S.T.A.L.K.E.R.

 Часть 1.

В трактире «Шчи» постоянно шумно. Здесь почти всегда стоит невообразимый гомон и гвалт. Много посетителей. Иногда (примерно, раз в два – три дня) здесь завязывались драки, время от времени даже массовые. Тут уж, хочешь, не хочешь, приходилось колотить всех, чем попало и уворачиваться от летающих предметов и чьих-то, машущих как ветряные мельницы, конечностей. В итоге те, кто затеял эту потасовку, тихо, мирно отсиживались в уголке, наблюдая за остальными. 
Иногда приходилось прицельным пинком дать понять в дупель пьяному клиенту, что ему сегодня наливать уже не будут. Здесь же могли состояться и разборки. Из-за хабара, из-за расхождения взглядов или ещё чего. 
- Эй, Обойма! – воскликнула барменша.
- А, Рыжая, это ты, - сказала я, усаживаясь на высокий стул у стойки – Здорово!
Она действительно была рыжей как спелая тыква и вся в конопушках. Рыжая всего на пару-тройку лет старше меня. 
- Ага, спасибо, Рыжая, - произнесла я, взяв поставленный ею стакан, немного отпила, но тут же выплюнула все обратно - Фу! Что ты мне за отраву подсунула?!
- Это чай, - извиняющимся тоном сказала Рыжая.
- Я у тебя кофе просила, какой чай?
- Травяной. Очень полезно, между прочим. И…
- Э, Обойма! Компанию не составишь? – заорал с другого конца зала Фэд.
- Ты опять недоперепил? – поинтересовалась я. 
- Ик! Нет! – ответил Фэд – собеседником не станешь? Я тут про хабар с тобой поговорить… ик! Хотел. 
- Протрезвей! – проорала я на максимальной громкости.
- Чё?! – возмутился Фэд, поднимаясь со стула. 
- Что слышал! Оглох?- продолжала хамить я, подходя к нему.
Всем, кто смотрел на всю эту сцену со стороны, представилась вот такая картина: Обойма беззвучно что-то говорит, как в немом кино. Фэд стоит и ждёт чего-то.
- Что она делает? – спросил один посетитель у другого.
- Матерится, - ответили ему.
- Ещё раз увижу пьяного, по стенке тебя размажу моим же автоматом! Ради такого случая не пожалею его замарать! Помою потом с хлоркой, понял меня?! – прокричала я на Фэда. 
- Ах, ты… - выдохнул Фэд.
Он сделал резкое движение, видимо, хотел засветить мне пощечину за хамство. Однако я трезвая оказалась ловчее до, уже не зеленых, а серо-буро-малиновых, чертей пьяного Фэда. Через секунду он уже встретил лицом тёмную столешницу. Фэд стоял, согнувшись пополам, с заведёнными за спину руками, с головой, оказавшейся рядом с тарелкой с борщом. 
- Теперь понял? – ласково осведомилась я, сидя на нём. 
- Понял! – пискнул Фэд – Пусти! Ты тяжёлая!
- А вот тебе за «тяжелую»! – тарелка с давно остывшем борщом оказалась на голове Фэда, разлив на неё же всё своё содержимое. 
Я соскочила с него, прошла к стойке, залпом выпила кофе, и удалилась. 
- Офигеть! – присвистнул кто-то.
Выйдя из здания, я снова оглянулась на вывеску с названием «Шчи». Раньше, когда-то давно, название было другим. «Колючая щука». Потом буквы начали потихоньку отваливаться и, в конце концов, их осталось всего три: «и», «щ», «ч». Название поменялось на «Щи», но после какой-то умник оторвал от буквы «щ» хвостик. Получилось «Ши». В то же время появилась ещё задачка: куда девать букву «ч»? Порешили. Вставили в середину слова. Получилось официальное название трактира «Шчи». 
