Тени Апокалипсиса. Глава 1. Охота объявлена

Сырой ветер метался среди руин, тихо завывая в пустых оконных проемах. Под ногами мешались с грязью и мусором прелые листья. Мертвенный свет полной луны выхватывал из ночного мрака контуры разрушенных зданий и узкую тропинку между завалами, которая когда-то давно была просторной улицей.

Сейчас по ней осторожно пробирался небольшой отряд. Пять хорошо вооруженных человек в костюмах химзащиты гуськом следовали друг за другом. 

Элл как командир шел первым. Прибор ночного видения позволял хорошо видеть окружающее пространство, он опасность могла появиться откуда угодно и в любой момент.

Внезапно он разглядел впереди неясные движущиеся тени и поднял руку. Отряд, повинуясь команде, застыл на месте. Тени двигались прямо на них и вскоре приняли очертания человеческих фигур.

Их было трое. Они выглядели странно, очень странно. Широкие черные плащи, надвинутые на лицо капюшоны, склоненные головы, скользящая походка. И никаких признаков защитных костюмов.

Они шли в ряд. У двоих, шедших по краям, руки были сложены перед собой на монашеский манер, а тот, что был в центре, держал посох, увенчанный небольшим хрустальным шариком.

Ни слова не раздавалось между ними. Они двигались в гробовой тишине, больше похожие на статуи, перемещаемые чьей-то могущественной силой, чем на живых людей. Но главное - это ужас, которым веяло от этих мрачных созданий, бывшими, казалось, порождениями этой глухой, беспросветной ночи.

Эллу стало страшно. Животный страх поднимался из самых глубин его существа, мурашками полз по спине и хватал холодной рукой за горло, не давая вздохнуть. Вязкий и липкий, он обволакивал тягучим облаком, сквозь противогаз забивался в ноздри, рот, стало тяжело двигаться - тело словно налилось тяжестью, стало чужим, неохотно отзывалось на команды мозга. Но и разум сам начал поддаваться неясному, смутному чувству, растворяться в сером тумане, размягчаться под давлением чей-то сильной воли, грозной и неумолимой, как лавина, твердой и прочной, как гранит. И только на самых задворках сознания еще пульсировала красная лампочка тревоги. Ее тонкие лучи с трудом пробивались сквозь тяжелую темноту, пытаясь достучаться, разбудить, растормошить, не дать соскользнуть в губительную трясину, подчиниться невидимой силе. Красное мерцание маяка на выходе из туннеля, в который его неудержимо тащило и затягивало. Краем глаз Элл увидел, что и с другими творилась то же самое. Нельзя! Надо собраться. Действовать! Иначе - всё. От приближающихся фигур веяло гибелью.

- К бою! - проорал Элл, перекрикивая собственный страх, тормоша скованный разум. Звук его голоса разорвал всеобщее оцепенение, густевшая, застывающая в жилах кровь резко согрелась, ударила в мозг теплой волной, к телу вернулась прежняя подвижность и упругость, страх разжал ледяную клешню, давая вдохнуть, наполнить легкие новой порцией воздуха. Люди кинулись в стороны, на ходу передергивая затворы. Через несколько секунд бойцы распределись по узкой улочке. 

Фигуры все также неспешно продолжали свое движение. Они были уже в метрах в двухстах, когда Элл отдал команду:

- Всему отряду! Огонь!

Улица взорвалась грохотом стреляющего оружия и скрылась в клубах дыма и пыли. Они обрушили на неизвестных шквальный огонь, не оставляя тем никакого шанса. 

- Стоп! - скомандовал наконец Элл.

Бойцы опустили оружие и стали пристально вглядываться в глубину улицы, ожидая увидеть там три распростертых тела. Прошла секунда, другая, третья, и вдруг из темноты, из еще не опустившейся пыли все той же неторопливой и плавной походкой выплыли все три фигуры.

Элл замер на месте. Не может быть! Под таким огнем никто не мог выжить. Если только... Он не успел додумать, что если. Один из троицы медленно поднял руку, и тело отреагировало само и моментально. Уже в прыжке за ближайший угол, Элл крикнул остальным: «В укрытие!»

В следующий миг их позицию накрыло мощными разрывами. Он видел, как полетели в разные стороны обломки бетона, кирпичи, тяжелые балки. Один из домов, сохранивший до этой ночи свои стены, рухнул вниз, заваливая улицу. Едкий, черный дым пополз над взломанным асфальтом дороги. 

Элл огляделся и увидел совсем рядом Ника, привалившегося к стене.

- Ник, - тихо позвал Элл. - Ты как? Живой?

Тот закашлялся и повернулся к командиру.

- Да... Что это? Мутанты?

- Не знаю, Ник. Но не мутанты точно.

Отсюда, из своего укрытия они наблюдали, как жуткая троица проплыла мимо - не меняя скорости, не поворачивая головы, не делая никаких движений. Даже шагов их не было видно. Наконец, они скрылись в другом переулке, и стало легче дышать, отступил панический ужас. Даже ночь стала светлее.

Элл стал созывать остальных. Двоих он обнаружил почти сразу - они выползли из остатков дома с противоположной стороны. Ранены они не были. А вот последнего члена отряда, Дэна, нигде не было видно. Наконец, Ник, копаясь среди одного из завалов, вдруг отчаянно замахал рукой. Подбежав, Элл увидел, что Дэн неподвижно лежал на земле, придавленный громадной бетонной глыбой. Присев рядом, Элл откинул щиток на его правой руке, под которым скрывались индикаторы физического состояния. Ни один из них не горел.

- Может, ему повредило только электронику? - с надеждой спросил подошедший Макс.

Элл с сомнением покачал головой.

- Вряд ли... Но...

