Один день из жизни Ворона

Тишина, лишь тяжелая, мертвая, давящая на разум тишина, прерываемая монотонным грохотом далекого грома. Черные, налитые тяжелым свинцом тучи медленно тянулись по небосводу, уплывая далеко за горизонт, где яркими вспышками впивались в землю ветвистые, искривленные молнии. Налетевший не весть, откуда порыв ветра, с силой ударил в полуразвалившуюся стену, швыряя на землю десятки мелких камней, которые с легким шорохом посыпались вниз, поднимая в воздух маленькое облако серой пыли. Где-то в вышине тускло сияла луна, бросая на пустынную, испещренную развалинами землю, тонкие, серебристые лучи, пронизывающие плотную пелену сгустившегося мрака.

В черном море темноты, едва заметно поблескивала слабая искра, больше похожая на упавшую с высокого неба звезду. Тонкие огненные языки, медленно пожирали пирамидку, собранную из деревянных брусков, некогда бывших домашней мебелью. Огненные блики, словно веселящиеся бесята танцевали на уставшем лике высокого, худощавого мужчины. За спиной незнакомца развернулся целый спектакль пляшущих оттенков, главными героями в котором были лишь тени. Узкое, худощавое лицо, покрытое щетиной, томно взирало в огонь, полностью погрузившись в красочный танец огненных лент, извивавшихся, и переплетавшихся меж собой словно змеи. В глубоких, карих глазах то и дело вспыхивали отблески искр, взметающихся ввысь, и исчезающих в темноте нависших небес. Рука человека застыла на рукояти небольшого автомата, чье смертоносное дуло взирало в землю, где деловито копошились несколько десятков маленьких, усатых жуков. Легкий сквозняк развивал полы длинного, черного плаща, наполняя тишину шорохом, развивающейся на ветру ткани.

Тишина… наполненная шорохами, треском огня, легким завыванием ветра…тишина… Человек гулко выдохнул, и откинул голову назад, взирая глазами в усыпанное звездами небо, скрывающееся за тонкой шалью рваных облаков. Тучи исчезли, оставив в вышине лишь тысячи ярких искр. От резкого звука, в дальнем углу обвалившейся комнаты шевельнулся большой, белый как снег пес. Собака вскинула вверх уши и приоткрыла рубиново-красный глаз.

-Спокойно Лай, это всего лишь я,- произнес человек, не скрывая приветливой улыбки,- красивое сегодня небо…необычное. Редко когда бывает столько звезд, а ты пролеживаешь бока, сопя в две дырки. Зверь словно понял слова человека, и открыл оба глаза, в бликах огня сверкнули разноцветные радужки, рубиново-красная и изумрудно–зеленая.Поднявшись, собака медленно побрела к незнакомцу и положила свою массивную голову ему на ноги.

-Подлиза,- выдохнул человек, и почесал за ухом пса, который вальяжно развалился у его ног. Оба застыли, словно превратившись в причудливый памятник, усталым, и заблудившимся путникам. Глаза мужчины медленно сомкнулись, наливаясь приятной истомой, через мгновение он заснул… Громкий треск выдернул его из мира снов, заставляя прижаться к стене, и вскинуть автомат. Первое, что он увидел, был настороженный Лай, злобно сверкающий в темноту своими глазами. Грохот быстро нарастал, превращаясь из нагромождения звуков и четкий стук нескольких пар ног. Через мгновенье, над головой путника раздалось бессвязное, гортанное бурчание, больше похожее на рык зверя.

-Серые,- тревожно прошептал он, обращаясь к белому псу,- сиди на месте! Худощавое тело, облаченное в длинный плащ метнулось вверх, быстро пробираясь по истлевшим от времени, развалинам. Его карие глаза, впились в темноту, высматривая любое движение, среди потемневших сводов древних руин. И оно не заставило себя ждать. Из- за ближайшего обломка стены, показалось три высоких фигуры, в прогнивших лохмотьях, в которых с трудом можно было узнать нормальную, человеческую одежду. Длинные, сбившиеся в комья волосы, клочьями падали на сгорбившиеся спины. Безумные, вылезшие из орбит, глаза дико метались из стороны в сторону. Из, застывшей в ужасной гримасе, пасти виднелся ряд гнилых, пожелтевших зубов. Безумцы шли, бессвязно бормоча на ходу, нечто похожее на злобное завывание, из перекошенных ртов доносились  противные звуки у-у-у… Он вжался в стену, скрываясь в густом, ночном мраке. Руки сжали цевье, оставляя на ладонях глубокие, белые борозды.

-Что же вы здесь забыли…- прошипел он, и с удивлением выдохнул, когда из пустоты вынырнуло еще двое безумцев, тянувших по земле молодую девушку. Пленница не сопротивлялась, уронив изящное лицо на тонкую, бледную руку. Толпа дикарей остановилась, швырнув несчастную на землю, их бессвязное бормотание, вдруг слилось в единый крик, ликование а-а-а…у-у-у… не было сомнений, они собрались пировать, и главное блюдо в их меню, сей час, лежало на выгоревшей земле.

