Ростки грядущего

Ветер стих, ни единый звук не нарушал тишину, царившую на старой дороге. Только в кустарнике у дороги попискивала какая-то мелкая птичка. Но вдруг умолкла и она. Как из-под земли на дороге возник странный зверь.

Предком этого зверя, несомненно, была домашняя собака, но ни один знаток прежних лет не сумел бы определить его породу, а большинство современников не задумываясь, отнесло бы его к мутантам. В чём-то такие люди были бы правы. Телосложение, в котором было что-то шакалье, встречалось у собак издревле, а вот черепная коробка, немного объёмнее, чем у сходного размера собаки, и странная чёрно-серая полосатая окраска выделяли зверя из других представителей волчьего рода.

Зверь издал звук, напоминающий прерывистый лай, осторожно принюхался и прошёл несколько метров вперёд. Вслед за ним на дорогу выбрался пожилой, очень худой человек посмотрел на обугленные остовы машин, сделал скупое движение рукой. Рядом с ним бесшумно появились двое в серо-зелёном камуфляже необычного покроя. Рядом с ними так же тихо двигались такие же собаки.

- Олег, Рем, пройдите вперёд.

Двое парней с собаками медленно обошли обгоревшую технику и исчезли в кустах на противоположной стороне дороги. Текли минуты, ни единый звук не нарушал тишину. Не меньше получаса пожилой человек стоял неподвижно, а его четвероногий спутник прилёг на заросшую травой колею.

Наконец один из парней показался между машинами:

- Никого. Мин тоже нет. Нападение было вчера, нападавшие перестреляли всех в машинах, а броневик сожгли гранатой. Затем машины разгрузили и сожгли.

- Слишком близко к нашей территории. И уже не первый раз. Проведите полное обследование, на это вам сутки. Завтра вечером жду вас на стоянке.

- Там трупы в овраге. Медик, возможно, понадобится. Для экспертизы.

- Какая тебе экспертиза в полевых условиях. Ладно, пусть Маринка с вами останется. А мы с Владом завершим круг.

- Не шуми. Нет у меня сейчас проводников. Понимаешь, нету! – староста мрачно смотрел на нервничающего караван-баши.

- Ни одного? Ты что, считаешь, что я мало предлагаю? Если дело в плате, то я готов повысить, – лицо начальника каравана на секунду напряглось, выдав переполняющие его эмоции. Он воспринимал упрямство старосты, как обычное вымогательство, с которым сталкивался много раз.

- У меня было четыре проводника. Стас ушёл с караваном неделю назад. Вернется, дай бог, месяца через два. Хабиб в Казани, пробудет там ещё долго, это наши местные дела. Альберт вчера женился и с молодой женой уехал на природу, как по обычаям положено. Это на неделю, как минимум. А Сашка болеет, ему не до работы. Ждите, Альберт придёт, так я его озадачу.

Караван-баши сжал кулаки и долго молчал, наконец произнёс сквозь зубы:

- Сами дойдём. Завтра с утра выходим.

Выйдя со двора старосты, купец мысленно произнёс несколько проклятий. Сроки поджимали, лучше было рискнуть, чем терять ещё неделю. Купец шёл с караваном первый раз, влез ради этого в долги, и если рейс будет удачным, имел возможность разбогатеть. А если провал… расплачиваться придётся всему роду, так подвести своих никак нельзя. Задержка в пути была совсем некстати.

- Салман, на два слова, – Хасан, двоюродный брат и начальник охраны, подошёл и понизил голос. – Завтра выходим?

- Завтра. Проводника нам не дадут, придётся искать путь самим. Ты здесь раньше ходил, тебе придётся вести.

- Есть вариант получше, – Хасан заговорщически улыбнулся и показал в просвет между двумя телегами.

Сначала Салман подумал, что в густой тени дерева стоит мальчишка-подросток, но когда присмотрелся, то увидел коротко постриженную девушку в мужской одежде. Она, узнав караван-баши, шагнула к нему и негромко сказала:

- Я могу вам помочь, если вы поможете мне.

- Чем ты можешь помочь? – Салман не совсем понял, что ей надо. Может быть, у неё кто-то из родственников может провести караван, и теперь ей надо заплатить за посредничество? Что же, это будет справедливо.

- Я весной ездила с родственниками в Ижевск. Я смогу провести караван, – выпалила она.

Салман посмотрел на девушку внимательнее. Сколько ей? Лет восемнадцать? Не больше, а может и меньше. Личико симпатичное, да и фигурка ничего. Грудь, правда, маловата, на его взгляд, но зато талия тонкая, и вся она… пропорциональная.

- Ты уверена, что сможешь провести? Знаешь, что с тобой будет, если заведёшь не туда?

- Знаю. Мне нужно выехать так, чтобы никто из наших этого не знал.

Почему-то она не желала, чтобы кто-то видел её отъезд. Почему? Преступница? Сомнительно. Беглая рабыня? Так тут вроде рабства нет. Или есть? Но в любом случае можно сэкономить на оплате, а выполнить её условия было несложно.

Марина села на лежащий ствол в метре от Олега. Парень сделал вид, что её не заметил. Марина отвернулась, но придвинулась ещё сантиметров на двадцать. С другой стороны от девушки присел Рем. Марина, коротко взглянула из-под чёлки и отодвинулась ещё ближе к Олегу.

