Хроника противостояния - Неустойчивое равновесие

Ситуацию в войне на Донбассе можно охарактеризовать как критическое неустойчивое равновесие. Несмотря на жуткий разгром, учинённый в «Южном котле», дела у армий Новороссии пока идут сложно. При этом о грядущем военном поражении ополчения или Киева говорить не приходится. Хотя у казалось бы наступающей украинской армии шансы проиграть куда выше.

Конец операции «Южный котёл»

На минувшей неделе «Южный котёл» прекратил своё существование. Изначально попавшая в ловушку группировка украинской армии насчитывала до 6500 человек. Её ударной силой были до 80–100 танков и более 200 БМП, БТР и БМД. Они были сосредоточены в 1 танковом и 3 механизированных батальонах, 2 аэромобильных и 1 батальоне спецназначения. Эти части входили в состав 72-й, 51-й и 24-й механизированных бригад, 79-й аэромобильной бригады и 3-го полка спецназа.

Также в окружение попали различные приданные танковые, разведывательные и иные подразделения, части нацгвардии, пограничники и подразделения добровольцев-фашистов. Последних, кстати, в потери никто никогда не включал. Всё это войско поддерживала артгруппировка из 2 реактивных и 4–5 артиллерийских дивизионов и миномётные подразделения – суммарно до 36 РСЗО «Град» и сотни САУ, орудий и миномётов калибра 120–152 мм.

Часть сил «Южного котла» из состава 72-й бригады была разгромлена ещё в середине июля. Некоторым подразделениям удалось отойти к своим, кому-то повезло выйти и из неплотного тогда окружения – где-то порядка 700–1000 человек. Кого-то из раненых также успели вывезти к своим – примерно 500 человек. А остальные удобрили землю Донбасса. Затем был разгромлен, оставил ополченцам технику и вышел на территорию России мехбатальон 72-й мехбригады – чуть менее 500 человек вместе с пограничниками.

Другая часть сражалась в окружении примерно до 8 августа, а затем пошла на прорыв. Следует отметить, что технику в группе прорыва частично сохранили лишь «западенцы» из львовской 24-й мехбригады. Остальные либо утратили её в боях, либо уничтожили, когда лишились горючего.

Всего из «котла» вышло не более 1000 человек. Но и эта цифра подвергается сомнению. Боеспособность из них частично сохранили лишь силы мехбатальона 24-й бригады и остатки батальона спецназа. Поэтому их сразу бросили обратно в бой. Остальных отвели на переформирование, кого-то будут пытаться судить за «предательство», кого-то – распихать по психушкам. В общем, достойный пример для остальных украинских военных.

Разгром и трофеи

Даже источники внутри украинской армии сквозь зубы признают, что из 6,5 тыс. личного состава 3,5 тыс. «пропали без вести». Это очень удобная формулировка – можно не включать солдат в потери и не платить родственникам. Реально же численность спасшихся оценивается в 2,5 тыс. человек максимум. Остальные убиты или пленены. В 72-й мехбригаде выжили 467 человек, в 24-й – 473, из частей 51-й бригады, что попали в «котёл», вышло 136. А 79‑я аэромобильная бригада практически исчезла – от неё уцелели 369 человек, причём это в основном тыловики и обеспеченцы.

На 72-й и 79-й бригадах можно поставить крест – от них в пунктах постоянной дислокации мало что осталось. Нет офицерских кадров, техники тоже нет. С остальными также всё очень сложно – потребуется масса времени, чтобы пополнить их хоть каким-то «мясом». Надо отметить тяжёлые потери и других бригад, воевавших в районе «горлышка» «котла» и наносивших деблокирующие удары – 30-й мехбригады, 25-й и 95-й аэромобильной и других. По сути, относительно непобитыми остаются лишь 28-я и 92‑я мехбригады, а 93-я мехбригада и 1-я танковая также получали своё, хотя и боеспособны.

