Хроники Анклава (Китаб 1, Сура 1)

Всем привет!) Аннотацию книги можете прочитать вот здесь:

http://deadland.ru/node/12970

Там же можете целиком скачать первую часть для ознакомительного прочтения, а в своем блоге я буду периодически размещать отдельные главы из нее.

Для ленивых поясняю - никакого отношения к Fallout'у или какой-либо другой компьютерной игре мое произведение не имеет, действие трилогии разворачивается в собственной литературной Вселенной.

Оценивайте, оставляйте свои комментарии, отзывы и мнения) Мне будет очень интересно их узнать) Желаю всем увлекательного прочтения)

Хроники Анклава

Китаб 1: Когда Тьма обращается в Свет

Автор: Лакомский Максим Вячеславович

Ник на этом форуме: Dorian23Grey

ВНИМАНИЕ: данный фантастический роман, первый из уже написанной трилогии, предназначен исключительно для ознакомительного прочтения! Демонстрация, публикация, изменение, полное или частичное копирование, распространение и передача третьим лицам строго запрещены! Любые иные действия над текстом осуществляются только с письменного разрешения Автора!

Пролог

«Время… Время течет как вода… Сколько такой воды уже утекло? Сколько времени прошло? Анклав… Да, Анклав. Он добился своей цели. Но сколько же людей положили свои головы на полях сражений ради всего этого благополучия? Сколько молодых Анклавцев, имевших семьи, теперь лежат в могилах? Чего все это стоило, для чего было пролито столько крови? Зачем была начата такая Война? Теперь уже не скажет никто… Единственное, что мы можем – это скорбеть о погибших.

Но, впрочем… Сейчас не об этом. Эту историю еще рано рассказывать. Сейчас я расскажу Вам, как все только начиналось…».

2012 год. Санкт Петербург. Сектор оцепления А-1, район станции метро «Гражданский проспект».

Между полуразрушенных домов безликого питерского квартала проезжал черный «UAZ-Patriot» без номеров, огибая мусорные кучи, скопившиеся здесь за несколько лет. Из разбитых окон многоэтажек изредка выглядывали карикатурно бледные лица жителей, наблюдавших за автомобилем. В их глазах читался страх. Страх и боль катастрофы, которою они пережили. Джип остановился у одного из подъездов. Заглушив мотор, из машины вылез молодой парень лет двадцати, в коротком черном плаще и очках. Его стриженные темные волосы чем-то напоминали укладкой горшок – вышедшую из моды прическу, популярную среди молодежи года три назад. Быстрым уверенным шагом, преодолевая кучки из смеси металлолома, кирпичей и прочих каменных обломков, парень подошел к подъезду и тут же замер, так и не открыв дверь. Будто бы холодный сквозняк тянулся из этого дома и пронзал все его тело насквозь, окутывая сердце и отпуская его в такт дыханию. На лице молодого человека блеснула улыбка.

- Ну, привет… Я пришел. – Сложилось впечатление, что он обратился к кому-то конкретно.

Парень резко открыл дверь и вошел. Внутри подъезда стоял полумрак. Из редких отверстий в стенах и потолке просачивался тусклый свет облачного неба. Молодой человек подошел к лестничному пролету, слегка перегнулся через перила и посмотрел вверх: кое-где на этажах висели лампочки, стены же были потрескавшимися и полу обвалившимися, местами из основной кладки торчали ржавые арматуры, когда-то поддерживающие часть перекрытий. Ни одна визуальная деталь не удивила его, ведь так теперь изнутри выглядели практически все здания северо-восточной части Санкт-Петербурга, вот только невидимые ледяные потоки воздуха стали еще сильнее. На середине подъема на второй этаж навстречу молодому человеку спустился худой мужчина средних лет в поношенной одежде.

- Здравствуйте. Хорошо, что вы приехали так быстро, - Обратился местный житель к юноше, - Оно находится на четвертом этаже. Мы забаррикадировали любые проходы туда, но ранее там погибло двое человек.

Достав из кармана плаща открытую пачку «эЛДэ», парень поднес ее ко рту, вытащил зубами сигарету, взял из рук незнакомца предложенную зажигалку и прикурил. Сделав глубокую затяжку, он выдохнул в середину пролета; дым, пару секунд повисев на месте, начал быстро подниматься вверх и растворился двумя этажами выше.

- Сколько вас всего в этом подъезде? – Спросил молодой человек.

- Осталось… пятнадцать. Как я уже сказал, двое…

- Я слышал, что ты сказал. Когда это все началось и как погибли эти двое?