- Вот так всегда, – Рем сделал вид, будто ужасно огорчён такой реакцией. – Маринка, ну почему ты меня так не любишь?

- Рем, зачем тебе моя любовь? – Марина бросила на парня весёлый взгляд. – Мало тебе Кати, мало тебе Симы, которые по тебе не первый месяц ночами тоскуют. И вообще, чего тебе от меня надо? Я девушка честная.

- Что надо парню от такой девушки? Я, может, по ночам не сплю, извёлся весь. Неужели тебе совсем меня не жалко? Хотя бы массаж сделала перед сном. Если не умеешь, могу тебе показать.

- Ага, – девушка уже откровенно развлекалась. – Как на сеновал тащить, так много вас, а как посвататься, так и нет никого.

- Тебя затащишь… замучаешься тащить. А посвататься – вон, Олег посватался, что ты ему сказала?

Веселье девушки как ветром сдуло, она посмотрела на Олега, который поглаживал собаку и делал вид, что разговор его совершенно не касается. Ни разу он не вспоминал своё неудачное сватовство. Марина в который раз подумала, что в их отношениях что-то не так.

С десяти лет про них говорили «жених и невеста», сначала в шутку, как обычно говорят о мальчике, который дружит с девочкой. Потом всерьёз, после того, как Олег начистил морду парню, позволившему себе в адрес Марины несколько слов, которые говорить не следовало.

Но когда Олег наконец посватался к девушке, она отказала ему, да ещё и посмеялась. Язычок у неё, когда надо, был остёр, как бритва, так что подробности сватовства долго ходили по Ижевску в виде анекдотов. Она сама потом толком не понимала, что на неё нашло. Сначала хотела просто помучить парня, пусть поволнуется. Думала, что он сделает ещё одну попытку, и вот тогда, а может и на третий раз, она немыслимо осчастливит его, согласившись стать его женой. Но повторного предложения не последовало.

Рем тем временем встал, с треском отломал несколько сухих веток.

- Олег, хватит с девочкой заигрывать, разжигай костёр и ставь «ракушку». А я дров соберу, – он подмигнул Олегу и скрылся.

К чему было уходить за дровами так далеко, Олег так и не понял. Вбил обухом в землю две рогульки, положил стальной пруток, найденный на месте гибели каравана, достал огниво, и скоро костерок уже весело потрескивал, а Олег взялся за «ракушку»

Марина всё это время чистила картошку, крошила овощи для супа и злилась на саму себя. Впервые за год осталась с любимым наедине, а сказать то, что давно хотела, не получается. Всегда кому угодно могла сказать такое, отчего подружки смущались и убегали домой, а тут язык прилипает к нёбу и дыхание останавливается. Подумать только, ради него пошла в Патруль, шляется по лесам, как дикарка, а он за месяц даже ни разу не попытался заговорить. А самой начать Марине не позволяла гордость и воспитание. Она была твёрдо уверена, что девушка ни при каких условиях не должна сама предлагаться парню.

Так и промолчали они до тех пор, пока Рем не вышел из леса, сгибаясь под тяжестью увесистого куска бревна.

Двух толстых двухметровых брёвнышек было достаточно, чтобы костёр горел всю ночь. Рем заглянул в пустой котелок, отхлебнул из кружки курильского чая, вздохнул:

- Вот прошёл ещё один день моей непутёвой жизни. Маринка, как насчёт массажа на ночь? Чур, я первый.

Маринка отправила в рот последнюю ложку супа и подобрала корявое полено:

- Ты подставляй спину-то. Сейчас будет тебе массаж.

Олег бросил взгляд на первые звёзды и начал развязывать шнурки:

- Вы как хотите, а я спать.

- Маринка, ты между нами ляжешь, – глянул на медичку Рем. – И нам приятнее, и если какой медведь придёт, пусть не с тебя начинает.

Ария и Алга, лежащие на противоположной стороне костра, одновременно фыркнули. Олег улыбнулся и полез в «ракушку».

Парни уснули быстро, а Марина долго лежала без сна и прислушивалась к звукам леса. Ветра не было, поэтому голоса ночных птиц далеко разносились во мраке. Толстые куски брёвен тлели почти бесшумно, только изредка потрескивая. Рем во сне пошевелился, вынудив девушку подвинуться ближе к Олегу. Через несколько ударов сердца она придвинулась ещё ближе, уже без повода. От близости того, с кем она собиралась связать свою судьбу, стало жарко. Марина чувствовала грудью его спину, ощущала, как совсем близко бьётся его сердце, и думала о том времени, когда они будут так же лежать под одним одеялом, но не будет между ними никаких недоразумений. А может быть, если бы они с Олегом ночевали вдвоём, все сложности исчезли бы уже к утру? Она представила, как его руки медленно обнимают её, ложатся на те места, которые ещё не бывали в руках ни у одного парня.… Такие мысли пьянили, как стакан вишнёвки, ей было сразу и стыдно, и хорошо. А он спит, чурбан бесчувственный, не думает о том, что рядом, только руку протяни, не может заснуть его счастье. Ведь мог бы, не нарушая приличий, повернуться и обнять.… Вряд ли он сделает так, даже если проснётся, у парней есть свои правила чести. В походе, когда парни и девушки спят под одним одеялом, вероятность быть облапанной гораздо ниже, чем на танцах. Обычно это облегчает жизнь, но сейчас Марина была слегка разочарована.

