легко управилась с проблемой.
- Вот, выпей и ложись обратно в кроватку. Только аккуратней,- заботливо проговорила Молли, передавая немного обжигающий руки стакан,- Делай очень маленькие глотки. И где ты подхватил эту ангину?
- Молли!- донеслось из прихожей.
- Пришел папа, Крис. Иди в постель, я приду проверить тебя чуть позже,- она поцеловала мальчика в щеку и направилась навстречу мужу.
Арчи стоял возле своего кабинета и настороженно смотрел на ведро с водой возле двери.
- Привет, дорогой,- Молли поцеловала его, но никакой ответной реакции не последовало,- Ты злишься? Прости, я хотела, чтобы тебе было приятней работать.
Арчи обошел жену и проскользнул в ванную. После секундных раздумий, Молли последовала за ним.
- И часто ты так делаешь?- спросил он, намыливая руки,- Часто вскрываешь дверь?
- Арчи, что ты говоришь?- Молли была огорошена этим заявлением.
- Я констатирую факт. И жду объяснений.
- Ты иногда забываешь закрыть дверь,- она говорила, опустив голову, виноватым тоном,- Но я ничего не трогала!- быстро добавила Молли, заметив какой взгляд бросил в ее сторону Арчи,- Даже не смотрела, только мыла пол и протирала пыль. Ты ведь редко убираешься у себя, вот я и…
- Молли, я рад, что ты обо мне заботишься. Но мы вроде договорились еще давно, что кабинет открыт для вас с Крисом только тогда, когда в нем нахожусь я,- он вытер руки и близко подошел к жене,- Скажи честно, ты действительно ничего не трогала?
- Нет, ты для меня все, Арчи. Я не смогу предать тебя,- чуть ли не плача, сказала Молли.
Арчи вздохнул.
- Хорошо. Тогда я, пожалуй, поужинаю.
Смешанные чувства блуждали по просторам внутреннего мира Арчи, пока он не спеша ковырял вилкой в спагетти. Злости, также как и обиды, в нем не было. Ему не хотелось, чтобы кто-то видел творения, вышедшие из-под его печатной машинки. Он пишет реальность. Не такую, которую можно встретить у писателей-реалистов. Арчи можно назвать летописцем XXI века. Хоть он и описывает жизнь магазина, зато эта жизнь, как он думал, останется на память другим поколениям. Свет еще узнает автора, который покажет, как нужно писать. Потом. Пока нельзя публиковаться. Не все работники магазина захотят увидеть себя в естественном виде, без преувеличений. Вдруг кто-нибудь из них обидится и захочет отомстить ему? Нет, все будет потом, не сейчас.
Позже ночью Арчи прервался от творческой деятельности и решил проведать Криса. Молли уже сидела перед кроватью, любуясь сыном. Арчи сел рядом и приобнял любимую жену.
- Прости, я зря затеял этот разговор сегодня.
- Ты больше не обижаешься?
- А я и не обижался,- Арчи улыбнулся и прижал Молли к себе.

Коробки с шоколадными батончиками, кукурузными хлопьями, морозилка с прекрасным мясом – все это так и манило Брайана к себе. Мысль о прожаренном, с мягким мясцом, стейке, в который он мог бы вонзить свои зубы и, предаваясь первобытным инстинктам, отрывать кусок за куском от в высшей степени прекрасной мужской еды, парализовала организм. А на десерт можно было бы насладится нежным вкусом мороженного с вишневой начинкой, не заглатывая его сразу, а оставляя лакомство на языке, чтобы чувствовать волну удивительной симфонии сладости.
- Брайан, сколько еще ты собираешься вот так простоять с коробкой в руках?- прервал фантазию Майкл.
- Я иду!- Брайан поставил коробку и вытер слюну со рта.
Неделю назад он внес очередной платеж за свою каморку, и теперь у него почти не осталось денег. Лишь маленькая сумма, которую нужно растянуть до зарплаты. А до выдачи денег еще две недели. Брайану пришлось сократить свои расходы до минимума. Фактически, он ничего не покупал, кроме дешевых полуфабрикатов. А мысли об одежде напрочь покинули его голову. Он стал жить сегодняшним днем. Так уж сложились обстоятельства.
Плеча Брайана коснулась рука.
- Все в порядке?- это был Джейсон.