И потянулся к Дэну, чтобы снять с него шлем. Но Макс перехватил его руку:

-Стой! Вдруг он все же жив! Тогда ты убьешь его!

Элл бросил на него ледяной взгляд, и тот отшатнулся.

- Не забывайся. Я здесь командир, и я отвечаю за ваши жизни. 

И сдернул шлем.

Лицо Дэна было пепельно-серого цвета, его широко распахнутые глаза уставились в черное небо. Сонная артерия была мертва. Как и сам Дэн.

Элл закрыл ему глаза и положил на грудь шлем.

- Пусть земля тебе будет пухом, Дэн. Ты был славным малым...

 

*   *   *

 

- Итак, - Ректор Академии магических искусств окинул немногочисленное собрание хмурым взглядом, - ты утверждаешь, что древний Свод находится на этой самой, как ее... Земле?

- Совершенно точно, господин Ректор, - кивнул Рейтцер, самый молодой из высших магов Академии. Он недаром слыл и первым красавцем среди них: высокий, стройный, волнистые черные волосы до плеч, оттеняющие некоторую смуглость кожи, легкие, но порывистые движения. - Более того, известно, что он хранится на территории, занимаемой в прошлом одной из крупнейших держав. Точнее - в районе ее столицы.

Заседание Высокого Ректората проходило в специально отведенной для подобных мероприятий зале. Можно было только подивиться легкости руки мастеров, создававших ее. Высокие стрельчатые арки, изящные колонны, изукрашенные тончайшей резьбой, широкие окна, распахнутые в небо. Солнечный свет прихотливо переливался на белом камне самых разных пород - от мрамора до редчайшего белого гранита.

- В прошлом?

- Да. Потом планета погрузилась в хаос. Экология, эпидемии, расовые и религиозные противоречия, нехватка ресурсов и наконец ядерная война. Сейчас планета практически непригодна для жизни. Уцелели только небольшие сообщества, многие их которых живут под землей.

- Варвары... - проговорил декан факультета магии Земли.

- Что ее можно сказать о жителях планеты?

- Технологии в значительной степени утрачены. Магическое искусство они утеряли за много веков до коллапса, но и в лучшие времена оно было развито крайне слабо. Магия была не научной, а... - Рейтцер задумался, подбирая нужное слово, - так сказать, интуитивной. Уровень культурного развития крайне низок. По сути, единственная их цель - выжить. Кроме того, в результате радиоактивного заражения возникли новые виды флоры и фауны, многие из которых крайне агрессивны и опасны. 

- Пошлем туда несколько кораблей воздушного флота, да и дело с концом, - буркнул с дальнего края стола представитель факультета магии Воздуха.

- Нет! - резко возразил Рейтцер. - Это очень деликатное дело. Это во-первых. Во-вторых, Черные уже знают о Своде...

Собрание зашумело, а пышные седые брови ректора двинулись к переносице.

- Вот как? Гм... - задумчиво произнес он. - Это очень, очень плохо.

- Да. И потому я призываю немедленно отправить на Землю поисковую экспедицию из опытных магов Академии.

- А в-третьих? Что в-третьих? - спросил декан факультета магии Огня.

- В-третьих, Земля удалена от нас не только в пространстве. Это один из параллельных миров. А значит...

- Чтобы перенести технику, надо прокладывать портал.

- Что ж, - ректор поднялся со своего места. Высокий статный старец в мягко колышущихся белоснежных одеждах, он казался богом из древних мифов. - Быть посему. Ты, Рейтцер, - тот вежливо поклонился, - отберешь команду. Останься пока. Остальные свободны. Собрание ректората объявляю закрытым.

Маги зашумели, поднимаясь, и неторопливо вышли из залы, тихо переговариваясь между собой. Когда за последним из них затворились высокие бронзовые двери, ректор сразу осунулся и поник головой. Теперь он был обычным стариком, которого клонили к земле многие прожитые годы.

- Выйдем на балкон, мальчик мой, - позвал он Рейтцера. Тот подбежал  к нему и, взяв старца под руку, вывел на широкий балкон.

Под ними расстилался величественный город. Высокие здания гордо вздымали свои стены, касаясь шпилями лазурных небес. Их стены мягких светлых тонов переливались в солнечных лучах, создавая неповторимую игру красок и света. Многие из них были соединены широкими туннелями, увитые растениями.  И везде - царство плавных, изящных линий, спорящих красотой с самой природой. Бесшумно проносились на разных высотах огромные величественные машины. А в самом низу, там, где самый острый глаз терял свою силу, все утопало в зелени.

- Прекрасный вид, - проговорил ректор.

- Да, господин Ректор, - выдохнул Рейтцер, чье дыхание перехватило от открывающегося перед ними вида.

Ректор повернулся к нему.

- Но я вижу тучи. Черные тучи, которые могут накрыть этот прекрасный город. Грядет буря, грозная буря...

- Буря?

- Да. Увы, мой мальчик, законы психологии также неизменны, как законы магии или физики. И как гравитация притягивает планеты и молекулы, так и власть влечет к себе людей. И это... - ректор зашелся в приступе кашля, - ...это самая страшная сила.

- Черный Орден?

- Они в авангарде, не больше того. А за ними - огромная масса слабых духом.

- Но если обезоружить Черных, то остальные...

- Верно. Вот только сделать это очень, очень непросто. Их сила растет. Они расширяют свою бизнес-империю, скупают все новые СМИ, получают все больше мест в Сенате...

- Но неужели мы ничего не можем с этим поделать? А как же Правители? Тот же Сенат? Академия в конце концов? - молодой маг пристально смотрел на ректора.