- Направо, – Снежана показала на прогал между рощами и, увидев непонимающий взгляд караван-баши, пояснила. – Впереди радиационное пятно. Метров двести в поперечнике.

Салман, уже собиравшийся дать команду об остановке на ночлег именно там, подозрительно глянул на девушку:

- У тебя же нет детектора. Ты цену себе набиваешь?

- Нет, – Снежана улыбнулась. – Я просто помню, мы здесь проезжали на обратном пути.

Один из охранников достал детектор, подъехал к поляне, но сразу отъехал назад, крикнув, что всё тут заражено.

- А откуда здесь радиация? – Хасан подъехал и с любопытством прислушался.

- Не знаю. И никто не знает.

- Шайтан, что с землёй сделалось. Сначала Тьма, потом резня, теперь куда ни плюнь, какая-нибудь гадость. Как Аллах мог допустить такое?

- Не тебе осуждать Аллаха, – оборвал его Салман и повернулся к Снежане. – Где здесь лучше остановиться на ночлег?

- Через километр будет удобное место. Там заночевать можно, а завтра, если всё будет хорошо, мы оставим Дикие Земли.

Борис Егорович, которого подчинённые за глаза называли Хлыстом, выслушивал доклад Олега, время от времени задавая вопросы. Уже подробно разобрали, сколько было нападавших, как произошло нападение, откуда и из какого оружия стреляли.

- Трупов девятнадцать, там вместе с караваном было несколько семей из-за Диких Земель, их по одежде сразу видно. Все караванщики – со следами пуль в самых разных частях тела, большинство погибли в бою, а раненых потом добили и отволокли в овраг. Те, гражданские, присоединившиеся к каравану, судя по всему, сопротивления не оказывали, сдались без боя. Их отвели к тому же оврагу, возможно, сначала заставили оттащить тела караванщиков, и пустили по пуле в затылок.

- А следы?

- А вот со следами опять та же история, командир. Обрываются следы, доходят до речки и всё. Там лодки причаливали, скорее всего, опять по воде ушли.

- Завтра переправимся через реку и будем искать на той стороне. Не исключено, что они высадились не так далеко, там ещё одна караванная тропа проходит, могли выйти на неё.

- Добрались, – Снежана радостно улыбнулась и победно посмотрела на караван-баши. – Сейчас уже нечего бояться, Дикие Земли пройдены, ещё километров десять, и территория Альянса.

Салман благосклонно кивнул, приказал обустраивать ночлег, пока не стемнело и оглянулся на болотистый луг, через который с трудом пробиралась хвостовая часть каравана. Вынужден был признать, что без проводника добирались бы раза в четыре дольше, и то если бы повезло. А если бы не повезло, все так и остались бы в Диких Землях. Болота и заросли колючего кустарника, да ещё с всякими сюрпризами, образовывали дикий лабиринт, меняющийся почти ежегодно. Хасан, ходивший здесь два года назад, через день полностью потерял ориентацию, наезженные дороги заканчивались тупиками, а с виду непролазные заросли при подходе внезапно открывали тропинки. Хорошо, что возвращаться придётся более простым способом: сплавиться на плоту до самой Астрахани.

Хасан подошёл и бросил на хозяина вопросительный взгляд. Тот, молча, кивнул. Начальник охраны спросил девушку:

- У тебя нож далеко? Одолжи на минуту.

- Та, ничего не заподозрив, вытащила из ножен небольшой нож и протянула его рукояткой вперёд. Хасан взял нож, а второй рукой резко толкнул Снежану. Она отлетела назад прямо в руки ещё двоих охранников.

- Развлекайтесь, парни, она ваша.

Охранники со смехом и шутками потащили Снежану к телегам, на ходу срывая с неё одежду. Хасан направился к костру, где караванщики уже поставили на огонь большой котёл. Сзади слышались отчаянные крики и мольбы девушки, люди со стоянки начали стягиваться туда.

Салман отправил в рот ложку супа и подумал, что удачно решил проблему с проводником. Сэкономил плату, да ещё дал охранникам развлечение после долгого пути. Кстати, Хасан не присоединился к остальным. Странный он какой-то, Салман ни разу не видел, чтобы его начальник охраны посетил бордель или купил наложницу. Хранит верность своей Индире. Одно время Салман подозревал его в иных склонностях, но мальчиками Хасан тоже не интересовался.

Через два часа, когда на небе зажглись первые звёзды, к Салману подошёл один из охранников:

- Хозяин, что с этой потом делать?

- Делайте, что хотите, но на рассвете она должна быть закопана вон там – Салман показал на полянку за ближайшими деревьями.

Его наложница, пятнадцатилетняя узбечка, купленная перед поездкой, смотрела из-под покрывала с ужасом. Снежана уже замолчала, но хохот и комментарии караванщиков не оставляли сомнений, что забавы продолжались. Салман привлёк к себе дрожащее тело. Кажется, эта девчонка боится, что он может поступить с ней так же, если она ему не угодит. Зря боится, зачем убивать, если можно продать? Прибыль превыше всего. Но говорить ей об этом не обязательно.

Олег неспешным шагом двигался по лесу. Ария шла впереди, пока всё спокойно, она не шумела. Неопытная собака даёт понять всем обитателям леса о приближении человека, но псы Альянса, результат генетических экспериментов начала двадцать первого века, по уму не уступали семилетнему ребёнку, и вполне поддавались обучению. Сейчас патрульные шли редкой цепью в поисках следов неуловимых охотников за караванами. Перед каждым патрульным двигалась зигзагом собака, так что полоса прочёсывания была довольно широкой. Не могут же эти налётчики совсем не оставить никаких следов.

