Хроники Анклава (Китаб 1, Сура 3)

Всем привет!) Аннотацию книги можете прочитать вот здесь:

http://deadland.ru/node/12970

Там же можете целиком скачать первую часть для ознакомительного прочтения, а в своем блоге я буду периодически размещать отдельные главы из нее.

Для ленивых поясняю - никакого отношения к Fallout'у или какой-либо другой компьютерной игре мое произведение не имеет, действие трилогии разворачивается в собственной литературной Вселенной.

Оценивайте, оставляйте свои комментарии, отзывы и мнения) Мне будет очень интересно их узнать) Желаю всем увлекательного прочтения)

Хроники Анклава

Китаб 1: Когда Тьма обращается в Свет

Автор: Лакомский Максим Вячеславович

Ник на этом форуме: Dorian23Grey

ВНИМАНИЕ: данный фантастический роман, первый из уже написанной трилогии, предназначен исключительно для ознакомительного прочтения! Демонстрация, публикация, изменение, полное или частичное копирование, распространение и передача третьим лицам строго запрещены! Любые иные действия над текстом осуществляются только с письменного разрешения Автора!

Сура 3: Крепость.

Закрытый информационный канал сообщений.

05:17

- Здравствуйте, господин Главнокомандующий. Докладывает генерал Хазанов, руководитель отдела исследований аномальных явлений Северо-Западной Зоны Заражения. К сожалению, наша операция «Прометеев огонь» провалилась. Мы потеряли связь с отрядом особого назначения, выполнявшим это задание. Вертолет, патрулировавший область проведения операции, был сбит группой тех самых неизвестных лиц, закрепившихся в здании кинотеатра. Мы недооценили степень угрозы, исходящей от них.

05:21

- Это очень плохие новости, товарищ генерал. Ответственность за эту операцию ложится на Вас, но с этим мы разберемся позже. Какие действия вы планируете в дальнейшем?

05:23

- К счастью, как и предполагал наш отдел аналитиков, объект «ГИБХ» в скором времени будет безопасен для вторжения. Мы нашли этому новые подтверждения.

05:32

- А вот это в корне меняет дело. Что от меня требуется?

05:35

- Вы в курсе, что мы планировали эту операцию уже на протяжении четырех лет, и вот, наконец, нам представляется такой шанс. Мне нужна снабженная БИОЛ-Интерфейсами экипировка высшего класса, для двух отрядов, в количестве по семь единиц каждый.

05:39

- Хорошо. Вам вышлют 14 комплектов экипировки. Удачи вам, товарищ Генерал. По окончанию операции перешлете детальный отчет мне на почту, я вынужден покинуть это рабочее место. До связи.

* * * * *

Сквозь окна и застекленный выход на балкон внутрь небольшой комнаты проникали первые лучи восходящего солнца. Здесь, в Купчино, южной части Санкт-Петербурга, несмотря на обилие промышленных предприятий, небо почти всегда было чистым, город жил своим беспокойным уютом, и только серые тучи, скапливающиеся далеко на севере, напоминали о последствиях давнишней катастрофы.

Посреди комнаты типичного многоэтажного общежития стоял большой черный раскладной диван, на нем, под одеялом, в обнимку спала молодая пара. Правее от дивана находились небольшой холодильник и шкаф, а у противоположной стены стоял стол, с введенным в спящий режим ноутбуком и телевизор. На полу валялись футболки и джинсы, судя по всему, принадлежавшие этим молодым людям. На краю дивана свисал ярко-красный бюстгальтер, намекавший на нескучную ночь.

Утреннюю идиллию нарушил вошедший в комнату Руш, нарочито громко хлопнувший за собой дверью.

- Лейтенант Смокер! Немедленно вылезти из кровати высшего командного состава! – Ехидно проорал он.

Девушка неохотно приподнялась на диване, прикрывая себя одеялом, стянутым с парня. Она была настоящей красавицей, с длинными прямыми темными волосами, падающими на плечи и уходящими дальше, за спину.

- Твою мать, Давидовский! Может ты, хотя бы, дашь мне одеться?! – Раздраженным сонным голосом произнесла она, быстро подтянув к себе бюстгальтер.

- Не парься, я пошел на балкон. - Пока Советник огибал постель, поднялся и парень, подправив свои взъерошенные, довольно длинные для мужчин, светлые волосы.

- Мог бы хотя бы раз войти по-человечески, постучавшись… Так нет же, ты как всегда в своем репертуаре, Подполковник…

- Ой, да ладно, Макс, вам не привыкать. Одевайся, я жду тебя. – Ответил Руш, отпирая балконную дверь.

Парень выскочил из-под одеяла, натянул черные джинсы, накинул на себя примерно того же цвета футболку, и вышел на балкон, вслед за нежданно объявившимся другом. С четырнадцатого этажа открывался отличный вид на город. Большую часть обозреваемого в близи пространства занимал огромный холмистый парк, практически лишенный деревьев, но сплошь покрытый еще зеленой травой, по краям которого начинались ряды однотипных кирпичных многоэтажек. Теплые лучи восходящего осеннего солнца приятно грели лица молодых людей.

- Что же такого произошло, что ты сам снизошел сюда, во внешний мир, к нам? – Спросил еще не до конца очухавшийся ото сна юноша, одной рукой приглаживая волосы.

- Много чего, во что я бы сам не поверил, если б не видел своими глазами.

- Я тоже чувствовал сегодняшней ночью очень много… Нехорошего. Машка пыталась меня успокоить…

- Да я уж догадался, как она тебя успокаивала, судя по ее рядом висящему лифчику… - С улыбкой прокомментировал Руш, – Кхм… Так вот, Макс, сразу две твоих любимых паранойи: вторжение из иного мира и ОХС.

- Неужели?! Рассказывай все в подробностях! – Глаза Грея загорелись внушительным интересом, от сонливости мигом не осталось и следа.

Павел начал описывать все события, произошедшие с ними за последние сутки - про поведение мутантов, их с Андреем гипотезу об Айсе, появление Дьяволов, Хранителя и Сергея.