В общем, разгром вышел ужасающий. Если учесть масштабы этой войны, то и для Великой Отечественной такая операция выглядит достойно – группировки немцев с количеством техники на уровне танковой дивизии тех лет уничтожались не каждый день даже в 1944 году.

Армиям ДНР и ЛНР достались богатейшие трофеи – не менее 18 РСЗО «Град», приличное число САУ, в том числе 152 мм «Акация», десятки буксируемых орудий «Мста-Б», Д‑20, Д-30, миномёты «Василёк», «Поднос» и «Сани». Танков взяли более 30, десятки БМП, БТР – всего называются цифры от 67 до сотни. Также трофеями стало множество грузовиков. Имеется и боекомплект. Однако часть техники необходимо было разыскать, привести в рабочее состояние и вывезти. Что-то требует ремонта. В общем, не всё сразу можно было бросать в бой. Потребуется время, чтобы большую часть техники «переварили» армии Новороссии.

Также требовалось время на занятие и прочёсывание обширного района вдоль границы, обустройство позиций и занятие погранпереходов. Этим, к сожалению, Киев и воспользовался.

Удар в подбрюшье

Пользуясь тем, что основные силы Новороссии «осваивали» территорию «Южного котла», украинцам удался бросок в тыл боевых порядков новороссов – в район Миусинска и Красного Луча. Это вызвало разговоры о «блокировании» Донецкой агломерации. Но взять Миусинск не удалось – там Киев потерпел поражение. С Красным Лучом тоже не вышло. Сейчас в районе идут серьёзные бои, что затрудняет сообщение между ДНР и ЛНР. С другой стороны, попытки расширить прорыв в районе Антрацита привели к тому, что часть атакующих опять попала в мешок и несёт потери. Не удалось и охватить сильный гарнизон Снежного и обойти его. Однако дончанам пришлось оставить несколько населённых пунктов, освобождённых ими в ходе операции в «котле».

Оставили по той же причине пока и легендарную Саур-Могилу, на которой в последние дни уже не было артиллерии. Там оставался лишь отряд прикрытия и арткорректировщики. Но занять и закрепиться на высоте украинцам не дают гаубицы и РСЗО ополченцев. Они практически беспрерывно перемалывают противника в прекрасно пристрелянном районе. Также закончился фиаско рейд украинских батальонов на Иловайск.

Ситуация на южном фронте для ДНР сложная, но непроста она и для Киева. В случае нанесения контрудара армии ДНР, скажем, в район Старобешево и на Амвросиевку украинская группировка опять окажется в окружении. Только сначала надо нарушить её снабжение с помощью диверсантов. Судя по их резко возросшей активности в этом районе, там следует ожидать каких-то событий.

Диверсионные группы вообще резко увеличили свою активность в тылах армии Украины. Видимо, потому, что противник снял много частей с блокпостов и оголил тыл. Войск не хватает. А в сентябре-октябре не будет хватать и техники – потери быстро растут, а новой или отремонтированной будет явно мало.

На севере, в районе Дебальцево, где противнику сначала удалось расширить прорыв, подошедшие подкрепления заставили его перейти к обороне. Но Киев продолжает использовать «тактику отсечения кусочков». Сейчас украинская армия пытается зайти с другой стороны, разрезав сообщение между Горловкой и Донецком – пока там есть успехи.

Причины прорывов

У многих возникают вопросы – как возможны подобные прорывы бронегрупп противника на этой войне? Тому есть несколько причин. Сейчас с обеих сторон сражаются достаточно небольшие группировки войск для такого района боевых действий. Во время второй чеченской на небольшой, слабо урбанизированной, но пересечённой и гористой территории Чечни российской группировке в 

100–130 тыс. человек противостояла бандитская армия в 20–25 тысяч. На Донбассе на значительно большей площади группировке сил Новороссии примерно в 25–30 тыс. противостоит примерно 50 тыс. украинцев.