Мерный звук шагов по пустынной улице. Стук капель об асфальт, крыши домов, деревья, заборы и об мой комбинезон. Дорога была вся в выбоинах, дома выглядели брошенными, хотя на самом деле это не так. О том, что в этих пятиэтажках кто-то живет, свидетельствовали огоньки в окнах. А вот и мой дом! Заурядный панельный дом, подъезд с железной дверью, лестница с выщербленными краями ступеней, старая, обшарпанная, потускневшая дверь моей квартиры. Я потёрла «глазок» рукавом, лишь после этого вставила ключ в дверь. Привычно щёлкнул замок, дверь отворилась внутрь, в тёмную прихожую. Я заперла дверь, не включив свет, скинула тяжелые высокие ботинки, прошла в комнату, поставив свой АК-47 в угол, чтобы не упал. 
Наутро меня разбудил какой-то странный звук. Шорох, стук и щелчок.
- Блин! – послышалось сдавленное ругательство.
Я тихонько встала, взяла с руки автомат и бесшумно прокралась по комнате. В прихожей стоял человек. Незнакомый. 
«Тронул мой хабар – пристрелю!» - подумала я, хорошенько огрев его прикладом.
Дальше всё произошло настолько быстро, что я не успела ничего понять. Перехватили руки, завели за спину, автомат выпал, ударили под колени и я уже лежу лицом в пол. 
- Какого?.. – прокряхтела я.
- Когда платить будем? – осведомился человек.
- Какого фига я должна вам платить?! – взорвалась я, тщетно пытаясь вырваться.
- Забыла уже? Сейчас вспомнишь, - заявил человек.
- А ну пусти меня, сволочь!
- Ага, бегу и спотыкаюсь! – произнёс человек, вылив мне на голову, как мне показалось, обычную воду.
Когда сознание прояснилось, я ничего не могла понять. Где я, зачем я здесь, кто меня сюда притащил. Странно, я же не пью. Ах, да, тот человек, который так и не показал своего лица. Он тщательно скрыл его капюшоном и тёмными очками. Почему он спросил про оплату? Ну да, я должна была деньги Самураю, но он прекрасно знал, что я отдам долг в срок, как всегда. Это явно не Самурай. Но кто? Это ошибка? Где я?! Сколько проспала?
- «Прозрачный сон»! – вскрикнула я – Вот что он мне на голову вылил, собака такая!
«Прозрачный сон» - это вещество, которое, как снотворное, заставляет людей засыпать. Довольно часто в Зоне попадаются лужицы этого, слабо блестящего на солнце, вещества. Стоит лишь наступить в эту лужу, как ты почти тут же заснёшь. Ещё одна злобная хитрость «прозрачного сна» в том, какое количество этой мерзости попадёт на тебя. Если мало, уснешь всего на часик, не больше. А на меня вылили, по меньшей мере, 0.22 литра. Это сколько ж я проспала?! Сутки? Двое? Какая теперь разница! Главное сейчас – понять, где нахожусь. Ни домов, ни людей. Только, вся в выбоинах и рытвинах, старая дорога. Ну и тупые же те люди, которые меня здесь оставили! Чего мне стоит пройти по дороге? Выйду куда-нибудь к людям. Под боком у меня почему-то лежал мой автомат. 
- Кто это такой заботлив… - я осмотрела «магазин», полный, но только один – Вот чёрт!
Пройдя всего лишь шагов двадцать вдоль дороги, я услышала шорох и рычанье. 
- Ой! – вырвалось из меня.
Назад, назад. Подальше от дороги, подальше от этого существа, чем бы оно ни было. Из кустов вылез зомби. Кстати, всегда было интересно, какого рода зомби мужского или среднего. По-моему, всё-таки, среднего. Тогда по-другому, из кустов вышло зомби. Назад, отхожу назад, пока оно меня не заметило. За камень и дёру, дёру! 
В боку уже начало колоть, когда я нырнула в кусты. Здесь, наконец, можно было перевести дыхание. Где, где я?!! 
- Вот попадалово! – прошептала я, спустя час.
Столбик с табличкой «Припять» уже давно пролетел перед глазами. А за мной неслась орда каких-то чудищ. Вот вам и представители местной фауны!