Ария негромко тявкнула, привлекая внимание Олега. Судя по её голосу, опасности не было, но срочно требовалось его присутствие. Олег ускорил шаг и вышел на полянку, где Ария разрывала небольшой земляной холмик. Увидев хозяина, она на мгновение отвлеклась и издала что-то среднее между ворчанием и лаем. Насколько Олег понял, она настоятельно просила присоединиться.

Понимать собаку, даже такую умную, непросто. Только когда вырастишь её со щенячьего возраста, когда общаешься с ней ежедневно, её звуки начинают обретать смысл.

Крупные комки сухого грунта плохо поддавались собачьим лапам. Олег снял с пояса лопатку, но Ария попросила его быть поосторожнее, поэтому он начал извлекать крупные куски руками, а мелочь Ария выбрасывала лапами. Через несколько секунд стала видна человеческая рука.

Когда Олег вытащил обнажённое девичье тело из ямы, Ария ткнулась носом и заскулила. Олег переспросил:

- Как жива? – он положил пальцы на шею, чуть придавил и повернулся к подбежавшей Марине. – Медичка? Так не стой, делай что-нибудь.

Прочёсывание прекратилось, отделение быстро стянулось на поляну. Оценив ситуацию, следопыты занялись осмотром места, поиском следов и улик. Через час на привале уже горел костёр, а патрульные собрались к нему, обмениваясь информацией.

Марина подошла к костру, присела на пенёк. Хлыст сразу спросил:

- Как она?

- По-прежнему без сознания. А физическое состояние… изнасилование, куча ушибов и ссадин, сломаны обе руки и не меньше двух рёбер. На голове след удара, возможно сотрясение мозга. Я что могла, сделала, но тут врач нужен.

- Тогда выделяю двух человек, конные носилки, доставьте её в госпиталь. Олег, ты её нашёл, теперь ты за неё отвечаешь. Проводишь до госпиталя, и убедишься, что всё в порядке. Потом зайдёшь в штаб и доложишь. А мы ещё дней на пять задержимся. Рем, раз вы друзья, пойдёшь с ним.

- Может, медика отправить? – Рем, судя по всему, решил, что если Олега с Мариной оставить наедине подольше, то они точно помирятся.

- Медик нам нужнее.

Когда Олег с Ремом внесли носилки в приёмную госпиталя, дежурная сестра сразу позвала врача.

- В ту комнату. На стол – врач сразу оценил ситуацию. – Что с ней?

Выслушав парней, он скрылся, и больше часа патрульные ждали в приёмной. Наконец, Рем не выдержал:

- Я пошёл домой, чего здесь сидеть? Завтра утром придём и узнаем всё.

Он скрылся, а Олег откинулся к стенке и продолжил ждать. Ещё через час врач вышел и присел рядом.

- Я её в палату направил, полежит несколько дней. Кстати, как я понял, она не местная. Кто платить будет?

- Я заплачу, – для приезжих вся медицина была платная, но цены вполне доступные, а патрульный зарабатывал достаточно, чтобы этот вопрос его не сильно напрягал.

Салман сидел в маленьком ресторанчике и неторопливо ужинал. Шашлык был приготовлен отлично. На родине Салмана готовили иначе, но этот способ тоже был хорош. Ещё бы к нему графин охлаждённой водочки, пока Аллах не видит, но предстоящие переговоры лучше вести с трезвой головой. Пока дела шли вполне неплохо. Вьючные лошади уже нашли себе новых хозяев, груз тоже был распродан больше чем наполовину. Сухофрукты и орехи действительно ценились здесь дорого, табак и чай – ещё дороже. А больше всего заработал на шёлковой ткани и пряностях. Теперь нанятые лесорубы строили плот, на котором он собирался плыть назад. Оружие и боеприпасы уже заказаны, как только плот будет готов, можно грузить. Но его покойный родственник дал ему ещё один контакт, который при удаче мог принести немало выгоды.

За стол торговца вдруг присел человек лет тридцати, одетый бедновато для такого заведения. Простая рубашка, широкие серые брюки, лёгкие ботинки, кобура на ремне. Так почти все мужчины здесь ходят. Лицо совершенно незапоминающееся, на улице взгляд скользнёт по такому и тут же забудет.

- Скоро полночь, – он ухмыльнулся и откинулся на спинку стула.

Салман молчал, неторопливо пережёвывая предпоследний кусок шашлыка. Прожевав, дотянулся до последнего и отправил его в рот. Молчание затягивалось.

- Полночь, – повторил гость. – Полнолуние. Сегодня оборотни выходят из своих нор.

Салман положил на стол золотой предмет, напоминающий полумесяц. Мгновение, и в руке незнакомца мелькнул такой же предмет, который идеально сошёлся с лежащим на столе полукругом. Гость кивнул.

- Керес захочет узнать, почему не приехал Абдулла?

- Суровые времена, смерть ходит за торговцем по пятам. И даже опытный человек не всегда сможет уйти от неё.

- Смерть приходит за всеми. Пожалуй, я тоже закажу чего-нибудь, – он поднял руку, и через несколько секунд у стола возникла симпатичная официантка. – Милая, принеси солянки.