Причём у «новороссов» до половины состава – это достаточно слабые и не очень маневренные, плохо оснащённые тяжёлым оружием подразделения. На блокпостах в небольших городках – типичное ополчение, которое вдобавок не настолько стойкое и умелое, как «ударные» отряды вроде частей Славянской бригады, бригады «Восток», бригады «Призрак» и других. Но и у Киева много малобоеспособных войск – это всякие тыловые спецбатальоны милиции, а также мотивированные, но абсолютно неумелые и тупые карательные батальоны типа «Айдар», «Азов» и прочие.

В любом случае войск достаточно мало, поэтому линии фронта просто нет. Оборона носит очаговый характер, а атаки проводятся силами бронегрупп, удары которых парируются маневренными бронерезервами и артиллерийскими частями. То есть война носит маневренный характер. Схожая ситуация была на Украине в прошлую гражданскую войну – после революции.

Болезни роста или кризис развития

За 2–3 месяца ополчение практически превратилось в армию. Вместо единичных миномётов и единиц лёгкой бронетехники сейчас в двух республиках примерно 70–80 танков, пара сотен легкобронированных машин, 20–30 РСЗО, значительное число гаубиц и миномётов. Правда, имеется дисбаланс – техники у армии ЛНР значительно больше, чем у ДНР. Это связано со многими причинами: большей важностью контроля границы с Россией, близостью к этой самой границе и другими.

Но слитным армейским механизмом ополчение стало разве что на уровне крупнейших и лучших соединений, таких как Славянская бригада Стрелкова. Единого командования до сих пор нет даже на уровне республик. Есть общая координация, но с мелкими тыловыми отрядами она значительно сложнее. То есть управление усложнено, и реагировать правильно и быстро на изменение обстановки получается не всегда.

Под Шахтёрском и Торезом среагировали быстро – и хунта там получила избиение в «мешке». А вот под Миусинском и Красным Лучом с реакцией вышло чуть похуже, потому бои получились более тяжёлыми для народной армии.

Также остро стоит вопрос формирования единых для обеих республик маневренных механизированных сил и групп быстрого реагирования. Их нужно создавать, скажем, на основе усиленных танковыми ротами и артиллерией батальонов на БМП и БТР. По сути, нечто подобное уже используется в ряде операций, но нужно работать в этом направлении и далее. Технику нужно концентрировать, а не размазывать по отрядам.

Также до сих пор не хватает техники и вооружения – где-то густо, а где-то пусто. Туда, где пока пусто, и приходятся удары противника. Поэтому надо быстро усиливать гарнизоны в ранее считавшихся тыловыми городах. Там, где украинской армии противостоит отряд силой до батальона, – она ничего сделать не может. Но в некоторых городах ополченцев не набирается и на роту, а техники и того меньше.

Если ситуация с единым командованием и реорганизацией не изменится – перспективы Новороссии ухудшатся.

Ярослав Вяткин, argumenti.ru

Ваша оценка: None Средний балл: 5.4 / голосов: 10
Комментарии

Продолжаю цикл хроники конфликта на Юго-Востоке (кому-то надо это делать :) Как и в предыдущем посте - только война, никакой политики.

Жду в комментах вкусные отзывы и годные демотиваторы в тему :)

Ещё никогда новости о войне в Мухосранске не интересовали нас так, как сейчас.

*лицорука*

Дэдлэнд катится, десу.

Подпись:

фрагмент интервью после ИСАФ-2013 года:

- Что вам больше всего понравилось в Афганистане?

- Лоли, овцы, иншала...

продолжу дело айэмки, закопипащу по полной:

Армия Украины не способна даже на мобилизацию

07 марта 2014, 09:58Александр Храмчихин

Подробнее http://rusplt.ru/world/ukrainskaya-armiya-8513.htm...

Со времени распада СССР на Украине не проводились даже учения вооруженных сил

Нынешние события заставляют вернуться к вопросу о состоянии вооруженных сил Украины и рассмотреть их состав и структуру.