- Правители... они слишком озабочены делами текущими...Они практики, они привыкли видеть то, что происходит здесь и сейчас. Они не заглядывают  лишь на один-два шага вперед, не дальше. Туманные перспективы, неясные угрозы - это не для них. Долгие годы мира и благоденствия развратили нас... А Академия... К сожалению, она тоже не лучше. Мы увязли в научных исследованиях, все больше бессмысленных, закопались в книгах, погрязли в бесконечных дискуссиях... Лучшие устраивают свой быт, обеспечивают себе сытую и спокойную старость...- ректор снова загнулся в новом приступе кашля.

Рейтцер вспомнил фирму пожаротушения, созданную деканом факультета Огня и невесело усмехнулся. Да уж, им точно не до того.

- Поэтому, именно поэтому так важно отыскать Свод. И не дать найти его Черным, - тут ректор снова выпрямился, обретая прежнюю стать. - Найди его, Рейтцер. Я верю в тебя! А теперь ступай, и да пребудут с тобой Боги!

И повелительно взмахнул рукой.

Рейтцер поклонился и вышел с балкона. Но прежде чем совсем покинуть залу, обернулся. Старый маг стоял, опершись на перила, и, казалось, смотрел на город. Но взгляд его скользил поверх самых высоких башен. Он смотрел в даль, туда, где зарождалось будущее...

 

*   *   *

 

- Откуда мне знать, кто это?! - орал Элл, и его голос, многократно усиленный эхом, разлетался под каменными сводами мрачного помещения.

- Успокойся. И объясни  толком, что там случилось.

Элл провел рукой по лбу, вытирая выступивший холодный пот, и сел на место.

Они находились в просторной каменной зале, сокрытой под толщей земли. Она имела прямоугольную форму, ее арочный потолок поддерживали массивные колонны, стоявшие вдоль стен. Сами стены, тонувшие в полумраке - света лампочки, покачивающейся под потолком, хватало только на узкое пятно света в центре залы - были украшены странными рисунками и надписями на непонятном языке. В центре, под лампой стоял длинный металлический стол, а вокруг него - несколько металлических же стульев. Сейчас на одном из них сидел Элл. Без защитной экипировки он еще больше походил на воина - крепкая мускулистая фигура, затянутая в черную кожаную куртку, короткие жесткие волосы ежиком и запущенная щетина на подбородке, часто мигающие серые глаза, не раз сломанный нос. Во главе же стола расположился его собеседник. В тусклом свете лампочки холодно поблескивал автомат.

- Не знаю... - Элл попытался собраться с силами, но воспоминания о пережитом ужасе вызывали мурашки по всей коже. - Их было трое, одеты как монахи...защиты нет...двигались странно, как будто летели...и страх, жуткий страх... - Элл снова содрогнулся. - Мы стреляли в них, поливали сплошняком, а тем - хоть бы что... А потом один поднял руку, и нас накрыло взрывом.

- Хм... Вы в них попали?

- В том-то и дело, что нет! Но ведь ты знаешь...

- Знаю. - Собеседник Элла успокаивающе вскинул руку. Он сидел так, что видна была только нижняя часть лица: плотно сжатые тонкие губы, острый подбородок, выбритый до синевы... Все, что выше, терялось в темноте. - Может, какой-то новый вид защиты, которая отклоняет снаряды? Наподобие силовой брони?

- Может. Только, понимаешь... - Элл тряхнул головой. - Не люди это были. Я это шкурой чую. А кто... Не знаю. Мистика какая-то...

- Полегче с мистикой. Нам только горожан пугать не хватало. Кстати, что бойцам сказал?

- Чтоб не болтали. А будут спрашивать, что с Дэном, чтоб отвечали просто: так и сяк, рухнули остатки дома, ну его и завалило.

- Хорошо. Это правильно. - Второй призадумался. - Ладно, Элл, вы с ребятами молодцы. А теперь ступай. Если не ошибаюсь, тебе сегодня в дозор.

- Есть, - Элл схватил автомат и, гулко шагая по каменному полу, вышел из залы.

 

*   *   *

 

В дверь осторожно постучали, и мэтр Астрелиус, Магистр Гильдии Равновесия, недовольно оторвался от монитора. Кого там несет в час ночи, подумал он с раздражением. В дверь постучали снова, все так же почтительно, но уже чуть более требовательно.

- Войдите.

Дверь тихо растворилась, и в кабинет впорхнул Тарквин, секретарь Астрелиуса, с папкой аккуратно переплетенных листков. В кабинете было темно, но уютно: тканевые абажуры с бахромой, веселый огонек в камине, тяжелые плисовые шторы, обитые темным деревом стены, вдоль которых величественными рядами уходили в высокий потолок книжные стеллажи. Но Тарквин также знал, что под этой внешне простой и стариной оболочкой сокрыты чудеса магии и технологии.

Тарквин был пока только послушником, но мэтр сразу разглядел в нем большие способности и приблизил к себе. Мэтр вообще славился умением находить нужных людей.

- Господин Магистр, у меня важные новости.

- Надеюсь достаточно важные, чтобы беспокоить в столь поздний час.

- Именно так, - Тарквина, казалось, ничуть не смутил грозный вид метра. - Наши резиденты в других центрах сообщают, что и Белым, и Черным стало известно о приблизительном нахождении Свода.

- Вот как? - узкие глаза магистра сузились еще больше. Их цвет было невозможно определить: они постоянно менялись, глаза переливались всем радужным спектром и одновременно оставались неизменными. - Ну так рассказывай.

- Их след обнаружен в одном из параллельных миров. Мне уже удалось узнать о нем кое-что. - С этими словами послушник положил на стол переплетенные листы. Если вкратце, то еще несколько десятилетий назад это был относительно развитый мир, но потом произошла катастрофа. Планета в результате была практически уничтожена. Более подробная информация содержится в отчете.

