Сумрак. Глава 2. Побег из дома. Часть 2.

Сумарокову не оставалось ничего другого. Взяв пистолет двумя руками, он выстрелил в спину наемнику, когда тот уже схватился за рукоятку своего оружия. Лазерный луч попал точно между лопаток. Моментально перегретая кожа лопнула, и оттуда брызнула вскипевшая кровь. Луч не доходил до такой мощности, чтобы сразу выжигать в человеке дыру, как у более мощного двуручного оружия, но все же оставил жуткую рану с обожженными краями, обнажив даже часть позвоночника. Наемник с полным боли криком свалился на пол, вытянувшись в последней предсмертной судороге. Он умер секунду спустя, наверное, от болевого шока.

До Александра даже сразу не дошло, что именно сделал. Только когда, наконец, в его сознание пробились картины хлещущей из раны крови и скрюченного тела, все-таки сообразил, что только что убил человека. Самого настоящего живого человека, не противника в виртуальной игре, а состоящего из плоти и крови, и изменить уже ничего нельзя. Моментально накативший ужас от совершенного поступка вымел из головы вообще все, заставив отбросить лазерный пистолет как руку прокаженного.

- Кто здесь стрелял? – в спину ему влетел Ржавый, сбив с ног весом своего тела, - Какого черта здесь надо было стрелять?! – только потом, поверх Александра увидев мертвое тело, сообразил, что произошло, - Третий? Черт, надо было о нем догадаться! А ты вставай на ноги! – левой рукой он подцепил Александра за шкирку и поднял с пола как котенка. Экзоскелет давал ему невероятную силу, позволяя таскать людей так, словно весили всего пару килограмм, - Твоя дель?

- Я его убил, черт возьми! – вспылил Александр, возмущенный тем, что пират никак не может понять его трагизм в случившемся, - Я убил живого человека! Ты это вообще можешь понять?

- Понял! Поздравляю с первой зарубкой! – рявкнул Ржавый ему прямо в лицо, - Только сделаешь ее потом, нам некогда. Наше окошко схлопывается быстрее, чем портовая девка под моряком. Вот здесь нужные координаты, - сунул ему в руки флеш данных, - Заводи эту шаланду, мать твою за ноги! Давай делай уже хоть что-нибудь!

Под его непрерывным ором и ругательствами Сумароков снова взял себя в руки. Сейчас действительно не было времени ни о чем волноваться, надо было убираться отсюда, а предаваться самобичеванию можно и потом, когда окажутся в безопасности. Перешагнув через распростертое на полу тело, он зашел в кабину «Антана». Во второй раз в жизни в нее забирался, причем в первый тогда, когда принимал его от адвокатов, передающих имущество в соответствии с последней волей покойного. Еще не успел запомнить весь пульт, но сейчас это не было необходимым. Все корабли гуманоидных рас строились, в принципе, по одному типу, и с первого взгляда опытный пилот мог понять, как запустить корабль в воздух и удержать его от моментального падения. Сев в кресло, он нашел нужные штекеры с правой стороны кресла и быстро подсоединил их к разъемам в основании черепа. Легкий электрический разряд, прошедший через позвоночник, подтвердил, что началась синхронизация с системами корабля. Получив первый сигнал биотоков пилота, активировался пульт управления, постепенно включая все панели и шкалы показателей, начав с первостепенных и следом подключая менее значимые.

Надев на голову шлем, Александр первым делом включил голограммный внутренний экран. На визоре шлема отразилась трехмерная картинка окружения, с наложениями линий сканирования датчиками корабля.

- Система ЦЕФ активирована, - сообщил механический голос, когда пальцы пилота побежали по клавишам, запуская на разогрев основные системы корабля, - Интерфейс активирован. Готовность к старту восемьдесят пять процентов. Внутренняя корабельная связь активирована.

- Ржавый! – вызвал Александр, пытаясь его нащупать внутри корабля. Биолокатор совсем вышел из строя, показывая одни только размытые помехи, - Ржавый, ты слышишь меня?

- Да, черт тебя дери! – наконец, перебиваемый помехами, ответил пират, судя по загоревшейся лампочке, по коммуникатору трюма, - Почему мы все еще на земле?

- Николай вернулся? – спросил Сумароков, запуская на прогрев двигатели подъемной тяги, - Он уже на борту или еще нет? Без него мы никуда не полетим!