Сухопутные войска

Сухопутные войска делятся на два оперативных командования и одно территориальное управление.

Оперативное командование «Запад» (штаб в городе Ровно) имеет в своем составе штаб 13-го армейского корпуса (АК); три механизированные бригады — 24-я (город Яворов), 51-я (Владимир-Волынский), 128-я (Мукачево); 19-ю ракетную бригаду (Хмельницкий); 11-ю артиллерийскую бригаду (Тернополь), а также 300-й механизированный (Черновцы), 80-й аэромобильный (Львов), 8-й спецназа (Хмельницкий), 15-й артиллерийский (Дрогобыч), 59-й зенитно-ракетный (Владимир-Волынский), 3-й (Броды) и 7-й (Калинов) армейской авиации полки.

Оперативное командование «Юг» (Днепропетровск) имеет в своем составе штаб 6-го АК; 17-ю танковую бригаду (Кривой Рог); три механизированные бригады — 28-я (Черноморское, Одесская область), 92-я (Клугошино-Башкировка, Харьковская область), 93-я (Черкасское, Днепропетровская область); 25-ю воздушно-десантную бригаду (Гвардейское, Днепропетровская область); 79-ю аэромобильную бригаду (Николаев); 55-ю артиллерийскую бригаду (Запорожье), а также 3-й спецназа (Кировоград), 107-й РСЗО (Кременчуг), 1039-й зенитно-ракетный (Гвардейское, Днепропетровская область), 11-й армейской авиации (Чернобаевка, Херсонская область) полки.

Территориальное управление «Север» (Житомир) имеет в своем составе штаб 8-го АК; 1-ю танковую бригаду (Гончаровское, Черниговская область); две механизированные бригады — 30-я (Новоград-Волынский), 72-я (Белая Церковь); 95-ю аэромобильную бригаду (Житомир); 26-ю артиллерийскую бригаду (Бердичев); 27-й РСЗО (Сумы) и 1129-й зенитно-ракетный (Белая Церковь) полки.

На вооружении имеются 12 пусковых установок (ПУ) тактических ракет «Точка-У» (дальность стрельбы 120 км). Еще 78 ПУ этих ракет, а также 111 ПУ крайне устаревших ракет «Луна» и до 50 ПУ ОТР Р-17 находятся на хранении.

Танковый парк состоит из 10 танков Т-84 «Оплот» и 1100 Т-64, из которых 76 модернизированы до уровня Т-64БМ «Булат». Еще до 650 Т-64, а также до 273 Т-80 и до 474 Т-72 находятся на хранении.

На вооружении имеется более 1000 боевых разведывательных машин (БРМ) (до 600 БРДМ-2 и 458 БРМ-1К), свыше 2000 БМП и БМД (61 БМД-1, 78 БМД-2, 719 БМП-1, 1363 БМП-2; 4 БМП-3 на хранении) и до 3500 БТР (136 БТР-60, 996 БТР-70, 383 БТР-80, 2064 МТЛБ, 44 БТР-Д).

Плановые мероприятия боевой подготовки воинских частей и подразделений Центра войск береговой обороны Украины в Крыму. Фото: Тарас Литвиненко / РИА Новости

Плановые мероприятия боевой подготовки воинских частей и подразделений Центра войск береговой обороны Украины в Крыму. Фото: Тарас Литвиненко / РИА Новости

Количество артсистем формально превышает 3 тысячи САУ — 74 2С9 (120 мм), 542 2С1 (122 мм), 40 2С19, 24 2С5, 456 2С3 (152 мм), 92 2С7 (203 мм). Буксируемые орудия — 2 2Б16 (120 мм), 352 Д-30 (122 мм), 287 2A36, 179 2A65, 215 Д-20, 7 MЛ-20 (152 мм). Минометы — 2Б9, 2Б14 (82 мм), 342 2С12, 136 ПМ-38 (120 мм). РСЗО — 279 БМ-21, 137 «Ураган», 82 «Смерч».