- Примерно с неделю назад на том этаже начали происходить странные вещи, – Мужчина сглотнул, голос его стал более тихим, а взгляд невольно отлучился от глаз собеседника, – Люди, жившие там, начали испытывать постоянное чувство опасности, страха, словно нечто гнало их оттуда. Четыре дня назад они начали замечать, что предметы в их квартирах стали исчезать и появляться на совершенно других местах, пока обитатели их не видели, а также часто слышались непонятные голоса и завывания.

- Эти голоса говорили что-то конкретное?

- Даже прислушавшись, никто так и не смог понять смысл мерзостных бормотаний. По крайне мере никто из ныне живых. Позавчера оба хозяина одной из квартир погибли от разрыва сердца и полного обессиливания… - Мужчина уже начал еле заметно дрожать. Глаза его наполнились страхом, он прослезился. – На них было страшно смотреть: такое чувство, будто они ничего не пили и не ели неделю, при этом постоянно вкалывая часами напролет. Господин, вы же из Анклава… Вы сможете нам помочь?

-Успокойся. Зови меня Руш. Разберусь я с этим, раз плюнуть. У нас тут уже несколько похожих случаев было, не впервой. Ладно, иди, собери всех ваших, и запритесь в какой-нибудь каморке, пока я работаю.

- Как скажите, Руш. Квартира слева, напротив лифта. Номер двадцать три.

- И почему я не удивлен… - Пробормотал юноша, снял очки и с легкой ухмылкой продолжил подниматься наверх.

Дверь квартиры была завалена мебелью разной степени изношенности – от чуть прогнившего кресла до сильно заплесневелых тумбочек. Несколькими небрежными пинками Руш раскидал весь этот хлам, освободив проход. Теперь темный ураган гулял уже внутри него самого, пытаясь путать мысли и достать из памяти давно забытые страхи. Анклавец достал из плаща печать в виде дракона, подвешенную на цепочку, и натянул ее на шею. В тот же миг чужеродный внутренний ветер рассеялся, а мысли перестали убегать друг от друга. Войдя в квартиру, парень быстрым взглядом оценил обстановку: обычное захламленное помещение с осыпающимися стенами. Скорее всего, тот бесхозный мусор, которым загородили входную дверь, был изъят именно отсюда, поскольку здесь ему подобным оказались заставленными все углы. Внезапно, вопреки широко известным оптическим законам, тени со всей квартиры начали стягиваться в центр коридора, образуя сиреневатого цвета бесформенное «облако», чуть опознаваемое лишь краем глаза, но хорошо воспринимаемое на уровне более глубокого и интуитивно первородного спектра чувств – таким образом, оно известило о своем пребывании здесь, частично проявив себя.

- Так вот ты какой, сукин сын! – Громко рявкнул Руш в сторону агрессивно настроенной фигуры, неспособной повлиять на защищенное сознание.

В качестве ответа навстречу ему взлетел каркас тумбочки, валявшийся под «облаком». Резким движением из-под плаща молодого человека выскочило лезвие катаны, блеснувшее на свету - рукоять меча, как и ножны, имела черный цвет, с нанесенным поверх ярко-красным изображением головы дракона. Одним точным взмахом Руш разнес брошенную в него деревянную утварь, моментально успев пригнуться, чтобы не быть задетым обломками. Совершив короткий перекат в сторону потусторонней сущности, Анклавец вытянул вперед левую руку, начертил ей в воздухе рунический символ, напоминающий крест, и взревел во весь голос: «Науд!!!». В качестве ответной реакции на громогласное заклятие посреди «облака» произошел неосязаемый разрыв, супротив воли раздробивший его на несколько тенистых лоскутков. Руш быстро встал на одно колено, вертикально воткнул катану в пол, сложил перед собой руки так, будто ударяет кулаком в ладонь, закрыл глаза и сосредоточился. Внутри молодого человека зародилось бушующее пламя изничтожающего желания, вокруг его тела образовался вихрь, теперь уже материальный, в следующую секунду сокрушающим порывом ударивший по эфемерным сиреневатым лоскуткам. Тени повиновенно рассеялись по тем же закоулкам, из которых проявились, отчего в квартире стало немного светлее и уютнее. Открыв глаза, победитель подхватил свой меч и вернул его на пояс, после чего снял с шеи цепочку с чуть потеплевшей печатью - он больше не чувствовал ничего странного. Темный поток исчез вместе с поверженным «облаком». Довольно улыбнувшись, Руш, слегка проскользив, развернулся на месте и направился к выходу. Еще одним неприкаянным духом стало меньше.