- Возможно, что у меня с Кересом тоже может быть взаимовыгодное сотрудничество.

- Возможно, когда мы обсудим некоторые спорные моменты, я спрошу его об этом. А пока расскажите мне о дороге сюда. Что изменилось на караванных путях?

Салман понимал, что разговор о деле не начнётся, пока не закончится неторопливая беседа о том о сём. Поэтому поддержал разговор, рассказав о новостях с юга. В свою очередь узнал, кто есть кто в Ижевске и в Альянсе. Полезная информация – тоже товар, обменять его на свой такой же никогда не бывает лишним.

Как бы невзначай, незнакомец задавал вопросы, во-первых, говорящие о том, что он в курсе всех дел Абдуллы с местным криминалитетом, а во-вторых, проверяющие, тот ли Салман человек, за которого он себя выдаёт. Только через полтора часа он, наконец, спросил:

- Уважаемый, а в чём может выразиться упомянутое вами сотрудничество?

Салман понял, что проверку он прошёл, но ничем не выдал своей радости.

- Мне нужен тот самый особый товар, который вы поставляли Абдулле.

- Товар дорогой и сложный в хранении. Но кое-что есть. Вы останетесь довольны. Осталось обсудить условия…

- Ветка? Не против, если я здесь присяду? – Олег опустился на скамейку у калитки небольшого домика.

- Присядь, скамейка бесплатная, – девушка, возившаяся с цветами в палисаднике, оторвалась от своего занятия, подошла к забору. – Что, устал?

- Давно тебя не видел. Недели две.

- Семнадцать дней, – она улыбнулась, отчего её лицо как будто осветилось изнутри. Улыбка была настолько заразительной, что Олег улыбнулся в ответ.

- Так и хочется спросить: как жизнь, как дела? Просто для завязки разговора.

- Если для завязки разговора, то не надо. Лучше скажи, ты что, женился?

- Нет, с чего ты взяла?

- Как же, у тебя дома живёт какая-то молодая-симпатичная. Или ты будешь врать, что это твоя двоюродная сестра, погостить приехала?

- Нет, – Олег улыбнулся, услышав в голосе Ветки оттенок ревности. – Она из-за Диких Земель…

Он рассказал собеседнице историю Снежаны, а потом добавил:

- Жить ей негде, а у нас есть свободная комната. Мать давно мне намекает, что в доме нужна помощница, вот я ей и привёл. Она устроилась в пекарню, так что не тунеядствует

- Мне кажется, твоя мама имела в виду другое.

- Да, наверное. Но теперь у неё нет повода настаивать на моей женитьбе.

- Будет, – она снова улыбнулась. – Станет намекать, что не против внучат понянчить.

- Да, тут Снежана ничем не поможет. Вряд ли она в ближайшие годы захочет иметь дело с мужчиной. Что-то я разболтался, как думаешь? – Олег сам не понял, почему при разговоре с Ветой он так откровенно выболтал то, что вообще-то привык держать при себе. Но девушку беспокоило другое.

- Так получается, что этого торговца вы установили?

- Да, установили. Тот самый караван, который пришёл месяц назад. Шестьдесят лошадей, помнишь?

- Да, я помню. Почему он ещё на свободе? За такое стрелять надо.

- Нечего ему предъявить. Он не нарушил ни одного закона Альянса, преступление было совершено за границей, Снежана в тот момент не имела к Альянсу никакого отношения.

- А её родственники? Насколько я знаю, в тех местах, откуда она родом, за такое род убьёт кого угодно. Надо им сообщить.

- Она – изгой. Там такая история, лучше не рассказывать. Род от неё отказался, мстить некому. Если только она сама попробует, когда они поплывут обратно. Когда выйдут за границу.

- Если она решится, я ей винтовку одолжу. И, пока они здесь, пусть приходит со мной к отцу на стрельбище, потренируется.

- Прямо вместе с твоими девочками?

- Почему бы и нет. Но всё равно, человек, способный на такое будет спокойно ходить по городу? Пусть по закону мы ему ничего предъявить не могли, но мы могли создать ему такую репутацию, что он даже горсти навоза не смог бы продать. Почему Патруль этого не сделал?

- Потому, что он просто ушёл бы севернее. Сейчас Патруль наблюдает за ним и если он нарушит закон, хоть на палец… – Олег не стал говорить о том, что Салман встречался с Кересом, которого Патруль давно подозревал в тёмных делах. Вот только доказательств не было.

- Да, что я тебе хотела сказать, – она на секунду заколебалась, потом закончила. – Мы с ученицами завтра выходим на речку, а я одна. Сходишь со мной?

- Схожу, – Олег сначала согласился, а потом удивился, как легко вылетело это согласие. – У меня всё равно выходной.

– Я знаю. Мы в семь утра выходим. Зайдёшь за мной в половине седьмого?

Караван-баши разглядывал плот. Хороший плот, больше ста кубометров делового леса. За такую древесину хорошо заплатят в Астрахани, где хорошего леса всегда не хватает. Салман кивнул и повернулся к бригадиру плотников:

- Хорошо. Теперь вот что. Вот отсюда и дотуда – палубу из досок. Сороковка. Вот тут, по краю, положите вдоль плота дубовые брёвна, не меньше полуметра. Между торцами – зазоры.

