Крест

Яркое солнце жгло иссушенную землю и слепило глаза, несмотря на защитные очки. Горячий воздух, поднимаясь жарким маревом, искажал очертания предметов. Даже радскорпионы, гекконы и прочие обитатели Пустоши, привычные к подобным условиям, попрятались по норам и пещерам, где было немного прохладнее. Раскаленный металл кромки бортика внешней стены жег руки через перчатки из плотной кожи брамина. Но их обладателя сейчас волновало другое. Опершись на ограждение, он тревожно вглядывался вдаль, и его мрачное лицо не предвещало ничего хорошего.

Не более получаса тому назад сонная жизнь одной из немногочисленных общин, выживающих в суровом послевоенном мире, была нарушена. Рев нескольких десятков моторов внезапно разорвал тишину. Поселение, обнесенное по периметру пятиметровой стеной из остовов автомобилей, укрепленной деревянными кольями, взяла в кольцо банда рейдеров. Порыкивая двигателями своих потрепанных квадроциклов и багги, несколько из них ездили вдоль частокола, наматывая круг за кругом. Среди остальных машин, стоявших неподвижно, особенно выделялся довоенный грузовик-тягач, кабина которого была спилена и превращена в некоторое подобие помоста. На нем восседал наголо бритый рейдер свирепого вида. Его лицо, изуродованное полученным когда-то давно чудовищным рваным шрамом, идущим от левой брови наискосок к правой скуле, исказила несдерживаемая ярость. Левую глазницу главаря скрывала черная повязка. Он резко взмахнул рукой, и все рейдеры разом заглушили моторы. В наступившей тишине он проорал:

– Марк! Я знаю, ты на стене, сукин ты сын! Даю тебе минуту, чтобы выйти! Если я тебя не увижу, то, клянусь своими яйцами, мои ребята выжгут твою сраную деревушку дотла, а каждому, кто окажется внутри, я обещаю долгую и очень мучительную смерть! Время пошло! – Он откинулся на спинку кресла, а пулеметчик, сидевший выше, навел спаренный ствол на ограду и демонстративно лязгнул затвором.

– Шериф! Если выйдете, он вас на куски порвет! – взволнованно воскликнул худощавый веснушчатый парнишка, стоящий рядом и сжимающий видавшую свои лучшие дни винтовку. – Не делайте этого!

– Ты ведь его слышал? – высокий мужчина резко повернулся к парню, не меняя мрачного выражения лица. Значок шерифа, приколотый к потертой кожаной куртке, лишенной одного рукава, ярко блеснул на солнце, заставив его на мгновение зажмуриться. – Если я не выйду, он уничтожит общину. Впрочем, если выйду, вполне возможно, он все равно ее уничтожит – на пять минут позже. Выбора у меня нет…

– Но почему? Мы можем дать им бой! – не унимался рыжеволосый парень. – Мы же внутри, а они снаружи! Мой отец говорил, что один человек на стене стоит десятерых под ней!

– Его слова отчасти верны. К тому же, в основном, все их огнестрельное оружие – дробовики и пистолеты, винтовок и автоматов пара десятков, не больше. С патронами у них совсем туго, а крупного калибра нет вообще. Так что на наличие «Браунинга» внимания не обращай – он для устрашения, – усмехнувшись, произнес шериф. – А вот людей у него вполне достаточно, чтобы захватить поселение, попросту завалив его трупами. Странно другое: я хорошо знаю главаря Жнецов, но в таком бешенстве его не видел ни разу. Должно быть, случилось нечто действительно серьезное, – добавил он чуть тише, обращаясь, скорее, уже к самому себе. Вскинув руку, шериф взмахнул ей и проорал:

– Курт, не горячись! Я выхожу! – Коротко кивнув двум вооруженным автоматами поселенцам, которые тут же начали снимать запоры с массивных ворот, он быстрым шагом направился к лестнице, ведущей вниз. Стальные створки разошлись ровно настолько, чтобы пропустить скользнувшего между ними человека, и сразу же захлопнулись за его спиной. Поправляя револьвер, висевший в кобуре на боку, шериф подчеркнуто неторопливым шагом направился к стоящему тягачу с пулеметом. Тем временем главарь рейдеров спустился вниз, коротким жестом отдав команду остальным. Взревев моторами, банда перестроилась, образовав полукруг на почтительном расстоянии от собеседников.

Впрочем, на беседу это походило мало. В бинокль было хорошо видно багровое от бешенства лицо со шрамом. Отдельные обрывки изрыгаемых им ругательств долетали до стены, заставляя вздрагивать даже повидавших многое поселенцев. Обильно жестикулируя, одноглазый рейдер что-то орал, но что именно – было непонятно. Шериф стоявший напротив, молча слушал, скрестив руки на груди, лишь изредка коротко кивая. Через несколько минут, когда пыл главаря банды немного поутих, его монолог, судя по всему, превратился в более-менее конструктивный диалог. К концу беседы обе стороны уже выглядели вполне удовлетворенными. Обменявшись коротким рукопожатием, они разошлись: шериф направился обратно к воротам, а бритоголовый рейдер – к своему грузовику. Еще спустя пару минут о недавнем визите банды напоминал лишь удаляющийся шум многочисленных моторов, и поднятая колесами густая пыль, которая медленно оседала в жарком воздухе, скрывая уезжающих.

