Армагеддонотерапия. Глава 8. Склеп

Бункер, словно человеческий организм с чужеродным органом, отторгал людей, всячески тормозил и путал их в огромном лабиринте. У этого убежища была своя душа и атмосфера, бункер обладал собственным характером. Страшный, холодный и мрачный, наделённый таинственностью и, прятавший за каждым углом, в тени и за спинами чужаков хладнокровное зло. Он следил за ними, направлял и одновременно вселял в их души панику. Стоило на миг остановиться, прервать движения, затаить дыхание, и ты впадаешь в ступор. Нужно было всё время идти.
Группа спускалась ниже, двигалась по направлению к лабораториям. Спустившись ещё на один уровень, им пришлось намочить ноги. Вода стояла здесь по колено. Она заливалась в ботинки и капала с потолка, ручьями стекала по стенам. Группа вымокла до нитки.
Посыльный шёл впереди всех. Он внимательно осматривал водяную гладь, прежде чем сделать следующий шаг. То тут, то там всплывали пузырьки, в некоторых местах поверхность вспенивалась. Борис ступал аккуратно, тихо, пытаясь не тревожить воду. Сквозь фильтр противогаза было слышно его прерывистое дыхание.
Он остановился, увидев, как по воде расплывается маслянистое пятно, переливающееся всеми цветами радуги. Продолжил идти. Посыльный вошёл в отсек, распахнутый настежь, и, не заметив, зацепил лазерный маячок. Люк автоматически захлопнулся за его спиной, и Посыльный оказался в ловушке. Дверь не поддавалась его силам, сквозь застеклённую наблюдательную щель он видел, как с той стороны товарищи пытаются ему помочь. Все их попытки увенчались провалом. Замок не удавалось открыть. Посыльный не слышал, о чём говорят его напарники за дверью, но было видно, как они изо всех сил стараются проникнуть внутрь, освободить пленника. Узник осмотрелся, другого выхода не было. Он отступил от двери, приближаясь к центру отсека. Что-то здесь было не так. Он услышал гудение, звук становился громче. Так гудит электричество, подумал он. Гудение не прекращалось, оно усиливалось. Посыльный испугался, всё в его душе перевернулось, сердце бешено колотилось. Вдруг автомат вырвался из его рук и прилип к стене. Пистолет вместе с кобурой оторвался от пояса и повис по соседству с автоматом. Борис прежде не видел такого, он не успел понять, переварить увиденное. Тут он почувствовал, как тяжелеет его голова.
Противогаз вместе с заплечной сумкой слетели с него и приковались к стенке. Его голову охватила жуткая боль, его затошнило, а в глазах потемнело. Фонарик выпал из рук и заморгал в воде.
Борис взялся за макушку, боль мгновенно нарастала. Он даже застонал, в муках падая на колени. Голова раскалывалась, пульсирующая боль раздирала его на части. Он услышал громкий свист, от которого из ушей потекла кровь. Лицо его затрясло, зрачки закатились, а зубы стиснулись так, что некоторые треснули и поломались. Из его макушки вырвалась металлическая пластинка и приклеилась к стене прямо под кобурой. Посыльный закрыл глаза и плюхнулся лицом в воду. Его бездыханное тело теперь спокойно покачивалось на волнах. Вода потемнела от вытекающей из головы крови. Фонарик часто заморгал, а потом и вовсе погас.
- Магнитное поле – догадался командир, прильнув к наблюдательной щели – Посыльный скончался.
Ужас проникал в их головы, заставлял дрожать от страха, бояться.
Настя плакала в стороне, а Нестеров с Кириллом всё-таки пытались отворить дверь.
В этот момент вспыхнул свет, заставивший членов группы зажмуриться. Яркость немного убавилась, спустя небольшой промежуток времени.
- Это Георгий – сказал командир, бросая пустую затею с дверью и отступая назад – Кирилл, безнадёжно. Он мёртв. – Нестеров отпил воды из своей фляги и предложил выпить испуганной девушке.
Та не проявила никакой реакции, уставившись на запертый люк. Им понадобилось время, чтобы прийти в себя после произошедшего. Они потеряли ещё одного человека. Это настоящая трагедия, полный провал. Нервы у всех были на пределе, ещё немного и психика сорвётся. Эмоциональное напряжение, которое трепало их мозги, достигло пиковой отметки.
- Отставить сопли – тихо произнёс Нестеров – Идёмте.
