Грязь.

Автомобиль, рыча мотором, промчался по узкой улице, которая тянулась среди высоких домов, более походивших на свечи. Разбрызгивая во все стороны грязь из-под колёс, он вынырнул на городское шоссе, вливаясь в поток других машин.

— Не гони так сильно, — тихо, почти шёпотом, проговорила Лариса, находясь на переднем сиденье и глядя на дорогу через лобовое стекло.

Её голос звучал подобно журчанию ручья, слышимый даже сквозь рычание мотора.

— Извини, — бросил Макс. - Я нервничаю.

— Знаю.

— Знаешь, что я нервничаю?

— Да.

— Откуда?

— Потому, что я сама нервничаю.

Парень бросил быстрый, мимолётный взгляд на свою спутницу, у которой лицо было абсолютно спокойное. Она в данный момент больше всего походила на древнюю воительницу из скандинавских сказаний. Ларисе не хватало только в руках лука с молотом, дабы сходство оказалось более полным.

Тем временем, свернув с городского шоссе, автомобиль резко остановился возле огромного здания, которое имело вид дворца. Гигантских колонн было шесть, идущих по всему фасаду. Между ними, огромными глыбами застыли два тролля, державшие в своих когтистых лапах острозаточенные секиры. Их маленькие глаза равнодушно провожали зомби, которые входили вовнутрь, направляясь по своим делам.

— Вот и всё, — выдохнула она, кладя вспотевшую ладонь на дверную ручку.

— Да, — подтвердил он.

Они больше ничего не сказали друг другу, хотя, у каждого нашлись бы слова. Их взгляды встретились на секунду. Его карие и её зелёные. Между ними, как это случалось довольно часто, появилась некая невидимая связь, ниточка, которая давала возможность обходиться без каких-либо слов.

Открыв дверь со своей стороны, парень выбрался наружу. Он подождал, пока его подруга присоединится к нему, и они оба двинулись к зданию, на котором было написано: "Банк».

Поднявшись по многочисленным ступеням, они прошли мимо двух застывших троллей. Те, в свою очередь, даже не шевельнулись, чтобы взглянуть на двух молодых посетителей, продолжая пялиться на шоссе, и всё также крепко держа в когтистых лапах свои секиры. На мгновение остановившись, девушка обернулась, устремляя взгляд туда же, куда смотрела и стража. Перед ней открылась дорога-вена, которая уходила вдаль, расходясь на множество других вен, подобно нитям жизни людей, что соединялись вместе, а затем, расходились навсегда, дабы никогда не встретиться. Также и человек в этом мире, встречался с другим на перекрёстке жизни, а затем они разлучались, чтобы никогда не увидеться. Жизнь, всего лишь мгновение, которое по сравнению с вечностью длится секунду. Обмениваясь информацией на перекрёстке, люди умирали, удаляясь навсегда друг от друга.

«Также будет и с нами, — с грустью подумала она. - Хотя он и уверял, что мы вместе навсегда».

Открыв тяжёлую дубовую дверь, Макс и Лариса оказавшись внутри, извлекли из-под одежд оружие. В помещении банка толпа была не особенно большой. Конец дня и скоро закрытие. Множество мёртвых глаз устремились на вошедших. Один из зомби, который стоял возле кассы и принимал куски плоти, складывая их затем в пакет, развернулся, чтобы взглянуть на вновь пришедших.

— Всем стоять! — выкрикнул Макс, держа в руке дыхание василиска. - Это ограбление!

Охранник-зомби, который, было, полез за своим оружием и уже коснувшийся его своей полуистлевшей рукой, замер, когда Лариса выбросила вперёд руку с глазом горгоны. Она порадовалась, что Макс перед этим, съездил к перекупщикам и купил оружие из горных лабораторий гномов. Вообще, без знакомства трудно было достать что-либо, а про оружие и говорить не приходилось.

Глаз горгоны широко открылся, устремляя чёрный, как сама бездна зрачок на зомби. Охранник в тоже мгновение вздрогнул и замер, превращаясь в камень. Разложившееся лицо застыло навсегда, устремив взор в бесконечность.

— Давай сюда еду! — выкрикнул громко Макс, потрясая дыханием василиска.

Кассир остолбенел, выпучив мёртвые глаза и вывалив посиневший язык вместе с червями, которые стали падать на клавиатуру.

— Я сказал, давай жратву!

Видя, что никакого движения не происходит, Макс применил своё оружие, сжигая плоть зомби, превращая его в пепел. Обугленные останки рухнули на пол. Череп, громко гремя, закатился куда-то под стол.

— Ты хочешь стать следующим? — поинтересовался парень у второго кассира, направляя на него дыхание василиска.

Тот отрицательно закачал головой.

— Тогда делай, что я сказал.

Макс бросил через стойку мешок, в который служитель банка принялся кидать брикеты с едой, постепенно наполняя содержимое. Вскоре, мешок был полностью забит под завязку.