Створки вновь с лязгом захлопнулись за спиной вошедшего. Все облегченно вздохнули. Дав короткую отмашку расходиться, шериф как бы мимоходом окликнул паренька:

– Карл! Подойди, есть разговор!

– Слушаюсь, сэр! – уходивший было парнишка встрепенулся, подбежал к нему и замер в ожидании.

– Пойдем, провожу тебя до дома. Как раз по дороге и поговорим, – шериф неторопливо двинулся вдоль по улице. – Я заметил, ты стоял ближе всех – было ли что-либо из нашего с Куртом разговора слышно на стене?

– Никак нет, сэр! – отрапортовал парень. – Правда, отдельные слова в начале долетали… – он замялся.

– Ругань можешь не повторять, – облегченно вздохнув, усмехнулся Марк.

– Но, шериф, разве вы не договорились с рейдерами? Они же уехали! – Карл, остановившись, подозрительно сощурился.

– Договорился. – помрачнел шериф. – Однако вряд ли тебе это понравится… Твой отец, земля ему пухом… он ведь был шерифом до меня, так?

– Так точно, сэр! – воскликнул паренек, заставив пару проходивших мимо прохожих повернуть головы.

– Я был с ним неплохо знаком, и главным его качеством являлось умение держать язык за зубами. Поэтому, для начала, говори тише, а лучше молчи и открывай рот тогда, когда я сам попрошу об этом, – процедил сквозь зубы Марк, направившись дальше. – И заканчивай с «сэром». Называй меня по имени, или «шерифом», в крайнем случае.

– Я вас понял… шериф, – вполголоса ответил Карл. – И тайну я хранить умею, так что можете мне доверять.

– Надеюсь, – поправляя кобуру, в тон ему произнес шериф. В общем, слушай. Как ты знаешь, к нам в общину время от времени заглядывают рейдеры – с целью наживы, разумеется. Жнецы – самая крупная в регионе, но далеко не единственная банда. Все начинается с того, что они берут поселение в кольцо, угрожают, иногда даже постреливают в нашу сторону – как и мы в них. Такие представления я вижу регулярно, но все они заканчиваются одинаково – банды разворачиваются и уезжают обратно в Пустоши ни с чем. Ведь дело не только в защитной стене, или превосходстве в оружии. Многие другие общины это не спасло. Репутация братьев Файрфлай, живущих у нас, действует куда эффективней пулеметной очереди…

– Кровавые Братья! Я много о них слышал! – перебил его паренек. – Они лучшие наемники на тысячу миль в округе!

– Ну да, с этим не поспоришь, – согласился Марк. – А еще они злобные выродки, садисты и отморозки – за каждым из них десятки, если не сотни трупов, среди которых женщины и дети. Мрази, одним словом. Но, тем не менее – наши мрази. Ты знаешь, кто они, и как попали в общину?

– Конечно! – откликнулся Карл. – Их отец, Отис Файрфлай, жил в небольшом городке в двухстах милях к северу от нас. Одна из городских проституток понесла от него и родила сразу пятерых близнецов. Обладая небогатой фантазией, или просто забавы ради, он дал им похожие имена: Джейсон, Джейкоб, Джон, Джеймс и Джек. Называл же их Отис одинаково – Джеями, по первой букве имени. Судя по рассказам, он тоже был редким подонком и садистом: помимо регулярных побоев и голодовок, которые Отис устраивал своим сыновьям по поводу и без, он, чтобы хоть как-то отличать одного сына от другого, сразу после рождения сделал каждому татуировку на заднице…

– Пока все верно, – ухмыльнулся шериф. – От себя добавлю, что старый пердун был весьма прозорлив: из-за повышенного фона у всех пятерых так и не выросли волосы, лишив их возможности сделать уникальные стрижки и хоть как-то отличаться друг от друга. Давай дальше.

– Когда мальчикам не было и десяти, на городок напали рейдеры. Немногим удалось спастись. Никто не знает, через что им пришлось пройти, чтобы выжить в Пустошах, но в нашу общину Кровавые Братья уже пришли состоявшимися головорезами. Мой отец, бывший тогда шерифом, оценил их боеспособность и принял в общину, дав кров в обмен на защиту поселения от враждебных банд, – закончив, Карл выжидательно посмотрел на шерифа.

– Так оно и есть, – Марк поправил значок, висевший на груди. – Впрочем, это далеко не всё. Братья Файрфлай в полной мере унаследовали характер своего папаши, и ненавидят весь окружающий мир. Но каждый из них, росший вместе с остальными и получавший постоянные наказания за других просто потому, что был на них похож, ненавидит собственных братьев на порядок сильнее. Став наемниками, они начали ходить в рейды вместе, отчетливо осознавая, что поодиночке погибнут, однако детские обиды никуда не делись. С тех пор ни один из Братьев, кроме лица, не похож на другого – у всех разное оружие и разная броня. Свои имена они тоже никому не сообщают, поэтому кто из них кто – загадка. Даже для меня.

– Но причем здесь банда Жнецов? – удивленно спросил Карл.

– Отвечу тебе вопросом на вопрос, – шериф сделал небольшую паузу. – Ты видел Братьев на стене сегодня?

– Нет… но ведь они должны быть в числе защитников! – парень задумчиво почесал лоб. – Где же они?

– Все Файрфлай отсыпаются, каждый в своем доме, вчера под утро они вернулись с трехнедельного рейда. Угадай, кто был нанимателем?