На лестничной площадке уже столпились жители подъезда. Все они переговаривались между собой о том, что же произошло в проклятой квартире. Из толпы вылез тот самый мужчина, видимо он был главным в этом небольшом сожительстве, и подскочил к Рушу.

- Огромное вам спасибо! Вы спасли нас! Неизвестно, чем бы это дело могло закончиться без вашего вмешательства.

- Не за что. Это наша работа. Если еще что-то подобное случится, сразу же обращайтесь.

- Конечно. Подождите, мы тут собрали немного… вот. - Мужчина, теперь уже с довольным и благодарным взглядом, достал из порванной рубахи горсть мятых купюр и монет.

- Мы работаем не за деньги. - Руш аккуратно отодвинул протянутую руку, немного смутив беднягу, - Уберите, вам самим они еще пригодятся.

- Спасибо, еще раз, от души! Вы очень сознательны для столь юного возраста. И как же вам не боязно-то сталкиваться с такой чертовщиной?

- Ой, да ладно… Обычные Анклавские будни.

Молодой человек достал из кармана свои очки, надел их и двинулся к выходу.

Сура 1: Наемники Судьбы.

Среди частично заваленных хламом подвалов продвигалась вооруженная группа из трех человек. Единственное, что давало хоть какое-то освещение в этом месте – это свет их фонарей. Двое были экипированы камуфляжными куртками, небольшими разгрузками поверх них, рюкзаками и автоматами Калашникова. Впереди шел высокий и худощавый черноволосый парень с небольшой косичкой за спиной. В окружающем мраке и отсветах светодиодных фонарей его фигура выглядела зловеще – толстая черная куртка, свешивающаяся до колен, брюки такого же цвета и огромные ботинки с железной набивкой. В отличие от двух других, в своих руках он держал более редкую вещицу - спецавтомат «Вал», обычно используемый военными или разведчиками. По всем помещениям валялись деревянные ящики, остатки старой одежды и давно отвалившиеся от стен ржавые трубы, некогда отапливающие подвальные системы этого здания.

За одним из ящиков что-то зашуршало и прыгнуло на людей. Черная тень пронеслась в свете фонаря одного из бойцов и сбила его с ног. Парень от неожиданности закричал и, опрокидываясь на спину, начал палить во все стороны. Вспышки от выстрелов его штурмовой винтовки осветили большую часть подвала, благодаря чему отскочивший в сторону лидер группы заметил, что дела идут никудышно плохо: к ним на четвереньках подбиралось с десяток таких тварей, медленно окружая.

Чудовище вгрызлось в горло бойца, прижав его своим весом. Глаза парня наполнились ужасом, рот повторно открылся в диком крике, но не один звук так и не вырвался из него – монстр спешно выжрал голосовые связки. Создание напоминало большого пса, покрытого короткой темно-серой шерстью, с длиннющими лапами и острой, на манер крысиной, мордой. Мужчина в черном закинул висящий на плечевом ремне «Вал» за спину, затем резким движением рук распахнул полы куртки и достал оттуда два обоюдоострых ножа. Несколькими скользящими ударами он отсек твари передние лапы и голову с такой легкостью и изяществом, словно резал лишь пустой воздух.

- Кузнец, стреляй вокруг, я должен их увидеть! – Прокричал командир отряда, отпрыгивая от останков поверженного им монстра.

Затрещала очередь Калашникова, вспышки вновь озарили помещение. В отсветах выстрелов казалось, что худощавый боец режет чудищ в покадровой съемке, в каждом кадре оказываясь в новом месте и отрубая новую конечность. Одна из тварей, словно догадываясь, как остановить стрельбу, подобралась к стрелку сбоку и попыталась вцепиться в его правую руку – несколько челюстных зубов обломались об нечто неожиданно твердое чуть раньше, чем существо настиг смертоносный клинок. Грохот множества выстрелов увенчал никем не расслышанный сухой щелчок, патроны в магазине иссякли, вокруг снова нахлынула тьма. В оставшемся луче света фонарика промелькивал лишь пар. Медленно проходящий звон в ушах обоих бойцов разряжало их собственное тяжелое дыхание и бешеное биение налитых адреналином сердец. Луч оббежал пол вокруг, демонстрируя глазу совсем не привлекательное зрелище: в лужах темно-алой крови лежали трупы мутированных неизвестной проказой собак, виртуозно расчлененные на куски.