- Да, я просто задумался.
- В последнее время ты стал часто летать в себе.
- Это все учеба. Столько нужно прочитать и сделать за лето, а времени на это катастрофически не хватает,- Брайан попытался улыбнуться, видя, как Джейсон озадаченно на него смотрит.
- Эх, я вспоминаю свои студенческие годы,- он мечтательно поднял взгляд в потолок,- Да что там, этих моментов уже не вернуть. Пойдем, Брайан, надо разгрузить машину.
Оказалось, что машина уже уехала. Коробки пришлось разложить рядом с задним входом одному Майклу. Поэтому, когда Джейсон и Брайан пришли на место работы, он демонстративно удалился в помещение, показывая, что уже выполнил свою часть и придется им завершать все вдвоем.
- Так будет даже лучше,- подбодрил Джейсон.
Когда Брайан ставил очередную коробку на склад, ему пришла идея, от которой он сразу стал отмахиваться, как священнослужитель от греховных мыслей. Он поверить не мог, что сможет подумать об этом. Брайан оглядел помещение. Все верно, несмотря на то, что шло уже третье тысячелетие, в Гроутаунских магазинах не было еще систем видеонаблюдения. Город только развивался, и индустриализация не успела охватить все области. Отталкиваясь от этой детали, разум выдал Брайану мысль о краже продуктов со склада. Раньше было несколько подобных случаев, в которых всегда винили бездомных. Лишь однажды в магазин залезли соседские мальчишки, но, к их несчастью, они не знали, что родители осматривают комнаты своих детей, пока те гуляют или сидят в школе.
Но никто не подумает на него. Во всем, как всегда, будут обвинять бездомных и широко известных в окрестностях пьяниц.
Брайан закрыл глаза и сжал кулаки. Ногти больно впились в кожу, но от этого он еще сильней надавил пальцами.
Всему персоналу могут урезать зарплату из-за этого, зато Брайан будет обеспечен едой. А с его умением экономить он может, в целом, нормально жить с этими запасами. Тогда и зарплата не будет так сковывать его. 
Брайан вздохнул и с силой выдохнул.
А что будет потом? Еда не самовоспроизводящийся ресурс, она когда-нибудь, да кончается, а иногда даже портится. Придется снова залезть в чужую кормушку.
- Брайан!- позвал снаружи Джейсон. Это отвлекло его от преступных мыслей. Но ненадолго,- Ты сегодня еще и ночью дежуришь?
Брайан кивнул. Плохая сторона снова завладела разумом.

Мэттью неторопливо шагал по коридору в тусклом свете лампочек, поглядывая то в правую, то в левую стороны на номера палат. Ему нужна была 23-я. Добираясь до искомой двери, он разговаривал с Дороти по мобильному телефону.
- И как долго еще продлится ремонт?
- Я не знаю, Мэтт. Почему ты так об этом беспокоишься? Милтонов нет, мы никому не мешаем.
Он поморщился от больничного запаха.
- Я вовсе не беспокоюсь. Мне просто неприятно жить в чужом доме, я не могу хорошо спать не на своем месте.
- После вчерашнего «забега» невозможно выспаться,- усмехнулась Дороти.
- Я серьезно, Дори,- уставшим голосом проговорил он,- Я чувствую себя не прижившейся пересаженной почкой. Мое тело напоминает мне, что у меня есть свое место.
- Ну, потерпи еще немного, мой маленький,- заботливо сказала Дороти, изображая маму Мэттью, которая все время так его звала, когда приезжала к ним погостить.
- Как там проходит работа над комнатой Тоби?
- Замечательно. И он, и ты будете в восторге.
- Но почему ты не разрешаешь мне хотя бы взглянуть на нее?
В трубке прокатилось недолгое мычание.
- Считай это необъяснимой материнской причудой.
- Хорошо, поговорим позже,- Мэттью положил телефон в карман и вошел в 23 палату.

Мистер Остин выглядел, как ни странно, вовсе не бледным и исхудавшим, а вполне полным сил человеком. Перенесенные им травмы, казалось, чем-то веселили его. Он, не переставая обнажать свою керамическую голливудскую улыбку, вел непринужденную беседу с медсестрой-сиделкой. Повязка на лбу придавала ему вид  наставника из старых фильмов про боевые искусства. Впрочем, в купе с его счастливым лицом он больше походил на японского служку, продающего «палочки судьбы» возле храмов.