– Неужели… Курт!?

Марк в ответ лишь утвердительно кивнул.

– Но… что же натворили Братья, если он так взбесился? – Карл вопросительно посмотрел на шерифа.

– Не все Братья. Один из них. – Надвинув шляпу на глаза, Марк продолжил, уже вполголоса: – У Жнецов по случаю успешного набега была грандиозная попойка, плавно перешедшая в оргию. И случилось так, что не вовремя заглянувший к себе в походный шатер Курт застал свою жену с кем-то из Файрфлаев. К тому времени Братья уже покинули лагерь, но один решил задержаться. Из оружия у главаря Жнецов имелся лишь нож, которым он так и не смог воспользоваться – наемник просто шмыгнул под шатер и был таков. Курт запомнил лишь две вещи – лицо наглеца, которого он однозначно опознал, как одного из братьев, и татуировку на его голой заднице – крест. Предпринятые поиски ничего не дали – наемник растворился в ночной темноте, прихватив свои вещи. Муж-рогоносец, вернувшись в лагерь, устроил своей жене прилюдное четвертование квадроциклами, а потом рванул сюда. Думаю, ты уже понял, что ему от нас нужно.

– Ему нужны Файрфлаи! – воскликнул Карл. – Точнее, тот, кто оприходовал его жену!

– Бывшую жену, – уточнил шериф. – Уже седьмую, кажется. Курт бы ее все равно убил, как только потерял к ней интерес. Я сказал, что понимаю его эмоции, но Братьев ему не выдам – это означает смерть для общины. Даже если и хотел – то не смог бы. Их совокупная огневая мощь непреодолима, а навыками они превосходят всех бойцов, которые есть у меня в наличии. Максимум, что я могу для него сделать, это найти виновника и наказать его. Учитывая, что Файрфлаи отдыхают после рейда, у меня получится застать врасплох и скрутить одного из них. Однако остальные проснутся и будут начеку. Поэтому у меня всего одна попытка. Курт вернется на закате – уже в компании всех Жнецов, и, если я не предъявлю ему виновного, выполнит свое обещание, даже если это будет стоить ему половины людей.

– А почему бы просто не попросить их показать свои татуировки? – невинно поинтересовался Карл.

– Сам-то понял, что сказал? – приподняв бровь, осведомился Марк. – Ты предложишь Кровавым Братьям оголить свои жопы, чтобы выяснить, кто из них нужен Курту!? Лучше сразу застрелись – так будет быстрее и совсем не больно.

Парень, поняв, что сморозил глупость, смолк и виновато потупил взгляд.

– Здесь нужен тонкий подход, – задумчиво продолжил шериф. – Файрфлаи живут у нас в общине уже несколько лет – наверняка кто-нибудь из жителей имел с ними дела и владеет хоть какой-то информацией. Но татуировки, кроме их обладателей, вряд ли кто видел… – увидев внезапно просветлевшее лицо парня, Марк вопросительно взглянул на него.

– Я знаю, кто мог видеть татуировки… и остаться в живых после этого! – воскликнул Карл. – Милашка Сью!

– Да, смекалки тебе не занимать: весь в отца, – одобрительно кивнул шериф. – Уж если она их не видела, то остальных опрашивать бесполезно. Пойдешь со мной, идея-то твоя, да и сам понимаешь – домой тебя, после того, что ты узнал, я теперь отпустить не могу.

Не очень-то и хотелось, – хмыкнул парень, ускоряя шаг. – Буду рад вам помочь, шериф.

Двери местного борделя со скрипом распахнулись, обдав вошедших непередаваемой смесью ароматов пота, грязного белья, перегара и табака. Отчетливо звякнул висевший на стене колокольчик, сообщая о гостях. Марк и Карл пересекли комнату и присели на стоящий у окна старый кожаный диван. На втором этаже тем временем послышалась возня, сменившаяся звуками шаркающей походки.

– Кого там черти принесли?! – раздался хриплый прокуренный голос. – У меня выходной, так что сегодня день самообслуживания!

– Сью, это Марк! Спускайся, разговор есть! – крикнул шериф в ответ.

– О, сам господин шериф пожаловал в мое скромное заведение? Одну минуточку!

Спустя некоторое время ступеньки заскрипели, и к ним, попыхивая сигарой, в облаке табачного дыма подошла Милашка Сью – местная проститутка и, по совместительству, хозяйка борделя. Протертая до дыр кожаная комбинация и рваные сетчатые чулки не скрывали ее внушительных габаритов. Впечатляющих размеров бюст едва не вываливался из лифа, не оставляя простора для фантазии. Впрочем, из уважения к посетителям она все же накинула на себя засаленный грязный халат. Образ довершали спутанные волосы, колтунами торчавшие во все стороны, и тотальный пирсинг лица: металлические шипы и кольца были повсюду – от ушей до подбородка. Сделав вдох, Карл сразу же зашелся в приступе кашля.

– Будь добра, потуши, – неодобрительно скривился Марк. – Сама знаешь, как я к этому отношусь.

Смерив его взглядом, Сью подчеркнуто неторопливо вытащила изо рта огрызок сигары, затушила его о подошву туфли и щелчком отправила в ржавую урну, стоявшую неподалеку.

– Благодарю, – кивнул шериф. – Кроме тебя, в доме есть еще кто?

– Нет, – отрицательно качнула она головой. – Мои клиенты в курсе, что сегодня я отдыхаю.