- Фух-х… Мать их всех… Я живой… Молодцом, Андрюха. Без твоего ножевого «капуэйро» нас бы тут с концами оприходовали. Да и перчаточка моя металлическая пригодилась… А ты все спрашивал, на кой такой хрен она мне сдалась!

- Нужно вытащить его отсюда, - Андрей подошел к телу товарища, снял с него рюкзак и надел на себя, после чего поднял и поудобнее перехватил труп, из экипировки оставив на нем только изодранную, а оттого и ныне бесполезную, разгрузочную систему, - Если не уберем, то на запах мертвечины еще с десяток тварей сбегутся.

- Ты знал его? – Спросил Кузнец, подбирая валявшийся на полу автомат и внимательно осматриваясь по сторонам.

- Нет. Только кличку. Вчера к нам пришел, представился и сразу в рейд добровольцем попросился. Из местных был. Думал, с нами по-иному получится, опасности меньше, расслабился, за что и… ну, сам видишь.

- Знаешь, Дрон, когда мы сюда шли, я ожидал увидеть здесь…

- Щенков, – Перехватил мысль напарник, - Я тоже предполагал наткнуться на какую-то лежанку с выводком или вроде того.

- Именно! Ты хоть раз наблюдал мутированных щенят? Я видел только обычных, а все мутанты на моей памяти были исключительно взрослыми особями.

- Да уж, странно это, сколько логов уже зачистили, и ни в одном не было молодняка.

- Младые же и кусаться должны слабее, не то, что взрослые бестии…

- Хм-м… - Мужчина в черном замер на месте, - Твоя перчатка, покрывающая пальцы и кисть, она же сегментарная?

- Ну да.

- Ты сегменты из мягко металла делал?

- Из мягкого, ты же видел.

Андрей неожиданно выпустил из рук мертвеца, подскочил к живому напарнику, осветил фонарем его правую руку и бегло осмотрел.

- Тогда какого черта на ней нет ни единой вмятины от зубов?!

- Уф-ф, а ты ведь прав… - Кузнец сам взглянул на свою перчатку, чтобы убедиться в словах командира, - Даже и не знаю, как так получилось… Чудом повезло, видимо.

- Даже у чудес, - Андрей грустно обозрел вновь поднимаемое им изуродованное тело мертвого новичка, - Есть предел.

- Ага, ты еще скажи, что законы физики дали сбой… Чудеса случаются, Фауст, на то они и чудеса. Давай-ка лучше поскорее уберемся отсюда.

- Может, ты и прав, дружище. Это место зачищено. Прикрывай там меня сзади, пора вылезать на поверхность.

* * * * *

Из одного из переулков на Проспект Просвещения на полной скорости вырулил черный «Patriot» и, огибая воронки от взрывов и остовы проржавевших автомобилей, понесся вперед. Несколько секунд спустя из того же переулка выскочило пять мутированных собак, врассыпную гнавшихся за ним. Городской пейзаж пораженных районов с каждым месяцем лишь усугублялся в своих настроениях: частично обвалившиеся высотки, построенные еще во времена СССР, почерневшие от взрывов и сплошь покрытые трещинами хрущевки без единого намека на стекла в оконных рамах, кратеры и ухабы на асфальте, остатки дорожного движения, покосившиеся столбы, местами обгоревшие деревья и сухие безлиственные кусты укрывали от солнечного света растянувшиеся до самого горизонта волнистые серые тучи. Для полного комплекта безысходности не хватало разве что пепла, сыплющегося с неба, словно снег. Такая картина подразумевала лишь одно – абсолютную гамму всех оттенков серого, которые только существовали в природе.