Имеется 800 ПТРК «Фагот», 10 ПТРК «Стугна-П» (украинского производства, находятся в экспериментальной эксплуатации), а также ПТРК «Штурм», «Конкурс», «Метис». Кроме того, остается на вооружении до 500 противотанковых орудий МТ-12 (100 мм).

В войсковой ПВО имеется до 60 ПУ ЗРК «Бук-М1», 120 «Оса», 150 «Стрела-10» (до 100 ЗРК «Тор», до 100 ПУ ЗРК «Круг» — на хранении), ПЗРК «Игла» («Стрела-2» и «Стрела-3» на хранении), 70 ЗРПК «Тунгуска», 20 ЗСУ-23-4 «Шилка». На хранении — до 400 зенитных орудий С-60 (57 мм).

Армейская авиация

В составе армейской авиации имеется 51 боевой вертолет Ми-24 (еще до 100 на хранении), 60 многоцелевых вертолетов Ми-8 (еще не менее двух на хранении), три тяжелых транспортных Ми-26 (еще до 16 на хранении). На хранении также находятся до 60 транспортных вертолетов Ми-6.

Необходимо иметь в виду, что все указанные цифры являются «бумажными»: до половины техники, на самом деле, полностью небоеспособны, абсолютно вся (кроме 10 «Оплотов» и 10 ПТРК «Стугна-П») сильно устарела, практически выработав ресурс, поскольку произведена еще в СССР. То же относится и к боеприпасам. Ни одних крупных учений в украинских ВС не проводилось за весь постсоветский период.

ВВС и ПВО Украины включают 4 отдельные бригады и три воздушных командования. В прямом подчинении штабу ВВС и ПВО находятся 203-я учебная авиабригада (Чугуев) и три транспортные авиабригады — 15-я (Борисполь), 25-я (Мелитополь), 456-я (Гавришовка).

Воздушное командование «Центр» (Васильков) включает 9-ю (Озерная; истребители МиГ-29), 40-ю (Васильков; МиГ-29), 831-ю (Миргород; Су-27) бригады тактической авиации, 96-ю (Даниловка; 3 дивизиона ЗРС С-300ПС) и 120-ю (Харьков; 2 дивизиона С-300ПТ) зенитно-ракетные бригады, 108-й (Золотоноша; 3 дивизиона ЗРК «Бук-М1»), 138-й (Днепропетровск; 6 дивизионов С-300ПТ), 156-й (Донецк, Луганск, Мариуполь; 3 дивизиона «Бук-М1»), 301-й (Никополь; 2 дивизиона С-300ПТ), 302-й (Харьков; 3 дивизиона С-300ПТ) зенитно-ракетные полки, 138-ю (Васильков) и 164-ю (Харьков) радиотехнические бригады.

Воздушное командование «Запад» (Львов) имеет в своем составе 7-ю (Староконстантинов; бомбардировщики Су-24) и 114-ю (Ивано-Франковск; МиГ-29) бригады тактической авиации, 11-й (Шепетовка; 2 дивизиона «Бук-М1»), 223-й (Стрый; 3 дивизиона «Бук-М1»), 540-й (Каменка-Бугская; 2 дивизиона С-300ПС) зенитно-ракетные полки, 1-ю (Липники) радиотехническую бригаду.