– У меня к тебе несколько вопросов. Для начала, скажи, обслуживала ли ты когда-либо кого-то из братьев Файрфлай?

– Конечно! И не одного! – расплылась в щербатой улыбке хозяйка борделя. – Как минимум трое – мои постоянные клиенты!

– Откуда вы знаете? Они же одинаковые! Может, к вам один и тот же ходит! – влез в разговор Карл, заслужив неодобрительный взгляд Марка.

– Сынок, – снисходительно начала Сью, – может, сами они и похожи, но татухи на задницах у них разные! У Джейкоба, например, пуля наколота.

Шериф достал блокнот и, сделав быструю запись, задал очередной вопрос:

– Меня как раз интересуют их татуировки, а если точнее – тот, у кого крест. Такой среди твоих посетителей есть?

– Нет… по крайней мере, креста я ни разу видела, – задумалась она.

– Ладно, – вздохнул Марк. Тогда просто постарайся вспомнить максимум деталей про остальных Братьев.

– Хмм… – наморщила лоб Сью. – У другого на заду череп наколот. Так вот, помимо черепа, у него жуткие шрамы по всей груди. Как-то раз я обратила на них внимание, и он объяснил, что это все его домашний питомец – мелкий коготь смерти. А шрамы появились в процессе дрессировки. Его имени не знаю.

– Коготь смерти? Ничего себе, – удивленно покачав головой, шериф сделал в блокноте очередную запись. – Давай дальше.

– Есть еще один – с татуировкой в виде звезды. Ничем не запомнился, разве что однажды был зол на собаку своего соседа – мол, ее лай спать мешает.

– То есть у наемника с тату-звездой есть сосед, у которого собака, – вполголоса пробормотал Марк, записывая. – Что-нибудь еще?

– Вроде все… – задумалась Сью. – Хотя нет, вспомнила: время от времени ко мне заходит один из Братьев, зовут его Джек. Его татуировки я не видела, потому что он предпочитает снимать стресс другим способом, – проститутка плотоядно облизнулась, показав гнилые зубы.

– Причину стресса он называл? – поинтересовался шериф.

– Да уже все уши прожужжал – каждый раз, прямо во время… процесса, жалуется, что его сосед стреляет на своем заднем дворе по банкам – из гранатомета. Вот от постоянного грохота нервы и шалят.

– Понятно, – Марк сделал пометку и перевернул страницу. – Это все? Их оружие, броню ты не запомнила?

– Кто ж в бордель с оружием и в броне ходит? – рассмеялась она. – Что знала, то и рассказала. А тебе, кстати, зачем такие интимные подробности?

– Служебная необходимость, – ушел шериф от ответа. – В любом случае большое спасибо за уделенное время.

– Да не за что, – отозвалась Милашка Сью, провожая их к входной двери. – Будешь свободен, заходи, у меня для представителей закона особые скидки, – она подмигнула, поправив, как бы мимоходом, свои необъятные груди.

Марк, сделав вид, что не заметил последней фразы, вышел вместе с Карлом из борделя. Пройдя пару десятков метров, они остановились под дощатым навесом, рядом со старым колодцем.

– Ну, Карл, что скажешь?

– Я пару раз думал, что у нее грудь из корсета прямо во время разговора выскочит… – задумчиво начал парень.

– Да я не про нее! – нетерпеливо перебил его шериф. – Есть мысли по поводу того, что мы узнали?

– Ну… до сих пор непонятно, кто из них с татуировкой-крестом. Надо бы еще кого-нибудь найти – но кроме Милашки Сью, в общине больше нет проституток…

– Тут ты прав. Но, пока ты пялился на ее гигантские сиськи, я обратил внимание вот на что: она упомянула про одного из братьев, упражняющегося в стрельбе из гранатомета на своем заднем дворе. А кто у нас главный по оружию?

– Старый Ганс! – сообразил парнишка. – Но он же наверняка никогда не видел нужных нам татуировок!

– Зато старикан может дать полезные сведения о том, кто из братьев Файрфлай каким оружием пользуется, – пояснил Марк. – Возможно, собранной информации хватит, чтобы определить, где живет виновный, даже не глядя на его зад.

– Я все равно не представляю, как он может нам помочь, – недоверчиво прищурился Карл. – Хотя лишние знания о Братьях точно не помешают.

– Тогда не будем терять времени, – шериф взглянул на длинную тень от столба. – У нас еще пара часов, не больше.

Спустя пятнадцать минут они подошли к небольшому одноэтажному зданию. Висевшая на нем вывеска порядком выгорела на солнце, но надпись «Оружие», выведенную потрескавшейся белой краской, еще можно было разобрать. На немногочисленных окнах стояли решетки. Тяжелая кованая дверь с трудом поддалась, пропуская шерифа и его спутника внутрь. В небольшой комнате, забитой полуразобранными винтовками, дробовиками и автоматами, пропахшей оружейным маслом и порохом, все же было гораздо уютней, чем в общинном борделе. Груда мусора в дальнем углу зашевелилась, и на тусклый свет фонаря откуда-то сзади, кряхтя, выполз морщинистый старик в грязном фартуке. Его усы и жидкая бородка были такими же седыми, как и пряди волос, выбивающиеся из-под заношенной до дыр кепки. В руках оружейник держал моток проволоки и целый сноп обрезков труб разного диаметра.