Они погружались вглубь бункера, в его недра, всё дальше. Всё глубже. Уши закладывало, и становилось холодно, да ещё эта вода. В воде плавали бункерские деньги. Дряблые бумажки полностью покрывали поверхность воды в одном из коридоров. Бумажки, не представлявшие теперь никакой ценности, просто растворялись в тёмной воде. Люди пробирались дальше. Они оказались у порога библиотеки. Внутри было мрачно из-за скудного освещения, но в глаза сразу же бросилась одна кошмарная деталь. В углу, возле книжных шкафов группа увидела тело, подвешенное над водой. Висельник выглядел странно, он был одет в противопожарный, асбестовый костюм.
- Я сниму – Кирилл вытащил из ножен нож и, перебираясь через хлам, наваленный на пути к покойнику, добавил:
- Что же за чертовщина тут творится?
Кирилл вскарабкался по книжным полкам к потолку и срезал повешенного. Тело грохнулось в воду. Медик спрыгнул обратно и перевернул тело лицом к себе. Сняв с покойника шлем с зеркальным забралом, Кирилл резко отступил и прямо осел в воду. Он словно призрака увидел. Лицо его исказилось от ужаса, в глазах поплыли круги. Кирилл узнал висельника. Один из тех, кого отправили сюда четыре месяца назад, та группа, от которой не было ни слуху, ни духу. Кирилл догадался, что с остальными, он был готов поспорить – ничего хорошего, сто процентов, они все мертвы.
- Кирилл – окликнула его Анастасия – Ты как?
Медик покивал головой и поднялся на ноги, цепляясь за перевёрнутый стол. Под его ногами книги превратились в кашицу, оторванные листы поднимались вверх и прилипали к его штанинам. Кирилл присоединился к группе. Он не хотел оставаться здесь и поскорее покинул библиотеку.
Стены давили на них, потолок опускался, темнота сгущалась. Лампочки, которые Георгий зажёг с пульта, вспыхивали и перегорали.
- Где же эта чёртова лаборатория? – ругался Кирилл, сгорая от нетерпения – Командир, куда дальше-то?
- Тихо – остановил его Нестеров – Не спеши.
- А в чём дело?
- Присмотрись внимательнее. Вон там, видишь? – Анатолий направил луч фонаря на следующий проход – Растяжка. Сейчас бы бошки лишился.
В свете фонарика блестела натянутая проволока.
- Обойдём – приказал Нестеров, поворачивая обратно – За тем коридором есть другая дверь.
Двери там не было, мнение командира оказалось ошибочным. Их ждало разочарование. Но в негодовании долго группа не просидела. Стена представляла собой гипсокартоновую перегородку между спальными отсеками. Разрушить её было двум мужикам только в удовольствие. Таким образом, они сняли напряжение, забыли о прошлых неудачах.
Сквозь дыру в стене они пробрались в соседнее помещение. Двухъярусные кровати были повалены на пол, и напарникам пришлось перелезать через разваленную мебель и прогнившие матрацы, чтобы добраться до выхода.
- Где тела бункерцов? – вдруг спросила Настя.
- Хороший вопрос – подхватил Кирилл – Не хотелось бы наткнуться на трупака.
- Отставить такие разговоры! – шикнул командир – У меня от вас мурашки по коже. Нужно уважать мёртвых – добавил он.
- Уважать! – хмыкнул Кирилл – Командир, видели бы вы, как их уважают в наших моргах. Безжизненное тело, холодный труп, мертвяк – это уже не человек, а лишь оболочка, корм для могильных червей. Когда мы, например, учились, тело было для нас всего навсего демонстративным пособием, по которому мы изучали анатомию и физиологию.
Настю передёрнуло, когда она вспомнила свой первый поход в морг.
- Это твоё мнение. Для меня мёртвый человек остаётся человеком. И потом – говорил Нестеров – В мёртвое тело всегда можно вдохнуть жизнь.
- Лишь через пять минут после летального исхода, дальше умирает мозг – прервал его Кирилл.
- Ты не любишь людей, хотя и медик. Да? – поинтересовался командир, перелезая через погром к лестнице.
Кирилл тяжело вздохнул и помотал головой в ответ.
- Почему? – продолжила допытываться его Анастасия.
- Я им не доверяю – сказал Кирилл, серьёзным взглядом уставившись на девушку.
Бывшая одногруппница больше не спрашивала Кирилла ни о чём.
- Вниз? – спросил Кирилл у командира.
Тот неуверенно пожал плечами.
- Отлично!
