Произвести пуск! Часть 1. Системы оповещения

Женя быстрым движением придвинул ко мне небольшой квадратный листок бумаги. Я быстро пробежалась глазами по написанному. На белой бумаге ровным почерком было выведено: «Ты куда после школы идёшь?». Я быстро нацарапала ответ, пока учительница отвернулась: «Не знаю, а ты?». Женя прочёл и начал писать ответ, но на середине слова его рука замерла над бумагой. И стало понятно, почему. «Внимание! Тревога! Немедленно покинуть помещение! Внимание! Тревога! Немедленно покинуть помещение!». Все вскочили со своих мест, похватали сумки, не собрав ничего с парт, и быстро вышли из класса. 
- Попадись мне тот, кто опять нажал эту кнопку! Башку откручу. Самолично! – пробурчал Женя, спускаясь по лестнице. 
Но я его не услышала, потому что мы проходили как раз под динамиком. Здесь завывания сирены были в два раза громче, чем где-либо. Что за чёрт? Сирены воют в разнобой? Неполадки? Будто бы смешались две сирены разом. 
Запасной выход, наконец-то! А то эта давка уже достала. Неужели нельзя держать себя в руках? К чему паника? Это наверняка учебная тревога и ничего больше. 
      На улице тоже выла сирена, но не та, что в здании школы. Другая. И она ничего не восклицала, просто выла. Ах, вот оно что! Сработали системы оповещения. Поди, опять проверка. Уже второй раз за неделю, они что там, охренели? Где класс? Ладно, они точно соберутся недалеко от школы. Мы с Женей бодро зашагали к «воротам», двум фонарным столбам, меж которых протянута желто-красная лента. На одном из столбов висел «кирпич», чтоб машины не заезжали на территорию. 
- Алина! – окликнул Женя, дёргая меня за руку.
- Чего? – спросила я.
- Смотри! 
- Господи! Что это за хрень?!
- Ракеты.
- Куда они?
- Бежим!!!
- А наши?
- Да вон они, бегут! В метро! Быстро!
Женя альпинистским захватом ухватил меня за руку и побежал. Я еле поспевала за ним. 
- Мы не успеем! – отчаянно вскричала я на бегу – До метро пятнадцать минут пешком!
- А что нам ещё остаётся?!
- Какая сволочь напа…
- Молчи, беги!
В боку уже кололо, но надо было бежать дальше. 
- Я больше не могу! – заныла я.
- Вот и помалкивай! Не сбивай дыхание! Терпи! – крикнул Женя – Вон уже метро!
Дальше всё выглядело смазанным. Красная буква «М», дверь с надписью «входа нет», по лестнице вниз, мимо касс, прыжок через турникет, вниз, ещё вниз и огромный зал с сотней ламп на потолке. В зале было много людей. Я и Женя опустились на корточки возле колонны, облицованной камнем. Дышать было больно и тяжело. 
- Что это было? – выдохнула я через несколько минут.
- Хрен его знает, - пожал плечами Женя – Но явно ничего хорошего.
- А что с остальными?
- Мы не можем их сейчас искать. 
- Пожалуй, ты прав.
         Так мы и сидели, облокотившись на колонну. Вокруг сновали люди, кто-то кого-то звал, кто-то матерился, кто-то истерил, кто-то ждал. Но всем, без исключения, было страшно. 
- Может, это и не нас бомбили? – с надеждой спросил Женя.
- Вряд ли не нас, - ответила я – Если судить по траектории полёта ракет, то именно нас. 
- Но кто?
- Вот это и не ясно. Может быть, уже всё? - БАБАХ! – Не всё. Ой, мама!
«Хватит позориться» - говорила я себе – «Перестань трястись! Вон Женька, хоть бы хны! Ничего не показывает, только бледнее стал, а не трясётся, как ты!». Но дрожь не унималась. Теперь мне стало ясно, как себя чувствует желе, когда в него тычут ложкой. 
Женя достал из кармана сотовый.
- Слабый сигнал, но есть, - пробубнил он, набирая номер – Мам! Ты слышишь меня? А-а, помехи! Где ты? Где? Ещё раз! На какой? Ага, всё, понял! Всё со мной нормально! Сиди там!
- Мама! – крикнула я в свою трубку – Как слышно? Ты где? Где-где? Не слышу! Громче говори! 
- Я на… - говорила мама, кое-как перебивая помехи – …где? Нич… не…пред…прин…ай. 
Я… «Солн…по…яне». Вс… б…ет…х...ошо! Не…б…ся!
- Где папа?! – вскричала я – Где Роза?
- Что?!
- Папа с Розой где?
- Со мной! Мы вс…вм…те!
Сплошные помехи. Шипение и пиканье. 
- Мам! Мам! Слышишь меня?
Вздохнув, я нажала на красную кнопку, и спрятала телефон в карман джинсов. Станция «Солнечная поляна», это же на другом конце города. Чего они туда отправились? Ах, да! Роза ведь поехала на соревнование по волейболу. 
- Как? – встревожено, спросил Женя.
- Всё нормально, они тоже на станции. На «Солнечной поляне».
     Час шел за часом. Взрывов больше не было слышно, но выходить пока было рано. Кто, кто напал на нас? Что это были за ракеты? Становилось по-настоящему страшно. Сколько ещё нам здесь сидеть? Мы же будто отрезаны от мира, хотя, возможно, это и к лучшему. Кто знает, что там наверху сейчас происходит? 
- Какие это ракеты, как думаешь? – словно прочитал мои мысли Женя.
- Я не знаю, - плечи самопроизвольно дернулись.
- Знаешь, я больше всего боюсь, что это были не обычные ракеты. Обычными только разбомбят. Но ведь это могло быть и химическое, и радиологическое, и ядерное, и биологическое оружие, - признался Женя.
- Хватит меня пугать. И так тошно, - отмахнулась я.
- Извини. 
- Будем надеяться, что обычные. Хотя можно ожидать чего угодно. 