Военный парад в честь Дня независимости Украины. Фото: Сергей Старостенко / РИА Новости

Военный парад в честь Дня независимости Украины. Фото: Сергей Старостенко / РИА Новости

Воздушное командование «Юг» (Одесса) имеет в своем составе 204-ю (Бельбек (Севастополь); МиГ-29) и 299-ю (Кульбакино (Николаев); штурмовики Су-25) бригады тактической авиации, 160-ю (Одесса, Николаев; 4 дивизиона С-300ПТ/ПС) и 208-ю (Херсон; один дивизион С-300ПС) зенитно-ракетные бригады, 50-й (Феодосия, Алушта; два дивизиона С-300ПТ/ПС), 55-й (Евпатория; три дивизиона «Бук-М1»), 174-й (Дергачи (Севастополь); три дивизиона С-300ПС), 201-й (Первомайск; два дивизиона С-300ПТ) зенитно-ракетные полки, 14-ю (Одесса) и 40-я (Любимовка, Севастополь) радиотехнические бригады.

Ударная авиация включает 16 фронтовых бомбардировщиков Су-24М (еще до 52 на хранении) и 43 штурмовика Су-25 (в том числе восемь учебно-боевых; еще четыре на хранении).

В составе истребительной авиации — 60 Су-27 (в том числе 13 учебно-боевых; еще пять на хранении), 96 МиГ-29 (в том числе 18 учебно-боевых; еще 48 (10 УБ) на хранении). Кроме того, на хранении находятся устаревшие машины — 37 МиГ-23МЛД и 8 МиГ-23УБ, 19 МиГ-25.

Разведывательная авиация включает пять Су-24МР (еще не менее трех на хранении), восемь Ан-30 (еще четыре на хранении).

На хранении находятся до четыре самолета-заправщика Ил-78.

Транспортные самолеты — 36 Ил-76 (еще восемь на хранении), семь Ан-24, до 46 Ан-26 (еще до три на хранении), пять Ту-134 (еще один на хранении); два Ан-72 на хранении.

Учебные самолеты — 39 L-39 (еще 39 на хранении).

Наземная ПВО включает 30 дивизионов ЗРС С-300П, 14 дивизионов ЗРК «Бук-М1». Кроме того, четыре дивизиона ЗРС С-300В и 12 дивизионов ЗРС С-200 находятся на хранении.

Никакой новой техники за постсоветский период ВВС не получили, лишь один МиГ-29 и 13 Су-25 прошли модернизацию. Из тех самолетов, которые числятся в строю ВВС, реально подняться в воздух могут не более половины (по-видимому — 20—25%). Впрочем, в ходе нынешней «боевой тревоги» в воздух поднимались всего по одному-два Су-27. Не исключено, что это и есть предел возможностей украинских ВВС.

Военно-морские силы

ВМС имеют в строю одну крайне устаревшую подводную лодку пр. 641 («Запорожье»), сторожевой корабль (фрегат) пр. 1135П («Гетман Сагайдачный»), два малых противолодочных корабля (МПК) пр. 1124М («Луцк» и «Тернополь») и один сторожевой корабль 1124П («Винница»), 1 МПК пр. 12412 («Хмельницкий»), два ракетных катера (1 пр. 12411Т («Приднепровье»), 1 пр. 206МР («Прилуки»)), сторожевой катер пр. 1400М, три тральщика (2 пр. 266М («Чернигов» и «Черкассы»), 1 пр. 1258 («Геническ»)), два десантных корабля (1 пр. 775 («Константин Ольшанский»), 1 пр. 773 («Кировоград»)). Реальный боевой потенциал ВМС практически равен нулю в любом аспекте (ударном, противолодочном, ПВО).

Морская авиация имеет в своем составе пять противолодочных самолетов-амфибий Бе-12 (еще три на хранении), семь транспортных самолетов (один Ан-2, два Ан-26, четыре Ан-72), восемь противолодочных вертолетов (пять Ка-27ПЛ, три Ми-14ПЛ), три многоцелевых вертолета Ка-29 (еще один на хранении), два спасательных вертолета (один Ка-27ПС, один Ми-14ПС).

Фрегат ВМС Украины «Гетман Сагайдачный» в Босфорском проливе. Фото: ЕРА / ИТАР-ТАСС

Фрегат ВМС Украины «Гетман Сагайдачный» в Босфорском проливе. Фото: ЕРА / ИТАР-ТАСС

Береговые войска включают батальон морской пехоты, механизированную бригаду береговой обороны и дивизион береговых ПКР.