Двое мутантов нагоняли джип, прыгая по крышам брошенных машин и остаткам разного мусора. Вглядываясь в зеркало бокового вида, Руш достал из-под сиденья гранату – одна из тварей почти догнала внедорожник, ей оставалось не больше пары метров. Маневрируя в этом лабиринте искореженного трафика и бетонных обломков, водитель выискивал взглядом хоть что-нибудь, что могло ему помочь. Немного правее, в сотне метрах от него, на выпуклом краю довольно большой воронки, упираясь на горку измельченного асфальта и гравия, стоял длинный автомобильный прицеп, являвшийся неким подобием трамплина. Рядом с воронкой опрокинутым набок валялся армейский «ЗИЛ» с тентовой крышей, предназначавшийся для транспортировки солдат. Судя по внешнему виду, торчащие в разные стороны металлические перегородки крыши разворотило ударной волной от взрыва некогда упавшего здесь крупнокалиберного снаряда. У Руша в голове быстро созрел план. Резко крутанув руль, и вдавив переключатель передач на последнюю, молодой человек помчался на прицеп. Почти догнавшая его тварь чуть не врезалась в столб, но все же успела изменить курс и прыгнуть вслед за удаляющейся машиной, в ответ на что сзади прозвучали рыки менее поспевающих за добычей лохматых соперников. Пол года назад Анклавец модифицировал подвеску джипа на значительно более выносливую, хотя найти в свободной продаже подобные детали для «Пэтриота» было практически невозможным. Тем не менее, он очень любил свой внедорожник и сильно ухаживал за ним, за что тот частенько спасал ему жизнь, не отказывая в критических ситуациях. Разогнавшись на полную, машина подскочила на прицепе и пролетела несколько метров. Собака, бежавшая за ней, решилась совершить финальный прыжок, чтобы достичь своей цели и забраться на кузов, но в этот момент джип ушел куда-то вверх, и тварь со всей скорости напоролась на торчащий из грузовика штырь, прорубив себя насквозь. Второй же пес прыгнул вслед машине, но из окна вылетела граната и его челюсти рефлекторно сомкнулись на взрывчатом устройстве. Через долю секунды рокочущий кровавый фонтан оросил улицу алым цветом, во все стороны разлетелись ошметки чудовища, часть из которых повисла на скелетах заграничного автопрома.

Приземление оказалось не слишком удачным: сразу же за воронкой, проржавевшие на открытом воздухе трамвай и автобус образовывали стену, в которую и влетел внедорожник. Здоровенный кенгурятник не позволил ему разбиться, но времени выезжать на чистую дорогу уже не оставалось - трое мутантов были слишком близко. Руш достал пистолет Макарова, засунул его в кобуру под плащом, ногой распахнул дверь и вылез из машины. Две твари выпрыгнули с противоположной стороны воронки. Анклавец подскочил прямо на одну из них, уже в прыжке достал катану из ножен, и, одновременно уклонившись, разрубил монстра пополам вдоль позвоночника. Туша, разделенная надвое, плюхнулась в полутора метрах от него. Сам юноша приземлился на дне ямы. Выхватив пистолет из кобуры, он сделал три выстрела в морду второй твари, раскроив ей череп. Цепляясь за камни и обломки асфальта, парень вылез к машине, но в этот момент со спины на него налетела третья собака и повалила на землю. Резко перевернувшись лицом кверху, он со всей силы заехал ей стволом по морде, мутант в ответ громко рыкнул и заскулил. Раскрытая пасть практически коснулась лица парня, от смрада дыхания и слюней, смешанных с кровью, стекающих по щекам уродливого чудовища, его начало подташнивать. Упустив еще хотя бы миг, Анклавец мог бы попрощаться со своей жизнью, но мощным ударом ноги он успешно откинул пса на пару метров. Оттолкнувшись руками от земли, Руш бодро вскочил и, пока тварь не успела подняться, засадил ей пулю промеж разъяренных глаз, затем отряхнулся от чужой крови, и зашагал к джипу.

В машине был установлен датчик движения. Развернув обзор карты на более крупный масштаб, владелец автомобиля заметил, что с разных точек района к нему приближаются около двадцати объектов. «Мда… Видимо много шуму я наделал…» - Промелькнуло у него в голове. Вместо задних сидений джип был оснащен большим металлическим контейнером, разделенным на разные блоки, предназначенные для хранения найденных во время заданий необычных предметов и небольшого личного арсенала. Отогнув правое сиденье ближе к лобовому стеклу, Руш перелез назад и открыл контейнер.

Машину он собирался покидать надолго, ведь забрать ее сейчас у него не выйдет, поэтому и решил хорошенько снарядиться. Для начала, Анклавец наскоро нацепил под плащ разгрузку, затем взял его любимую штурмовую винтовку «Гроза», разложил по карманам несколько обойм для нее и пистолета, а так же четыре гранаты для интегрированного в автомат подствольного гранатомета. Из соседнего отделения он вытащил небольшой рюкзак, оснащенный как раз для таких ситуаций и, выйдя из машины, отправился во дворы. Метрах в ста от его джипа дорогу пересекала другая широкая улица, на выцветшей вывеске ближайшего дома виднелось едва различимое название: «Светлановский проспект».