Завидев посетителя, сиделка поспешно выпрямилась и сделала менее пристрастный к больному вид. Сам Стэнли воздел к Мэтту исцарапанные, забинтованные в некоторых местах, руки.
- Мистер Барнс! Рад, что вы так быстро пришли. Присаживайтесь. Это, конечно, не мой кабинет, где все обставлено со вкусом, да и подороже стоит, но, тем не менее, здесь уютно.
Больничная палата не может быть уютной. Отдохнуть тоже не получается, когда знаешь, что за день медсестра раз двадцать забежит посмотреть на тебя. А эти больничные запахи, белый цвет почти всего окружающего пространства – чем-то это отдает психиатрией и не ведет к тихому выздоровлению.
Палата, где временно пребывал Стэнли, не выделялась какой-либо особенностью: те же скромные размеры, столик, на котором непоколебимо стояла ваза с цветами, стандартное окно, выходившее на солнечную сторону и, конечно, ничем не отличавшаяся от других койка. Что из этого могло осчастливить человека, попавшего сюда из-за получения серьезных травм? Впрочем, Стэнли жил в роскоши, а это простота создавала контраст для него, приближенность к земному существованию.
- Как ваше самочувствие, мистер Остин?
- Синди, вы можете сделать перерыв,- обратился Стэнли к сиделке, и та, одарив обоих мужчин улыбкой, удалилась, покачивай бедрами напоказ,- Какая она плутовка, я вам скажу!- довольно покряхтел он,- Чует, где денежная жила.
- Она сидит с вами целыми сутками?- удивился Мэттью.
Стэнли помялся.
- Да, она работает примерно также как и вы,- видя замешательство подчиненного, он тихо добавил,- Я испытываю сейчас некоторые трудности. После того, что со мной произошло, мне немного страшно оставаться одному. Поэтому я попросил выделить мне из персонала двух людей, которые смогут находиться в палате все время, поочередно сменяя друг друга. Ну, хватит об этом,- его взгляд снова прояснился,- Поговорим лучше о ситуации на работе. Вы ведь мой заместитель пока. Много клиентов сегодня было?
Мэттью не сразу переключился с такой серьезной темы на другую, обыденную.
- Готовых заплатить сразу людей набралось мало. 
- Таких совсем немного. Послушайте,- он слегка прищурился,- Через пару дней меня выписывают, но первую неделю мне прописан постельный режим. Нужно нанять человека, который будет следить за мной это время. Я хотел бы, чтобы таким человеком был тот, кому я могу доверять,- Стэнли смотрел Мэттью прямо в глаза.
- Вы хотите попросить меня посидеть с вами неделю у вас дома?- он делал длительные перерывы между каждым словом.
- Вы угадали. Конечно, это все будет оплачено по достоинству. Я не поскуплюсь, уж будьте уверены.
- Я должен еще поговорить с женой, мистер Остин. Ей не нравится уже одно то, что я встаю раньше, чем все остальные работники.
- Я пойму, если вы откажетесь,- с оттенком разочарования сказал Стэнли.
Однако Мэттью, поразмыслив, решил, что идея неплохая.
- Знаете, в моем доме сейчас идет ремонт. Мы с женой пока живем у соседей. Она может приглашать своих подруг на посиделки. Такое у нас часто случается.
- Значит, вы согласны пожить у меня недельку?- в словах чувствовалось ликование.
- Хорошо, думаю, Дороти не будет против.
- Вот и прекрасно. Иногда полезно проводить время в мужской родной компании. Что-то вроде тех же посиделок, только с картами и выпивкой,- Стэнли довольно громко рассмеялся.
Дверь отворилась, и в палату вошла другая медсестра, сообщившая, что мистеру Остину нужен отдых.

- Дори, кажется, я решил проблему со сном,- сказал Мэттью, подходя к табличке с надписью «Выход».