Магистр откинулся в широком кожаном кресле и свел перед собой кончики тонких пальцев.

- Как называется планета?

- Земля.

«Земля». Астрелиус прикрыл глаза, прислушиваясь к этому слову. Несколько раз произнес его про себя, пробуя на вкус. Что-то было в нем знакомое, но вот что? Слово легким дуновением касалась струн его памяти, слишком тонких, чтобы та могла что-то ответить. «Придет время. Тогда вспомню», - наконец решил он.

Он придвинул к себе отчет и кивком показал Тарквину, что тот свободен. Послушник вежливо поклонился и бесшумно исчез за дверью.

Магистр быстро пробежал глазами содержимое папки. Так-так. Черные не спешили. Пока. Отправили несколько поисковых отрядов, среди которых были и весьма опытные маги. Руководил  ими Хейдин. Не самый лучший маг, но хорош в разведке, прекрасная интуиция, хороший тактик, но отвратительный стратег, циник даже по меркам Черных. Белые послали фигур поважнее. Главный - Рейтцер. Эрудирован, неплохие аналитическими способности, предан делу, знаком с техническими новинками. И очень способный маг. В сорок лет - член Ректората. Сам Астрелиус принял посвящение в иерархи Гильдии только в семьдесят, а Магистром стал в сто тридцать пять лет. И при том его карьера считалась быстрой.

Теперь мэтр прохаживался по кабинету. Любовно оглядел стеллажи книг, чьи роскошные переплеты, отделанные золотом и серебром, выдавали древность и ценность хранящихся в них знаний. Коснулся чаши весов, стоявших на письменном столе. Весы дрогнули и медленно закачались, постепенно принимая привычное равновесное положение.

Подошел к шахматной доске, стоявшей неподалеку от камина. Пламя камина играло медным блеском на выстроенных в ряд фигурках, с величайшим мастерством вырезанных из слоновой кости и обсидиана. «Черные начинают...» - магистр сделал ход черной пешкой, - «...белые отвечают...» - конь белых фигур прыгнул вперед, - «...а выигрывает... Время» - и нажал на кнопку стоящих рядом часов. Его мягко очерченные губы слегка раздвинулись в подобии улыбки. Мэтр умел ждать.

Когда Тарквин, вызванный мысленным посланием, вновь появился на пороге кабинета, Астрелиус отдал несколько четких приказаний. Отобрать несколько надежных магов, отправить их на Землю и ждать. Ничего не предпринимать, только наблюдать. Раз в день докладывать о положении дел.

- Что ж, - сказал мэтр сам себе, снова оставшись в уединении. - Что ж... «Сидя на холме, смотреть за боем драконов»...

 

*   *   *

 

Варан тяжело проворачивался на вертеле, распространяя вокруг мерзкий запах паленого мяса. Возле костра, разложенного на степной окраине, сидели трое. С далекого расстояния их силуэты можно было принять за человеческие, но вблизи они мало чем напоминали людей. Рост два под метра, широкие плечи, длинные, свисающие почти до колен руки и массивные кривые ноги - они казались глумливой пародией на человека. Череп странной квадратной формы был лишен всякой растительности и покрыт кожей, больше напоминающей чешую. Из безгубого рта выпирали острые клыки. Но главное - их туловища и руки были стальными.

- Долго нам еще тут торчать? - Свальд сплюнул прямо в костер. - Сидим тут, ждем, сами не зная чего. Давно пора поохотиться.

- Будет тебе охота. И охота славная, - другой, занимавшийся вертелом, ткнул веточкой в варана, но та сломалась, не сумев проткнуть толстой запекшийся кожи.

- И то правда, Креш, - подал голос третий. Он сидел чуть в стороне и методично затачивал широкий нож прямо о стальную поверхность плеча. - Ящерицами какими-то питаемся. Скоро до падали дойдем.

 - А ты вообще заткнись, Терр, - прошипел Креш. - Твоего нытья только не хватало. Сказано ждать, значит, будем ждать.

- Да кем сказано-то?! - вскочил Свальд. - Сидишь, корчишь из себя умного, а объяснить толком не можешь. Кем сказано?

- Не твоего умишки дело! Приказ есть приказ! Будешь тут орать, сам на вертеле зажаришься.

Свальд злобно глянул на Креша, но промолчал. Терр снова флегматично точил нож. Креш довольно ухмыльнулся и вернулся к кулинарии.

Приказ им отдал командир лагеря. Сказал, что вблизи есть людское поселение, но сначала надо пронюхать, что да как. Ткнул пальцем в карту: сидеть здесь, и сидеть тихо. Вот они и сидели. Зачем, не понимал даже Креш, отчего и разозлился так на Свальда, который высказал его собственные мысли. 

Битую неделю они уже торчали на границе степи и жиденького леса на западе. Жрать было почти нечего, перебивались всякой мелочью вроде этого варана. И целую неделю - мертвая тишина, никаких признаков людишек. Поначалу и правда сидели тихо, но потом устали, начали разводить огонь ночами, ругаться в полный голос, уходит все дальше в поисках добычи. Сегодня днем, отправившись в один из таких походов они было почувствовали себя счастливыми - прямо по кромке леса шла разбитая бетонная дорога. Но ликование быстро сменилось разочарованием. Приглядевшись, отряд увидел, что по дороге уже много лет никто не ездил. Толстый слой нетронутой пыли лежал на растрескавшемся бетоне так плотно, что сам словно стал его частью. Даже редкая поросль, и та была непримятой.

Разозленные неудачей, они вернулись на прежнее место. По пути отловили варана, которого сейчас с аппетитом уплетали - голод давал о себе знать.