В это же мгновение дверь с грохотом открылась, и в помещение протиснулся тролль, замахиваясь своей секирой. Он опустил своё оружие на то место, где ещё секунду назад находилась Лариса. Девушка ловко ушла в сторону, толкнув вперёд одного из зомби. Острое лезвие, разрубив череп, прошло по всему телу, остановившись лишь глубоко в полу. Разрубленный посетитель, издав тихий шелест, упал, заливая стены и пространство вокруг себя гнойного цвета жидкостью, которая имела ужасный запах гниения. Тролль, громко зарычав от досады, выдернул секиру и снова замахнулся. Его маленькие глаза со злостью уставились на грабительницу, а пасть приоткрылась, обдавая Ларису зловонным дыханием. Но девушка, была готова. Она выбросила вперёд руку с глазом горгоны, и огромная туша тролля моментально, превратилась в каменную статую, перекрывая собою проход в помещение.

— Как у тебя дела? — выкрикнул Макс, обращаясь к Ларисе.

— Нормально, — ответила она. - А у тебя?

— Тоже. Жратва у нас.

— Тогда уходим?

— Верно.

— Кто двинется с места, — предупредила посетителей Лариса, поводя своим оружием. - Превращу в камень. Всем ясно, мать вашу?

Толпа зомби утвердительно закивала, не отводя своих взглядов от глаза горгоны, который всё ещё находился у девушки.

Протиснувшись через застывшего тролля, парочка грабителей замерла прислушиваясь, пытаясь понять, что происходит за дубовыми дверями. По другую сторону слышались сирены служителей порядка, которые приехали по сигналу и который, скорее всего, успел отправить один из кассиров.

— Там ещё один тролль, — напомнила парню, Лариса.

— Да-да, дорогая. Я помню.

Макс перекинул мешок с награбленным через плечо, поудобнее беря дыхание василиска. Затем ногой ударил дверь. Та широко открылась, ударяя краем по морде тролля, который в это мгновение собирался войти вовнутрь. Исполинское существо отлетело в сторону, приложившись шишковатой головой о стену. Взгляд Макса не задержался на нем, так как всё его внимание было устремлено на клонов-полицейских, выпрыгивавших из своих броневиков. Один из них извлёк из кобуры огонь химеры, и направил его на парочку.

— Защиту! — выкрикнул Макс. - Доставай скорее!

Лариса активировала зеркальный щит, умеющий отражать смертоносный огонь, плавящий даже камень. Пламя ударилось о невидимую преграду, возвращаясь обратно и сжигая клона-полицейского, оставив после него только одни угли. Другие же, закричав, разбежались, укрываясь под защитой броневика. Отовсюду взметнулся огонь химеры, целясь в парочку, но Макс и Лариса уже со всех ног бежали к своему автомобилю. Запрыгнув в салон, парень вдавил педаль, и машина рванула с места, обдав служителей порядка выхлопными газами. Те в свою очередь, снова применили огонь, и заднее стекло поплыло множеством капель, скапливаясь на багажнике.

— Нам удалось! — выкрикнул радостно Макс.

Очутившись на городском шоссе, машина, набирая скорость, помчалась прочь к домам в виде шприцов, которые своими шпилями прокалывали голубое небо. Была погоня, но Максу легко удалось уйти от клонов-полицейских, уступавших на своем броневике в скорости спортивному автомобилю.

Примерно минут через тридцать они остановились под мостом, глуша двигатель. Слегка повернувшись, Макс взглянул на красивое лицо своей подруги, впитывая в себя идеальные черты, врезая к себе в память. Зелёные глаза Ларисы блестели от возбуждения.

— Осталась самая малость, — проговорил он, довольно ухмыляясь.

— Да, — кивнула девушка.

Парень покинул машину, направляясь к реке. Но, не дойдя нескольких десятков метров, увидел, как ему навстречу двигается маленькая фигурка существа с красной как кровь кожей. Кобольд шагал то и дело, оглядываясь по сторонам. По-видимому, осторожность вошла у него в привычку.

— Побывали в хорошей переделке? — оскалился он острыми зубами, кивая на заднее стекло автомобиля.

— Есть такое дело, — кивнул Макс.

— Хвоста не привели?

— Если бы привели, то он был бы уже здесь. Ладно. Наше соглашение в силе?

— Конечно. Ты привёз?

Макс обернулся и махнул Ларисе. Девушка, выбравшись из салона, принесла мешок, который они набили содержимым в банке. Парень, приняв награбленное, передал его маленькому существу. Кобольд принялся быстро извлекать брикеты с пищей, читая надписи на упаковках и то и дело каждый раз причмокивая.

— Ну, теперь твоя очередь. - Поторопил карлика Макс. - Давай сюда Радость жизни.

Кобольд быстро пересчитал оставшиеся упаковки, а затем мысленно стал что-то подытоживать.

— Итак, — проговорил он медленно. - За всё это я дам двадцать ампул.

— Двадцать? — переспросил Макс.

— Двадцать! — удивилась Лариса.

— Да, двадцать, — развёл кобольд своими маленькими ручками. - А чего вы хотели? Цены на Радость жизни каждый день растут.

— Может, накинешь ещё парочку ампул? — спросил Макс.