- Хватит! – рявкнул Анатолий – Дай вспомнить. Нет, спускаться рано. Как будем над лабораторией, тогда поищем лестницу. А сейчас идём.
Путь их прошёл через кухню. Здесь повсюду наблюдались следы паники, свирепого хаоса.
- Видите? – Кирилл побарабанил по плитке пальцами у себя над головой – Уровень воды. Как глубоко! Наверное, с каждым годом она уходит.
- Будем надеяться, что до лаборатории она не дошла – бормотала Настя, осматривая разбитую посуду.
У Анатолия заборохлил фонарик. Он постучал по батарейке и устранил неполадку. Руки его потели под перчатками, пот стекал по вискам, неприятно щекоча кожу. Командиру было неуютно в такой обстановке. Он сжимал автомат крепче, готовый встретить врага метким огнём. За каждым углом Нестерову мерещилось движение, любая тень, звук настораживали его, заставляя нервничать ещё больше.
Кирилл поскользнулся и обрушился на спину, расплескав воду.
- Твою мать! – выругался нервный командир, наставив на медика ствол – Я чуть не грохнул тебя – он опустил автомат – Живой?
Кирилл поднялся и увидел в воде движение. Это была шустрая рыбка, которую он спугнул. Рыбёшка проскользнула между обеденными столами и юркнула в темноту.
Они прошли через столовую, в которой, как и во всех остальных помещениях творился бордак. Горы перебитой посуды, сломанные стулья и поваленные шкафы. Здесь не было нетронутого стихией места. Трудно было представить, что творится на нижних ярусах. Георгий сказал, что они полностью затоплены, а самые нижние остались нетронутыми. Возможно, кому-то удалось уцелеть, и они успели остановить воду, думал Кирилл, очень надеясь на это. Потом он вспомнил видеозапись с убийством. Странное происшествие заставило его задуматься и поразмышлять, из-за чего было совершенно убийство, какие причины послужили этому? Ещё больше Кирилла тревожила мысль о том, что вода добралась до лаборатории, если это так, их ждала катастрофа.
Группа миновала ещё один отсек и оказалась у массивных деревянных дверей с надписью "центр управления турбиной".
- Мы уже почти у цели - глаза командира заблестели.
Они продолжили идти. Под ногами мешались разбухшие от воды, разодранные картонные коробки, всё их содержимое расплывалось в стороны. Люди черпали воду своими ботинками, вымокшие и уставшие они добрались до места.
- Как мы спустимся в лабораторию, если под нами вода? И ещё одна проблема заключается в том, что если мы откроем переборки, вода хлынет в святая святых и прощай - разошлась Настя.
- Ты думаешь, я об этом не знал! - повысил тон Нестеров, разводя руками.
- Успокойтесь - Кирилл встал между ними, в случае, если они набросятся друг на друга - Командир, действительно, лучше объясните нам, как поступить дальше?
- Вода наш ярый противник. Чтобы избежать её, мы пойдём на риск.
- Риск? - переспросил медик, до конца не понимая своего командира.
- Да - Анатолий поправил съезжающий автомат - Мы обойдём воду. Это дело рискованное. У меня с самого начала был такой план, и я его по дороге сюда долго обдумывал.
- Ну, давайте поведайте нам.
- Помнишь, я рассказывал о геотермальном источнике энергии? - Кирилл кивнул в ответ, командир продолжил - Так вот, горячие потоки проходят по специальным изолированным трубопроводам к турбине, сюда, наверх. Здесь тектоническая энергия перерабатывается в электричество. Я веду к тому, что нам придётся воспользоваться одной из таких труб как лестницей.
- Скорее, скоростным лифтом - Кириллу план не очень нравился - А вы не подумали об этих горячих потоках?
- Интервал между выбросами составляет тридцать секунд, за это время можно спуститься.
- Я не уверен - возразил Кирилл.
- Ну, для полной уверенности мы можем отключить турбину, тогда интервал возрастёт. Но если мы отключаем преобразователь, бункер лишается энергии.
- И что? - Настя не успевала за ходом его мыслей.
Зато дошло до Кирилла:
- А то, что при отключении электричества, перестанет работать вакуумная камера, в которой хранится вирус.
- Я же сказал, что риск есть, но стоит попробовать, другого выхода у нас нет, и не будет.
Кирилл, соглашаясь, кивнул.
- Тогда за работу - Нестеров потёр ладоши.