Креш уже догрызал спинку, когда его внимание привлек тусклый отблеск на горизонте. Он отложил кость в сторону. Что-то там действительно было. И оно приближалось.

- Костер! - рыкнул он, и Свальд с Терром кинулись гасить пламя. Раздоры были на время забыты, они почувствовали азарт охоты.

После нескольких минут напряженного ожидания они увидели, как свет прорезал ночную темноту совсем рядом, на той самой дороге, найденной днем. Свет дрожал, метался то вверх, то вниз, постепенно приближаясь. Вскоре послышался и нарастающий рокот.

Креш подал знак, и вся троица, подхватив оружие, рысцой двинулась к дороге. 

Перебежав шоссе и оказавшись в лесу, они выбрали небольшой участок колючего кустарника. Разложили станковой пулемет, зарядили в него тугую патронную ленту, рядом положили автоматы и несколько рожков. Все делали молча и сосредоточено. Креш знаками давал указания. Свальд склонился над пулеметом, Терр с автоматом затаился справа, в пяти метрах от него. Сам Креш взял левее и, укрывшись за толстым покореженным деревом, вооружился прибором ночного видения. Потянулись минуты напряженного ожидания. Сначала показалось, что добыча ускользнула - свет внезапно исчез. Секунды шли одна за другой, но машина словно под землю провалилась. Креш стал лихорадочно припоминать местность. Другой дороги здесь вроде бы не было. И точно - вскоре фары снова появились на горизонте. Наконец-то, думал он про себя, после стольких дней смертной скуки развлечемся как следует. Уже было слышно урчание мотора, фары были совсем близко, и краем уха Креш услышал лязг передергиваемых затворов, но машина внезапно замерла в нескольких сот метрах...

...Василий, борясь со сном и накатывающей тяжелыми волнами усталостью, вел грузовик сквозь ночь. Грузовик трясло и подбрасывало на ухабах, отчего руль чуть не вылетал из затекших пальцев. Но Василий упорно гнал вперед. В кузове громыхали трофеи, добытые им с напарником за Чертой. И там же, в кузове, сейчас лежало тело напарника. Василий думал только как бы поскорее упокоить его тело и душу. Напарник для искателя - больше чем просто коллега. Он как брат, с которым сначала делишь материнское молоко, потом кусок хлеба, а если понадобится, то и женщину. И потому Василий с риском для себя вытащил его тело, не желая оставлять погибшего друга на растерзание зверью. А теперь гнал по кратчайшей дороге, той, которой никто из них не ездил.

Погруженный в эти печальные мысли, Василий не сразу отреагировал, когда мотор вдруг заглох, а фары и приборы погасли. Кабина грузовика погрузилась в кромешную тьму. Очнувшись, Василий начал было нашаривать пистолет, но ощутил на горле прикосновение холодной стали и замер.

- Не двигайся! - прошелестел над самым ухом чей-то голос, от которого Василия сразу прошиб холодный пот. Он почувствовал, как его тело сминается, сплющивается, будто жестяная банка, под давлением тяжелого страха, проникающего в самые глубины разума. И он, искатель с десятилетним стажем, не боявшийся лезть в самое пекло, плевавший на опасность с высокой колокольни, сейчас сидел смирно, словно нашкодивший мальчуган.

Василий не смог ответить, только кивнуть.

- Прекрасно. Только не делай глупостей, - и убрал нож.

В ту же секунду мотор снова завелся, а кабине стало светло от вспыхнувших индикаторов и отблесков фар. Одновременно и страх немного отступил, но все еще густел в маленькой душной кабине. Василий медленно повернул голову.

Рядом с ним сидел человек. Или кто-то, очень на человека похожий. Фигура теряется в складках черного плаща, лица не видно из-за низко опущенного капюшона. Руки сложены перед собой. Обычные, самые что ни на есть человеческие. Только очень уж тонкие. Но как он здесь оказался? Василий не видел его глаз, но кожей чувствовал тяжелый, парализующий волю взгляд.

- Налюбовался? Теперь слушай. Все очень просто. Ты помогаешь мне, я помогаю тебе. Чуть впереди тебя ждет засада.

Василий собрался с духом.

- И что с того? Не из таких передряг выбирался.

- Может. А как быть с твоим лагерем? Его скоро будут штурмовать. И возьмут.

- Подавятся! - злость придала Василию сил сбросить оцепенение. - Многие уже пытались. Да так и подохли.

- Может, - повторил гость. Только теперь в его ровном голосе зазвучала насмешка. - Но не в этот раз. 

- Кто? - Василий не знал, что думать.

- Скоро увидишь. Впрочем, если откажешься, то умрешь сразу. Я же свое все равно получу. Только силой.

- А что взамен?

- Ты проведешь меня к своим. И представишь главному.

- Но...

- Выбирай. - Незнакомец откинулся, наблюдая за борьбой в душе Василия, которая явственно отражалась на его лице. А тот мучительно взвешивал все «за» и «против», пока не решил, что выбора, собственно, и не было.

- Я согласен, - наконец прохрипел Василий. И почувствовал, как ледяные щупальца страха отпускают его.

Незнакомец издал сухой каркающий звук, означавший, видимо, удовлетворение. 

- Верное решение. Тогда слушай. Через три километра остановишься, мотор не глуши, фары не выключай. Все вопросы позже. Трогай!

И они двинулись дальше по разбитому бетонному шоссе...

...Креш тихо ругался про себя и гадал, что же там происходит. Наконец он решил подобраться поближе и повернулся к товарищам, чтобы предупредить их. И в этот момент там, где лежал Свальд, полыхнула огненная вспышка. Грохот взрыва полоснул по ушам, волна жара окатила Креша. Раздался стрекот автомата, который утонул в новой вспышке, похожей на удар молнии.