- М-да… Вот так новости… Похоже, ОХС действительно связаны с причиной катастрофы… Охренеть… Дьяволы, вот так запросто разгуливающие по Земле… Я уж думал, что и не застану подобное на своем веку. – Выслушав рассказ друга, изложил свое мнение Максим.

- Перед смертью, ОХС-ник произнес, мол, мы давно уже проиграли и нам не остановить «Их» возвращения...

- Вот как? Занятно… Чтобы возвратиться куда-либо, там нужно было находиться когда-то ранее… Дьяволы никогда не жили в нашем мире, они лишь проявляются для сбора душ, но не обитают здесь. В этом нет смысла.

- А ты прав… Я сразу не обратил на это внимания. – Руш одобрительно похлопал товарища по плечу.

- В таком случае, речь идет о некоей иной силе, должной вернуться. И Хранители Смерти знают о ней, а мы нет… Чутье и здравый смысл подсказывают мне, что в такой жопе, как эта, мы еще не бывали.

- Я стараюсь убедить себя в обратном, Дружище, но именно к такому выводу все и сводится. Ты знаешь, что несет собой подобное проникновение из одного мира в другой. Это уже не игрушки.

Максим повернулся лицом к улице. Внизу по дорогам проносились машины, в парке по тропинкам шли прохожие – кто-то из них торопился на работу, кто-то в магазин, а кто просто прогуливался ранним утром. Сидящие на деревьях птицы щебетали свои песни. По синему небу изредка проплывали гонимые ветром облака, составляя невесомые узоры различных форм и размеров… Но Грей не видел всего этого - его взгляд уходил гораздо далее, далеко за обозримый горизонт, в пустоту, лежащую за ним.

- Вся наша жизнь за последние четыре года к нечто подобному и вела… Такое чувство, будто бы мы шли к этому моменту сознательно, по прямой, с которой невозможно свернуть или оступиться. Тебе не кажется, что все это стало похоже на разыгрываемый кем-то спектакль, пытающийся оправдать наши личные ожидания?

- Кажется. И Фауст считает также. – Руш сглотнул и озадаченно кивнул головой, - Нас всех это сильно пугает.

- Нашел что-нибудь новое о Сферах?

- Да… Я раскопал еще немного инфы помимо той, которую мы обсуждали на прошлом большом Совете, но сейчас не до Сфер. Как видишь, появились более актуальные проблемы, требующие нашего вмешательства… Краем глаза заметил, что твой комп всю ночь проработал… Опять вчера модифицировал «Возрождение 3»?

- Не, доделывал последнюю миссию нашей мультиплеерной кампании для «Armored Siege 2», да немного улучшил спавн противников при осаде передовой базы, переписав кусок кода.

- Звучит интригующе.

- Хех, а вот Машке уже надоело, что я постоянно впариваю ей про скрипты.

- Вот, поэтому я никогда и не позволял бабам себя контролировать…

- Так. Все. Закрыли тему, Руш… Ты знаешь, что мне не нравится, когда ты так говоришь. Пойдем к Андрею и этому вашему майору… Кстати, с ним все в порядке?

- Да. Он сам дезертировал от своих, наши часовые видели это. Теперь дорога назад ему заказана. Если он попадет обратно к военным, его ждет расстрел.

- Ладно, пора спускаться.

Оба парня вернулись с балкона в комнату. Маша, одетая и собранная, находилась перед компьютерным столом, на котором стояла чашка кофе и бутерброды с сыром.

- Кушать будешь, Макс? – Ласковым голосом поинтересовалась она.

- Нет, Солнце, у нас нет времени.

- Да уж… Ты все-таки заставил ее готовить… Вы уже четыре года вместе, а я все не могу к этому привыкнуть… - Искренне произнес Руш, глядя на них обоих.

- Даже не надейся, Пашка, тебе я в Лесном Доме готовить не буду! Пускай вон Танька этим занимается…

- Догоните. – Посмеиваясь, сказал он, покидая комнату.

Андрей, Руш и Куприенко ожидали около джипа. Сергей сразу поймал себя на мысли, что на фоне двух уже знакомых ему Советников, внешний вид вышедшей из подъезда парочки уже не казался ему столь экстравагантным, как если бы он встретил их несколькими днями раннее: на девушке было строгое пальто темно-коричневого цвета, из-под рукавов которого поблескивали металлические шипы напульсников, а молодой человек был одет в помятый черный плащ средней длины. Их джинсы также были черного цвета, но всю мрачность цветовой гаммы в одежде по-настоящему подчеркивали обутые ими здоровенные кожаные ботинки, в простонародье именуемые «гадами».

- Полковник Дориан Грей, лидер Анклава. – Самодовольно произнес двадцатилетний юноша и протянул руку.

- Полковник?... И где же твой полк? – Смущенно улыбнувшись, спросил майор, совершая рукопожатие.

- Его еще нет, он в процессе формирования. Хотя с некоторыми моими бойцами, - Максим кивнул на товарищей, - Ты уже знаком.

- Иметь высокий чин, не имея должного количества подчиненных? Тебе не кажется это глупым?

- Глупым? Нет. Предусмотрительным? Да.

- Не понимаю, поясни-ка… - Удивился подобному ответу опытный в военной сфере мужчина.

- Власть несет собой возможности, опьяняющие даже самые здравые из умов. Так почему бы, к тому моменту, когда полк окончательно сформируется и потребует шефствования, нам уже не иметь четкую иерархию среди основателей нашего сообщества, во избежание… неуместных разногласий в неподходящие моменты.

- Распределение обязанностей еще до их непосредственного получения… Умно. Я смотрю, у вас тут весьма оригинальный подход к любому вопросу.

- Ага, с нами не заскучаешь! – Заговорчески подмигнул Фауст.

- Лейтенант Смокер. – Четко заявила девушка, дружелюбно кивнув головой.

- Майор Сергей Куприенко. Теперь уже бывший… Можно задать вам вопрос? Почему прозвище такое странное? Много курите?

- Я вообще не курю, но, скажем так… Я очень сильно люблю все поджигать.

- Ну что, Грей, куда теперь? – Вопросил Андрей.