***

Они проникли в центр по управлению турбиной. Это была шестиугольная комната со множеством консолей, встроенных в стены. Все системы работали до сих пор, несмотря на то, что жизнь покинула бункер. Автоматический контроль делал своё дело вот уже несколько десятилетий, а путники решили ненадолго остановить работу громадной турбины-преобразователя. Командир отыскал в ящиках громоздкого металлического стола кипу инструкций по эксплуатации этого сложного механизма. Полистав пожелтевшие странички инструкции, Нестеров решил не терять время и найти саму турбину. Он отдал бумаги Анастасии, чтобы та попробовала разобраться в системе, а сам в компании Кирилла отправился на поиски окошка. Далеко идти не пришлось, они нашли трубу по звуку работающей турбины. Здесь стоял какой-то сложный механизм со множеством разнообразных циферблатов и сплетением труб. Показатели постоянно меняли данные, числа прыгали.
- Сколько у нас времени? - спросил Кирилл, скрестив руки на груди.
- Сначала нужно добраться до турбины, затем выключить её. После отключения энергии у нас есть небольшой запас времени. У вакуумных камер есть резервный блок электричества, но нет уверенности, что он исправен. Примерно три минуты. Так что, нужно подготовиться. У нас один шанс.
- Спускаться, я так понял, придётся мне одному - нахмурил брови Кирилл.
- Ты правильно понял - сказал Анатолий Нестеров - Что ж, тебя нужно приодеть по погоде.

***

Георгий наблюдал за их действиями в мониторы. Он остался один, но беспомощным себя не чувствовал, так как видел все отсеки и комнаты как на ладони, всё было под контролем. Солдат оказался свидетелем трагедии с Посыльным, во время этого неприятного случая он разыскивал на пульте кнопку, которая откроет дверь или отключит магнит. Он нашёл, но было уже поздно. И в смерти Бориса теперь Георгий винил себя. Он мог бы ему помочь, но от судьбы никуда не скроешься.
Георгий щёлкал по клавишам, изображения на мониторах менялись, он разыскивал выживших бункерцов. Ни души, пусто, лишь вода. Он нажал на клавишу ещё раз и ещё, потом резко встрепенулся и вернул прошлое изображение. Он уставился на экран. В каком-то широком коридоре он увидел дюжину повешанных тел. Длинные лампы часто моргали, освещая мёртвых. Безжизненные тела раскачивались на сквозняке и легонько ударялись друг об друга, задевали стены. Ноги их утопали в воде. Кажется, это было ниже затопленных уровней, на дне бункера. На другом мониторе Георгию удалось разглядеть ещё одно скопление мёртвых. На этот раз обезображенные тела покачивались в воде на уровне, где сейчас находились его товарищи. Как раз в данный момент Георгий отыскал командира и медика. Они шли обратно к библиотеке. Георгий не понял, зачем, и продолжил наблюдать.