- Свальд! Терр! - услышал Креш свой крик. И захлебнулся, скованный ужасом. 

Перед ним стояла высокая фигура  в накидке с надвинутым капюшоном. Их разделяли каких-то десять шагов. Вот фигура двинулась прямо к нему. Креш хотел поднять автомат, но стальная рука бессильно повисла. Пальцы разжались, и автомат скользнул на землю. Расширившимися от страха глазами Креш наблюдал, как жуткая фигура подходила все ближе и ближе. Семь шагов, шесть, пять... Креш хотел убежать, но ноги отказали в повиновении, они приросли к земле, впились в нее, как корни дерева, рядом с которым он стоял, не пускали его. Четыре шага, три, два...Сознание помутилось, растворяясь в окружающей темноте, глаза заволокло туманом. Угасающим зрением Креш увидел, как тот вытянул руку, и она, не встречая сопротивления, мягко погрузилась в его грудь. Стальную грудь. Он чувствовал ее внутри себя, но боли не было. Последнее, что ощутил Креш, прежде чем окончательно скользнуть во тьму - как рука нащупала сердце и плотно сжала его в холодной мертвящей хватке...

...Через три километра Василий остановился. Инстинктивно глянул  сначала налево, потом обернулся к попутчику. Но в кабине его уже не было.

«И когда только успел выскочить?» - удивился искатель. И уже призадумался, а не удрать ли ему, как в этот момент он увидел то, что отбило мысли о побеге.

Впереди, на самой кромке леса, взорвался огненный шар, ярко осветив окрестности. Василий зажмурился, защищаясь от света, и до него донеслись крики, звук автоматной очереди, нового взрыва, а потом все стихло. Впереди была только чернота ночи. Наконец в узкой полоске света вырисовалась фигура «монаха». Он нес на спине что-то большое и бесформенное. Кивнул Василию и прошел к кузову. Искатель вздохнул и полез из машины.

Ему хватило одного взгляда, чтобы понять, что тот принес с собой. Вернее, кого.

- Биомех? - сказал Василий.

- Я его отключил. Думаю, он кое-что знает. Допросим в лагере.

Искатель смотрел на массивное тело, распростертое около их ног. Биомеханоиды. Их давние враги. Не только искателей, но и всего человечества. Неужели они рискнут и сунутся в лагерь? Биомехи жили разрозненными и враждующими между собой кланами, а потому  нападали только на отдельные отряды. Что же случилось теперь? Против массированного штурма объединенных кланов искателям не выстоять. Он взглянул на своего странного спутника, но тот не обращал на них никакого внимания, думая о чем-то своем. «Отключил... Хотел я бы знать, как ты это сделал. И как допер его сюда. Ладно, вот приедем на место, там разберемся, кто ты такой», - подумал Василий, сжимая от злости кулаки. Но вслух только спросил:

- И куда его?

- В кузов.

- В кузов? Ну-ну... - проворчал Василий, ухватывая биомеха под руки. Напрягся, дернул вверх и смог только чуть оторвать его от земли.

- Да как же его поднять-то?

«Монах» не ответил. Молча отстранил искателя, встал над телом и быстро зашептал. Василий не смог разобрать слов, понял только, что язык был странным, неизвестным. «Монах» умолк, и тогда тело биомеха дернулось, а затем поднялось в воздух, словно листок бумаги, взметенный ветром. «Монах» легко взмахнул рукой, и, повинуясь жесту, тело поднялось еще выше, так, что оказалось выше кузова, проплыло над бортиком и рухнуло вниз.

Василий стоял, пораженный зрелищем левитирующего биомеханоида. «Колдун, чтоб тебя! Ну точно колдун!»

А колдун уже садился в машину, бросив на ходу:

- Поехали.

Василий незаметно перекрестился и поплелся к кабине.

 

*   *   *

 

 

Ночь стояла темная, холодная и почти безветренная. Было тихо, звуки растворились в ней, слившись с теменью в единое целое. Безжизненность и пустота...

Но вот мрак прорезали тонкие нити света. Сначала робкие, потом все более и яркие и частые. Ветер многократно усилился, закружился, завертелся, собираясь в вихри и могучие потоки. Зарокотал гул, шедший то ли из глубин земли, то ли готовый низвергнуться из далеких небес.

И ночь вдруг взорвалась. Яркая вспышка голубого света ударной волной прокатилась по окрестностям, вырывая из мрака скрюченные карликовые деревца, остовы давно разрушены зданий, обломки бетона и ржавого металла. Прокатилась и бесследно пропала. Но там, где она родилась, сейчас стояло пять человек. Все были закутаны в широкие серые плащи, за спиной - небольшой рюкзак, в руках - оружие, похожее на короткие автоматы.

- Линии Силы очень слабы, но, по крайней мере, мы их можем нащупать и сосредоточить, - сказал Рейтцер, повернувшись к остальным.  - Либриус, что у тебя?

Один из спутников Рейтцера поднял перед собой руку, перехваченную пластиковым нарукавником с несколькими рядами небольших кнопок. Нажал несколько из них, и над запястьем вспыхнул полупрозрачный дисплей, по которому забегали, замерцали странные символы.

- Радиационный фон чуть повышен, но для нас не опасен. Другое дело, как он может повлиять на действия Силы.

- Это меня тоже волнует. Но узнаем позже. Как с точностью высадки?

- Все точно.  Погрешность от запланированной точки - 48 километров.

