Армагеддонотерапия. Глава 10. Гроза

Тучи заслонили мерцающие звёзды, скрыли из виду диск луны и погрузили путников в полную темноту. Немного похолодало, разрядив дневную жару, и далеко в небе засверкали молнии. Кирилл начал волноваться:
- Нужно успеть до того, как начнётся дождь.
Они прошли пустошь и перебрались на другой берег через дамбу. На дороге их ждала потрёпанная газель, двери и капот которой оказались открытыми настежь.
- Нет! Нет! Нет! - завопил медик, подбегая к машине, - Чёрт! - он топнул ногой, разозлившись.
- В чём дело?
- Над нашей тачкой кто-то поработал - Кирилл стукнул каблуком по открытой двери.
- Что будем делать? - спросила Настя, заглядывая в кабину.
Внутри стояла вонь, как будто что-то сгнило. Оторванный руль валялся в педалях, повсюду изрезанные провода и осколки стекла. Водительское кресло исчезло.
- Пойдем пешком - коротко ответил недовольный Кирилл.
Гроза приближалась. Слышались раскаты грома, и молнии сверкали совсем близко. Кирилл уже почти бежал, а его спутница не успевала за ним. Он словно боялся чего-то, только Настя не могла понять, чего?
- Куда мы так торопимся? - не выдержала она, еле справляясь с одышкой.
Кирилл не услышал её, продолжая бежать. Он крепко сжимал в руках контейнер и периодически поглядывал на таймер.
- Настя, скорее!
Загремело так, что они оба вздрогнули от испуга. На землю закапали редкие крупные капли. Тучи нависли прямо над их головами. Сверкнула молния, озарив приятным голубым светом Кириллого озабоченное лицо. Он сам на себя не был похож.
Дождь усиливался, и Кириллу пришлось спрятать контейнер под куртку. Настя поняла, чем был так обеспокоен её напарник, и ускорила шаг.
Кирилл свернул с дороги:
- Сюда! Я кое-что нашёл.
Он остановился возле двойного автобуса, заросшего мхом и покрытого чёрной грязью. Кирилл с усилием открыл переднюю дверь и, прежде чем войти, посветил внутрь фонариком.
- Быстрее! - подгонял он - Пока вся не вымокла.
Кирилл помог девушке забраться в автобус и прошёл вглубь укрытия. В автобусе творился бардак: многие сидения выдраны с корнем, окна разбиты, а с потолка свисали лохматые лишайники, зато сухо. Пол под ногами скрипел, мелкая крошка побитого стекла хрустела на подошвах. А по крыше барабанил дождь.
Кирилл раздобыл под одним из кресел сухую бумагу и оторвал внутреннюю деревянную обшивку во втором отделении автобуса. Он разжёг огонь и позволил себе, наконец, спокойно присесть. Настя заняла место на оторванной седушке, поближе к костру, напротив своего бывшего одногруппника. Тихо потрескивал огонь, а снаружи поливал сильный дождь и гремел гром. Кирилл положил контейнер рядом с собой так, чтобы был виден отсчёт времени.
- Посидим здесь, пока дождь не закончиться - сказал Кирилл, подкладывая в костёр деревяшек, - Есть хочешь?
Настя скромно пожала плечами, хотя умирала с голоду. Медик стянул с плеча вещмешок и вытащил из него сухой поёк. Затем в его руке показалась железная баночка.
- Нашёл в том бункере, на кухне, - будто оправдываясь, объяснил он.
Кирилл отвинтил крышку и протянул банку Анастасии. Та с интересом глянула, что там. Банка была наполовину заполнена мелкими чёрными гранулами.
- Что это?
- Кофе - сказал Кирилл, вытаскивая из мешка кружки.
- Никогда не слышала - её интерес возрос.
- Смеёшься? - удивился он, насыпая в свою кружку содержимое банки, - Это самое восхитительное лакомство после сгущённого молока, которое я только пробовал. Уверен, тебе понравиться.