– Доброго дня, Ганс! – поздоровался шериф. – Вижу, дела у тебя идут неплохо, в прошлом месяце твой ассортимент был гораздо скромнее!

– А-а-а, Марк, здравствуй, проходи, – собеседники обменялись рукопожатием. – Бизнес на самом деле хуже некуда, вы у меня первые посетители за эту неделю. Если бы не Кровавые Братья, изредка дающие мне заказы, я б уже давно закрылся…

– Так, с этого момента поподробнее, – перебил его шериф. – Мы к тебе как раз по этому делу. Я собираю информацию о Файрфлаях, поэтому постарайся вспомнить, кто из них к тебе заходил, как выглядел, ну и так далее. Любая мелочь важна.

– Мда, – хмыкнул старик. – Ладно, начну с последнего клиента: его я более-менее запомнил. В том месяце один из Кровавых Братьев закупил у меня большую партию автоматных патронов – взял все, что были в наличии. Я взял на себя смелость поинтересоваться, зачем ему столько? Он ответил, что не хочет, чтоб они достались его соседу справа – у него миниган с тем же типом патронов. У моего же покупателя на плече висел автомат. Одет он был в кожаную броню.

– Значит, наемник с миниганом живет вплотную справа от наемника-автоматчика в кожаной броне… Больше о нем ничего сказать не можешь? – на всякий случай уточнил Марк.

– О нем – нет, – Оружейник отрицательно мотнул головой. – Но у меня были и другие клиенты из числа Файрфлаев. Да-да, я знаю, что они похожи, но пушки-то у всех разные! Один из них как-то принес мне свой огнемет на чистку, неплохо заплатил. Во что он был одет, уже не помню, но на огнемете стояла именная гравировка: «Джейсон».

– Весьма интересные сведения, – кивнул шериф, делая запись в блокноте. – Еще что-то расскажешь?

– Не знаю, поможет это или нет, – задумался Ганс. – Кто-то из Файрфлаев зашел купить новый прицел к своей снайперской винтовке – старый то ли разбил, то ли потерял. Так вот: с ним на поводке была собака – такая здоровенная псина, рычала все время. Я хорошо ее запомнил. А вот самого наемника, к сожалению, нет.

– Жаль. Но все равно спасибо, помог, – Марк отложил блокнот и еще раз крепко пожал старику руку.

– Не стоит благодарности. Всегда рад тебя видеть в своем скромном магазинчике, – попрощавшись с ними, оружейник снова скрылся под громадной кучей оружейных деталей, в буквальном смысле уйдя с головой в работу.

Оказавшись на улице, шериф на минуту замер, задумчиво глядя в блокнот. Оторвавшись от записей, он нахмурился:

– Недостаточно информации. Нужны еще факты… и, черт возьми, я знаю, где их достать! – Его лицо просветлело.

– Попробую угадать – мы направляемся к Теодору? – уточнил Карл.

– Конечно, к кому ж еще-то? Оружейника я опросил, получил сведения – и после этого не зайти к мастеру по броне будет, по меньшей мере, странно.

– Не нравится мне Однорукий, – признался паренек. – Он на меня как-то странно смотрит…

– Смотри только, не назови так Тео в его же присутствии, – осадил его шериф. – Характер у него тот еще, мигом сам без руки останешься. А что касается его тайных пристрастий к маленьким мальчикам и девочкам – дальше взглядов он не зайдет, если не захочет потерять вторую руку вместе с головой, – уже подходя к ремонтной мастерской, закончил Марк.

– Ясно. Но… я, пожалуй, все равно постою снаружи, пока вы разговариваете. Не хочу, чтобы он отвлекался – еще перепутает чего, – смущенно произнес Карл.

– Дело твое, – пожал шериф плечами, заходя внутрь.

Пространства внутри ржавого ангара, служившего магазином, мастерской и жилищем Теодору Однорукому, было все же больше, чем в тесной, пропахшей порохом и маслом оружейке Ганса. Стеллажи с готовой броней соседствовали со штабелями полуразобранного защитного снаряжения, лежащего на нескольких широких полках. Задняя часть помещения была отгорожена – под личную комнату. Рядом с проходом стояла пара кожаных кресел и массивный металлический стол, за которым находился худощавый тип с козлиной бородкой. Правая его кисть отсутствовала – на ее месте находилось крепление, в данный момент удерживающее миниатюрную отвертку, которой он скручивал бронепластину со старой силовой брони. Увидев Марка, он скривился:

– Надо же! Сам шериф собственной персоной! Говори, что надо, и проваливай – я занят!

– Не слышу в твоем голосе уважения, Теодор, – невозмутимо отозвался Марк, как бы невзначай положив руку на рукоять револьвера. – Между прочим, я и мой значок – единственное, что отделяет тебя от праведного гнева некоторых жителей этой общины… ты знаешь, о чем я.

– Гхм… прошу прощения, господин шериф, – запнулся тот. – Настроение что-то с утра ни к черту…

– Оно у тебя всегда ни к черту. Впрочем, мне неинтересно твое настроение – от тебя требуется не натягивать вымученную улыбку, а сообщить кое-какие сведения.

– Какого рода сведения? – поинтересовался Теодор.

– О твоих клиентах, братьях Файрфлай. Нужно всего-то вспомнить те случаи, когда они к тебе обращались и максимально детально о них поведать.