Рейтцер оглядел четверку магов, стоявших перед ним. Факультет каждой из четырех стихий отправил по одному из своих людей. Конечно же, не самых лучших, но вполне достойных - Рейтцер сам утверждал кандидатуры. И старался учесть при этом самое разное развитие событий. И вот они здесь. Либриус, чьи волосы отливали серебром, а в глубине серых глаз таилась острая сталь,  - стихия Металла, маг второй категории, специализация - технология и техника.  Постоянно находящийся в движении Сертан - Огонь, первая категория, боевой маг. Худощавый Октиус с бледной, почти прозрачной кожей и ясными голубыми глазами - Вода, первая категория, биолог. Коренастый Нуриан, выделяющийся мясистым носом на крупном и широком лице, - Земля, вторая категория, психо- и мнемотехники. Сам Рейтцер как маг высшей категории владел магией всей четырех стихий, хотя и закончил факультет Воздуха. 

- Итак, каждый из вас добровольно согласился на участие в экспедиции. Каждый из вас был отобран с учетом его знаний, опыта и умений. Каждый из вас прошел специальное обучение. И все вместе вы учились быть командой. Сейчас мы на Земле, и здесь в первую очередь нужно применять то, что вы уже можете.  А учиться будете на ошибках. Своих и товарищей. И позволят боги, не последних!

Маги молча кивнули. Рейтцер продолжил.

- Я не буду сейчас повторять все то, что много раз уже говорил вам дома. Я скажу только главное. Здесь мы еще не на войне. И Черные - еще не противники нам. Пока, - Рейтцер сделал ударение на этом слове, - пока мы только разведчики. Наша миссия - информация, наш метод - осторожность. А теперь в путь! 

Они знали, куда идти. Сам Ректор провел внешнее исследование территории - больше ни у кого в Академии не хватило бы на это сил  - и смог определить местоположение одного из людских поселений, расположенного относительно недалеко от их цели. Отряд высадился совсем рядом, но где-то здесь были и Черные.

Главным была скрытность - пусть Черные думают, что они здесь одни. Тогда они не будут излишне осторожничать, начнут совершать ошибки, а значит, их можно будет обойти. Поэтому Рейтцера очень обеспокоил тот шум, с которым появился их отряд. Возмущение магических полей Черные могли легко заметить. Если только по самонадеянности не приписали этому другое объяснение. Самомнение - плохой советник.

Как бы то ни было, первым делом следовало добраться до поселения и остановится в его окрестностях. А затем наблюдать, изучать местные повадки и обычаи, условия жизни, язык. Прежде чем двигаться к столице, надо было хорошо освоиться в этом мире. А после... после действовать по обстоятельствам.

Вскоре начало светлеть. Как сообщил Либриус, они прошли сравнительно немного, но силы быстро начали истощаться. Даже боевым магам не сравниться по силе, ловкости и выносливости с бойцами, все маги прежде всего - интеллектуалы. А потому путь сквозь ночную тьму, посреди пустыни в чужом и неизвестном мире выматывал особенно сильно. Путь был трудным, местность пересекали холмы и овраги, подъем сменялся крутым спуском, а спуск - новым подъемом, и, казалось, не будет этому конца. Ноги отчаянно гудели, оружие оттягивало руки. Но и утренний свет, жалкими лучами пробивавшийся сквозь тучи, не принес желанного облегчения. Применять же магию было слишком рискованно. 

Когда солнце стало подступать к своему зениту, весь отряд уже брел понуро, с трудом переставляя ноги. Они шли среди останков то ли небольшого городка, то ли крупного поселка. Теперь же их встречали только груды развалин, которых становилось все больше. Где-то руины скрывались за чахлой и жидкой порослью, где-то острыми клыками выпирали из высушенной земли, где по одиночке, а где целой унылой грядой. Тщетно прощупывали их маги - жизненная сила покинула город очень давно, и тонкие деревца и кустарники были единственными ее носителями. Если кто-то и забредал сюда, то лишь для того, чтобы тут же убраться назад. А то и вовсе сгинуть в лабиринте потерянных улиц.

Наконец, когда лучи солнца стали блекнуть, отряд решил сделать привал. Рейтцер выбрал более-менее сохранившееся здание, а точнее - небольшой кирпичный домик с перекошенными дырявыми стенами и давно сгнившей крышей. 

Пока Либриус и Сертан осматривали ближние подступы, остальные стали устраиваться на привал. Огня разводить не стали. Разобрались по периметру домика. Достали из небольших заплечных рюкзаков крошечные сверки, размерами не больше носового платка, и стали их разворачивать. Свертки оказались спальными мешками, причем довольно вместительными. Достали также металлические коробочки, в которых стройными рядами были упакованы тюбики, напоминавшие те, что берут с собой космонавты и тонкая металлическая пластинка. И в самом деле, в тюбиках была еда, только не обычная, а особая смесь витаминов и питательных веществ. Содержания одного такого тюбика могло хватить на три-четыре дня. Маги уселись на спальные мешки и принялись за еду, выдавливая тюбики на пластинки и слизывая с них безвкусную пасту.

Тут вернулись Либриус и Сертан с известием, что вокруг все спокойно, радиация в норме, присутствия людей или животных не замечено. Выслушав их, маги принялись было укладываться, но тут поднялся Нуриан.

- Этот мир чужой. И он опасен. О некоторых опасностях мы можем и не догадываться. Думаю, нужно оставить одного на страже. Или даже двоих.

- А почему бы просто не поставить защиту? - вступил в разговор Октиус. - Поставим «стену» и все.

- «Стена» - заметное заклинание, - возразил Сертан.  - Но можно поставить детектор. 

Рейтцер поднялся и встал рядом с Нурианом. 

- Ты прав - часовой нужен. Но одного вполне хватит. Наша цель еще далеко. Оставим одного. И если никто не возражает, первым буду я.