Уставший за дневную смену разгружать машины Брайан наворачивал круги по магазину, изредка выхватывая какой-нибудь съестной товар со стендов и изучая его состав, воспроизводя в памяти чувства, вызванные ранее этим продуктом, чувства, которые ему хотел испытать снова. Постояв так минуту другую, он продолжал обход, двигаясь по просторным проходам. По правилам супермаркета свет после полуночи экономился путем включения щадящего режима, рисующего окружающие предметы тусклыми и блеклыми. В ночное время это создавало нагнетающий эффект. Особенно теперь, когда Брайан стоял на перепутье моральных дорог, каждая из которых вела по уникальному сценарию продолжение его жизни. Первая соблазняла на пересечение установленного общественного закона, открывая путь к наслаждению. Другая проходила невинной линией, ограждая заблудшего от ложных мыслей. Брайан всегда думал о том, есть ли совмещение двух путей. Пожалуй, такое возможно только в утопии.
- Брайан, который круг ты уже делаешь?- окликнул Арчи. Он тоже сегодня работал в ночь.
- Я…да я так,- он пожал плечами,- Делать вроде нечего,- кроссовки начали отбивать ритм по полу.
- Тогда иди и помоги мне разобраться с бумажной волокитой.
Это убьет немного времени, подумал Брайан.
- Что-то сегодня и вправду тихая ночь. Разве что воришки в такие дни захаживают, верно?- бросил Арчи, проходя перед входными дверями.
От Брайана не потребовалось особых усилий при выполнении заданий, подкидываемых Арчи. Вся работа состояла, в основном, в сортировке документов за последний месяц по датам и, когда они были изучены и подписаны, распределении их по нужным ящичкам. Такой педантизм не входил в обязанности Арчи, но тот всегда доводил любое хаотичное дело до четкой структуры. Вот из-за этой черты в характере он не находил уважения со стороны остальных рабочих супермаркета, впрочем, открыто никто не выказывал свое отношение к начальству. Среди персонала его воспринимали как чудика, помешанного на работе.
- Все,- Арчи оторвался от стола и потер руки,- Здесь дело закончено,- он взглянул на часы,- Брайан, пока помой пол, а после можешь идти домой.
Это настораживало.
- Но до конца смены еще останется час.
- Как ты, наверное, заметил, ночь выдалась тихой на клиентов. Если кто и забредет сюда, то я уверен, что справлюсь,- Арчи не улыбался, а просто надел на лицо маску невинности.
- Хорошо. Я не буду мешкать,- Брайан, не торопясь, попятился к выходу
Окунув швабру в ведро с водой, он прислонил ее к стене, а сам метнулся на склад, где начал вытаскивать из разных коробок привезенный днем товар и закидывать все это в один большой плотный пластиковый непрозрачный пакет, выложенный в центре помещения. Брайан брал всего понемногу: консервы и пиццу из морозилки, шоколад и другие вкусности. Его действия отличались профессиональностью. Все выглядело так, будто в данный момент в нем проснулся бывалый грабитель и стал воплощать свои темные мысли. Порог сомнения был преодолен за мгновение, в котором решающую силу сыграл инстинкт, нежели разум.
Закончив собирать продовольственный пакет, Брайан закинул его в угол и принялся за уборку. Дело осталось за малым.
Когда последняя плитка была очищена от налипшей грязи, а инвентарь вернулся на свое место, на улице уже начало светать. Брайан обнаружил Арчи стоящим возле входа. Что-то в нем показалось ему чересчур странным, хотя от таких людей можно было ожидать много чего – они, как правило, скрывают свои эмоции, настоящие эмоции. 
- Я закончил, Арчи. 
- Молодец,- коротко отрезал он, не оборачиваясь в сторону говорящего. Обычно так делают обиженные женщины.
- Я вынесу мусор по дороге домой.
- Тогда лучше выходи через склад,- на последнее слово пало особенное ударение, подчеркивающее.
- Да, я так и рассчитывал. Пока, Арчи.
Тот продолжил стоять, еле заметно кивнув.
Собрав пару пустых брошенных коробок, а также, прихватив объемный пакет, Брайан отправился домой, предварительно оставив заднюю дверь приоткрытой. Поведение Арчи никак не давало ему покоя. Сегодня он вел себя совсем странно. Но эти мысли таяли под жаром угрызения совести за содеянное.
Брайан, завороженный преступным делом, не заметил высунувшейся из дверного проема головы Арчи, которая все зафиксировала.