Он залил гранулы водой из фляги и поставил кружку на огонь. Насте Кирилл насыпал чуть меньше:
- Чувствуешь? - он поманил запах ладонью - Сейчас закипит и...
Его слова заглушил гром.
Они ели сухие крекеры со свиным паштетом и запивали кофе. Настя была в восторге от этого бодрящего напитка. Она наслаждалась этим насыщенным вкусом, горячим и крепким. Заряд положительной энергии объял их уставшие организмы, состояние постепенно нормализовалось. Они оба повеселели и позабыли о голоде и пасмурной погоде.
Наевшись, Настя уставилась на огонь и замерла. Её остекленевший взгляд, заворожённый вздымающимися языками пламени, утопал в красном огне.
- В огне есть что-то притягивающее - будто сама с собой разговаривала она - Мне нравиться наблюдать за танцующим костром. В нём есть что-то магическое, таинственное, неподвластное. Проявляется стимул к жизни.
Кирилл внимательно слушал её и не переставал удивляться силой Анастасии. Он думал, что девушка сломается после всего случившегося, не выдержит такого потрясения, он и сам еле справлялся. Не часто Кириллу приходилось вытворять нечто подобное. Он вспомнил, как его охватило огнём, думал, всё, конец, а нет, фортуна оказалась на его стороне.
Дождь лил сплошной стеною, и капли попадали в автобус. Когда намочился целлофановый чехол, в котором находился контейнер, Кирилл резко подскочил и убрал ящик в сухое место.
- Что ты так с ним носишься?
Кирилл сел на своё место и протянул руки к огню.
- И что это за время? – Настя указала на таймер.
- Это очень хрупкая вещь - начал рассказывать медик, устраиваясь поудобнее, - Наши ярые враги - это вода и время. Вода, так как она является угрозой для оболочки, под которой скрывается вирус. Время. Аккумуляторы контейнера протянут ещё около двадцати восьми часов, затем оболочки растворяться.
- А мы успеем?
- Должны, а иначе нам всем крышка - Кирилл потёр холодные ладоши над пламенем - А это не есть хорошо.
Дождь продолжал бить по стеклу. Брызги разлетались в кабине автобуса, сливаясь в небольшие ручьи, стекавшие наружу. Гроза всё не стихала.
- Почему наши так медлили с этой операцией? Я имею в виду, почему бункер сразу не послал людей за этой штуковиной, в первые дни после бомбёжки?
- Связь была прервана со вторым бункером, и никакой информации не поступало. Если честно, я сам не до конца понимаю - сознался Кирилл - После потери связи наши начали строить планы, готовить операцию. Они испугались, что лаборатория осталась без контроля.
- Так попытки были?
- Конечно! - воскликнул Кирилл - Только не очень удачные.
За окнами сверкнула молния, и дождь ещё громче забарабанил по крыше. У Насти пар повалил изо рта, она сжалась от холода и приблизилась к костру. Поёжившись у огня, ей всё равно было холодно, и Анастасия пересела к Кириллу. Она прижалась к нему, переложила его руку на своё плечо, чтобы было теплее, и прижалась головой к его груди. Кирилл был непротив, ему самому стало приятнее и комфортнее.
- Как думаешь - тихо спросил Кирилл - У нас получиться?
У Насти глаза слипались, несмотря на выпитый кофе.
- Да. Мы сможем - пробубнила она.
- Я тоже так думаю. Ты что спишь? - шёпотом говорил медик - Ну, хорошо. Я разбужу тебя, когда дождь перестанет.
Анастасия уже в дремоте кивнула пару раз, соглашаясь с его предложением. А Кириллу не спалось. Он всю ночь просидел, обнимая её и согревая. Кирилл смотрел на её уставшее лицо с опухшим синяком под глазом и красной ссадиной на лбу. Он ею любовался.