– Мои клиенты не любят огласки – особенно Кровавые Братья, – нарочито безразлично произнес Однорукий с плохо скрываемым алчным блеском в глазах. – Хотелось бы сначала узнать цену, которую… – он замер, глядя в черноту вороненого ствола револьвера.

– Моя цена – твоя никчемная жизнь, – медленно, сквозь зубы процедил шериф, взводя курок. – Я хорошо помню, что ты сделал с Энджи и ее матерью. Не будь ты единственным, кто разбирается в ремонте силовой брони на полтысячи миль в округе, твои останки уже бы обглодали до костей дикие гули. Скажи спасибо, что отделался лишь рукой.

– С-с-пасибо, – заикаясь, пробормотал Теодор. На его худощавом лице выступили крупные капли пота.

– Значит так: сейчас ты напрягаешь то, что у тебя в голове вместо мозга, и сообщаешь мне все, что знаешь о братьях Файрфлай. Предупреждаю сразу: кое-что мне уже о них известно, и если будут нестыковки, я тебя пристрелю. Большинству факт твоего существования безразличен, а многие мне будут даже благодарны. Припомнишь что-либо действительно ценное – будешь поощрен лишним комплектом брони уже к завтрашнему утру.

– Кажется, я начинаю понимать… кто-то из этих ублюдков сегодня отправится в ад, – окрысился Однорукий. Испуг на его лице сменила злорадная ухмылка. – И от моих слов зависит, кто именно…

– Если не начнешь говорить по существу, умник, мне точно придется тебя убить, – сообщил ему шериф, опускаясь в кресло. – Ты все равно не знаешь, какая информация станет критичной.

– Полегче, ковбой! – испуганно замахал здоровой рукой Теодор. Прячь пушку и записывай, а то еще забудешь что ненароком, и плакала моя награда!

– За меня не волнуйся, – отозвался Марк, доставая блокнот. – Выкладывай.

– Итак, – начал Однорукий. – Одного из Кровавых Братьев я знаю по имени – зовут его Джеймс. Он мой постоянный клиент – из-за того, что носит броню Тесла – довольно странный выбор, на мой взгляд. Доспех постоянно нуждается в уходе – зарядка соленоидов, замена индукционных катушек и конденсаторов, всего не перечислишь. Я регулярно этим занимаюсь, получая от него неплохой доход. – Теодор задумчиво почесал протезом бровь. – Будет жаль, если он тот, кто тебе нужен: и доходного клиента потеряю, и броню получу, от которой убытка больше, чем пользы…

– Не отвлекайся, – нетерпеливо перебил его шериф. – У меня мало времени. Что еще?

– Однажды кто-то из Файрфлаев оставил мне на ремонт свою металлическую броню – нужно было заварить пробоины, полученные в бою. Имя он не назвал, но сказал, чтобы после того, как закончу, отнес ее в центральный дом. Я так и сделал. Внутрь он меня не пустил, поэтому о нем сообщить больше нечего, – Однорукий пожал плечами.

– Ладно. Это все?

– Да, вроде все… О! Вспомнил! – Теодор ухмыльнулся. – Был еще один забавный заказ от одного из них. Сидел я как-то у себя, занимался своими делами, и вдруг услышал грохот. Дверь распахнулась, и на пороге возник Файрфлай с тележкой, на которой лежала силовая броня. На первый взгляд все было в порядке, но когда я начал ее разбирать, то понял, что вся проводка и даже сервоприводы сожраны. Ее владелец пояснил, что это все его домашний питомец, кротокрыс. Тварь мало того что сгрызла всю изоляцию, так она еще и машинное масло выпила! В общем, работы было много. Даже при том, что все запчасти имелись в наличии, на ремонт у меня ушла целая неделя… но я справился и устранил поломку! – гордо закончил рассказ Теодор.

– Было бы иначе, мы бы сейчас с тобой не беседовали, – резонно заметил Марк. – Насколько я понял, больше ты мне ничего поведать не можешь. Что ж, надейся и жди.

Шериф поднялся из кресла, и, не прощаясь, покинул ангар-мастерскую. Выйдя на улицу, он осмотрелся и подозвал Карла, сидевшего неподалеку на ржавом автомобильном остове.

– Ну что? Вы узнали от него хоть что-нибудь? – взволнованно спросил паренек.

– Даже больше, чем рассчитывал, – хмыкнул Марк. – Заодно убедился, что добрым словом и револьвером можно добиться гораздо большего, чем просто добрым словом. – Достав блокнот, он снова погрузился в записи, рисуя схему-таблицу и что-то туда вписывая. Через несколько минут он, разочарованно вздохнув, положил блокнот обратно. – Все еще мало фактов.

– Есть предложение! – спустя секунду воскликнул Карл. – Почему бы не сходить к Кровавым Братьям… в смысле, в дома не проникать, а просто пройтись неподалеку, вроде как «мимо идем». Может, заметим что-нибудь важное.

– Неплохая мысль, – оценил шериф. – Все равно больше поговорить не с кем. Времени мало, так что догоняй.

Через четверть часа они достигли противоположной окраины общины. Пять одинаковых домов с глухими заборами и заколоченными окнами стояли на отшибе, почти у самой стены. Легкий ветерок поднимал пыль и немного разгонял удушающую жару. Было непривычно тихо. Чуть поодаль, в паре сотен метров, носилась местная шпана – судя по всему, дети играли в «караванщиков и рейдеров», кидаясь друг в друга камнями и засохшими браминьими лепешками. Их периодические крики были единственными звуками в округе.