***

- В трубе будет очень жарко - говорил Нестеров - Необходимо это сделать.
- Я понимаю - Кирилл вошёл в библиотеку и пробрался через разруху к мертвецу, которого он вытащил из петли.
Командир последовал за ним.
Кирилл вытащил из воды шлем и положил его на стол, затем он принялся раздевать труп.
- Фу! Ну и вонь - пожаловался Нестеров - Самый отвратный запах. Ненавижу его.
- Это запах смерти - спокойно сказал Кирилл, снимая с окоченевшего тела асбестовый костюм - Вы человек военный, много чего повидали и до сих пор не привыкли к этому запашку?
- Ты прав - командир помог ему вытащить ноги из штанин - К смерти я не привык, хотя тесно с нею связаны.
- Все с нею связаны - Кирилл стащил штаны с мертвеца - А вы являетесь её правой рукой. Лишаете людей жизни.
- А ты разве не убивал?
Кирилл замолчал, вспомнив лица людей, которых он отправил к святым сталкерам. В памяти всплыли орды отморозков, которые он вместе с остальными бункерцами положил в боях на улицах. Он побледнел.
- Ладно, хватит разговоров, идём за верёвкой - проговорил командир.
Верёвка была в вещмешке Посыльного, и сейчас они возвращались к нему. Добравшись до места, они обнаружили, что дверь не заперта, и это их очень удивило. Кирилл отдал всё металлическое командиру, а сам с неохотой вступил в воду, окрашенную в красный. Он с трудом отлепил мешок от стены и вытащил из него сложенную кольцами верёвку. Оружие он решил не трогать, вытащил только обоймы с патронами. Взяв всё необходимое, они быстро убрались оттуда.

***

Настя в свете тусклых лампочек ломала голову над инструкциями. Она постепенно вникала в смысл управления этим сложным устройством. Перелистывая страницы, Настя вдруг почувствовала себя нехорошо. Голова закружилась и, кажется, поднялась температура. Когда Анастасия изучала таблицы, на странички закапала кровь из её носа. Она испугалась, не понимая в чём дело. Вытерев кровь, Настя прижала к переносице холодную металлическую чашку, которая стояла на столешнице. Ей сразу полегчало. Холод притупил головную боль и остановил носовое кровотечение. Настя продолжила читать.

***

Кирилл с Анатолием, наконец-то, вернулись к турбине. Их ноги изнывали от напряжения. Вода сводила их с ума, а брожение по коридорам настолько их утомляло, что глаза слипались.
- Как нам подобраться к турбине?
Командир почесал затылок и ответил:
- Люк, ведущий к ней напрямую, закрыт. Придётся немного поработать.
- Что вы имеете в виду, командир? - слова Нестерова пугали медика.
- Мы сегодня с тобой уже ломали стену - улыбнулся он - Повторим.
Затея Кириллу не нравилась, но стоило попробовать.
- Поищи, чем можно разрушить стену - отдал приказ Нестеров.
Они разошлись по разным отсекам в поисках чего-нибудь покрепче, чем те ломики, которыми они орудовали в прошлый раз.
Командир отыскал целый склад таких полезных приспособлений. Он радостный пошёл обратно с двумя тяжёлыми кувалдами в руках.
- Вот - сказал он, встретив Кирилла - То, что нужно. А у тебя чего там?
Кирилл держал увесистый кубик пластилина.
- Это взрывчатка. Умеете ею пользоваться?
Улыбка засияла на лице командира.