Черная фигура метнулась во тьме, с быстротой молнии. Гулкие и частые шаги эхом разнеслись в мертвых сводах покосившихся домов. Безумцы тут же смолкли, дико озираясь по сторонам, рыча и принюхиваясь к воздуху. Одина из тварей шагнула в тень, выставив вперед когтистую руку, и тут же с диким визгом метнулась назад. Безумец опрокинулся на спину, хватаясь руками на рассеченное горло, черная кровь ударила фонтаном, расплываясь по земле бурым пятном. Через миг, в голову второго Серого впилось длинное лезвие метательного ножа, с грохотом роняя мертвое тело на камни.

Он возник из темноты, рассекая мрак собственным телом. Оружие в его руках полыхнуло огненной очередью, прежде чем дикари успели опомниться. Пули разорвали врага, заставив танцевать в дьявольском, предсмертном танце. Но не успел, стрелявший, найти новую цель, как на него с рыком бросился взбешенный безумец,  прижиав к обломку стены своим уродливым телом. Оставшийся в живых Серый, бросился на помощь собрату, но тут же с криком отпрянул назад, из-за груды обломков, на него бросился огромный пес, сверкая, наполненными яростью глазами.

Перекошенное от неудержимой злости лицо, смотрело на него в упор. Он чувствовал ужасный смрад, который источала пасть Серого, видел ряд кривых, полусгнивших зубов. Кем был этот несчастный еще всего несколько лет назад? Учителем, водителем, врачом? Возможно, у него была семья, был дом, но теперь…это была лишь безумная тварь жаждущая лишь одного…есть…есть чтобы жить… Его рука,  метнулась к кобуре на левом бедре, и через мгновенье мрак разорвали выстрелы…Нападавший издал противный, гортанный хрип и медленно сполз на землю… Мужчина рванул вперед, ища глазами последнего из обезумевшего племени, но это уже было лишним. В воздухе раздался сдавленный рык, прерываемый противным треском. Через мгновенье, к его ногам подбежал Лай, и уселся на землю, облизывая окровавленную пасть.

Его пальцы коснулись гладкой  холодной кожи девушки, и скользнули от виска к подбородку. Ладонь легла на худощавую шею, прикоснувшись, к синим линиям вен…

-Мертва,- грустно выдохнул он, посмотрев в глаза пса,- мы здесь уже не ничем не поможем…

Черное небо на востоке покрывалось тонкими, алыми нитями, разбегавшимися по небосводу огненной паутиной. Волны яркого света пульсировали вдалеке, превращая тонкую полосу небесного купола в красочную, пульсирующую змею, на фоне которой мрачно вырисовывались контуры некогда великого города…

Ваша оценка: None Средний балл: 8.1 / голосов: 16
Комментарии

Очень хорошо!

Прекрасный язык написания, живость картинки, хорошо сложенная концовка.

Богатый словарный запас автора меня вообще поразил!

Однако, не обошлось и без недочетов. На мелкие опечатки я думаю глаза можно закрыть, но были и ошибки, (извини Valmor) которые мне показались довольно грубыми:

>> Собака медленно поднялась и побрела к незнакомцу, кладя свою массивную голову ему на ноги.

Получается так, что собака всю дорогу до незнакомца держала свою голову на его ноге. Наверное, должно было быть так: "Поднявшись, собака медленно побрела к незнакомцу и положила свою массивную голову ему на ноги"

Точно такая же ошибка и здесь:

>> Но не успел, стрелявший, найти новую цель, как на него с рыком бросился взбешенный безумец, прижимая к обломку стены своим уродливым телом.

Получается, что безумец когда бросился на человека, уже прижимал его к стене. Правильнее было бы "бросился и прижал" или вообще можно было закончить предложение тем, что бросился, а начать новое словами: "прижимая к обломку стены..."

А в целом, мне понравилось. Люблю такие короткометражные зарисовки, особенно, так со вкусом написанные.

P.S. Если бы главный герой в конце хотя бы намекнул на то, что мертвая девушка в такие тяжелые времена - это прежде всего еда, а не повод для сентиментов, то было бы 10, а пока извини, Valmor, только 9.

_________________________

Я не знаю, каким оружием будет вестись Третья мировая война, но в Четвёртой будут использоваться палки и камни.

Альберт Эйнштейн

Большое спасибо за коментатрий. Недочеты поправил, просто иногда не замечаю таких деталей :) Рад что понравилось, на самом деле это не совсем конец, так сказать всего один день из жизни. В свободное время, буду делать еще подобные расказики, как бы продолжая историю. Еще раз спасибо за оценки :)

П.С. по поводу сентиментов и суровой действительности согласен, впредь учту.

____________________________________

Многие думают, что грядет "конец света"...

А я считаю, что это "начало"...

Я мну все нравится и помоему первый комментировавший просто придирается все номуль ) ! Так держать !!! Постоянного присутствия муз Вал ))) !

Ммммм....хорошоооо %)))))

Быстрый вход