- Надо бы устроить проверку нашему новому комраду.

- Значит, в Крепость? – Решил уточнить Павел, отпирая водительскую дверь автомобиля.

- В нее самую. – Подтвердил молодой лидер, присаживаясь в машину.

* * * * *

Финляндский вокзал и площадь Ленина являли собой южную границу Зоны Заражения внутри Петербурга. Далее, за площадью, текла Нева. Единственным имевшимся здесь входом внутрь периметра был контрольно-пропускной пункт на Литейном - все остальные мосты были подорваны, чтобы мутанты не проникли в незагрязненную часть города. На южном берегу реки, на самой границе набережной, возвышался огромный многоблочный забор, достигавший в высоту десяток метров. Тянущиеся на многие километры бетонные стены были покрыты слоями стали и свинца, отчего забор приобретал металлический окрас и блестел на солнце, крайне редко проглядывающем в этих покинутых местах. Каждую сотню метров располагалась небольшая надстройка – огневая точка охраны, снабженная тяжелым скорострельным пулеметом. Направленные внутрь периметра бойницы имели единственное предназначение: уничтожение любого движущегося объекта внутри их радиуса ведения огня.

Анклавцы, уже не первый год «подкармливающие» начальника местного КПП, отстегнули обычную взятку за проезд, пересекли мост и проследовали вглубь зараженных территорий. В сравнении с Гражданским проспектом, здания здесь выглядели не в пример лучше - ударная волна по большей части погасилась в пути о мириады препятствий, до сюда добрались исключительно слабые отголоски сверхмощного взрыва. Джип остановился невдалеке от вокзала, у недостроенного пятиэтажного здания среднего, по городским меркам, размера. Анклавцы вышли из автомобиля, и Андрей сразу же взялся объяснять Сергею его задачу.

- Это место мы называем Крепостью. Если ты не лжешь и действительно хочешь разобраться в причине катастрофы, добраться до истинного истока, то ты пройдешь через него. Если же нет, и твои помыслы иные, то сгинешь здесь навсегда. Таким образом, мы убедимся, можно ли тебе доверять или нет, а в худшем случае – отсеем лишнего врага.

- Рисковая затея… Но я знал, на что иду, бросая свой отряд. Обратного пути мне уже нет. Хорошо. Я сделаю то, о чем вы просите. – Высказал он грустным, сосредоточенным голосом.

В этот момент Машу передернула дрожь, она резко обняла себя за плечи и согнулась. Дориан тут же подхватил ее и приобнял, чтобы девушка не упала.

- Что с тобой, Дорогая? Неужели, так сильно?

- Да… - Тихо ответила она.

- Ладно, Сергей, иди в Крепость. Мы будем ждать тебя на крыше, в конце пути. – Произнес Фауст, подходя к Марии и Грею.

Сергей уверенным шагом отправился внутрь ничем не примечательного на первый взгляд сооружения. После удаления мужчины, дрожь постепенно прошла, и, вытирая слезы, девушка пояснила, что спровоцировало ее эмоциональный припадок: «Он не лжет… Его чувства… Глубоко личные… Его семья… Кажется, дело в его семье… Они погибли во время Взрыва – вот почему он хочет узнать, кто виноват в случившемся! Он ищет правосудия».

Как только Куприенко вошел в здание, его сразу же поглотила тьма. Снаружи входная комната казалась ему куда светлее. Бывший военный обернулся, чтобы спросить, так ли все должно быть, но прикусил язык от удивления… Позади него от пола и до потолка высилась кирпичная стена. Майор подошел к ней и проверил на ощупь: стена материальна, обычный кирпич. «Интересно, если такая чертовщина еще только вначале, что же будет дальше?» - Пронеслось у него в голове. Сергей развернулся и пошел дальше.

Комнаты на первом этаже казались одинаковыми. Из оконных проемов виднелся свет с улицы, но, против всех законов физики, он совершенно не освещал помещения - складывалось впечатление, будто бы это место поглощает его. Тени игрались с глазами и воображением майора, проскальзывая по углам. Несколько раз, завидев их, он оборачивался, чтобы убедится, не миражи ли это, но они вновь таяли, а когда Куприенко снова смотрел вперед, вся сеть коридоров и комнат оказывалась перестроенной. Крепость жила своей жизнью, неприемлемой человеческому разуму. Когда Сергей нашел лестницу и поднялся на второй этаж, он увидел дверной проем, ведущий на балкон. Выйдя на недостроенную площадку, обдуваемую ветрами, от удивления он чуть не раскрыл рот - с этого места открывался вид на внутренний двор здания, который оказался необычайно огромным. Если смотреть на Крепость сверху, то формой она была бы похожа на букву «Ш», а стоя снаружи, вместе с Анклавцами, Куприенко видел лишь одну из ее внешних стен. Но когда майор вернулся с балкона обратно в коридор, его ждал еще больший сюрприз: Сергей стоял на потолке, кверху ногами по отношению к полу…

Испугавшись, он пошатнулся и упал на колени, но продолжал находиться наверху. Хотя внутреннее чувство пространства и говорило ему, что все в порядке, мозг отказывался в это верить. От такого давления на психику, желудок опытного военнослужащего, казалось бы, привыкшего в этой жизни к самым ужасным вещам, не выдержал и опорожнился.

Вытерев рот и поднявшись на ноги, он двинулся дальше, в глубины темных коридоров, казавшихся бесконечными. Биологические часы подсказывали ему, что он бродит здесь уже несколько часов. Но стоило ли им верить? Мысли то сплетались в клубок, то взрывались, разбегаясь по уголкам его сознания. Теперь Сергей ходил не только по потолку, но и по стенам. Выйдя в следующий коридор, майор увидел на другом его конце себя самого со спины. Сам он сделал шаг вперед, а его второе «Я», синхронно, сделало то же самое. Тогда Куприенко побежал к нему, но догнать так и не смог – то его тело растворилось в стене. Бывший военный ощущал, что это место было полностью необитаемо и пусто, а вечный полумрак недостроенных помещений визуально подкреплял сей факт… Крепость явно сводила его с ума.