- Обстрела боитесь? Сделаем. Два дня на доделку, как условились.

Салман кивнул. Бригадир отошёл, а торговец подумал, что этот поход пока складывается удачно. Главное – оружие и боеприпасы, мало кто в последние годы торгует такими вещами. Одно это окупит весь рейс. Лес тоже не даром уйдёт. А если получится сделка с Кересом, то совсем хорошо.

Ветка открыла калитку и немного задержалась, прежде чем войти. Олег воспользовался моментом, приобнял девушку за талию и поцеловал в губы. Она ответила, но когда он хотел продолжить, вырвалась и захлопнула за собой калитку.

- Посватай сначала, а потом руки распускай.

Олег с улыбкой смотрел на загорелое лицо, почти невидимое в темноте. Девушка чуть придвинулась, провела рукой по его щеке и скрылась прежде, чем он успел попрощаться. Олег вздохнул и направился домой, чувствуя в теле необычайную лёгкость. Как и не прошатался весь день с полутора десятками девочек-подростков.

Ария ждала его на перекрёстке. Принюхалась, фыркнула и что-то проворчала.

- А вот это не твоё собачье дело. Пошли домой.

Возле ворот Олег увидел толпу народу. Не меньше двух десятков человек стояли и что-то обсуждали. Явно случилось нечто неординарное, раз люди собрались в такое время Олег, обеспокоенный всерьёз, попытался выяснить, что случилось. Оказалось, что Снежана застрелилась меньше часа назад. Подробности он узнал у своей матери:

- Я увидела в окно, что Марина с ней разговаривает. Вроде спокойно, я вышла во двор, а пока выходила, там уже всё изменилось. Марина как с ума сошла, такое ей говорила…

- Что же она сказала такого?

- Дословно не помню, но смысл такой: как ты посмела такая и сякая моего суженого отбить? Да такими словами! Я и повторить такого не могу. Откуда только таких набралась? Как её только не обозвала, я её выпроводила за калитку и сказала больше не приходить. Так она на прощание крикнула, что с этой шалавой караванной ещё разберётся.

- Свихнулась! – Олег сжал челюсти.

- Снежана слушала всё это спокойно, улыбалась, а та от этого ещё больше расходилась. Когда я Марину выводила, Снежана вошла в дом, взяла дробовик, тот, что на кухне висел, вышла в сад через заднюю дверь и выстрелила себе в голову. Вот сюда.

Олег кивнул. Картечь при таком направлении снесла Снежане полчерепа.

Плот остановился в четырёх метрах от берега, длинные доски соединили его с сушей. Двое охранников прошли на берег, навстречу вышли четверо вооружённых парней.

Салман увидел Кереса среди встречающих и успокоился: не будет вожак подставляться, засады нет.

Здесь когда-то был посёлок. Сейчас большинство домов рухнули, а на развалинах уже выросли кусты и молодые деревца. Но одно из зданий, большое кирпичное, построенное не позже, чем сто лет назад, ещё стояло. Салман, сопровождаемый четырьмя охранниками, вошёл внутрь. К его удивлению, внутри горел электрический свет.

В загоне рядом с входом сбились в кучку больше десятка девушек. Испуганные глаза, не отрываясь, смотрели на вошедших. Керес открыл загон и вошёл внутрь.

- Встать, – негромко скомандовал он, обращаясь к пленницам.

Девушки поспешно вскочили и выстроились в неровную линию. Салман медленно пошёл вдоль ряда, рассматривая испуганные лица. Блондинки, брюнетки, шатёнки. Все молодые и, по меньшей мере, симпатичные. Выгодный товар.

Салман остановился перед одной из пленниц, взял рукой за подбородок, приподнял. Красавица. Длинные золотистые волосы, правильные черты лица, в больших голубых глазах плещется ужас.… Да, это тебе не Ижевск, красотка. Здесь для тебя один закон – воля владельца, и ты будешь делать то, что владелец скажет. Нет уже недоступной гордячки, уверенно идущей по улицам родного города, есть бесправная рабыня, не имеющая собственной воли. Ты уже знаешь, что с тобой будет, если посмеешь проявить непокорность? Судя по взгляду, знаешь.

- Как тебя зовут?

- Наташа, – прошептала та, вся дрожа.

- Сколько тебе лет?

- Семнадцать.

- Подними, – его палец коснулся блузки.

Девушка торопливо задрала блузку, обнажив полушария грудей. Салман протянул руку и несильно сжал одну из них, провёл пальцами по животу. Она застыла, боясь даже дышать. Керес спросил:

- Что, всех будешь смотреть?

- Да. И мой врач посмотрит. А то среди них могут быть и больные, и беременные.

- Больные-то понятно, тебе не нужны, а чем тебе беременные не нравятся? – Керес был недоволен. – Двоих покупаешь вместо одной.

- За беременных плачу на треть меньше.

Главарь поморщился, а затем скомандовал пленницам раздеться. По ряду пробежали вздохи и всхлипывания, а затем шорох снимаемой одежды.

Посты вокруг бандитской базы, разумеется, были. Но против псов Альянса в сочетании с несколькими специалистами по снятию часовых, они оказались бесполезны. В течение пары часов подходы к базе оказались никем не прикрыты, и патрульные заняли позицию вокруг. Теперь следовало дождаться, пока не начнётся погрузка пленников на плот, а то купец запросто может заявить, что и не собирался делать ничего подобного, а этот бандит хотел его подставить.