«Тихая на вид ночь принесла сегодня, в ночное дежурство Арчи, проблем. Окутав гладкой пеленой все окружающее пространство, она породила ужасное событие. Арчи в очередной раз решил обойти полки магазина, когда, проплывая рядом с дверью, ведущей на склад, через довольно большую щель увидел то, что заставило его всерьез испугаться. Брайан, добрый малый Брайан, воровал из собственного второго дома! Арчи сразу смекнул, вор собирается выйти не из главного выхода, так как положил добычу в угол. Все так и случилось. Задняя дверь осталась приоткрытой, в какой-то мере это страховало Брайана от падения на него абсолютной вины. Все оставшееся дежурство Арчи метался в раздумьях. В итоге он решил не выдавать своего сотоварища. Дальнейшее расследование покажет, пройдет ли все тихо, или нет. Арчи же не хотел огласки этому делу… »- Арчи с бешеной скоростью вырисовывал предложения на бумаге. Он боялся, что дома уже не сможет передать все ощущения. Но люди смогут прочесть его труд еще не скоро, пока живы все участники историй, включая самого автора. Как считал Арчи, произведение тогда сильнее действует на читателей, когда создатель его уже мертв.

Телефон надрывался уже около минуты, а трубка так и оставалась на своем месте. Мерзкое полифоническое звучание нещадно било по ушам, но Стэнли запретил принимать звонок. Наконец, противная мелодия затихла, и в доме снова воцарилась тишина, перебиваемая размерным тиканьем антикварных фамильных часов. Мэттью на секунду подумал, что если бы в комнате был еще и камин, в котором громко потрескивали сухие дрова, то их со Стэнли посиделки стали бы похожи на английские вечера позапрошлого века.
Зловещая симфония раздалась в очередной, седьмой, раз, но Стэнли выглядел совершенно спокойным, даже чем-то удовлетворенным. Мэттью это поведение показалось довольно странным. Отшельником его начальник не был, наоборот, он постоянно находился в компании. Враги, он не замечал, чтобы у него были сношения с темным бизнесом, хотя некоторые люди умеют очень хорошо закрывать свой мозг от постороннего просмотра.
- Ты считаешь меня чудаком?- спросил Стэнли, как только телефон успокоился.
Мэттью помешкал с ответом.
- Нет, мистер…
- Я же просил,- он развел руками.
- Я забыл. Нет, я не считаю тебя чудаком,- пришлось выговаривать все как школьник при ответе учителю.
- И тебя не смущает, что вместо того, чтобы ответить на звонок, я жду, пока человеку на другом конце провода не надоест слышать гудки?
- Наверняка есть причины,- как-то неуверенно произнес Мэттью.
- Именно!- коротко утвердил Стэнли,- Я боюсь,- сказал он после долгой паузы.
- Я не понимаю,- Мэттью задергал головой,- Чего…ты боишься?
- Так просто этого не объяснить. Но у нас полно времени, так?
Положительный кивок.
- Что ж, мне иногда приходится делиться моим маленьким секретом. Конечно, не с каждым встречным, но такое имеет место быть. Хочу лишь предупредить тебя, Мэттью, что по окончании моего довольно непродолжительного рассказа ты заявишь мне в лицо, что таким людям как я следует хорошенько полечиться в соответствующих местах, прежде чем жить среди обычных масс,- он сделал глубокий вдох,- Начнем?
Еще один положительный кивок.
- Только прежде нажми на серую кнопку на телефонной панели. Не хочу больше слушать эти жуткие звуки, пусть оставят сообщение, если кому-то угодно связаться со мной. Итак,- сказал Стэнли после того, как его указание было выполнено,- Я боюсь, боюсь обычных вещей, а не бандитов или чего бы то ни было в том духе. Одиночество и темнота – две вещи, пугающие меня. В твоих глазах, Мэтт, я уже вижу отеческую заботу. Но это пока. Продолжим, как и многие фобии, мои пришли ко мне из детства.
Очередной писк телефона прервал речь Стэнли, но на этот раз, недолго успел проверещать звонок. Раздался щелчок, и записанный на пленку голос хозяина попросил звонящего оставить сообщение.