* * * * *

Солдаты медленно продвигались по мертвому лесу. Их отряд из четырех человек забросили к месту, находящемуся недалеко от поселка Кузьмолово. Здесь пропало уже два разведчика, поэтому им приходилось быть предельно осторожными. Листья на деревьях имели такой же коричневато-серый цвет, как и их стволы. Даже иголки сосен порыжели от химикатов, то и дело витавших в воздухе. Из соседнего куста вылезло двое кадавров, мирно спавших до тех пор, пока не почувствовали запах пота напуганных людей. Кожа у обоих сильно обвисала, местами ее даже не было, проглядывали изуродованные мышцы, а из одежды на измученных телах был разномастный военный камуфляж. Тот, что повыше, нес на шее остатки фотоаппарата, на лице у него висели очки с разбитыми стеклами, а волосы завивались темными кудряшками. Второй был гораздо ниже ростом, и держал в руке самодельный, грубо изготовленный, черный тесак. С ноги безвольно сделавшего шаг создания слез остаток изношенного берца. Бойцы, долго не думая, открыли огонь по мутировавшим местным, бронебойными пулями раскромсав их на части.

Из тени деревьев, незаметно для военных, предельно тихим шагом вышел человек в противогазе. Несколькими движениями он повалил солдат и перерезал им глотки армейским ножом. На шее одного из убиенных скрытный воин обнаружил свободно висящую на ремешке флэш-карту, срезал ее и положил себе в карман. Среди тишины мертвого осеннего леса прозвучал приглушенный системой фильтрации смешок. Судя по погонам, убивший четырех бойцов человек был капитаном. На его форме красовался самодельный шеврон с пятиугольной звездой, замкнутой в четырех уголках, а чуть пониже нее было вышито прозвище: «Волк».

* * * * *

На третьем этаже Сергей обнаружил две пустые лифтовые шахты. Держась за стенку, он аккуратно наклонился в одну из них, чтобы осмотреть. И снизу, и сверху стоял одинаковый мрак, хотя, учитывая не завершенную конструкцию строения, наверху должно было быть видно затянутое серыми тучами небо. Майор подобрал с пола осколок кирпича и бросил его вниз. Последующее событие окончательно выбило Куприенко из колеи: камень, растворившийся в темноте, вылетел откуда-то сверху, и снова продолжил свободное падение. Сергей наблюдал за повторением этого парадокса до тех пор, пока у него снова не защекотало в животе. Совершенно ничего не понимая, он отошел от шахты и продолжил искать выход.

Из одного из закоулков безумного кирпичного лабиринта на него накинулся пес-мутант, но Куприенко уже было наплевать. «А вот и он, час моей смерти» - Равнодушно подумал дезертировавший военный. Как только тварь подлетела к нему, нравясь уцепится в глотку, она тут же растаяла, расходясь тенями по окрестным углам. Через несколько этажей этого выкручивающего разум Чистилища, перед ним предстала деревянная дверь. Обессилевший майор дернул ручку на себя и в очередной раз обомлел.

Внутри была комната его дочки. Яркие разноцветные обои, рисунки на стене, паркетный пол, телевизор, шкаф, тумбочка, кровать в углу… а перед наполовину занавешенным окном стояла шестилетняя девочка в пижаме.

- Сонечка… - Шепотом промолвил Сергей.

- Папа! Ты вернулся! – Радостно вскрикнула обернувшаяся на него девчушка.

- Сонечка… - Повторил он, в который раз не веря своим глазам.

- Папа! Ты должен помочь им, слышишь? Они хорошие люди! Они смогут все исправить!

Куприенко сделал шаг вперед, собираясь уже обнять дочку, но в этот момент его ослепила мощная вспышка из окна. Тело майора окутал страшный жар. Огонь в секунду расплавил стекло, ворвался в комнату и начал быстро пожирать все вокруг. Его дочь сгорала в огненной гиене прямо у него на глазах.

- Помоги им! – Выкрикнув последние слова, Сонечка рассыпалась пеплом.

В этот момент изжигающий свет стал еще сильнее, Сергей закрыл лицо рукой и… жар спал. Все прекратилось.

Он стоял один посреди пустой кирпичной комнаты, двери позади него не было, лишь голый проем. Армеец изменился. Наконец пережив тот кошмарный день, душа его успокоилась. Теперь майор точно знал: он поможет Анклавцам, сделает все, чтобы уничтожить этих тварей, ублюдков, мразей, погубивших беззащитную маленькую девочку, его жену и еще десятки тысяч ни в чем не повинных людей… Даже если ему придется заплатить за это своей жизнью.

Тьма рассеялась, свет, наконец, стал проникать в окна. Сергей шел вперед, к последней лестнице, ведущей на крышу. Теперь он ступал по обычной недостроенной заброшке, пускай и довольно большого размера. Он прошел испытание Крепостью.

Наверху, как и обещали, его ждали Анклавцы. Увидев поднимающегося майора, Андрей шагнул ему навстречу.

- Поздравляю. Ты сделал это. Отныне ты честен сам с собой и знаешь, что делать дальше. Все увиденное тобой внутри касается только тебя одного.

- Можно вопрос?

- Конечно, задавай.

- Те, кто не прошли испытание… Что с ними сталось?

- Неизвестно. Крепость поглотила их.

- Что это вообще за место? Почему в нем столько чертовщины?

- Мы сами точно не знаем, - Ответил Дориан, - Похоже, что пространство здесь полностью изломалось, смешивая воедино различные места и события.

- Я так понимаю, это произошло после катастрофы?

- Самое забавное, что некоторые странности, связанные с потерей ориентации внутри здания и пропажей людей в нем, отмечались здесь еще до две тысячи девятого, а Взрыв словно… усугубил их. Даже мутанты обходят Крепость стороной.

- Ясно. Что от меня требуется теперь?

- Сейчас мы поедем на нашу главную базу, узнаем как там вообще обстановка, а потом, если все в порядке, отправимся искать твой бункер… Да, и кстати, Сергей… Добро пожаловать в Анклав! – Максим повторно протянул ему руку.