Странно, как стрессовая ситуация сближает людей, единая цель и выживание соединяет их и делает сильными, заставляет бороться до конца. Кирилл ещё долго размышлял над этим. Он вспоминал последние часы задания, прокрутил в памяти смерть Посыльного, снова прошёлся по затопленным коридорам бункера и заострил внимание на таймере. Красные цифры на чёрном поцарапанном дисплее отсчитывали время назад. Кирилл мечтал, чтобы время остановилось, и всё вернулось на круги своя, чтобы их предки ещё раз задумались, прежде чем развязывать войну и уничтожать полмира. Он хотел продолжение, счастливое будущее, которого теперь никогда не станет.
Кирилл посмотрел на рацию, лежавшую напротив. Он аккуратно положил Настю на сидения и на цыпочках побрёл к рации. Нужно было связаться с базой, и Кирилл попытался. Сначала у него ничего не получалось, в эфире стояла мёртвая тишина, затем он начал настраивать приём. Рация зашипела. Послышался слабый треск и еле различимый голос. Очень тихий, далёкий, обрывающийся и сливающийся с помехами. Кирилл прислушался. Кто-то пытался связаться с ними.

***

- Никогда не любила этот символ.
Кирилл обернулся на проснувшуюся Анастасию. Она протёрла глаза и выглянула в окно. С неба всё ещё капало.
- Какой символ?
Настя указала на значок биологической опасности на контейнере.
- Удалось с кем-нибудь связаться?
Медик сожалеюще помотал головой.
Отсчёт продолжался, время быстро истекало. Скоро всё кончится.
- Дождь, вроде, перестал.
- Это хорошо - обрадовался Кирилл, поднимаясь с кресла, и, высунув голову в окно, добавил - Собирайся. Мы уходим.
Они покинули укрытие через три минуты, после того как потушили костёр и собрали свои вещи. Под ногами хлюпала грязь. Их ботинки утопали в коричневой жиже, цеплялись за траву и шлёпали по лужам. Солнце ещё не поднялось, поэтому было прохладно.
Они вышли на дорогу и направились к городу, отсюда были видны острые башни разрушенных небоскрёбов, объятые бледным туманом. Кирилл, трясущийся от холода, шёл и вспоминал, как они ехали оттуда, как их тела изливались потом от жары. Как давно это было? Он не мог поверить, что все эти события произошли прошлым днём, всего лишь вчера они ехали на машине по этой разбитой дороге и разговаривали, даже не подозревая о том, что случится. Прошлое не вернуть, невозможно вернуть утраченное время и гиблые жизни. Потому что это нормально, это стандарт. Нельзя знать, что тебя ждёт впереди, и где поджидает смерть. Нельзя изменить то, что уже случилось.
За их спинами грохотал гром, тучи уходили на запад, открывая светлеющее небо. Кирилл торопился. Все его мысли были только о хромированной коробке с таймером и ни о чём кроме. А Настю волновало её состояние. Ещё в автобусе у неё снова пошла носом кровь. Из-за чего это может быть? Реакция на окружающую среду? Давление? Или побочный эффект Виндикты? Анастасия не могла разобраться, понять, что с нею происходит. Лучевая болезнь?
- Настя.
Кирилл прервал её раздумья:
- Не отставай. Шевелись.
Она боялась об этом говорить с ним, не хотела отвлекать его от задания, тем более что они уже почти добрались. А в бункере ей помогут. Решила молчать.
Они обходили мятые автомобили, полностью проржавевшие за эти суровые годы, перебирались через трещины в асфальте и поваленные опоры электропроводов. Холодный ветер гнал по дороге пепел, крутил в воздухе чёрный снег. Мокрый металл заблестел в первых лучах солнца, лужи заискрили, и в глаза ударил свет. Было видно, как солнце поднимается из-под руин, и как лучи просачиваются сквозь окна и дыры израненных домов. Огненный диск пронзил светом ночь, прогнав холод и мрак. Утро сменило густую темень. Сзади всё ещё сверкали молнии, но они уже были далеко. И вскоре повеяло теплом.
- Что ты будешь делать, когда завершиться операция? - спросил Кирилл, оглядываясь на свою спутницу.