Возражений не нашлось ни у кого. Все были измотаны долгой дорогой и хотели сейчас только одного - лечь и заснуть, дать утомленному телу покой.

Рейтцер обвел магов взглядом и заключил:

- Хорошо. На отдых у нас шесть часов. Я стою первые два часа, потом Нуриан, затем Октиус, Сертан и Либриус.

Он взял свой спальник, оружие и вышел из домика. Солнце садилось, но светило все еще ярко. Его желтый свет обливал картину разрушения и запустения, лежащую вокруг. Иссохшая земля, голые камни развалин. И тишина. Абсолютная, давящая. Мертвая тишина. Все вокруг было непривычно - пусто, страшно. Смерть - это отсутствие жизни, и здесь было ее территория, ее царство. 

Рейтцер невольно поежился. Никогда прежде он не сталкивался с подобным. Он вырос в благополучной семье, по праву гордящейся своим древним и знатным родом. С детства окружала его ласка и забота любящих людей. С детства он жил в мире, полном мягких красок, кипящей жизни, в мире чистого воздуха, прозрачных полноводных рек и буйной зелени, которыми был наполнен каждый из городов. Даже в Академии, где будущие маги воспитывались в строгости, условиях, которые тогда казались им слишком суровыми, даже там все было иначе, чем в этом страшном мире. И все же Рейтцер вспомнил, когда испытывал похожие чувства - во время Испытания, обряда инициации. Вспомнил и - содрогнулся.

Швырнув спальник и оружие на порог, маг принялся расхаживать взад и вперед. Что ж, теперь он здесь и надо привыкать. Теперь он - разведчик Светлой силы, ее воин. Время благодушия и расслабленности прошла. Пора взяться за оружие. И, может быть, начать отнимать жизнь, начать убивать.

Внезапный порыв ветра ударил Рейтцера в лицо. Маг вздрогнул и остановился. Надо поставить защиту. А заодно посмотреть, как обстоит здесь с магией. Рейтцер сосредоточился, нащупывая нити Силы. Вскоре он почувствовал потоки незримой энергии. Они были тонкими, слабыми, слишком тесно сплетались с другими - магнитными, электрическими, радиоволнами. Но они были, их можно было вычленить и соединить. Надо только привыкнуть и тогда колдовать станет достаточно легко. Только вот все еще неясно, что будет в сильно зараженных радиацией районах.

Рейтцер сплел нити Силы в один поток, принял его в себя, позволив наполнить его тело, и произнес заклинание. И тут же в ладони вонзились острые иглы, заставив мага скривиться от боли. Отдача. Здесь она была значительно сильнее, чем в его мире. Но и к ней можно привыкнуть - в Академии готовили и к такому. Главное, что заклинание сработало, это Рейтцер понял сразу. Теперь вокруг было поставлена защита. Если какое-либо живое существо пересечет невидимую линию, маг сразу почувствует. Рейтцер завязал заклятие на каждом из магов и вернулся к порогу заглянуть в дом. Остальные уже крепко спали. Ждать смены оставалось недолго. 

Маг сел на спальник, давая отдых усталым ногам, взял оружие. Гладкий и легкий металл приятно холодил руки. Да, Ректор хорошо подготовил экспедицию. Даже оружие достал. Не иначе как через Генеральный штаб. Носить оружие могли только военные, боевым же магам и магам высших категорий оно выдавалось только на время военных учений и под бдительным контролем сотрудников Генштаба. Рейтцер хорошо знал эту модель - импульсный арбалет, на минимальной мощности отбрасывает противника на несколько метров и обездвиживает, на максимальной - способен разорвать его в клочья.

Рейтцер вскинул арбалет. Прицелившись, поводил им из стороны в сторону. Положил на колени и расправил плечи. Не стоит пока заботиться о будущих трудностях. Лучше сосредоточиться на настоящем.

 

 

Ваша оценка: None Средний балл: 9.8 / голосов: 10
Комментарии

Наконец-то решился написать нечто большее, чем рассказы. А заодно "поиграть" с жанрами - попробовать соединить постапокалиптику и технофэнтези. Что из этого получится - пока и сам не знаю.)

Надеюсь, у меня хватит времени и сил, чтобы закончить начатое. А главное - терпения ))

Потому как уже почти написана первая глава другой книги ;)

____________________________________________________

Вначале было Слово...

Кирилл, у вас определенно свой особый взгляд на жанр... Всегда было приятно читать произведения, где выражение постапокалипсиса не являлось самоцелью. Буду очень признателен, если вы не забросите этот созданный вами мир. Думаю, что остальные члены сообщества со мной согласятся)))

Хотелось бы обратить внимание на предложение: "Они двигались в гробовой тишине, больше похожие на статуи, чем на живых людей." Все-таки статуя ассоциируется больше с отсутствием движения... Может лучше изменить это слово, к примеру, на призраки. Это, правда, лишь мое мнение.

Спасибо за комментарии.

Предложение слегка изменил. А заодно нашел и подправил еще несколько моментов ).

___________________________________________________

Вначале было Слово...

Дело вкуса, но меня разочаровало когда началось там академия магии и всё такое!!!

Мне нравится подход автора, не всегда же писать бесконечные страницы выживания... Не быть похожим, разве не это составляющая успеха литературного произведения?

Что ж... На самом деле такая реакция вполне ожидаема и понятна. Смешение жанров - это действительно дело вкуса, и далеко не всем по душе такое блюдо.

Но это не значит, что надо перестать экспериментировать и довольствоваться стандартным меню)))

___________________________________________________

Вначале было Слово...

Я, да простят меня за "выпячивание" себя))), однозначно за продолжение!

Очень хорошо!

Быстрый вход