* * * * *

Зараженные территории образовывали кольцо вокруг ГИБХа и Северной ТЭЦ. В южной части находился Санкт-Петербург - сектора с кодом «А», а на севере населенные пункты Мистолово, Бугры, Энколово и Кузьмолово - сектора с кодом «В». Сам Центр зараженных земель обретался между железнодорожными станциями Капитолово и Лаврики, на которых и находились два главных объекта - эти сектора носили маркировку «Б», они не прослеживались со спутников, отправляющиеся туда вертолеты и беспилотники теряли управление еще на подлете, а все пешие группы, пытавшиеся в них проникнуть, бесследно пропадали. Единственным способом попасть из южных секторов в северные, была дорога от станции метро «Проспект Просвещения», широкой дугой огибающая Центр, и проходящая через все северные поселки, вплоть до Кузьмолово, куда и лежал путь Анклавцев.

Здесь, на севере, тварей было куда больше, чем в городе. Если в Калининском районе Петербурга еще жили люди, то в этих, ставших дикими, краях их практически не было. Изредка попадались одиночные выживальщики-мародеры, рыскающие по опустелым домам и брошенным военным базам в поисках наживы и средств к существованию.

Черный «Patriot» несся по шоссе, выжимая максимум из своего движка. Чем быстрее Анклавцы доедут до поселка, тем меньше у них шансов наткнуться на мутантов, коих не только в количестве, но и в разновидностях тут было значительно больше.

Сергей сидел, прижавшись к окну – чтобы влезть в джип Павла впятером им пришлось потесниться. Хозяин был за рулем своего автомобиля, Фауст на переднем сиденье, Дориан сзади, на оружейном ящике, лейтенант Смокер у него на коленях, а правее их двоих и сам майор. Куприенко всю дорогу рассматривал промелькивающие омертвелые пейзажи и в мыслях рассуждал о человеческой глупости.

Изначально, когда люди только стали зарождаться на Земле, планета была чиста и девственна. Повсюду царили баланс и гармония. Обретя технологии и силу, человек возгордился, посчитал себя высшим существом и стал пренебрегать планетой. Людям стало наплевать не только на окружающую их среду, но и даже друг на друга.

В окне незаметно проскочил железнодорожный переезд, а за ним начали мелькать и полуразрушенные кузьмоловские пятиэтажки. Выехав на окраину поселка, автомобиль стал медленно лавировать между заброшенными огородами и сарайчиками. Впереди, перед сосновым лесом, показалась штаб-квартира Анклава.

Когда-то давно, еще до катастрофы, на этом участке стоял небольшой косой домик с частично вделанным в холм чердаком и прорытым внутрь него подвалом. Как оказалось, подземный спуск вел в убежище, предназначавшееся для укрытия гражданских лиц в случае ядерной войны. За прошедшие четыре года, Анклав сделал из него настоящую неприступную цитадель. Вокруг участка возвели кирпичный забор, сверху обтянутый колючей проволокой типа «ласточкин хвост», а старый дом был разобран и на его месте красовался небольшой, хорошо укрепленный вход в подземный многокомнатный бункер. Сверху, над входом, возвышалась над остальными строениями кирпичная вышка дозорного, с торчащим изнутри пулеметным стволом. Внутри забора также находились гараж с мастерской и крупная самодельная вертолетная площадка, на которой стояла гордость Анклава – их личный воздушный транспорт. Хаба, таковым было прозвище одного из основателей организации, превратил обнаруженный в одной из разведывательных ходок конвертоплан в настоящего монстра. Поврежденные места в каркасе летательного аппарата заварили листами черной стали, а из вооружения на их способное к полету чудо установили два роторных пулемета. Конвертопланы серии В-23 «Skopa» были произведены в США по прямому заказу Пентагона ограниченной партией в сотню единиц, и каким образом одна из них оказалась на территории Зоны Заражения не знали даже ее нынешние обладатели. Анклавская разведгруппа обнаружила чуть поврежденную машину на всеволожском испытательном полигоне, стоящей посреди лесной опушки Собачей Пустоши. Никаких следов падения, включая хотя бы полосы примятой травы или поломанных деревьев, не было, как не было и тел бывшего экипажа… А вот экипировка в салоне присутствовала в полном составе, за исключением одного парашюта, который должен был находиться прямо рядом с задним выходом. Прорабатывая возможные версии произошедшего, Советники пришли к выводу, что парашют никак не мог быть использован в экстренной ситуации пилотом, сидящим в кабине – им мог воспользоваться только некто, находившийся в задней части транспортного отсека, что лишь ввело их в еще большее недоуменнее, заставив отложить размышления на эту тему до тех пор, пока не будут найдены новые факты, связанные с загадочной историей конвертоплана, про которую со временем забыли из-за более важных проблем.

Камера, стоявшая на воротах, засекла джип еще при приближении, и металлические створы, с гудением, начали открываться. Руш сразу же завернул в гараж, не решившись вновь оставлять машину под открытым небом. Ворота закрылись, как только автомобиль въехал на территорию базы. Анклавцы покинули гараж и подошли к входу под землю. Перед ними стояла герметичная дверь, с нарисованной на ней пятиугольной звездой, скованной четырьмя уголками, символом Анклава. Гермодверь заскрипела и начала уезжать внутрь стены, обнажая спуск в убежище.

- Добро пожаловать в Лесной Дом. – Объявил Дориан Грей для Куприенко, после чего все двинулись вниз по ступенькам.

Стены бункера были сделаны из нержавеющей стали и свинца, так что любая радиация его обитателям была не страшна. Помимо этого, здесь имелась мощная система фильтрации воздуха и воды, лишний раз оберегающая жителей этого убежища от проникновения зараженной пыли и токсичных веществ. Лесной Дом был разделен на тринадцать частей: четыре жилых комнаты, кухня, душевая, два туалета, лаборатория, компьютерный зал, арсенал, и главная комната. Также, от основного бункера шел небольшой тоннель, который связывал его с мастерской. Из динамиков одного из помещений приглушенно поигрывала тихая лирическая песня, исполняющаяся вокалисткой на английском. Сергей несколько раз слышал ее, но из-за плохого знания английского языка не понимал слова. А вот сам мотив трека, по его мнению, отлично подходил под атмосферу Лесного Дома - последнего оплота цивилизации в этих губительных местах, созданных человеком.