Где-то наверху прогремел взрыв. Потом ещё один и ещё три. Все люди замерли в ожидании, прижавшись к стенам и колоннам, кто-то упал на пол и закрыл голову руками, непонятно зачем. Женя живо притянул меня к себе так, что я чуть не сломала переносицу о его плечо. Чувствовалось, что у него, предательски, слегка подрагивают руки. Почему-то в мыслях всплыло старое воспоминание. Я, в медкабинете, первоклассница, стою и жду своей очереди на прививку от чего-то. А несколько девочек из моего класса стоят и дразнятся: «Почему встала у стенки? У тебя дрожат коленки?». Возможно, вам это сейчас покажется забавным, но сейчас мне было жутко страшно. И, самое интересное, что я боялась не за себя. Боялась за родителей, за мою старшую сестру, за одноклассников, за Женьку, но не за себя. 
        Взрыв, взрыв, взрыв. Когда же закончится этот ад? Взрыв. Женя развернул меня так, что я оказалась вжатой в колонну. Спина холодела от контакта с камнем. Внезапно всё вокруг содрогнулось. Женя присел, потянув меня за собой. Но при этом держал меня так, чтобы можно было в случае чего оттолкнуть. Если вдруг обвалится кусок облицовки, рухнет колонна или ещё чего. Так я не попаду под обломки. В памяти спешно перебирала все известные мне молитвы. 
Постепенно взрывы стихали, наступила тишина, но вряд ли надолго. 
- Ты как, нормально? – спросил Женя.
- Вроде, - промямлила я – А ты?
- Бывало и получше, - улыбнулся он – Боишься?
- Нет.
- Не ври.
- Боюсь. Не бросай меня, ладно?
- От меня ты так просто не отделаешься. 
Женя взглянул на свои наручные часы. Без двадцати десять вечера. Видимо, придётся переночевать тут. 
- У тебя пожевать что-нибудь есть? – спросил Женя.
- Тьфу! – процедила я – Как ты можешь есть в такое время?
- Это уже отдельный вопрос, - ответил Женя – Так есть или нет?
- Есть, - сказала я, порывшись в школьном рюкзаке. 
Учебник по химии, тетрадь по ОБЖ, задачник по геометрии, словарик, блокнот, блеск для губ, учебник по анатомии, гремящий ручками пенал, чёрный маркер, наушники от телефона, выдранная страница из школьного дневника с яркой двойкой. флешка, бутерброды в пакете, карманное зеркальце, ещё не открытая, недавно купленная, пачка пальчиковых батареек «Duracell». Четыре штуки. А зачем я их купила? А, точно, в фонарик! М-да, и фонарик здесь же. Чего у меня тут только нет. Ага, вот бутылка с «Фантой», чего она в самом низу делает? 
Бутерброд с сыром, запитый колючей «Фантой» не вернул душевное равновесие ни мне, ни Жене. 
- Ладно, ты иди, спи, - сказал он, указав на пустую скамью.
- Нет, - отрезала я - Боюсь я здесь спать.
- Не боись! – усмехнулся Женя – Далеко не уйду.
Я положила рюкзак на скамью. Получилось нечто, вроде подушки, только набитой не перьями, а книгами. Спать было жёстко. На твёрдом ранце, с ногами, согнутыми в коленках, потому, что на другом конце скамьи сидел Женя. 
     Утром, ещё не открыв глаза, я от души понадеялась, что всё, что случилось вчера, не более чем кошмарный сон. «Пусть мне это приснилось!» - пронеслась мысль – «Пусть приснилось! Хоть бы не было никакого метро, никаких ракет, ничего этого!».
Но это было не так. Всё то же метро, всё те же люди, всё та же паника, всё тот же ранец под головой, всё тот же Женя, нарезавший круги вокруг скамейки. 
- Проснулась? – осведомился он.
- Ага, - пробурчала я, разминая шею, которая упорно отказывалась поворачиваться – Ты что, вообще не спал?
- Немножко. Часа два или три, - пожал плечами Женя – Интересно, здесь прикурить можно?
- Нельзя, - фыркнула я.
- Да? Жаль, - Женя с сожалением запихал пачку сигарет обратно в карман. 
- Не бомбили больше?
- Нет.
- Хвала небесам.
- Я вот что подумал. Может, попробую выйти?
- Вы…выйти? – я почувствовала, что бледнею.
- А так мы здесь просидим невесть сколько. Нет никаких новостей, мы ничего не знаем. Я полночи ходил и разговаривал с людьми, но никто ничего не знает. 
- А если так радиация? Ты ведь сам говорил.
- Я просто предположил, не факт, что я прав. Выйду и посмотрю. И вообще, будь это ядерная атака, тут все входы и выходы засыпало бы. 
- Не надо!
- Почему?
- Я не хочу, чтобы тебя там убило!
- Кто?
- Я откуда знаю! Не надо, Жень! Не лезь на рожон! 
- Одним глазком посмотреть на рожон, это не лезть на него, Алин! 
- Женя, я тебя прошу, не надо!
- Будто ты меня удержишь. Алина, я тебе обещаю, всё будет пучком.
В ответ послышалось невнятное поскуливание. 
- Я пошел?
Я встала и пошла за ним вверх по лестнице. Внезапно Женя обернулся и сказал: «Дальше не иди. Жди тут. Буду через десять минут, засекай время». Он снял с запястья часы и протянул мне. 
- Я обещал, я сделаю, ты же знаешь.
Он повернулся и ушел. А я стояла посреди лестницы и смотрела на часы. 
Прошла всего минута, а, кажется, что уже пять. Когда ждёшь чего-то, стрелка почему-то прилипает к циферблату, а странички в календаре не хотят переворачиваться, словно их приклеили «Супермоментом». Вот чего я боялась больше всего! Взрыв!
- Женя, быстрее! – прошептала я в пустоту – Скорее, пожалуйста! Вернись, не рискуй! 
Он появился через минут пять, сильно прихрамывая. 
- Я же тебе обещал, - сказал он, съезжая по стене. 
- Женя! – вскричала я – Ты в порядке?
- В полном…нет.
Взгляд потух, глаза закрылись, и он упал. 
Благо, что Женя оставил свой рюкзак здесь, а не внизу. Я откапала там пол-литровую бутылку воды. 
***
- Как я хотел очнуться и понять, что всё это страшный сон, - проговорил Женя, открыв глаза.
- Что там случилось? – обеспокоено спросила я – Ты как?
- Я-то в норме. Они опять чего-то сбросили. Меня волной и отшвырнуло, прям на стену. Сам не знаю, как смог дойти. Никакой радиации нет и в помине, к счастью. Но там… блин… никогда не забуду того, что увидел.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.7 / голосов: 20
Комментарии