* * * * *

Тоскливый вечер близился к закату, начинало темнеть. Внутри Зоны Заражения солнце было редким гостем, поэтому смена суток сопровождалась лишь изменением цвета неба с серого на черное. Фауст ориентировался по своему чувству, до сих пор его не подводившему. В отдельные моменты, вопреки здравой логике, он мог ощущать наличие мыслей мутировавших животных, тем самым узнавая о присутствии их владельцев вокруг себя тогда, когда в этом не помогали обоняние, зрение или слух. Сейчас, сидя в засаде за мусорным контейнером, боясь сделать лишний вздох, мужчина вспоминал день, в который жизнь почти миллиона человек, включая его самого и его близких, разделилась на столь невообразимо контрастные «до» и «после»: двадцать третьего июля стояла жаркая, солнечная погода, Андрей собирался ехать со своей девушкой Таней к ней на дачу. Они вдвоем уже стояли на автобусной остановке рядом с тем местом, где он сейчас сидит и прячется, а через дорогу перебегали трое его приятелей… Вспышка. Оглушительный рев заложил уши. Земля задрожала. Ударная волна с огромной скоростью пронеслась по улицам города, вышибая стекла и оставляя трещины на зданиях, часть из которых целиком обвалилась, не выдержав сейсмической нагрузки. В тот момент Андрею показалось, будто само пространство разорвалось и изувечило все вокруг.

Несколько секунд спустя он увидел огромный огненный, вперемешку с черным дымом, гриб, поднявшийся в расходящиеся облака где-то за северной границей города. Послышался пронзительный вой сирен, началась паника… Дальше он уже плохо помнил подробности происходящего.

Людей сразу же стали эвакуировать, объявили о взрыве и крупном выбросе химических и радиоактивных веществ на ГИБХе – Государственном Институте Био-Химических исследований – а также о повреждении ТЭЦ, стоящей неподалеку от эпицентра. Оба объекта находились рядом друг с другом, и всего в нескольких километрах от города. Около тридцати процентов населения отказалось от эвакуации и осталось жить в своих домах в надежде, что рано или поздно все должно придти в норму. Через несколько дней небо полностью затянуло токсичными облаками, так и не исчезнувшими до сих пор. Полили ядовитые дожди, от которых погибала вся растительность. А потом началось самое страшное: стали появляться первые мутанты. Правительство ввело войска в зараженную зону, но операция не достигла никакого результата. Мутации начали проявляться даже среди личного состава мобилизированных частей, и тогда было принято главное решение: вокруг зараженных территорий в кратчайший срок возвели бетонный, десятиметровый в высоту, забор, сверху затянутый колючей проволокой под напряжением и через каждые сто метров увенчанный пулеметными точками, направленными внутрь выстроенного периметра. Поскольку была заражена лишь северная часть Санкт-Петербурга и Ленобласти, изоляционную стену провели и через сам город, отделив от угрозы безопасные для дальнейшей жизни районы. В Зону Заражения попали Калининский и Выборгский районы, а также часть района вдоль проспекта Просвещения, до одноименной станции метро, и областные населенные пункты, вплоть до поселка Токсово на севере. На восток граница включала в себя весь испытательный полигон Всеволожского района, тогда как сам Всеволожск оставался незараженным, а на западе пролегала через Мистолово, Энколово и Бугры.

Власти объявили о полной консервации территории внутри Периметра и предоставили выживших там людей самим себе. Настоящая причина той катастрофы до сих пор не известна, правительство России скрывает информацию о том, чем реально занимались в ГИБХе, и что впоследствии привело к загадочным мутациям. Мировое сообщество признало это событие величайшей экологической катастрофой современности, оттеснившей на задний план даже Чернобыль.

Деревья и кусты, леса и поля – вся растительность внутри зараженных территорий гибла от химикатов, приобретая серо-коричневый окрас. Мерзкие мутанты вылезали из своих нор с наступлением сумерек. Природа здесь полностью изменилась, став идеальной средой обитания для смертельно опасных кошмаров - таковой оказалась крупнейшая веха, внесенная человеческими руками в историю планеты…

«С тех пор прошло уже три года…» - подумал Андрей. Вновь обострившееся чувство окружающих врагов вывело его из глубоких воспоминаний как раз вовремя: Фауст выпрыгнул из-за контейнера и прирезал затаившегося для прыжка на него мутанта.

Из соседнего двора вылезли еще две твари, оскалившись и шипя на свою жертву. Андрей услышал за своей спиной недалекие выстрелы и, отвлекаясь от новоприбывшего противника, сразу же обернулся в поисках их источника: на другом конце улицы убегающего парня в коротком черном плаще и очках настигало еще четверо прокаженных созданий.