1-й батальон морской пехоты (Феодосия) имеет на вооружении 40 БТР БТР-80, восемь минометов 2С12, восемь ПТРК, восемь ПЗРК «Игла».

36-я механизированная бригада (Перевальное) имеет на вооружении 39 танков Т-64БВ, 75 БМП-2, по 50 БТР-70 и 50 БТР-80, 12 САУ 2С1, по 18 буксируемых орудий Д-30 и 2А36, 24 миномета 2С12, 18 РСЗО БМ-21.

25-й дивизион береговой обороны имеет на вооружении два ПУ ПКРК «Рубеж» (по два ПКР П-15).

Не способны даже к обороне

Формально ВС Украины являются одними из сильнейших в Европе. Фактически, с учетом состояния техники, низкого уровня боевой подготовки и внутреннего раскола страны, они не обеспечивают оборону государства, о чем и свидетельствуют нынешние события.

Всего пять лет назад ВС РФ в этом плане мало чем отличались от украинских (не считая ядерных сил, которые все равно невозможно использовать в локальной войне). Конечно, они были больше по размерам, чем украинские, но с учетом гораздо большей площади территории страны были даже до определенной степени слабее украинских (из-за территориальной разбросанности). Сегодня ситуация изменилась кардинально как в плане боевой подготовки, так и в плане оснащения техникой. Даже тех вооружений, что поступили в ВС РФ в последние пять лет, достаточно, чтобы снести почти без потерь ту технику ВС Украины, которая еще сохраняет хотя бы относительную боеспособность.

Нынешняя всеобщая мобилизация может стать для ВС Украины «контрольным выстрелом». Есть, мягко говоря, определенные сомнения, что украинское государство способно действительно ее провести. Оставим даже в стороне низкую подготовку потенциальных резервистов, а также то, что значительная их часть находится на заработках за пределами страны, либо постарается всеми способами избежать призыва (что и происходит сейчас). Допустим, что удастся собрать на призывных пунктах несколько сот тысяч резервистов. После этого их надо будет развести по воинским частям (сама по себе весьма сложная задача), а затем обеспечить всеми видами довольствия и должностью.

Причем все эти люди одномоментно превращаются из производителей в потребителей. В результате не только военный бюджет, но экономика страны в целом получают очень тяжелый удар. Чем дольше продлится мобилизация, тем тяжелее будет удар по экономике. А если при этом война не начнется (а она не начнется), даже те резервисты, которые придут в армию по собственному желанию с целью защиты родины, начнут быстро морально разлагаться, это неизбежное свойство человеческой психологии. В итоге боеспособность ВС не только не повысится, а еще больше снизится.

Саакашвили, начиная свою августовскую авантюру в 2008 году, был искренне уверен, что его армия легко разгромит не только осетинских ополченцев, но и ВС РФ. Нынешнее украинское руководство гораздо адекватнее, оно прекрасно понимает, что реальные возможности ВС страны почти нулевые. Поэтому мобилизацию тихо «замнут». И начнется нудный политико-экономический торг.

Подробнее http://rusplt.ru/world/ukrainskaya-armiya-8513.htm...

Александр Храмчихин: уровень подготовки украинской армии близок к нулю

http://ok-inform.ru/politika/vlast/13216-aleksandr...

13.05.2014

Конфликт на Юго-Востоке Украины превращается в полноценную гражданскую войну. Сторонники федерализации один за другим сбивают вертолеты украинской армии, в ответ киевские власти подтягивают танки и тяжелую артиллерию. Счет жертв уже идет на десятки. Смогут ли повстанцы продержаться против «Градов», есть ли среди них российские спецназовцы и будет ли РФ вводить войска в юго-восточные области Украины, OK-inform рассказал заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин

- Смогут ли сторонники федерализации в Донецкой и Луганской областях выстоять против регулярной армии и национальной гвардии Украины?