- Здесь я! – ответил Николай, - Слушай, видеодисплей тут не работает, кто-то когда-то по нему очень хорошо долбанул чем-то тяжелым. Поднимай нас в воздух, пока охранники не пронюхали, что мы без разрешения корабль выводим.

- Давай сюда, в кабину, мне нужен второй пилот! – рявкнул Александр, - Тут столько всего, у меня просто рук не хватает!

- Подъемная тяга набрана, корабль готов к взлету, - доложил ЦЕФ тем же спокойным голосом, что и прежде. Искусственный интеллект кораблей понятия не имел об эмоциях и только сообщал пилоту необходимую информацию.

- Закрываю трюм, - пояснил Александр, активировав герметизацию корабля. Со скрипом давно не смазанных подвижных частей трап поднялся и с шипением закрыл весь проход, встав в нужные стыки. Почти сразу же выдвинулись мельмитоловые блокираторы, перекрыв все щели и герметизируя трюм.

- Есть! – радостно завизжал Ржавый, когда корабль оторвался от пола ангара, - Мы взлетаем! Прощай, вонючая помойка, мы летим туда, где настоящая жизнь!

Александр как раз выводил «Антан» из трюма, когда в кабину ввалился Николай с еще шальным взглядом после всей беготни. Кивнув своему товарищу, уселся в соседнее кресло и тоже подключился к кораблю.

- Второй пилот занял свое место, - бесцветным голос подтвердил ЦЕФ, - Перевожу вторичные системы на пульт второго пилота. Перезагрузка вторичной базы.

- Беру управление лазерными орудиями, - сказал Николай, переключаясь на вооружение корабля. Пульт вспыхнул красным, и на толстом кристалите стекла кабины перед вторым пилотом проявилось изображение, передаваемое с камер на орудиях. Николай пустил проверку боеготовности всего «Антана», и изображение с камер менялось, переключаясь от одного к другому. Не смотря на свое назначение как грузовой транспорт, «Антан» был неплохо вооружен, снабженный восемью установками для ведения оборонительного огня по всему периметру. Эту модель разрабатывали для одиночных перелетов, когда не стоит ждать помощи от кораблей сопровождения, и должен быть способен ответить любому нападавшему, мутанту или другому кораблю, чтобы безопасно добраться до точки назначения.

- Зачем тебе боевые системы?! – возмутился Александр, - В кого ты собрался стрелять! Нас никто не преследует!

- Пока нет, - ответил второй пилот, запуская силовые щиты, - Пока еще, черт возьми, нет! Только это ненадолго. Ты знаешь, что наш с тобой пират устроил? Мало того, что мы сейчас тащим на горбу двух пленных наемников, так этот кусок ходячего металлолома еще и вырезал комнату охраны, как сейчас мне похвастался, прежде чем отправиться к нам на встречу в ангар. Потому никто и не поднял тревоги, когда мы вернули себе «Антан». Некому было поднимать! Охранники сидели перед мониторами с перерезанными глотками! Черт его побери, сам же говорил вести тише, а в итоге оставил за нами такой кровавый след, что по нему на лодке можно сплавляться!

- Силовые щиты активированы, - доложил ЦЕФ, - корабль входит в зону повышенной воздушной опасности. Предложение перевести часть энергии вооружения на силовые щиты. Приоритет сохранения целостности корпуса.

Остров, на котором находился анклав, находился в той части пространства, которые картографы называли Пояс Семириды. Огромная, но слабая гравитационная аномалия, возможно, связанная с обширными залежами железа и палладия на островах Пояса, закручивала здесь магнитную петлю диаметром в несколько тысяч километров, куда затягивались всевозможные осколки, астероиды, мелкие скопления метеоритов и дрейфующих россыпей почти со всего сектора. Петля вытягивалась в сторону кладбища, видно, из-за нарушения магнитного поля искажениями пространства в тех местах. Как бы там ни было, именно из-за Пояса Семириды их анклав ныне находился в стороне от торговых путей. Там слишком сложная навигация, а крупным кораблям там вообще негде развернуться. Когда-то Пояс активно пытались заселить, во многом из-за возможности вести разработки железа, но все попытки одна за другой терпели неудачу. Намного легче было сдвинуть торговые пути в сторону дальних, но более безопасных для добычи залежей. Такие вот небольшие анклавы, как тот, с которого только что вырвались, единственное, что осталось в итоге. Многие же поселения вообще оказались пустующими и постепенно были заброшены. В Поясе еще можно было увидеть развалины огромных добывающих комплексов и даже целых автоматических заводов по выплавке руды, но теперь это были лишь места обитания мутантов или немногочисленных дикарей.