Кактус сосредоточенно выковыривал «синюю пластину» из куска бетона. 
- Да сдалась она тебе, Кактус! – проворчал Лёня. 
- Им просто писать удобно! – упрямо ответил Кактус.
Дробан насмешливо крякнул, подумав про себя, что Кактус тот ещё придурок. Они уже час копались в этом доме, в надежде найти что-нибудь ценное. От потерянных кем-то украшений, до артефактов. Пока находились только «синие пластины», состоящие из синего цвета фосфора. 
- Синего фосфора нет в природе! – говорил когда-то давно Дробан.
- Чего нет в природе, то есть в Припяти! – убеждённо отвечал ему Лёня.
- Нашел! – вскричал Кактус, разгребая завал из досок.
- Нашел, так порисуй, дитя малое! – рыкнул на него Дробан.
- Да нет же! Сюда идите! – продолжал восклицать Кактус.
- Ух, ты! – поразился Лёня – А что это?
- По-моему, это артефакт «липкий клей»! – с видом знатока произнёс Кактус.
- А он прав! – воскликнул Дробан.
- А что ЭТА штука делает? – поинтересовался Лёня, разглядывая лужицу серой субстанции, находившуюся на небольшом кусочке фанеры. 
- Если ты на неё сейчас сядешь, то не отклеишься без специального вещества, которого, кстати, ни у меня, ни у Дробана нет, - ответил Кактус.
- Круто!
- Тихо! Я что-то слышу! – рявкнул Дробан, прижав ухо к двери – Шаги, быстрые. Кто-то бежит, я бы сказал, несётся сюда. 
Все похватали оружие, так как не знали, что это там бежит по улице. Внезапно дверь открылась, кто-то вбежал в дом и захлопнул дверь за собой, судорожно дыша. 
- Стоять! – вскрикнул Лёня, прицеливаясь – Мы вооружены! Стреляем без предупреждения!
- Спокойно, спокойно! – выдохнул вбежавший человек – Я Обойма.
Из тени вышла высокая девушка. Коротко стриженая брюнетка, в сталкерской одежде и с автоматом через плечо. 
- Ты что тут забыла, сталкер? – спросил Кактус.
- Погоди, дай отдышаться, - выдохнула я, уперев руки в колени – Там… такие противные…такие чёрные…такие лохматые… с глазками…летучие.
- «Комки», что ли? – рассмеялся Лёня – Ты их испугалась?
- Да… их… они такие… противные…фух…- с усилием проговорила я. 
Парни загоготали, опираясь на свои автоматы. 
- Вы думаете, что это смешно? – вспыхнула я, быстро шагая вперёд – Да, я могу скрутить мутанта, да я могу устроить драку и… ааааа!!!
Я споткнулась о кусок бетона и полетела прямо на Кактуса, который держал в руке кусок какой-то фанеры с чем-то серым. Лишь через секунду мне стало ясно, что это такое.
Кактус успел подхватить меня, но «липкий клей» попал-таки мне на одежду и немного на волосы. 
- Ааа! – заорала я, вскакивая. 
Парни снова покатились со смеху.
- Придурки, блин! – бросила я им, но тут же засмеялась сама. 
- Нич…ничего глупее не придумаешь…- еле выговорил Дробан – Познакомиться вот так!
- Ничего, Кактуса я уже знаю! – проговорила я. 
- Обойма, ты? – недопонял Кактус – Я тебя не узнал, несмотря на то, что ты назвала своё имя. Обойма! Сколько лет, сколько зим! 
- Вы что, знакомы? – недоумённо спросил Лёня, глядя, как два старых друга обнимаются.
- Ну, да, - ответил Кактус – В последний раз виделись год назад, вроде. А потом как-то так получилось, что… ну ты понимаешь. Просто не виделись и всё. 
- Ладно, пошли отсюда, - сказал Дробан – Ничего тут нет, зря время потеряли.
- Эээ, пацаны… - замялась я – Меня… Я… Словом, я не могу вернуться к себе.
- Почему? – удивился Лёня. 
Я коротко рассказала им всё, что произошло: и про странного человека, невесть как попавшего в мою квартиру, и про то, где меня выкинули, и про зомби, и про «комков».
- Так пошли с нами! – оживился Кактус – Не в Припяти же тебя оставлять, в самом деле?
По счастью, мы оказались на окраине Припяти, а не в ней самой. Этим и объяснялось малое количество мутантов. 
- Я слыхал, ты тут Фэда узлом завязала? – с уважением поинтересовался Дробан.
- Было дело, было, - улыбнулась я, держа наготове АК-47. 
Идти пришлось около трёх часов без перерыва. И ещё час после привала. 
- Вот мы и пришли! – торжественно объявил Дробан. 
Довольно небольшая кучка многоэтажек. Как будто ёжик, вместо иголок у которого – дома. Хотя, по мере приближения, жилой райончик оказался больше, чем издали. По улицам сновали туда-сюда люди. 
Мы шли между домами, по улицам, по переулкам и, наконец, остановились. Пришли. Скучная серая пятиэтажка. 
- Так, мы пошли к Фине, а вы живо домой! – скомандовал Лёня и быстрым шагом пошел по улице. За ним поспешил Дробан.
- Пошли, - пригласил Кактус – Четвёртый этаж. Квартира 12. 