– Подойдем поближе, они все равно спят, – предложил Карл, имея в виду Кровавых Братьев.

Шериф согласно кивнул, приложив палец к губам, и они двинулись вдоль улицы. На двери первого же дома, крайнего слева, их ждал приятный сюрприз – табличка с выбитыми рельефными буквами «Джек». Марк, одобрительно покачав головой, полез за своим блокнотом. Однако на остальных домах больше никаких надписей не обнаружилось. Отойдя на достаточное расстояние, они остановились.

– Я надеялся на большее, – раздосадовано сплюнул шериф. – Круг подозреваемых сократился, но с уверенностью сказать, где живет виновный, я не смогу. Остается надеяться на удачу…

– Как скажете, но… может, на всякий случай опросим и этих? – Карл махнул рукой в сторону резвящейся детворы.

– Хмм… – задумался Марк. – Источник, конечно, ненадежный, но других уже не осталось. К тому же, если они что и знают, я сразу смогу это проверить по уже имеющимся у меня данным.

Они подошли к группе детей, играющих в придорожной пыли. Заметив шерифа, ребята прекратили возню и настороженно уставились на гостей. Вперед выступил чумазый паренек.

– Господин шериф, если вы ищете, кто на прошлой неделе распял собаку миссис Джейн, – так это не мы вовсе, чесслово!

– А кто же тогда? – старательно пряча улыбку, поинтересовался Марк.

– Эээ… дикие гули, вот кто! Больше некому! Через стену ночью перелезли, распяли и обратно в Пустоши ушли, – нашелся с ответом парнишка.

– Интересная версия! – принял изумленный вид шериф. – А что ж они ее не съели?

– Нуу… это были уже сытые гули! – выдал очередной перл мелкий сорванец.

– Мне почему-то кажется, что мы вряд ли услышим от него что-то, кроме вранья, – задумчиво изрек Карл, стоявший сзади.

– Это я – врун?! – немедленно возмутился мальчуган, целясь в него засохшим куском дерьма. – Да если б тут не было шерифа, я б тебя…

Тяжелая ладонь опустилась на плечо паренька, заставив того умолкнуть на полуслове и выронить браминью лепешку. Шериф присел перед ним на одно колено, оказавшись вровень.

– Как тебя зовут, парень?

– Томас, сэр, – ответил он.

– Послушай меня очень внимательно, Том, – неторопливо и весомо начал шериф. – Было совершено серьезное преступление, которое я пытаюсь раскрыть. От результата моего расследования зависит благополучие всей общины. И так уж получилось, что ты и твои товарищи – единственные, кто может мне помочь. Дело в том, что неподалеку отсюда живут Файрфлаи – пятеро братьев-наемников. Играя в этом районе, ты, или кто-нибудь из твоих друзей наверняка с ними сталкивался. Давай договоримся: ты вспоминаешь о них все, что сможешь, а я поверю в твою версию относительно пса миссис Джейн. Но имей ввиду: за попытку солгать шерифу наказание будет суровым.

– Ух ты, круто! Будем ловить Кровавых братьев! – сразу оживился Том. Остальные тоже все разом возбужденно загалдели.

– Так! – повысил голос шериф, перекрывая гул голосов. – По очереди и по делу!

Дети замолчали, задумчиво глядя друг на друга и на стоящую вдали пятерку одинаковых домов.

– Что, никто из вас ничего не может мне рассказать? – удивился Марк.

– С тех пор, как Барта ужалил радскорпион одного из Братьев, родители больше не разрешают нам играть рядом с их домами, – виновато произнес Том. – Я тогда еле успел с антидотом добежать – доктор потом сказал, что еще пара минут – и все, отмучался бы.

– А как ты понял, что это не дикий скорпион, а чей-то домашний питомец? – поинтересовался молчавший до этого Карл.

– На нем висел ошейник с надписью, – ответил мальчуган. – Но я не умею читать, поэтому не знаю, что было написано.

– Хоть кто-нибудь из вас читает? – обратился шериф к остальным. Те отрицательно замотали головами. – Очень жаль, – вздохнул он.

– Сэр, может, я и не знаю букв, зато помню, как их рисовать! – выступил вперед Том. Он присел на корточки и вывел грязным пальцем в дорожной пыли четыре корявых знака, после чего с гордостью выпрямился.

– «Джон», – склонившись, прочитал шериф. – Теперь ясно, кто владелец скорпиона, – сделал он пометку в блокноте. – Ну а до этого происшествия вы видели или слышали хоть что-то? Меня интересует любая мелочь, даже несущественная.

В наступившей тишине, немного помявшись, вперед вышли два чумазых от пыли и немного похожих друг на друга мальчугана.

– Мы с братом где-то с пару месяцев тому назад случайно услышали разговор… то есть ссору между двумя из них, – начал тот, что повыше.

– Слышали, но не видели? – приподнял бровь Марк.

– Да, сэр. Стояла глубокая безлунная ночь, и было даже непонятно, из каких домов раздаются крики. Но то, что дома стояли рядом, это точно.

– Значит, мирный соседский спор, – хмыкнул шериф. – И о чем же шла речь?