- Не знаю - коротко ответила она.
Потом, увидев разочарованное лицо напарника, всё же решилась на разговор, который она репетировала в течение недельной подготовки к заданию.
- Кирилл, помнишь, в машине ты спросил, зачем я отправилась с вами? Так вот, я наврала, когда сказала, что мне хотелось увидеть солнце.
- Вот как?
- Да. Просто после учёбы я потеряла контакт со всеми своими близкими, у меня не стало друзей, я потеряла знакомых. У меня не осталось никого.
- Знакомая история.
- Всех распределили по госпиталям на поверхности во время борьбы с этими...
- Мы назвали их отморозками.
- Да - вспомнила Настя - А я осталась внизу. Одна. Пристроилась в четвёртый медблок, и вроде бы всё у меня было хорошо, только одиночество не давало мне покоя.
Кирилл посмотрел на неё серьёзным взглядом.
- Услышав, про операцию, в которой будет участвовать Дубль Т, я решила не пропустить такой шанс.
- Понятно.
- Вновь почувствовать себя нужным, полезным человеком. Пообщаться с прошлым.
- Значит, я для тебя ретро-вещь для ностальгии? - нахмурил брови медик.
Но в тот же момент Настя подарила ему нежный поцелуй в губы. На мгновение Кирилл забыл обо всём на свете, всё перестало существовать для него, иметь какой-то смысл. Сейчас только он и она и больше ничего.
Они стояли на усеянной обгоревшим металлоломом дороге в объятиях друг друга, а со стороны мёртвого города их обливало солнечным светом. Время для них остановилось, как и мечтал Кирилл. Оно растянулось, затаилось, оставив их одних.
- Неожиданно - усмехнулся Кирилл, заглядывая в её глаза.
- Я тебя вновь удивила?
- Не то слово.
- Я старалась - на её лице засияла улыбка.
Улыбаться стало больно от синяков, и Анастасия прищурилась.
- Ладно - вздохнул Кирилл - Нужно идти.
Что это было? К чему поцелуй? Размышлял он, устремив свой взгляд вперёд.
Любовь или простой выплеск эмоций, разрядка? Кириллу нравилась Настя, но он её не любил. Он не верил в любовь. Её просто не может быть в этом мире. От этого чувства осталась лишь серость, размытое воспоминание, ничтожное пятно. К тому же Кириллу не хотелось привязываться к человеку, чтобы потом легко было пережить его потерю. Да это странно, кому-то это покажется дикостью, но медик был таким всегда.
Настя думала иначе. Где-то глубоко внутри она сохранила романтические обрывки, тёплые чувства и надежду на будущее, в отличие от своего спутника. Она всё ещё верила. А жить без веры, стремления к цели очень страшно, так жить неправильно.
Они шли молча, обдумывая свои последующие шаги, анализируя планы. Отсчёт стоял у них перед глазами. Необходимо дойти, успеть вовремя.
Затрещал дозиметр. Они приближались к воронке.
- Одень противогаз - отдал приказ медик, сунувшись в свой вещмешок.
Напарники прошли мимо танков и оказались на окраине воронки. С большим интересом они взглянули вниз. Яма невообразимых размеров. В неё наполовину погрузились здания, от домов в эпицентре осталась только пыль. Масштаб воронки поразил их. У Кирилла в голове всплыла картинка разрушения, фантазии не хватало, чтобы в полном объёме увидеть сокрушительную мощь дьявольского оружия.
- Вот мы и в городе.
Они вышли на улицу. Вороны, облюбовавшие руины и занявшие места на переломанных плитах, встретили их громким, звонким карканьем. По асфальту бежали ручьи, вода стекала в канализацию сквозь огромные дыры в земле. Путники обходили провалы стороной. Асфальт прямо на глазах осыпался, обрушивался вниз, дыры расширялись, оголяя дырявые трубы. Остовы домов держались буквально на соплях, сильный порыв ветра, и от них останутся кучи обломков. Хотя и без этого улицы были погружены в свалку. Груды кирпича, бетонные блоки, скрюченные нити арматуры засыпали перекорёженные машины, застывшие на обочинах. Будущее не подлежит восстановлению.
