Произвести пуск! Часть 4 «Пси-фактор»

- Как, как мы сможем уйти из города?! – кричала на папу мама – Нас же всех убюююют! 
- Карина!!! – завопил папа – А ну перестань сейчас же истерить!
- Эдя! Ну, как ты не понимаешь? – продолжала мама – Ладно дети, они не понимают, что это такое, но ты!
- Мы не понимаем? – прошептал Женя – Мы не понимаем? Ещё как понимаем. Вы не знаете, каково это – бежать, когда у тебя под ногами пули об землю бьются! 
- Что? – переспросили все хором.
- Я же уже рассказывал вам, - устало вздохнул Женя, возведя глаза к потолку – Что я и Алина напоролись на одного упыря, он давай чего-то говорить, Алина ему зубы заговаривать. Потом мы и рванули, а он стреляет из автомата. ППШ, вроде бы. 
- И это он тебя так, - догадался Павел Романович.
- Ну, допустим, так, - согласился Женя. 
Видимо, все сочли, что дальнейшие комментарии излишни. Анна Валерьевна спросила, по какому маршруту пойдёт группа. 
- Как получится, - ответил папа.
- Я останусь здесь! – заявила мама, присев на скамейку, тем самым, дав понять, что никуда не сдвинется с места.
Какое же она тогда вызвала у меня раздражение! Как можно не понять?.. 
- Мама!!! – вскричала я на зависть любому прапорщику.
- Что? – спросила она.
- Как? – прошептала я – Как ты не можешь понять, что я, лично я, уйду! Меня здесь не будет, а ты останешься. Сюда, не дай Бог, может упасть снаряд и всё. Ты останешься тут. Навсегда. Никто не сможет тебе помочь, при всём желании. 
На самом деле, конечно, я не смогла бы оставить её, но послужить, так сказать, «морально-волевой дубиной» не мешало.
- Как ты смеешь так говорить со своей родной матерью?! – вскричала мама.
- Смею! Смею! – ответила я ровным голосом, не срываясь на крик – Ты повела себя как ребёнок! Мы должны уходить, пока можно. Ещё не произошло полное оцепление. Пока можно уйти, как ты не можешь понять?
- Какое, на фиг, оцепление? – прошептал мне на ухо Женя – Нас враги бомбят. А раз так – всех выпущать, никого не впущать. 
- Хорошо, - сдалась мать – Уходим отсюда. Чего вы все встали?
Все озадаченно взглянули на неё и двинулись к выходу. 
***
- Мы сумасшедшие, мы просто чокнутые, - шептала мама, пока мы шли по улицам.
- Лучше скажи по-другому: а я сошла с ума, а я сошла с ума, - посоветовал папа.
- И я тоже, с вами за компанию, сошла с ума, – процедила мама.
- Сошла с ума? – переспросил папа – Какая досада!
Я прыснула, подавив смешок. Сзади послышался странный шум, все обернулись. 
- Только этого, для полного счастья, не хватало! – прошептала Анна Валерьевна.
- В переулок, живо! – сказал Женька.
Вся компания ринулась в указанном направлении. Оказалось, это было верное решение. Военная техника прогрохотала по улице и скрылась из виду. В переулке все попрятались кто куда. Я упала за мусорный контейнер (тут уж не до брезгливости), Женя встал на низкий подоконник и вжался в окно (к счастью, оно было закрыто). Павел Романович оказался самым комичным из всех. Он, изображая Тарзана, повис на присобаченной к стене дома, лестнице. 
- Фух, пронесло! – заявила я, выглянув на улицу.
- Надолго ли, - буркнул Женька.
- Вперёд! – скомандовал Павел Романович.
Пугливым табунком все высыпали на улицу. Пока всё тихо.
- Надо поторопиться, - сказала я.
- Почему? – осведомился Павел Романович
- Тишина затянулась. 
- Твою налево! – прошипел Женя.
- Что? – встрепенулась я.
- Там, - он указал куда-то перед собой.
- Твою дивизию! – вырвалось из меня, когда я увидела, на что указывал Женька – Именно дивизию! Да чтоб они провалились! Военные. 
 - Бежим! – приказал папа и рванул куда-то.
Мы припустили по тесным переулочкам, проходным дворам и закуткам. Бок ныл, настойчиво требуя передышки, но было не до того. 
- Снова служивые! – сказал Женя, когда мой нос врезался ему в плечо – Да что ж это такое? Они что?.. Кольцо! Мы в кольце!
- Чёрта с два! «Тополя»! – произнесла мама – Поднимают, сейчас стрелять будут! В подвал, живо! Быстро! Быстро! Скорее!
***
Нырнув во тьму подвала, я сразу почувствовала себя спокойнее. Не бомбоубежище, конечно, но хоть что-то. Женя осел на пол рядом с какими-то ящиками. 
- Женька, как думаешь, мы выберемся? – спросила я тихо.
- Я не Женя, я Павел Романович, - ответили мне из темноты.
- А где он?
- Здесь где-то. Женя!!! Женя, ты где? Женя!!! Женя!!! Где он? 
- Нет, - проговорила я, когда поняла, что его здесь нет – Он там, наверху!
- Стой, стой! – прокричали мне, но дверь за мной уже захлопнулась.
- Женя!!!
- Алина, иди назад, назад!!!
Взрыв где-то совсем рядом…я вжалась в стену, будто это могло помочь. Снова взрыв. Пришлось упасть на асфальт и прикрыть голову руками.
- Алина, где ты?! – крикнул Женька.
Ответа не последовало. 
- Алина! – снова тишина – Вот чёрт!
Наверное, жутко было видеть своего лучшего друга неподвижно лежащего на асфальте. Женя подбежал и повернул меня лицом вверх, посмотрел в ничего не видящие глаза и проверил наличие пульса.
- Фух, живая, - облегчённо произнёс он, приподнимая меня. 
Женька охнул, но пошел, припадая на раненую ногу. Почему не могла идти сама? Почему не могла понять, что происходит? 
- Алина! – завопила Роза.
- Не ори ты! – оборвал её Женя, положив меня на что-то – Алин, ты меня слышишь? Да или нет? Не можешь говорить? Хотя бы кивни. Эй, эй! Ты чего? Не вздумай, где я тебе нашатырь найду?
Оказывается, когда теряешь сознание, перед глазами не плывёт, а резко накатывает темнота. 