Вернувшихся домой Советников встречали остальные Анклавцы. По такому случаю все собрались в главном зале. Большинство стен помещений, за исключением личных покоев, были выкрашены в светло-зеленую краску. Мягкие флуоресцентные лампы дневного света, висевшие на потолке, не ослепляли, давая при этом отличный уровень освещения. За длинным столом разместился весь Анклав. Куприенко познакомился с теми, кого видел впервые.

Первой из них оказалась Полина – низкого роста длинноволосая готесса-неформалка, с довольно большим бюстом, одетая во все черное и с такого же цвета макияжем. Она занималась научной деятельностью в Анклаве: изучала причины мутации животных и людей, производила опыты и была коллегой Дориана в этих вопросах. Так же, Полина отлично готовила, поэтому чаще всех дежурила по кухне. Анклавцы всегда радовались, когда наступал ее черед стряпать. Поскольку она практически не участвовала в полевых выходах, то и имение оперативного прозвища считала не нужным. Следующим был Волков Алексей, ее парень. Как майор узнал, Волк присоединился к организации уже после катастрофы, быстро сумев найти применение своим выдающимся способностям, оказавшись непревзойденным разведчиком. Выполнив несколько заданий, он молниеносно дорос до звания капитана и осуществлял командование разведгруппой, хотя в целом отдавал предпочтение работе в одиночку. Про Хабу Куприенко рассказали еще по дороге сюда – он был мастером на все руки и мог собрать и починить все, что угодно. Влад, наравне с Рушем и Греем, был одним из трех людей, основавших Анклав, но через некоторое время он решил отойти на задний план, не захотев влезать в глобальные проблемы руководства, и его место в Совете занял Фауст. Еще Хаба умел управлять любым средством передвижения, начиная от мотоцикла и заканчивая отремонтированным им самим конвертопланом. Влад жил прямо в мастерской, там он имел собственное койко-место, да и вообще гараж считался его территорией.

Больше всего Сергей удивился внешнему виду Ахмеда – своей полнотой он контрастировал с остальными парнями, и, как и Полина, почти никогда не покидал Лесной Дом. Зато его внешность компенсировали математический склад ума и огромные познания в области высоких технологий и компьютеров. Настоящим же его именем было Михаил, а происхождение столь необычного прозвища он предпочел оставить без комментариев. Ахмед был первоклассным хакером и мог взломать все, что только использовало за основу программный код. Он отвечал за всю электронику в бункере, следил через Интернет за событиями, происходившими в мире, а также был «всевидящем оком» Лесного Дома – наблюдал за округой через установленные по периметру видеокамеры. Все время, за редкими исключениями, Ахмед проводил в компьютерном зале, там же он и ночевал, два года назад упросив Анклавцев разместить в нем свою кровать.

Последними оказались Таня и Валя – сестры, родившиеся в один день, но совершенно не похожие друг на друга внешне. Татьяна, теска Андреевой жены, была принята в организацию по воле Руша, являясь его второй половинкой, а Валентина не захотела эвакуироваться из Зоны Заражения без своей сестры. До катастрофы, обе они, вместе с Машей, играли в собственной малоизвестной музыкальной группе.

Собственно, «небольшой отдых», как выразился Дориан, свелся к тому, что все Анклавцы, рассевшись за накрытым в главном зале столом, напились и стали травить друг другу разные байки и анекдоты, бешено гогоча над самими собой. Андрей, переборщив с вином и сушеными кальмарами, большую часть времени провел в туалете. Макс и Маша, забывшие о всяких мерах приличия, постоянно целовались и обнимались, не обращая ни на кого внимания. Ахмед выпил почти всю водку и, немного побуянив, завалился спать. Таня, несколько дней не видевшая своего ненаглядного, незаметно для остальных утащила его в их личные апартаменты, чему сам Павел был только рад. Полина с Волком, обнявшись, сидели в углу комнаты, что-то тихо нашептывая друг другу и также посмеиваясь над общими шутками.

Именно сейчас Сергей понял, что, несмотря на завидную мудрость многих из них, которая к некоторым людям не приходит и к закату жизни, все они не растеряли огонь юности, свойственный их возрасту. Судьба отняла у них беззаботную молодость, но взамен наградила разумом, стойкостью и стремлением к своим целям. Зрелый майор, прошедший не один вооруженный конфликт, до этого ощущавший себя перед ними чуть ли не шкетом, наконец, осознал их секрет: здесь, под защитой родных стен, они были обычной молодежью, наслаждавшейся жизнью, но там, за толстой свинцовой гермодверью бункера, среди безумных опасностей внешнего мира, они снова становились собранными, готовыми пожертвовать своими жизнями во благо других Анклавцами.

Наутро, впервые за последние дни отдохнувший, Верховный Совет собрался в компьютерном зале. Помимо верхушек Анклава, на нем, по определенным причинам, также присутствовали Куприенко, Полина и Волк. Алексей вышел вперед с докладом о проделанной работе.

- Вчера, во время патрулирования восточных границ полигона, я наткнулся на группу из четверых военных.

- Положил их? – Сразу же спросил Грей.

- Конечно, Полковник, обижаешь… Сигнал на базу послать никто не успел.

- Если я не ошибаюсь, то вояки уже потеряли двух своих разведчиков в том районе. На кой им посылать туда еще четверых бойцов?

- Они двигались в сторону поселка, Макс.

- Чушь! Поселок мертв. Военные не суются туда с момента эвакуации.

- Я смог подслушать часть их переговоров. Солдаты были напуганы тем, что их отправили туда. Плюс, они целиком разрядили свои обоймы в каких-то двух тупых нелюдей, подняв шум на весь лес. Это была не обычная разведгруппа.

- Тогда, что они там делали?