Руш наугад произвел несколько выстрелов себе за спину и не промахнулся. Осталось трое. «Главное – выбраться из города…» - подумал он, и в следующий момент из-за мусорного бачка выпрыгнул другой Анклавец, разрезав на куски мутировавшего пса. Увидев знакомое лицо, настроение у Руша сильно поднялось - он не ожидал кого-либо встретить в этом районе.

- Здорова, Саске!

- Какой я те Саске?! Моя давно уже Фауст! – выкрикнул Андрей, фаршируя еще одного мутанта.

- Да ладно, уже и постебаться нельзя? – с улыбкой ответил ему Руш, после чего резко развернулся, присел и с колена дал очередь по не успевшим уклониться позади него тварям.

Фауст проскочил мимо товарища и перехватил прыгнувшую псину в воздухе,

ударом ножа раскроив ей половину шеи. Последний мутант с испуганным воем унесся куда-то в соседние дворы. Анклавцы пожали друг другу руки.

- Меня Фаустом давно уже все наши городские кличут, сам же знаешь.

- Но представился-то ты мне в день нашего знакомства как Саске, верно? Им ты для меня навсегда и останешься.

- Ну, любил я в те времена японские мультики, было дело… Эх-х, ладно. Просто я уже отвык от этого прозвища. Все нормально, Пашка, не бери в голову.

- Слушай, а ты что здесь делаешь? – сразу решил разузнать Руш.

- Мы с Кузнецом зачищали подвалы одной из многоэтажек. Там оказалось гнездо этих вот выродков. Новенького бойца потеряли, вчера только к нам пришел.

- Соболезную. А где сам Кузнец?

- Мы когда в эти дворы вошли, я хвост почуял. Его отослал на базу, а сам решил тварюг прикончить. Сам же знаешь, у меня с ними в бою шансов больше.

- Понятно. Что-то они здесь совсем уже озверели, блин. Проходу не дают. Раньше изредка по вечерам попадались, а в последние недели из своих нор целыми стаями на охоту вылезают.

Дальние высотки уже сливались с цветом ночного неба, в некоторых окнах замерцал оранжевый свет от костров – единственный способ согреться здесь в темное время. Андрей предложил старому другу переждать ночь на его базе и пообещал помочь добраться до джипа утром. Руш охотно согласился, и оба они зашагали по разрушенным кварталам некогда прекрасного города, наполовину лежащего в руинах. Анклавцы продвигались по вымершим дворам проспекта Просвещения. Руш достал пачку сигарет и, приоткрыв ее, предложил товарищу. Андрей почтительно взял одну. Оба закурили и, пользуясь имеющимся временем, решили начать разговор о сложившейся ситуации.

- С каждым днем становиться все хуже, Дрон.

- Я знаю. Сам это чувствую.

- За эту неделю уже пять таинственных случаев с духами, итого за месяц: семнадцать. Но главное, я проанализировал очаги их появления и обнаружил очень интересную штуку: они «вырисовывают» пентаграмму вокруг Айса. Участки появления – это пять ее концов.

- Да ты что? Весело… Думаешь - совпадение? – Спросил Фауст с нескрываемым интересом.

- Вряд ли. Во всех случаях духи появлялись из неоткуда, то есть намеков даже не было, и тут – бац – возникали. После изгнания все их следы так же исчезали, оставляя абсолютно нормальную атмосферу, как будто ничего и не было.

- Еще какие-нибудь общие признаки имеются?

- Да. Они появлялись в местах, где обитали люди. Все, кто находился в непосредственной близости, тем или иным образом погибали от полного обессиливания. Это однозначно были вампиры. Но энергию они накапливали не для себя, а передавали ее куда-то.

- Вампиры, говоришь… В таком случае встает вопрос: кого или что они питали? Семнадцать духов за месяц, да если еще и у каждого по нескольку жертв, то это совсем не малое количество высосанных сил. Эта энергия не могла просто так взять и бесследно раствориться.

Разговор молодых людей прервал грохот из лишенной колес машины, мимо которой они проходили. Оба сразу же обратили на нее внимание, но Руш первее вскинул автомат и сделал пару выстрелов по сгоревшему автомобилю. С другой стороны, из салона, тут же выскочил раненый мутировавший пес и драпанул прочь.

Время близилось к полуночи. Разглядеть что-либо в такой тьме составляло труда, поэтому Анклавцы ориентировались преимущественно своим экстраординарным чутьем. Различные твари и таинственные места испускали некую щекотливую мистическую ауру, и чем мощнее был ее источник, тем более отчетливо эти парни могли его ощутить. Однако, пользуясь данной способностью, пытаясь «сканировать» окружающее пространство, они сами становились аналогичными источниками и при перекрытии сфер влияния могли запросто обнаружить себя перед неведомой силой. Использовать этот искусственно развитый талант приходилось очень аккуратно.