- Не очнулась? – спросил кто-то.
- Нет пока.
- Ну и что делать с ней будем? 
- Очнётся. 
- Она, судя по всему, попала под излучение. Даже если бы её контузило, она бы уже два раза успела очнуться. 
- И что ты хочешь этим сказать?
- Я просто говорю по существу.
Я слышала всё это, пришла в себя, но открывать глаза не было ни сил, ни желания. Но не лежать же вот так, с закрытыми глазами, надо встать. Послышались удаляющиеся шаги.
- Женька, - вырвался только тихий, едва слышный, шепот. 
- Очнулась, хвала небесам! – воскликнул он.
- Где?.. Как?.. Почему?..
- Да ты молчи, молчи, - замахал он руками – Тебе сейчас вообще разговаривать нельзя. 
- Почему это?
- Замолкни!
Только сейчас я обнаружила, что лежу на каком-0то старом матрасе, прикрытом более - менее целой тканью, на которой ещё сохранились какие-то цветочки и вензеля. Приторный рисунок, ничего не скажешь. 
- Откуда взялся свет? – спросила я.
- Что? – переспросил Женя – А, это. Здесь есть щиток, а там всякие рубильники. Ну, я дёрнул за один, без особой надежды на успех, свет и зажёгся, - он поднялся на ноги и пошел куда-то в другой угол подвального помещения. 
- Жень! – окликнула я.
- Что? – он обернулся и обеспокоено взглянул на меня – Опять?
- Да нет, нет, всё нормально. Просто…
- Что?
- Ничего.
- А, ну, ладно тогда, я пошел, если что, все тут.
- Стой!
- Ну что?
- Женька…спасибо.
- Не понял, - он подошел ко мне, подумав, что ослышался – За что?
- Ты меня спас, когда меня волной шарахнуло. 
- А, ну да. И что? Я, знаешь, вообще тогда ни о чём не задумывался, что делаю. Как на автомате, ей-богу. Не знаю, что это было, но я как-то не особенно соображал. Просто знал, что надо делать и всё.
- Спасибо.
Этого слова Женя не расслышал. Оно потонуло в звуке новой канонады взрывов.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.3 / голосов: 6
Комментарии

Аффтару срочно засесть за энциклопедии и справочники. Ну и бред.

Не убиваемые подростки со знаниями Онотоле начинают доставлять, если честно)

Делаю ставку, что в конце они обнаружат суперсвехрмегаоченьчутьбольшечемполностью секретный бункер, и смогут не только в него проникнуть без проблем особых, но и произвести пуск ракет, чтобы уничтожить врага.

Автору советую (хотя можно и послать меня с моими советами, не обижусь) проигрывать все ситуации в проекции на себя, бегло проштудировать основы психологии человека в таких ситуациях. Уж очень спокойно, хладнокровно и сценарно действуют ГГ на протяжении всего рассказа, кмк, что не очень хорошо.

Автомат ППШ, это здорово, видимо это был партизан, заблудившийся в лесах со времён ВОВ. Свободно катающийся по улицам Тополь-М, тоже неимоверно доставляет. Ничего личного, но сразу видно, что рассказ написан Подростком, о Подростках, для Подростков.

Нормалёк ....

Быстрый вход