- У командира их отряда я обнаружил флэшку…

Волк подошел к компьютеру и вставил носитель данных в USB-порт. На карте памяти содержался только один текстовый файл. Анклавец дважды кликнул по нему курсором мыши и на мониторе появился текст:

«СЗ-3: 178-84-76. Код доступа: 2537»

- Шо эт за хрень? – Спросил Фауст, ни к кому конкретно не обращаясь.

- Все ясно. Это был отряд с нашей базы… – Все присутствующие удивленно обернулись на говорящего Сергея, - Копаясь в архивах, я нашел упоминания о некоем законсервированном бункере, не таком, как ваш, не гражданской обороны. Насколько я помню, он находится где-то в районе этого населенного пункта. «Эс-Зэ-Три» обозначает «Северо-Западная Зона Заражения», далее идет зашифрованный код координат объекта, ну а за ним, собственно, и код доступа к входной двери. Стандартная маркировка нашего отдела.

- Ты разбираешься в алгоритме шифровки ваших координат или мне звать Ахмеда? – С шутливым вызовом в голосе спросил Максим.

- Естественно разбираюсь, ведь я предложил руководству использовать этот алгоритм. – Улыбаясь, ответил Куприенко, - У вас есть карта поселка?

Волк, стоявший ближе всех к компьютеру, свернул окно текстового файла и вывел на экран карту Кузьмолово с обозначениями.

Майор подошел к столу, несколько секунд подумал, и указал пальцем в монитор.

- Это здесь.

- Охренеть! – Удивленно возгласил Руш, - Макс, помнишь? Это около гаражей! Мы еще гадали, что это за ровные холмики, с выходящей наверх вентиляцией… Да мы мимо них пробегали, когда Андрей проходил свое испытание на Советника! Ты тогда охранную собаку силой кирпича… то есть, силой мысли остановил.

- Да уж… Столько лет прожили в поселке, и даже не знали, что у нас под боком… Тем не менее, это не объясняет причины того, почему ваши, - Дориан кивнул в сторону бывшего армейца, - Послали туда всего четырех человек, да еще и именно сейчас.

- Значит, штабу срочно потребовалось попасть туда. – Ответил майор.

- Это же самоубийство! Понимаешь, Сергей… Вскоре после взрыва, Кузьмолово стало схоже с Крепостью, только, в отличие от нее, никто из ступивших на улицы поселка назад уже не возвращался.

- Знаешь, Грей, я думаю, командование не стало бы просто так посылать наших бойцов в самое пекло. Похоже, основные их силы подготавливаются к чему-то другому, более важному, вот и выделили маленький отрядик. Сам говоришь, наши не появлялись там с момента катастрофы, так откуда же им тогда точно знать, что конкретно там происходит?

- Хорошо… с этой проблемой мы, пока, более-менее, разъяснили… - Продолжил Лидер Анклава, - Теперь ты, Полина… Что с исследованиями?

- Я изучила несколько тел собак и кадавров. Между словом… благодарю за новое оборудование, Андрей, оно нам сильно помогло… Так вот: такие мутации организмов не могли произойти только из-за радиации или химических веществ. Я думаю, здесь поработал некий генетический вирусный модификатор… Скорее всего, он попал в атмосферу во время взрыва на ГИБХе. Но даже если учесть реальность этого фактора, здесь есть что-то еще, более сложное, в чем я пока не разобралась. Возьмем, к примеру, кадавров – они ведь не мертвецы, как считают местные, просто сильно мутировавшие люди, с нарушенным действием центральной нервной системы и отсутствующим болевым порогом… Проще говоря, эти бедняги думают своим желудком, напрочь позабыв об инстинктах самосохранения. Или Колоссы – их гуманоидная внешность неоспорима, но совершенно не понятно, как человек мог мутировать в такое. Почему некоторые люди превратились в монстров, а некоторые, вроде нас - нет? На этот вопрос я не могу выдать хоть какой-нибудь стоящий ответ.

- Понятно. Хочешь сказать, что на ГИБХе штамповали вирусы, модифицирующие ДНК живых организмов, а во время аварии произошел их выброс в атмосферу?

- Макс, это только гипотеза… Я почти убеждена, что столь сильные изменения затронули даже молекулярную структуру клеток… К тому же, мы имеем жестко ограниченное количество видов и некую корреляцию на генном уровне… Будь я менее рациональной, то вообще предположила бы, что все они были сотканы воображением одного безумца… Поэтому, не факт, что мои представления единственно верные.

- Погоди. Извиняюсь, что перебиваю, - Сказал Куприенко, - Но кто такие Колоссы? Никогда раньше о них не слышал.

- Ты первый раз в северных секторах, не так ли? Колоссами я нарекла вид огромных мутантов, ростом с два этажа. Интеллект у них минимален, зато запредельно развита мускулатура, кости увеличены в размерах, а кожа, почти всегда, пепельно-серого цвета, чем они напоминают мне греческий памятник. – Пояснила Готесса.

- Кстати, возможно, твоя эта гипотеза – правда. Те документы, про которые я говорил… В нескольких из них, полученных совершенно из разных мест, есть ссылки на многоуровневою подземную лабораторию под Институтом. Тот городской бункер, в который я хочу вас отвести, должен был проводить мониторинг некоторых систем этого комплекса, вроде удаленной станции наблюдения, на случай, если что-то пойдет не так.

- Неужели, у нас начинает проявляться картина реальных событий катастрофы… Это превосходно! – Оценил Дориан радостным голосом, - Вполне возможно, станций слежения несколько, в разных местах вокруг центральной лаборатории, а кузьмоловский бункер может являться как раз одной из них.

- Вы обязаны туда отправиться, Макс. Если это действительно так, то внутри вы найдете недостающую нам информа… - Полина не успела закончить, ее прервала внезапно появившаяся Маша.

- Я иду с вами.

- Любимая, это слишком опасно…

- Дориан Грей, позволю себе напомнить: характеры у нас с тобой одинаковые, и ты знаешь, что не сможешь меня отговорить. – Самодовольным голосом парировала она ответ своего парня, - Я буду нужна вам там, смогу почувствовать то, что будет скрыто от остальных.

В зале, на минуту, повисла тишина.

- Эх-х… ладно. Ты идешь.