Кирилл, проживший на поверхности несколько лет в такой обстановке, до сих пор не мог привыкнуть к разрухе, к бесконечному хаосу творившемуся вокруг. Почти каждую ночь его мучили кошмары, не оставляли его и лица тех, кого он лишил жизни. Кирилл помнил каждого. И он совершенно забыл людей, которым помог. Медик надеялся, что это временно, но приведения не покидали его голову. А руины напоминали ему о ночных страхах ещё больше. Он снова и снова погружался в этот мир. И избавиться от этого никак нельзя. Есть вариант, но сначала дело. В первую очередь нужно закончить с вирусом, а уж потом вытворяй со своей жизнью что хочешь, думал Кирилл.
Гудел ветер в побитых окнах, эхом распространяясь по улице. Щебетали птицы и надрывались цикады. Под ногами хрустел щебень. Они шли тем же путём, по которому ехали к мосту. Здесь дорога была более благоприятной. Узкие улочки, заваленные каменными обломками, вели напарников к центру. Кирилл остановился возле истерзанного автомобиля, заросшего зеленью. В тени он смог различить маленький череп, вокруг которого рябили муравьи.
- Ребёнок - сумел опознать он.
Так и было, чуть дальше они обнаружили куклу. Грязная и обгоревшая она смотрела в небо одним глазом, другой был плотно закрыт. Краска сошла с её пластикового тела, превратив куклу в бледное подобие маленькой девочки. Волосы её оплавились, оставив макушку лысой, а одежда стала похожа на тряпьё.
Кирилл наступил в лужу, обходя погребённые останки, и полез на кучу рухляди. Анастасия следовала за ним. В противогазе мир казался ей ненастоящим, она вспомнила калейдоскоп, который ей подарила одна девочка в общеблоке. Только сейчас Настя смотрела сквозь два запотевших стёклышка. Трудно было перебираться через завалы, но у неё неплохо получалось. Настя обогнала медика и теперь сама прокладывала путь. Довольная собой, она преодолела несколько таких мусорных дюн и спрыгнула на ровную поверхность. Начиная отсюда, дорога была расчищена и свободна.
- Ну, давай же, черепаха! – поторапливала Настя.
Кирилл за ней не успевал. Кряхтя и матерясь в противогазе, он смешно смотрелся на куче обломков. Неуклюжий и ветреный, медик свалился от усталости на землю. Ноги изнывали от напряжения, а в противогазе невозможно было нормально дышать.
- Вставай – смеялась Анастасия, протягивая ему руку, - Мы ещё не пришли.
Кирилл поднялся, и его вдруг охватило чувство тревоги. Шестое чувство подсказывало ему, что должно произойти нечто плохое, скоро, очень скоро. Это уже совсем близко. Кирилл не мог понять, сообразить что именно. Ему казалось, за ними наблюдают, их провожают чужие взгляды, строят козни в тени. Это должно выплеснуться, обязательно произойдёт что-то коварное, подлое. Кирилл терял надежду, боялся. Они не справятся с заданием, провалят его и сами лишаться жизней.
- Настя – позвал он.
- Что? – шла она впереди.
- Не торопись. Постой.
Он догнал её и остановил.
- Я не понимаю тебя. Сначала ты бежишь как угорелый, теперь привал какой-то придумал! В чём дело? Чего ты боишься?
Кирилл схватил её за руку и потянул к подъезду. Он повалил девушку в мусор, и сам рухнул рядом. Его взгляд был устремлён на дорогу, где они стояли минуту назад. Сквозь разрушенную стену им было видно всё.
- Чего ты боишься? – повторила Настя в недоумении.
- Этого – Кирилл указал пальцем в сторону поваленной эстакады.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.1 / голосов: 14

Быстрый вход