- Ты хочешь сказать, что нас будут преследовать? – спросил Александр, корректируя с помощь компьютерной обработки путь до ближайшей точки выхода в прыжок, - Черт, Коль, это Пояс, а не Марсовы пустоши. Если по нам будут стрелять, то придется маневрировать, а с теми поворотными двигателями и стабилизаторами, что сейчас на корабле, мы точно во что-нибудь врежемся!

- Расчетное время до пространственного прыжка двенадцать минут, - доложил ЦЕФ, но теперь Александру показалось, что он издевается. За двенадцать минут можно подготовить и запустить в воздух легкий одноместный «Фаэтон», истребитель активной защиты, без своих прыжковых двигателей, но очень быстрый. Он моментально нагонит относительно тихоходный «Антан» и не оставит на нем живого места. Защитные щиты, и так нагруженные перехватом мелких обломков, которыми кишело окружающее небо, долго не выдержат обстрела из лазерных орудий.

- И что тогда предлагаешь делать? – горько усмехнулся Николай, - отключить все системы и спокойно вернуться назад, чтобы больше никого не беспокоить нашими поисками? Они же нас теперь все равно на кусочки порежут! Мы вне закона теперь дома. Ничем не лучше Ржавого, который сейчас сидит в трюме с наемниками. Помнишь, что он сказал? Обратно пути у нас уже не будет. Остается только вперед.

- Корабль входит в зону турбулентности, пожалуйста, закрепите все подвижные объекты, - сообщил ЦЕФ, сопровождая слова засечкой на радаре.

- Держись, - велел Александр, - Сейчас будет трясти. Беру управление на себя.

Моментально возникавшие и так же быстро исчезавшие вихри и смерчи были обычным явлением для Пояса Семириды, тоже результаты гравитационной аномалии. Возникшие словно из неоткуда порывы ветра подхватили «Антан» как легкую бумажку, закрутив в столбе быстро набиравшего скорость циклона. Александру, не смотря на неопытность в вождении подобной машины, удалось удержать его в воздухе и ни во что не врезаться, но от курса все-таки отклонились, приходилось высчитывать новый, чтобы добраться до ближайшей точки прыжка.

- Если по пути не развалился на куски, это настоящее будет чудо, - прошипел Николай, вынужденный расстрелять из носовых орудий летящий прямо на них кусок астероида размером с сам «Антан».

Они удалялись от анклава со скоростью триста пятьдесят километров в минуту, что в Поясе было почти предельной, дабы компьютер успевал рассчитывать курсы встречных обломков и корректировать собственный, избегая столкновений. И все же Александру это казалось очень медленно. Успокоиться только тогда, когда, наконец, войдут в прыжок.

- Две минуты до точки входа в прыжок, - сообщил ЦЕФ, когда они облетали останки огромного древнего корабля, явно построенного руками не человека. Его старый, изъеденный постоянными столкновениями астероидов, корпус превосходил по размерам весь остров, на котором находился родной анклав друзей. И почти полностью покинутый своими создателями, только один раз на долю секунды детектор успел зафиксировать вспышку тепла искусственного происхождения.

- Жуть какая, - прошептал Николай, подключив фильтры ночного режима визора, чтобы видеть не только выделяемые сканером контуры, но и получить хоть какую-то общую картинку окружающего, - Хорошо хоть, что мусоровозы уходят сразу к поверхности, без таких вот встреч.

- На Кладбище будет еще хуже, - уверенно сказал Александр, - Там практически все из такого вот состоять должно. Бездна тебя раздери, Коль, куда мы вообще ввязываемся? Вроде как выхода другого нет, а как подумаю, что дальше будет, так меня прямо всего выворачивает. Еще позавчера все было просто отлично…

- Точка подпространственного прыжка достигнута, - вмешался в его фразу ЦЕФ, - когда влетели в огромную, естественного происхождения арку из скальных обломков, сдавленных силой гравитации. Единственная стабильная точка прыжка в этом участке пояса. Здесь аномалия проявлялась намного сильнее, магнитные потоки закручивались в почти правильную воронку, позволяя без помех активировать прыжковый двигатель и даже придавая дополнительное ускорение.