Смокер подлетела к Максиму, обняла его за шею и крепко поцеловала в губы. Майора сильно удивило то, что глава Анклава, доселе непоколебимый, проявил такое отношение к своей девушке и, фактически, преклонился перед ее волей, даже не сделав выговор за проникновение на Совет, на который ее официально не приглашали.

- Так, вот только не начинайте сосаться посреди собрания… Не портите наш имидж перед Сергеем. – Недовольно буркнул Руш.

- Ничего. Все в порядке, я их понимаю. – С улыбкой ответил майор.

- Замечательно, он еще и на их стороне… - Продолжил негодовать Павел, разведя руками в стороны.

- Руш, кончай хренью страдать. – Фауст легонько толкнул друга плечом.

- Ладно, ладно… Я понял... Итак, Макс, когда мы туда выдвигаемся?

- Вы с нами не идете. – Твердо заявил Грей.

- Это еще почему? – Удивился подполковник.

- Ты знаешь, насколько эта затея опасна. Если бы в этом не было крайней необходимости, я бы сам ни за что туда не пошел и никого бы не пустил. В худшем случае… ты же понимаешь… потеря одного Советника – это не то же самое, что и потеря всего Совета. Вы двое обязаны остаться здесь.

- Ты чертов ублюдок, ясно тебе? Всегда все самое интересное себе прибираешь! – С наигранной обидой ответил Фауст, таким оригинальным образом высказывая свое согласие.

- В другой раз, Андрей. С Машкой должен идти я, а ее способность… она действительно может пригодиться в поселке.

- Ну, так возьми с собой еще и Волка! Или, может, весь его разведотряд из Прометея отозвать?... – Не отставал Руш.

- Нет! Нельзя идти большой группой, не стоит лишний раз рисковать людьми, когда у нас на носу неизвестно что! Со мной пойдет Сергей, он опытнее нас в плане боевой подготовки и уже посещал сооружения подобного типа, сможет найти там нужную нам информацию.

- Погодите, – Опять всплыл майор, - Я, конечно, согласен, но прежде, чем мы пойдем наружу, у меня есть несколько вопросов…

- Не, ну если наш доблестный лидер когда-нибудь вытащит язык изо рта своей девушки… Да-да, знаю, заткнулся. – Сам остепенил себя Павел.

На лицах Анклавцев снова проступили улыбки. Дориан завершил целовать свою пассию, облизнул губы и задал встречный вопрос.

- Что конкретно тебя интересует?

- Ты говоришь, что Мария может нам помочь, но каким конкретно образом?

- Маша всегда отлично разбиралась в характерах людей, умела найти подход практически к каждому, чем сильно сопутствовала нам в приеме новых кадров… - Начал пояснять Верховный Советник, с любовью глядя на девушку, - Но после катастрофы она стала настоящим Эмпатом. Взрыв каким-то образом затронул ее эмоциональные и психологические особенности, усилил социальное восприятие, выводя его на экстрасенсорный уровень.

- Насколько я знаю, подобные люди легко травмируемы и в значительной степени асоциальны из-за постоянных переживаний…

- Многие, но не все. Она прекрасно умеет контролировать и использовать этот талант, разрушительно же он действует на личность, лишь становясь бесконтрольным. Как и военные, Анклав в точности не знает, что именно происходит в нашем родном поселке, а Машка сможет интуитивно почувствовать не осознаваемое для нас с тобой.

- Значит, как и в случае с Крепостью, у твоей девушки также имелся… некий задаток, из которого уже после Взрыва проявилась аномалия, верно?

- Верно. Мы сами не раз рассуждали о подобных совпадениях, но для подтверждения наших теорий нам нужно более детально разобраться в причине образования Зоны Заражения. – Прокомментировала Мария.

- Ясно… В таком случае, поведайте мне об этом Ордене Хранителей Смерти.

- ОХС – это крупная, хорошо законспирированная организация, довольно влиятельная во многих сферах. – Ответил Руш.

- Ну, судя по тому случаю с конфискацией документов прямо с моей базы, в масштабах их влияния не следует сомневаться… Учитывая специфику деятельности и строгую секретность, какой-нибудь левый министр не смог бы даже попасть в наш отдел, не говоря уже о запугивании моего бывшего начальника.

- В настоящий момент эти ребята приближены к верхам нашей страны, но нет никаких оснований предполагать, что они работают на государство. Скорее, наоборот. Мы даже нашли некоторые свидетельства того, что Орден имеет широкую агентурную сеть на международной арене. – Продолжил рассказ подполковник.

- Происки Запада?

- Маловероятно. Все нити появления ОХС сходятся на Санкт-Петербурге, а самым примечательным в этой ситуации является следующий факт: мы не обнаружили ни одной зацепки, хотя бы косвенно указывающей на существование Ордена до катастрофы, он появился сразу после Взрыва и удивительными темпами разросся за четыре прошедших года. Мы считаем, что именно Хранители Смерти ответственны за все произошедшее, а твоя информация о лабораториях подкрепляет эту версию.

- В этом действительно есть смысл… А об их внутреннем устройстве вам что-нибудь известно?

- Очень малое… – Ответил Андрей вместо своего товарища, - Как нам совсем недавно удалось выяснить, у Ордена есть лидер, в котором сами Хранители видят чуть ли не живого бога, но о том, кто он такой и где находится нам ничего не известно.

- Все это крайне любопытно… - Сергей на несколько секунд задумался, решаясь задать новый вопрос, - Вы обещали рассказать о себе больше, если я заслужу ваше доверие… Ваш символ мне очень интересен. Подобных ему я никогда не встречал. Что он обозначает?

- Давайте я ему объясню… - Фауст выступил чуть вперед, - Эта пятиконечная звезда именуется Звездой Единства, она символизирует равенство и взаимосвязь пяти первоэлементов, пяти Стихий, пяти изначальных состояний вещества…

Официальный сайт трилогии:

http://enclavebook23.ucoz.ru/

Официальная группа ВКонтакте:

http://vk.com/enclavebook23

Ваша оценка: None Средний балл: 5.9 / голосов: 7

Быстрый вход