- Против той армии и той национальной гвардии, которые есть у Украины, я думаю, да, могут.

- Действительно ли костяк ополченцев составляет спецназ из России, как считают некоторые эксперты?

- Это, безусловно, не так. Уже несколько американских журналистов побывали в Славянске. Так что никаких российских спецназовцев там точно нет. Там есть просто некоторое количество добровольцев из России - в основном казаков, которые (я бы не сказал, что очень сильно) укрепили обороноспособность Славянска.

- Могут ли ополченцы получать оружие из России?

- Теоретически - да. Хотя гораздо проще взять его на самой Украине. С этим вообще никогда не было проблем, а уж при нынешней ситуации - тем более.

- В последние годы Вооруженные силы Украины реформировали и сокращали. По вашей оценке, сколько человек сейчас насчитывают боеспособные части украинской армии?

- Вообще там численность Вооруженных сил - порядка 170 тысяч человек. Это с учетом Военно-воздушных сил и даже Военно-морских сил, которые уже фактически не существуют. А сколько боеспособных частей, я сказать неспособен, потому что боеспособных там, может быть, несколько тысяч наберется.

- Пока, насколько можно понять из сообщений СМИ, украинские войска не применяли против ополченцев танки. Выдержат ли сторонники федерализации атаку с использованием танков и другого тяжелого вооружения - например, реактивных систем залпового огня (РСЗО) и бомбардировщиков?

- Атаку с использованием РСЗО, конечно, выдержать невозможно никаким образом. Но стрельба из РСЗО по населенным пунктам, тем более собственной страны - это вообще-то военное преступление. Насчет танков - будет трудно, конечно. Хотя, если ополченцам есть, чем сбивать вертолеты, видимо, есть и чем подбивать танки.

- Современная Украина за всю свою историю не вела ни одной войны. Можно ли полагать, что там есть профессиональные солдаты и офицеры?

- Она не только не вела ни одной войны. Она фактически и учений-то не проводила. Уровень боевой подготовки очень близок к нулю, и это сейчас совершенно очевидно проявилось. Другое дело, что если будут продолжаться такие вялотекущие боевые действия, то в конце концов вырастет некоторое количество боеспособных людей. Но вряд ли их будет слишком много.

- В боевых действиях также участвуют активисты «Правого сектора». Насколько высок уровень их подготовки?

- Их подготовка, видимо, вообще равна абсолютному нулю, потому что большинство из них никогда не служило в Вооруженных силах. Они, видимо, идейно мотивированы, в отличие от армии, но при этом совсем никак не подготовлены.

- А национальная гвардия?

- Национальная гвардия - это, видимо, сейчас некий филиал «Правого сектора». То есть наличествует идейная мотивация, но нет подготовки.

- Могут ли возникнуть такие же очаги сопротивления, как в Донецкой и Луганской областях, в других регионах Юго-Востока? Например, в Одессе?

- Если бы они хотели возникнуть, они бы уже возникли. Другое дело, что если будут происходить такие случаи, как в Одессе, то может начаться некое озверение населения. И тогда возникнут новые очаги. А если этого не будет, то новых очагов не возникнет.

- Если Россия введет войска на Юго-Восток Украины, чем это может обернуться?

- Я практически исключаю этот вариант. Его вероятность меньше 1%. В том, чтобы ввести войска на юго-восточную Украину, нет никаких проблем для российской армии. Но проблемы мы получим потом - политического и экономического характера.

- То есть война между Россией и НАТО из-за Украины исключена?

- Нет, войны никакой не будет. Потому что украинская армия почти не существует, а о вмешательстве НАТО не может быть и речи. Потому что у НАТО нет ресурсов и решимости.

Я вижу, свято место Стаси пусто не будет...

Быстрый вход