Задача отделения Хлыста, куда входил и Олег, была с виду несложной. По сигналу захватить плот, подавить любую попытку сопротивления и пресечь попытки уплыть, если таковые будут. Но на практике всё осложнялось тем, что у сходней дежурили двое с автоматами, готовые стрелять во всё, что покажется опасным. А ещё двое залегли на плоту так, что их даже видно не было, тоже надо полагать не с пустыми руками. Ещё четверо прохаживались по палубе, и глупо было ожидать, что они сразу бросят винтовки, стоит представиться.

Слабым местом обороны плота было то, что места прикрепления всех якорей хорошо простреливались, и поднять их под обстрелом было невозможно. Значит, достаточно положить всех за укрытия, а затем предложить сдаться. В случае отказа – перестрелять.

Ария лежала рядом не шевелясь, даже ухом не вела. Мысли перескочили на события последних дней, похороны Снежаны.… Немного людей было на тех похоронах. Олег чувствовал свою вину в случившемся, всё-таки девушка жила в его доме. Мог бы уделить больше внимания, крыша над головой – это ещё не всё. Хотя общественное мнение, безусловно, считало виновной Марину. Бывали и раньше девичьи разборки из-за парней, но до подобного ни разу не доходило.

Марину он видел с тех пор только раз, на следующий день. Она плакала навзрыд, говорила, что не хотела ничего такого, просто хотела дать понять ему, Олегу, что неравнодушна к нему. Но после первых претензий, когда увидела на лице Снежаны уверенную улыбку, решила, что попала в точку и от ревности чуть с ума не сошла. Олег ничего не сказал, повернулся и ушёл. А на следующий день отправился в Дикие Земли выслеживать банду.

Другие патрульные тоже ни разу не вспомнили про медичку. Марина была вычеркнута из всех списков, для Патруля она стала чужой. За совершение неэтичного поступка, несовместимого со статусом патрульного.

Салман шёл к плоту, разглядывая захлёбывающихся слезами девушек. Они медленно спускались к реке, прищёлкнутые браслетами к общей цепочке. Выгодная сделка. Сейчас осталось спуститься к плоту, погрузить товар, рассчитаться с поставщиком, и можно отчаливать. А на большой реке плот почти неуязвим, это не вьючный караван. Несколько недель – и в Астрахани. Кстати, в следующий раз можно и мужчин-невольников загрузить. Пусть не так прибыльно, но всё равно. Взгляд торговца, уже в который раз, вернулся к Наташе. Девушка горько плакала, прикрыв лицо свободной рукой. Почему-то при взгляде на неё сердце начинало чаще биться. Да, ближайшую ночь он проведёт с ней. А может быть и всю обратную дорогу. Эта мысль улучшила его настроение.

Керес наоборот хмурился и беспокойно поглядывал по сторонам. Что-то не нравилось многоопытному разбойнику, и его люди, чувствуя настроение вожака, тоже были напряжены.

До плота осталось не больше сотни метров, когда над поляной разнёсся усиленный мегафоном голос:

- Это Патруль. Всем бросить оружие и лечь на землю. Вы окружены. Сопротивление бесполезно…

- Привёл Патруль, гад! – лицо Кереса перекосилось. – Получи!

Автомат выпустил очередь, превратив лёгкие Салмана в фарш. В ту же секунду Хасан прострелил Кересу череп, а ещё один караванщик срезал очередью ещё двух разбойников.

Пленницы попадали на землю, бандиты, которым не стоило ждать пощады, метнулись к кустарнику на противоположной стороне поляны. Охрана каравана, огрызнувшись автоматными очередями, попыталась прорваться к плоту, но один за другим падали под прицельным огнём.

Олег выстрелил в одного из охранников, который попытался поднять якорь. Остальные попадали на плот, невидимые с берега. Отделение расстреляло нескольких бандитов, пытавшихся скрыться в их направлении, а затем стрельба прекратилась.

- Эй, на плоту! – раздался тот же голос. – С вами говорит капитан Муратов. Предлагаю сдаться без боя. Ваш хозяин мёртв…

- Хрен тебе!!! – с плота ударила длинная очередь. Стрелявший тут же успокоился с пулей в черепе, но остальные тоже открыли огонь. Частый и неприцельный.

Перестрелка продолжалась недолго, чуть больше получаса. Последний оставшийся охранник постоянно менял позицию, отвечая одиночными выстрелами, пока наконец не получил пулю во время очередной перебежки.

Ария тенью метнулась по сходням на плот, за ней последовали ещё два полосатых зверя. За полминуты они пробежались из конца в конец, протявкали, что на палубе все мертвы, а затем дружно рванулись в палатку. Оттуда раздался визг, а потом всё стихло. Рем, при виде такого безрассудства, выругался и кинулся к сходням. Остальные патрульные последовали за ним.

Судя по собачьим голосам, угрозы на плоту уже не было. Рем распахнул палатку и усмехнулся.

- Этого следовало ожидать. А я про неё забыл совсем.

Ария держала зубы на горле совсем молодой девушки. Та, увидев людей, попыталась дёрнуться, но Ария чуть сжала челюсти и предостерегающе прорычала. Олег положил ладонь ей на загривок:

- Отпусти.

Ария отступила и с гордым видом села на пол. Рем взял за локоток прикрывшую лицо девушку и вывел её на свет.