- Ты тоже предполагаешь, что это Айс копит силы? – Спросил Павел.

- Учитывая обрисованную тобой ситуацию – это же очевидно. Классическая схема. Я прожил здесь, рядом с Айсом, многие годы, и за это время научился его воспринимать. Сейчас он другой, более темный… Его характер снова меняется и, возможно, это отразится на всех нас.

- Да. Несомненно, отразится, как и в старь. Но духи – не его работа. Я считаю, что в настоящий момент Айс исполняет роль огромного аккумулятора, в котором концентрируется большое количество энергии. Что-то запихивает эту энергию в него, и оно же в ответе за появление вампирических Претов.

- М-да… Похоже, что-то или кто-то еще знает о существовании Айса кроме нас.

- Рано или поздно этого открытия следовало ожидать… Меня также тревожит активность мутантов. С момента их появления после катастрофы твари имели определенную территорию, внутри которой они охотились, вылезали в основном по ночам, и в куда меньших количествах. Я пытаюсь понять природу этой активности, и хотя явно сильных успехов у меня пока нет, кое-что я все же заметил: складывается впечатление, что теперь они специально гоняются и истребляют все живое, независимо от времени суток. Это совсем на них не похоже, у подобного поведения, противоречащего примитивному инстинкту самосохранения, должен иметься катализатор.

- Странно, ведь, насколько нам известно, все они мутанты биологического, земного, а не потустороннего происхождения. А выходит, они тоже ощущают перемены, и не просто ощущают, а подвержены им больше нашего… Во время нашей последней встречи, Макс пытался мне втирать что-то об общем ментальном поле, с которым они все связаны, но по мне так в его теории все через чур притянуто, не хватает реальных фактов.

- Кто знает… уж слишком много странностей накапливается, Андрей! – Обеспокоенно произнес Руш, размахнув руками.

Кусочек хлебушка, сопровождаемый стайкой черствых крошек, перебежал дорогу вслед за пожелтевшей газетой, поднятой в воздух порывом холодного ветра.

- Все эти события, - Продолжил Павел, - Неспроста накладываются друг на друга. С момента катастрофы, мир вокруг начал сходить с ума… Но происходящее сейчас - это предвестие нечто еще более выходящего за рамки наших сегодняшних представлений.

- Ты прав. – Согласился Фауст, - В последнее время, я тоже стал замечать много странностей. Разные мысли по этому поводу лезут в голову, очень разные… Хм-м… Одна сквернее другой. Думаю, сначала нужно добраться до нашей базы, а там уже более детально все обговорить.

- Ох, кстати, как там ваш кинотеатр? Давно я в нем уже не был.

- Мы его в настоящую крепость превратили! Укрепили все стены, вокруг соорудили баррикады из остовов бесхозных автомобилей, возвели несколько окопов из мешков с песком и разным мусором, и пулеметные позиции в них организовали. А на верхнем этаже снайпер и гранатометчик на постоянных дежурствах, за периметром с высоты следят.

- Судя по твоим рассказам, у вас там все прям зашибись устроено, хе-хе.

- Нужно же людей где-то содержать. Мы – последний оазис в городских руинах. К нам стекаются все желающие, обеспечиваются крышей над головой, продуктами, и более-менее безопасной жизнью, если ее вообще можно называть таковой здесь.

- Молодцы, молодцы… Фауст, извини, что снова возвращаюсь к этой теме, но у меня к тебе один вопрос: ты никогда не ловил себя на мысли о том, что нечто странное произошло именно в момент того Взрыва?…

Андрей не успел ответить. После выхода из очередного двора, взгляду Анклавцев предстала ужасающая картина: вдалеке поднимались столбы дыма, подсвечиваемые отсветами пламени. Воздух заполонил гул автоматных очередей и взрывов. В душах обоих парней что-то сокрушительно тоскливо сжалось… Это было очень сильное предчувствие. Впереди горел кинотеатр.

Официальный сайт трилогии:

http://enclavebook23.ucoz.ru/

Официальная группа ВКонтакте:

http://vk.com/enclavebook23

Ваша оценка: None Средний балл: 6.5 / голосов: 13
Комментарии

" Демонстрация, публикация, изменение, полное или частичное копирование, распространение и передача третьим лицам строго запрещены!" - ахахах, да кому оно надо то, копировать и демонстрировать. Подобным весь и-нет завален. :Р

Быстрый вход