Мы быстро поднялись по лестнице и приостановились у желтой двери. Кактус разыскал в кармане ключ и открыл дверь, приглашая меня пройти внутрь. Когда мы вошли, он заперся на целых ПЯТЬ замков. 
- А почему снаружи только один замок, а внутри пять?
- А, это чтоб… а, сам не знаю, от прошлых хозяев осталось. Так, ты иди в ванную, а я за ножницами. Стричь тебя будем. 
Я прыснула, разулась и прошла в ванную. Голубоватая плитка на стенах, занавеска с… ежом в противогазе, три, торчавшие из треснутого стакана, зубные щётки, коврик на полу, разномастные полотенца на крючках.
Явился Кактус с ножницами. Сказал мне стоять смирно и начал отстригать от моих волос прядь, попавшую в «липкий клей».
- Ну, вот и всё! – провозгласил Кактус – Не очень ровно получилось, но… ан нет, ещё не всё.
Он так резко развернул меня к себе лицом, что ноги у меня чуть не заплелись в косичку. Кактус очень серьёзно смотрел на меня, а я на него. У него были очень необычные сине-фиолетовые глаза. Тёмно-русые кудри, из-за которых он вечно психовал. 
- Почему? – наконец, спросил он.
- Что «почему»? – не понимала я.
- Почему ты тогда ушла?
- Я не знаю. Просто ушла.
- Но почему? Почему, Женя?
Женя. Да, так меня давно никто не называл. Думаю, что все остальные вообще забыли моё настоящее имя. Все зовут меня Обоймой, потому что я метко стреляю и ловко управляюсь с оружием.
- А ты что, до сих пор… - прошептала я, внутренне сжимаясь.
- Но почему всё-таки? Объясни мне, прошу тебя.
- Ты тогда так себя повёл, что я подумала, что всё… и ушла подальше. Чтобы не мешать.
- Обоймааа! 
- Ну что Обойма? Что Обойма? 
- Люблю я тебя до сих пор, вот что.
- Шутка?
- Нет.
- О! От…тлично. 
- А ты нет?
- С чего ты это взял?
- Ты просто так говоришь, будто… тебе это не нужно. Я, конечно, понимаю, из Зоны можно не вернуться, но… не мучиться же так всю жизнь, зная, что ты рядом, но далеко. 
- Валер, - прошептала я – Прости меня. Я тогда повела себя как дура.
Кактус положил ножницы на полку и крепко обнял меня. Здесь я не выдержала и расплакалась. Действительно, почему я тогда так поступила? Идиотка.
- Прости меня… прости меня.
- Всё нормально, всё уже прошло. Я тебя больше никуда не пущу. Слышишь? Ни – ку – да..
- Эй, Кактус! – прокричали из – за двери – Кончай там стрижку! 
- Тьфу ты! – процедил Валера, открывая дверь.
- Мы, как всегда, вовремя? – с сарказмом осведомился Дробан.
- Да, вы, КАК ВСЕГДА, вовремя! – сплюнул Валера.
- Зубы хоть почистить можно? – виновато спросил Дробан.
- Можно, - добродушно ответил Кактус, стрельнув пастой из тюбика Дробану в физиономию и отдав ему его зубную щётку – Иди, чисть!
- Спасибочко! – сказал Дробан, собирая пасту с лица щёткой и отправившись на кухню. 
- Обращайся! – съязвил Кактус – Не обращай внимания, Обойма, у нас всегда так. 
Да, у них всегда так. Утром, когда все сидели за столом, Лёня попросил сделать ему кофе.
- Дробан, завари, а?
- Ага, разбежался, - спокойно отозвался Дробан.
- Ну, хоть банку передай, - попросил Лёня.
Дробан взял баночку с растворимым кофе, открыл её, наклонил и насыпал Лёне полкружки содержимого банки. 
- Спасибо, - слегка ошарашено произнёс Лёня, поочередно бросая взгляд то на ухмыляющегося Дробана, то на свою кружку. 
Кактус и я покатились со смеху, наблюдая за очередной выходкой. 
- Хохочите?! – завопил Лёня, вытряхивая кофе назад в банку.
- Обойма, ну, куда нам тебя девать? – спросил Дробан спустя минут пять.
- В каком смысле? – озадачилась я.
- Может быть, оставим её здесь? – предложил Лёня – Пусть сидит тут и приглядывает за домом.
- Я тебе не горничная! – возмутилась я.
- Действительно, такие дела ей поручать – себе дороже выйдет! – убеждённо подтвердил Валера. 
- А вы, собственно, чем заниматься будите?
- Мы? – замялся Кактус – Мы... это…идём…там нужно… в общем, мы…кхм… в Зону мы уходим!
- Зачем? – спросила я, будто не знала, для чего ходят в Зону.
- За хабаром, - пожал плечами Лёня, допивая кофе.
- Я с вами! – встрепенулась я.
- Ага, пойдёшь ты с нами! Как же. Чё ты мне рассказываешь, я уже из сказок вырос. Ты там и дня не протянешь, несмотря на то, что ты – сталкер, - ухмыльнулся Лёня, переглянувшись с Дробаном.
- Но я сталкер!
- Сталкер ты, ага. Одно название. Женщин – сталкеров по пальцам пересчитать можно. Но почти никто из них не ходит в самое сердце Зоны! Они всё по пригородам шарят. А те, кто уходят, либо здоровущие тёти, а если нет, то их больше вообще никто не видит! 
Я обижено надулась, решив, что я буду делать, что хочу. А хочу пойти в Зону, и пойду! 