заинтриговала концовка)

Скоро будет продолжение. Я специально так сделала, чтоб заинтриговать. :)

Слушай,ну это действительно заслуживает хвалы!Теперь это один из моих любимых рассказов,честно :-),обязательно напиши продолжение,я с нетерпеньем буду ждать.

Уже начала писать.

Plyton94, читай продолжение. Уже есть.

Если не секрет, как чувак определил отсутствие радиации? По запаху? :-)

Дышать можно, не сдох. Достаточно. До пункта назначения пройти можно.

Радиация не заметна ;-) как и многие виды оружия, она проявляет свое действие не сразу. Потому минутное пребывание героя на поверхности не может дать ему возможность сделать такой вывод. Хотя, запретить ему делать вывод может только автор ;-) заельцовский район это Новосибирск?

Насчет лучшего. В данный момент времени, в последний месяц.

Земляк?

Ну из Сибири, из соседней северной деревни на Ангаре. ;-) Там все рядом

А! Была на Ангаре года три назад.

Ты что, думаешь, что я буду писать про бомбёжку своего города? Ну уж нет. Я вообще не знаю, что это за город в рассказе.

А так рассказ тире лучшее что сейчас есть на сайте

Ну так уж!

ХОЧУ ПРОДОЛЖЕНИЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕ!!!!

Идиотский недостоверный рассказ,радиация по определил,на счет следующих частей,почему они бегают от ракет тополь когда это наши ракеты,не стреляют же они сами по себе

Они только думали, что это "Тополь", а это не он. Ну что ты хочешь, люди не разбирались в оружии.

Классный рассказ буду читать дальше!!!

Отлично! Хоть исполнение то хромает, но за идею и антивоенный настрой - десятку вам. Продолжайте в том же духе.

У меня везде фигурирует антивойна.

Сейчас антивоенное что-то стало большой редкостью. В основном боевики про храбрых русичей, которые стреляют на право и на лево. И большим тиражём и во всех магазинах. Позор короче говоря.

Я пишу об этом, потому что думаю, что Конец Света случится из-за этой грёбаной войны.

Быстрый вход