- ЦЕФ, готовность корабля к переходу в подпространство? – сделал запрос Александр, одновременно останавливая двигатели реального пространства и прогревая прыжковый.

- Корабль готов к переходу, - несколько секунд спустя доложил ЦЕФ, - все системы в норме, стандартная процедура активации прыжка подготовлена. Расчет полученных координат произведен. Точка выхода определена.

- Прыжок! – объявил Александр, активируя двигатель.

Прыжковые двигатели были чуть ли не единственной из сохранившихся технологий, которая позволяла преодолевать огромные пространства за короткий промежуток времени. Из-за многомерности пространства большая часть разработок, позволяющих использовать свойства трехмерной вселенной оказались бесполезны. Корабль, оснащенный субсветовыми ускорителями, просто не мог долететь из одной точки в другую: там, где между звездами проходили сотни световых лет, можно рассчитать курс на подобной предельной скорости, но в этом мире порой оставались коридоры всего лишь в несколько километров. Компьютер не справлялся с нагрузками, и каждое такое путешествие заканчивалось катастрофой. Двигатели, основанные на расчетах червоточин и проходов через искаженное пространство, взрывались или просто не срабатывали, поскольку нельзя создать червоточину или стабильный проход сразу через несколько слоев измерений с разными свойствами. Единственное, что не позволяло анклавам оказаться изолированными друг от друга, осталась система пространственных прыжков, сложная и не самая надежная для путешествий, но единственная стабильная, оставлявшую надежду на то, что сможешь вернуться в реальное пространство там, где надеялся. Прыжковые двигатели работали в связке с жесткими стабилизирующими полями, схожими по свойствам с силовыми, но несколько иначе действовавшими. Корабль создавал вокруг себя сферу стабильности, под защитой которой и проходил сквозь сразу несколько измерений, грубо прорываясь через ткань пространства. Естественно, все, что в этот момент оказывалось на пути корабля, возвращающегося в реальное пространство, моментально превращалось в атомную пыль. В случае, если же препятствие оказывалось слишком большим, стабилизирующее поле не выдерживало перегрузки и корабль на долю секунды превращался в пучок света, почти сразу же исчезающий. Так что, использование прыжковых двигателей требовало наличие стабильных точек входа и выхода, где нет опасности превратиться в мимолетное воспоминание. Из-за этого же исследования новых земель и территорий представляли немалый риск, так как расчет точки выхода проводился без реальных сведений, только за счет компьютеров, определявших свободный участок пространства уже при приближении, по данным инфернальных сканеров.

«Антан» же имел конкретно известную точку выхода. Она находилась относительно недалеко от Кладбища, места, к которому сейчас и направлялись. Само по себе кладбище было огромной аномалией, притягивающей к себе корабли, давно погибшие или затерянные в пространстве, внешне достигавшей в поперечнике около тридцати тысяч километров, но такое определение было глубокой ошибкой. В кладбище находилось несколько пространственных аномалий, созданных перекрученными магнитными и электрическими полями в этих местах, точное количество причем не было известно. И из-за этого кладбище кораблей до си пор оставалось загадкой, куда забираться отваживались далеко немногие, в поисках ксеноартефактов и редкой дорогостоящей аппаратуры. Создавались даже целые кланы таких искателей, оседавшие на окраинах кладбища и жестко державшие свою территории. На станции таких кланов часто прилетали торговцы, продающие или обменивающие оружия на находки с остовов кораблей. А там, где проходили торговые пути, расселялись и пираты, готовые поживиться при первом же удобном случае. Кланы искателей, и так постоянно грызущиеся друг с другом, воевали и с ними, отстаивая свои территории для поисковых групп и свои торговые пути. Пираты в ответ совершали быстрые и кровавые налеты на стоянки и корабли искателей. Так что, вокруг Кладбища была постоянная территория повышенной опасности.

Неподготовленный человек, попавший туда, рисковал очень быстро оказаться под вражеским прицелом хотя бы только потому, что просто попал в зону поражения. В тех местах границы нередко обозначались дальнобойностью орудий, а любую границу постоянно охраняли.