***

Настя искала на консоли нужные переключатели, когда услышала звук шагов за дверьми. Стук в дверь, и на пороге стоял Кирилл.
- Как успехи? - поинтересовался он, заходя внутрь.
- Тут всё просто - сказала Настя, не отвлекаясь от поисков нужных кнопок, - Когда вы будете готовы? Я уже могу её отключить.
- Отключай через пятнадцать минут после того, как я уйду. За это время я успею дойти до туда и проникнуть в трубу. Подождёшь ещё и включишь турбину через минуту.
Настя кивнула. Когда Кирилл повернулся и уже вышел из центра управления, девушка бросилась за ним:
- Стой! Кирилл.
Медик обернулся.
- Постой - она догнала его.
Щенячьим взглядом, полным любви и нежности, Настя смотрела на него снизу вверх.
- Что-то случилось? - Кирилл не догонял к чему всё это, или просто притворялся.
- Нет. Всё в порядке. Просто - Настя не знала, как лучше выразиться, как сказать ему - Просто...
- Что? Говори же.
Настя помотала головой:
- Нет. Ничего. Ступай.
Кирилл только пожал плечами и тихо произнёс:
- Всё будет хорошо.
- Я знаю - сказала Настя в след удаляющемуся медику.

***

Взрыв разнёс толстую стену. Грохнуло так, что в ушах засвистело. Кирилл с командиром выбежали из соседнего отсека к месту взрыва. Окутанные чёрным дымом, они оглядели обширную пробоину в стене. Кирилл был одет в противопожарный костюм, на голову он нацепил шлем. Пояс его был обвязан системой, к которой уже была пристёгнута верёвка, вымоченная в воде. Командир облил водой Кирилла, похожего в этом костюме на космонавта, и пожелал ему удачи. Кирилл пролез через дыру в стене внутрь трубы. Сверху, прямо над ним крутились гигантские лопасти останавливающейся турбины. Кирилл посмотрел вниз. Чёрная бездна ждала его, углубляясь всё ниже, опускаясь на самое дно. Действовать нужно было быстро, времени в обрез и они уже выбивались из графика.
- Скорее! - крикнул командир - Найди, к чему можно пристегнуться.
Кирилл защёлкнул карабин за какой-то крюк прямо под вращающимися лопастями. Он был готов. Под его костюмом торчали автомат и вещмешок, создавалось такое впечатление, что на верёвке повис горбатый космонавт-пожарный. Кирилл бросил вниз сигнальный факел. Оплавленные стены осветились ярко-зелёным светом. Факел продолжал падать, Кирилл летел вслед за ним. Здесь было жарковато.
Командир не выдержал находиться рядом и покинул этот отсек.
А Кирилл спускался с большой скоростью. Он проскочил несколько ответвлений, защищённых толстыми решётками. Факел под ним всё ещё искрил и набирал скорость. Вскоре он исчез из виду.
Турбина снова начала вращаться, и Кирилл почувствовал это. Он отсчитывал метры, боясь пропустить свою остановку. Оставалось совсем немного, как вдруг Кирилл увидел под собой огненный шар, который летел прямо на него. Медика охватил жар. Огонь окутал Кирилла с ног до головы, пламя облизало его горячим языком. Кирилл застонал от боли, позабыв о своей миссии. Невыносимый жар плавил его костюм, проникал внутрь, покрывая тело ожогами. Турбина крутилась быстрее.
Горячий поток нёсся откуда-то снизу, вырывался из труб по бокам и струился сверху. Кирилл замедлил ход почти на самом конце верёвки. Слева он сумел разглядеть решётку, сквозь которую ему удалось протиснуться. В этот момент горящая верёвка пронеслась мимо него. Он успел вовремя. Кирилл завопил от жуткой боли, но продолжал двигаться по трубе. Он полз на четвереньках, измученный жаром. Костюм его почернел, стекло шлема закоптилось. Кирилл пролез через круглую заслонку и свалился на ребристую поверхность. Сил не было, чтобы подняться, поэтому Кирилл пополз по-пластунски. Рукой он смахнул с головы дымящийся шлем и перевернулся на спину, пытаясь отдышаться. Он весь дымился, словно только что побывал в аду. Лицо его горело, тело без конца обжигало. Кирилл стянул с себя обгоревшую систему, выбрался из опалённого костюма и плюхнулся на холодный металл. Он ощутил прохладу, лёгкий сквознячок, который бежал по полу. Кирилл протянул к потресканным губам флягу с водой. Он не мог отдышаться. Ему было жарко. Глаза от усталости закрылись, и он отключился прямо на полу.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.8 / голосов: 17

Быстрый вход