- Стэнни,- позвал хриплый женский голос,- мальчик мой. Я знаю, что ты дома. Ну, ответь же мне, пожалуйста. Я же хотела как лучше, делала для тебя все, только бы ты был доволен. Да, я была строга временами к тебе, но, пойми, но так сложились обстоятесльства. Помнишь, чему я тебя учила? Нельзя бросать семью, человек один не выживет,- женщина заплакала,- Стэнни мне плохо, очень плохо, дорогой. Хотя бы поговори со мной. Я чувствую смерть. Она придет и заберет меня. Я не хочу быть в этот момент одна! Приезжай ко мне, приезжай…- еще пару секунд слышались всхлипывания, а потом отведенное на запись время кончилось, и бедняжка умолкла.
Стэнли не особо огорчился, в нем, казалось, проснулось призрение.
- А вот, собственно, и тот, вернее, та, которая одарила меня ощущениями, поведанными мной ранее,- фраза была произнесена насмешливо,- Ты, наверное, уже догадался, что это звонила моя мама.
- Да. Почему ты игнорируешь ее. По-моему, ей нехорошо.
- Ей нехорошо? А запирать меня в ванной по сотне раз на дню и приговаривать, что тьма меня сожрет – это хорошо? Или на ночь, вместо сказок, причитать мне об одиночестве, которое окутает меня, если я не буду любить семью – может, это хорошо?
Видя, что Стэнли разнервничался, Мэттью попросил его немного успокоиться.
- Я начал бояться темноты, бояться ходить куда-нибудь. Меня приняли за «голубого», когда в походе я захотел отлить, но не мог пойти один и позвал Джимми Хамстера.
- Но это нормально, бояться ночью ходить в туалет, да еще и на природе.
- Ночью? Я попросил сходить со мной вечером, когда светло! До конца похода со мной не хотели разговаривать и каждой ночью девочки мазали меня помадой, а парни писали на лбу «педрила». Все знали, что я сплю с включенным фонариком. На утро обязательно кто-нибудь говорил: «что, не обоссал пижаму, пидорок?». Я думал все это пройдет. Но с возрастом я стал замечать, что все пространство вокруг меня начинает сжиматься, если я остаюсь один. Поэтому, на работе вы расположены в моем кабинете. Я до утра сижу с проститутками и слушаю бредни про их сложную жизнь, пока не пойму, что за окном светает, пора и спать пойти бы. Я как человек-молния влетаю в спальню и лежу с закрытыми глазами. Если я открою их хоть раз, то могу задохнуться, потому что стены сожмутся. И что ты обо мне теперь думаешь?
Мэттью не знал, что ответить. У него возникло ощущение, будто он незаконно потревожил частную собственность. Но в нем прокричало и другое чувство, схожее с переживаниями Стэнли. Сейчас надо поддержать его, только аккуратно, чтобы он не подумал, что Мэттью все это делает для успокоения больного человека.
- Стэнли,- начал он,- ты можешь представить себе мои слова, как поддакивание, но, уверяю, я также боюсь одной вещи. Она затихла на дне сознания, но недавно выплыла наружу. Дело в рептилиях. Все началось в том же детстве во время похода в зоопарк. Моя учительница, миссис Беллами, была сущей стервой. Она любила играть на недостатках людей, и учеников в том числе. В то время я был любознательным мальчиком. Я не мог пропустить любой новой информации для меня, неважно, окажется ли она полезной в итоге, или нет. Так вот, миссис Беллами в тот день выпила, она частенько заваливалась в класс с запахом вчерашнего вина или пива. Мы проходили мимо огромного террариума с рептилиями, не помню, кто там сидел. Я спросил, опасны ли эти ящерицы. Знаешь, что она ответила мне? Она сказала: «Да, они приходят за маленькими надоедливыми мальчишками и едят их. Помни, Мэттью, им ничего не стоит найти тебя, где бы ты ни был». Я до смерти испугался. Но на этом все не кончилось. Один из мальчишек принес с собой ящерку, стащил у своего брата. Он услышал мой разговор с учительницей и уже в автобусе закинул мне эту мерзость под футболку и закричал: «Мэтт, они пришли за тобой!»
Мэттью остановился и взглотнул. Он так и не понял, почему с таким жаром начал все рассказывать, ведь в его плане было лишь посочувствовать боссу.
Стэнли протянул руку к Мэттью и сказал:
- Добро пожаловать в клуб «Абсолют страха».
 

Ваша оценка: None Средний балл: 10 / голосов: 3

Быстрый вход