Ваша оценка: None Средний балл: 8 / голосов: 13
Комментарии

плохо

Соглашусь с denni НЕПЛОХО!!!!+10

___________________________________________________

Мы говорим людям одно, думаем совершенно другое, и даже Богам не говорим правды...

плагиат и ничего более

Ё моё, оголтелый феминизм и сюда добрался...

_______________________

Живи ярко. Умри достойно.

Давайте без таких высказываний, пожалуйста. На сайте уже много девушек, и я не вижу, чтобы они ругали оголтелый шовинизм, который сочится из каждого второго выкладываемого здесь произведения.

Мужской шовинизм - явление естественное, обусловленное самой природой, в то время как феминизм - надуманное, искусственно синтезированное веяние. Во многом благодаря именно феминизму западная (читай христианская) цивилизация, в том числе и наша, переживает сейчас упадок, и, вероятно, скоро будет замещена патриархальной цивилизацией ислама. Наши феминизированные женщины банально не хотят рожать. Два ребёнка - уже достижение. В то же время пять-шесть детей в исламских семьях - норма. А Вы говорите...

_______________________

Живи ярко. Умри достойно.

Артем, если вы хотите обсудить феминизм - заведите тему на свободном форуме. Пол автора не должен влиять на восприятие рассказа.

Не очень корректное замечание. Восприятие - дело сугубо личное. Указания "должен-не должен" здесь не уместны. Надеюсь, Вы не посоветуете мне абстрагироваться и от собственного пола, дабы максимально объективно составить мнение о вышеозначенном рассказе? :)

_______________________

Живи ярко. Умри достойно.

Из правил сайта:

"3. Не оскорбляйте девушек. Например, фраза «бабенки нынче распоясались» не годится.

...

Нарушение этих правил убивает сайт: авторы обижаются и уходят, новичков отпугивают дрязги и грубости."

Словосочетание "оголтелый феминизм" является нарушением вышеуказанных правил. Так как вы не желаете соблюдать правила - я считаю свое замечание корректным. Воздержитесь впредь.

Ну, что тут скажешь? Стало быть, останемся при своих :)

_______________________

Живи ярко. Умри достойно.

%)

а что было дальше с обоймой?

Будет, будет продолжение. Пишу. :)

Порадовала пародия на "Боржч"

___________________

вся сила в правде.

Да - да, это действительно пародия на "Боржч". Просто у меня всегда это название ассоциировалось с "Шчи".

А феменизма тута нету. Просто видно из далека, что писала девушка. Уж такой стиль)))

__________________

вся сила в правде.

Какой стиль? Если ты про те элемнеты влюблённости, то мне они тоже не очень нравятся. Здесь надо пожесче писать. Я не думаю (не обещаю, конечно), что в моих рассказах будет и далее проскальзывать эта тема. У меня не получается про любовь, даже в ПА мире, писать нормально. Э - хе - хе! :)

Быстрый вход