На берегу тем временем всё шло своим чередом. Пленниц уже освободили от цепи, большинство из них со слезами радости и восторженным визгом обнимали патрульных, а четверо ревели, сбившись в кучку.

- Чего это они? – Олег повернулся к Хлысту. – Не рады, что ли?

- Эти четверо не наши. Из тех, кто шёл к Ижевску через Дикие Земли. У них тут ни родни, никого, всех постреляли эти, – Борис Егорович показал на трупы. – Разницы между ними и нами они пока не видят. Тут ещё кое-кто из наших сделал движение поухаживать, олух царя небесного. Они в банде натерпелись такого, что, теперь у них от таких движений истерика. Сейчас, девочки слегка успокоятся и пусть объясняют своим сёстрам по несчастью, что бояться нечего.

- У этой вроде нет истерики, – Рем показал на выведенную с плота наложницу Салмана. Та стояла, прикрыв лицо накидкой, и прислушивалась к разговору. – Куда её? Ко всем?

- Нет, Рем. С ней разведчики будут разговаривать, она может много знать о южных землях. А потом, в качестве платы, помогут ей устроиться.

Олег подошёл к знакомой калитке уже в темноте, когда на небе появились первые звёзды. Шагнул к окну и негромко поцарапал раму. Отошёл и присел на скамейку. Ждать долго не пришлось, Ветка вынырнула из темноты и присела рядышком.

- А я думала, что ты не придёшь.

Она сидела настолько близко, что он чувствовал тепло её тела.

- Пришёл. А то, что поздно, так весь вечер вещи собирал. Завтра на рассвете выезд, мы сплавляемся в низовья реки. Всем отделением.

- Зачем? – её голос чуть дрогнул.

- Выручать тех, кого продали на юг два месяца назад. Там, в банде пара человек осталась в живых, так они всё рассказали: куда, кому и за сколько. Вот так.

- Это ведь надолго?

- Да, пока туда, пока оттуда, только к зиме обратно попадём. Ты меня ждать будешь?

Девушка замерла, затаив дыхание, потом очень тихо спросила:

- А ты хочешь, чтобы я тебя ждала?

- Хочу. Так подождёшь?

- С тринадцати лет ждала, так что до зимы точно подожду. Ты только возвращайся, – она схватила парня за плечо.

Олег обнял её, она послушно приникла к нему. Губы их встретились…

- Пусти, – наконец выговорила Вета, спрятав лицо у Олега на груди. Тот только крепче сжал объятия. Она замерла и расслабилась.

Медленно всходила луна, а молодые люди сидели, обнявшись, целовались и не хотели отрываться друг от друга. Олег шепнул:

- Пойдем, погуляем…

- Не пойду, – девушка прижалась плотнее. – Я же не железная.

- То есть? – не понял парень.

- То есть, если мне придётся ждать, то и ты подожди. Заодно убедишься, когда вернёшься, что я была тебе верна.

Олег только сейчас понял, что она имела в виду. Не то, чтобы он совсем о подобном не думал, но сейчас на какое-то время потерял дар речи.

Дверь дома открылась и раздался мужской голос:

- Ветка! С кем ты там?

- Со мной, дядя Саша, – ответил вместо девушки Олег.

- Ты девке совсем голову вскружил. Смотри, а то я тебе отверну.

- Хорошо, дядь Саш. Я тут ей предложение сделал. Руки и сердца. Она согласилась.

Ветка чувствительно ткнула ему кулаком под рёбра, но возражать не осмелилась. Отца она почему-то побаивалась. Тот, переварив новость, спросил с притворной суровостью:

- А моё разрешение что, не обязательно?

- Вот, спрашиваю, – Олег сдержал улыбку.

- Ладно, подумаю. А сейчас пусть идёт домой, завтра наговоритесь.

- Завтра я уже уеду, дядь Саш. Теперь долго не поговорим. Не волнуйтесь, верну в целости и сохранности.

Олегов будущий тесть что-то поворчал насчёт современной молодёжи, а затем дверь захлопнулась. А молодые люди продолжили шептаться на скамейке. Спать им совершенно не хотелось. Так и прошептались они до того момента, когда утренняя заря погасила звёзды в небе.

Распрощавшись с Ветой, Олег за десять минут дошёл до дома, оседлал лошадь, попрощался с роднёй, вышедшей из дома, и отправился на место сбора. Проходя мимо одного из домов, увидел Рема, целующего взасос черноволосую девчонку. Та, заметив живого свидетеля, жалобно пискнула, вырвалась, запахивая на груди рубашку, и исчезла во дворе.

- Олег, ты не вовремя – Рем начал отвязывать уздечку от забора. – Попрощаться по-человечески не даёшь.

- Нашёл место. Что, трудно было в сад зайти? Там такие заросли, что точно никто не увидит, да ещё и скамейка есть.

- Мы и так в этом саду всю ночь просидели, это я так, расставаться не хотелось. Сима – просто прелесть.

Вышеупомянутая Сима выскочила из калитки, уже закутанная в шаль поверх рубашки, всучила Рему узелок, что-то прошептала на ухо, получила ещё один поцелуй и скрылась. А патрульные направились к пункту сбора. В планах было: добраться до вечера к плоту, переночевать на месте и отплыть на следующем рассвете.

Ваша оценка: None Средний балл: 9.2 / голосов: 19

Быстрый вход