- Система активирована, - сообщил ЦЕФ за секунду до переходы в прыжок. В этот момент обзорное стекло кабины закрылось титановым щитом, чтобы не лопнуло в момент перехода, а еще спустя пару секунд все мониторы внешних камер обзора расцвели всеми цветами радуги, как в наркоманских бреднях. Перелив цветов был так ярок, что ЦЕФ автоматически затемнял их, чтобы не раздражать глаза пилота.

- Переход в режим автопилота включен. Режим инициализации пилота отключен. Необходимость повторного подключения спустя шесть часов восемьдесят восемь минут, - заявил ЦЕФ, отключая обоих друзей от корабля. После этого разъем вышел без всякого напряжения. Расчет времени велся без всякой привязанности к реальности, и для удобства использовалась десятеричная система. В одном часе было сто минут, а в одной минуте сто секунд. Сутки же состояли из десяти часов, разделенные на семь часов дня и три часа ночи.

Александр снял шлем и облегченно вздохнул. Не смотря на явное удобство прямого подключения к сети корабля, это было довольно большое напряжение для нервной системы самого человека. У корабля с таким набором систем, как «Антан», намного более сложным, чем уже успевший надоесть мусоровоз, нагрузка оказалась еще больше. К тому же ЦЕФ у него оказался довольно самовольным, встретив нового пилота с недоверием, и каждое указание приходилось проталкивать сквозь его небольшое, но все же сопротивление.

- Ну что, вроде вырвались? – повернулся он к Николаю, выглядевшему так, что словно весь день таскал мешки с цементом, но при этом невероятно счастливым. Все-таки, не смотря на то, что все пошло совсем не так, как предполагалось в самом начале, у них получилось, и Нечаев вместе со своими бугаями, и охрана порта, и милиция анклава остались позади, не сумев ничем им помешать.

- Вырвались, - согласно кивнул Николай, - Сашок, мы это сделали! Черт возьми, мы теперь свободны! У нас начинается новая жизнь! Без этих нормативов, отчетов, чиновников и наемников…

- Кстати, насчет наемников, - вспомнил Сумароков, поднимаясь со своего места, - Надо проверить нашего железного дружка и пленников. Правда, что с ними теперь делать, ума не приложу. Не возвращаться же домой, чтобы их высадить.

- Может, они согласятся, если предложить их высадить у пиратов, пусть оттуда сами как-нибудь добираются до своих. Они ведь нам теперь не угроза, - пожал плечами Николай, поднявшись следом и потянувшись.

Снова пройдя мимо распростертого на полу тела, причем Николай хоть и смотрел на труп во все глаза, но ничего так и не сказал, они спустились обратно в трюм, где их уже поджидал Ржавый, тоже дико счастливый.

- Ну что, мои молодые голубки! – заржал он, когда увидел друзей наверху, - Мы все-таки летим! И судя по вибрации, вошли в прыжок?

- Так точно, - кивнул Александр, - почти через семь часов выйдем к нужной нам точке координат. Надеюсь, это то, что нам нужно, а не вывалимся в самом центре какой-нибудь аномалии. Я же в те места прежде не летал, в первый раз собственный прыжок на собственном корабле.

- Ты вообще до этого никуда не летал! – усмехнулся Ржавый, - ни туда, ни куда-либо еще. Твой поганый мусоровоз не в счет. Пацан, знал бы ты, куда летим на самом деле, то сейчас бы плясал по всему трюму от радости. А то развели у вас ясли… То нельзя, это не дозволено… А там… Что хочешь, то и делаешь, и ни за кого, кроме себя не отвечаешь. В общем, веселиться можно на всю катушку, - протянул он почти с наслаждением, смакуя воспоминания.

- Что там с пленниками? – спросил Александр, спуская к пирату, - Что же нам дальше с ними делать? На борту почти нет воды и еды, а нам лететь почти семь часов.

- Да ничего не делать, - пожал плечами Ржавый, - Я по головке пару раз их тюкну, а потом засунем в конвертер массы. И никаких проблем.

- Ты предлагаешь их убить? – протянул Николай, - Вот так просто взять и убить двух людей, связанных и безоружных?

Ваша оценка: None Средний балл: 7.4 / голосов: 9

Быстрый вход