– Так, – наморщил лоб парнишка, усиленно вспоминая. – Один из них орал что-то вроде: «Если еще хоть раз твоя гребаная ящерица сделает подкоп под забор и насрет в моем дворе, я с нее кожу сниму и сделаю себе новые перчатки!». А другой ему в ответ: «Только тронь моего геккона, и у него будет ошейник из твоей собственной кожи, – уверен, ему понравится татуха-молния, содранная с жопы». Как-то так, – развел руками он.

– Молодец, – похвалил его шериф. Ну, а ты что-нибудь можешь добавить к словам своего брата? – обратился он ко второму, помладше.

Сорванец замер, всем видом показывая усиленный мыслительный процесс, и спустя полминуты выдал:

– Господин шериф, тем же утром я шел в гости к Тому, и проходя мимо, увидел, что кто-то из Кровавых Братьев вышел на улицу. Наверное, он хотел уйти наружу, в Пустоши…

– Почему ты сделал такой вывод? – перебил его Марк.

– Да он же в броне был! – воскликнул малыш. – Вся такая крутая, с двумя баллонами на спине и маской для лица.

– Боевая, – подсказал Карл из-за спины шерифа.

– Точно! Боевая броня! – просиял ребенок. – Так вот, он прошел всего несколько шагов, и тут из соседнего дома вылетел геккон и вцепился ему в ногу! Через пару секунд тот, что в броне, его сбил и пинком отправил обратно за соседский забор!

– Он при этом что-то говорил? – заинтересовался шериф.

– Да, и много, но… мне мама запрещает повторять такие слова за взрослыми, – покраснев, замялся мальчик.

– Наверняка тип в броне – тот самый, с татуировкой-молнией! – лицо старшего излучало уверенность. – И живет в соседнем доме, и с гекконом не ладит – все сходится!

– Это догадки, – нахмурился Марк, снова доставая блокнот. – А мне нужны факты – слишком многим я рискую в случае неудачи. – Так что сделаю две записи. Во-первых, что наемник с гекконом – и его брат с тату-молнией – соседи. И во-вторых, что тот же наемник с гекконом и, возможно, другой его брат в боевой броне – тоже соседи. Так, посмотрим…

Спустя несколько минут томительного ожидания шериф довольно улыбнулся, убрал блокнот и жестом подозвал к себе Карла.

– Теперь я знаю, кто нам нужен, и в каком доме он находится, – уверенно произнес Марк. – Беги к мэру, скажи, что мне срочно нужны люди с оружием на улице Файрфлаев. Я к себе, в участок, встречаемся на этом месте, через полчаса… и поторопись, – добавил он, взглянув на солнце, уже висящее невысоко над горизонтом. – Скоро здесь будут Жнецы.

– Я мигом, – козырнул Карл и помчался вверх, преследуемый толпой галдящих мальчишек. Шериф же развернулся и быстрым шагом двинулся к приземистому, обнесенному решеткой серому зданию, видневшемуся вдали.

Спустя два часа все было кончено. Пыль, поднятая десятками машин и сотнями ног уходивших Жнецов, медленно оседала обратно на землю в лучах заката. На главной площади спасенной общины, в самом центре, на наспех сколоченной виселице раскачивалось мертвое тело. Одежда на нем отсутствовала, однако по лицу было понятно: казненный – один из Файрфлаев. Очередной порыв усиливающегося ветра развернул труп, и последний луч заходящего солнца упал на старую, выцветшую татуировку, явно сделанную очень давно. Это был крест.

Как звали наемника с тату-крестом и в каком доме он жил?

Ваша оценка: None Средний балл: 8.3 / голосов: 12
Комментарии

С небольшой задержкой выкладываю небольшой стёбный пост-ап рассказ, никак не связанный с остальным моим творчеством. Собственно, это не совсем рассказ, а тест Эйнштейна в нестандартной "обертке". Кто не знает, что это за тест - гуглите. Крови-кишок здесь нет, сеттинг вполне узнаваем :)) Давненько я тестов на DL не выкладывал :) В общем, приятного чтения и головоломания :)

Отдельная просьба к тем, кто справится - не спойлерить в комментах. Хотя бы пару дней :)

Шедевр

Я ждал этого комментария! :))

Надеюсь поднял настроение :)

Какой-то вопрос нелогичный. "Крестоносец" в рассказе никого не убивал,а речь шла об измене с жены главаря рейдеров с ним.

Его хотят убить, иначе убьют общину. Такой договор.

P.S Завтра подумаю кто убийца - мало-понял эту ситуацию, а сегодня голова не варит. Завтра еще дипломку защищать, а я туплю... Эээх.

"Schwartzhog" пишет:
Какой-то вопрос нелогичный. "Крестоносец" в рассказе никого не убивал,а речь шла об измене с жены главаря рейдеров с ним.

Действительно, ты прав. Просто я хотел написать: "кто убитый", а написал - "кто убийца" :)) Бывает...

Спасибо за замечание, поправил вопрос. Теперь вроде бы звучит однозначно. :)

Убийца--дворецкий :) а произведение интересное.Эдакое квадратное уравнение со многими неизвестными :)

Кстати в порнухе, с иллюзией сюжета и действием в особняке, убийца действительно дворецкий. Но там все заканчивается хеппи-эндами. В том числе, и для дворецкого.

Детективная порнуха по миру фолла?Однако,батенька,вы и загнули :))

Вы заставили меня набрать в гугле "Fallout porn"...

И увы там ничего не оказалось ;(

Табличка в помощь детективам-читателям :)

Быстрый вход