— Не могу, — с сожалением на лице, явно притворным, ответил карлик. - Берёте или уходите.

— Ладно. Берём.

Получив заветные двадцать ампул с голубоватой жидкостью, Макс и Лариса усевшись в автомобиль, направились от моста, вливаясь в стальной поток машин. Вскоре они оставили свой транспорт, а сами двинулись пешком.

Достигнув пятиэтажного дома, поднялись на свой этаж, оказываясь в квартире. Макс плюхнулся в кресло, а Лариса, стянув с себя одежду, ушла в душ. Вскоре послышался шум льющейся воды. Тем временем Макс, включив телевизор, стал просматривать новости, где как раз передавали последние происшествия. На экране мелькал тот самый банк, в котором они были не так давно. Оператор даже показал окаменевшую тушу тролля, что навсегда застыл в дверном проёме, а также разрубленные куски убитого зомби. Возле банка, за оградительной лентой, толпились другие зомби, с любопытством наблюдавшие за всем происходящим. Вообще Макс уже давно подметил, что в мёртвых глазах появляются какие-либо чувства тогда, когда что-то происходит необычное. Например, две недели назад, когда пылая огнём, дракон рухнул на жилой дом, где проживала не одна сотня зомби.

«Они испытывают возбуждение от крови, — подумал парень, продолжая смотреть на экран. - Больше не из-за чего не увидишь такого блеска».

В этот миг из коридора послышались тихие шаги. В дверном проёме появилась Лариса, закутанная в полотенце. На коже поблескивали сверкающие капельки воды, а длинные тёмные волосы облепили обнажённые плечи.

— Пока у нас остаётся время, может... - проговорила она, скидывая полотенце и отбрасывая его в сторону.

Макс почувствовал, как сердце забилось гораздо быстрее. Его взгляд устремился вниз, лаская обнажённое тело, которое манило его, как впрочем, случалось всегда. Лариса подалась вперёд, позволяя рукам своего парня ласкать, исследовать и возбуждать.

Голова болела сильно. Макс слегка приоткрыл веки, устремив взгляд на грязный потолок, от времени покрывшийся мелкими трещинами, в которых навсегда застряла грязь. Затем он тяжело вздохнул, прислушиваясь к свисту из груди. Поднёс дрожащую руку к лицу, какое-то время исследуя обломанные ногти. После чего повернул голову, глядя на рядом лежавшую Ларису. Девушка спала. Её лицо казалось заострившимся, а под глазами отчётливо выделялись чёрные мешки. Спустившись ниже, остановился на многочисленных рубцах, которые покрывали грудь, живот, пах. Это она, чтобы унять терзавшую душевную боль, резала себя каждый раз, когда приходила очередная волна. Некоторые раны так и не зажили до конца. На плече кожа разошлась, открывая розовую плоть. Волосы же, которые давно не знали воды, слиплись от грязи, превратившись в нечто невообразимое. Макс подумал о том, что и сам, наверное, выглядит не лучшим образом. Он, как и его подруга, резал себя маленьким ножом, надеясь, что терзавшая боль отступит на какое-то время. Впрочем, это получалось, но, спустя несколько часов, волна накатывала снова.

Под его телом жалобно скрипнула кровать. Спустив ноги, Макс поднялся на ватные ноги и, держась рукой за ободранную стену, которую загадили тараканы, подковылял к окну. Упёрся ладонями в подоконник, глядя через стекло покрасневшими глазами. Постояв так какое-то время, взялся за раму и распахнул створки. В нос шибанул запах гари, смешанный с вонью мочи и мусора. До слуха долетела автоматная очередь, а мгновением позже, дикие крики боли. Слегка перегнувшись, Макс отхаркнул кровавый комок слизи.

«Сколько мне осталось? — вновь спросил он самого себя, как делал это каждое утро. - Неделя? Месяц? Скоро придёт конец. И я буду лежать, как тот бедняга».

Макс поглядел на тело, которое лежало на противоположной стороне. Явно чтобы освободить квартиру, покойника вынесли на улицу и бросили возле мусорного контейнера. Над лицом уже успели поработать крысы и собаки, оставив после себя лишь голый череп с редкими нитками волос. Присмотревшись Макс заметил, что у человека очень вздутый живот, который вздымался и сразу же опадал. Затем до него дошло, что всему виной крысы, проникнувшие вовнутрь и пожиравшие внутренности, и поэтому создавалось впечатление, что человек дышит. В этот миг из-за поворота вырулил громадный грузовик. Он остановился рядом с умершим и заглушил мотор. Из кабины выбралось два человека в защитных масках и специальных костюмах. Подцепив покойника крюками, они закинули тело в кузов, где мертвецов находилось чёртова уйма.

Макс, ещё раз сплюнув кровавый ком, закрыл окно. Затем, всё ещё держась за стену (слабость не хотела отпускать), прошёл на маленькую кухню. При его появлении из-под загаженного стола метнулась жирная крыса, отъевшаяся, наверное, на мертвецах, исчезая в чёрных недрах канализации. Подойдя к раковине, Макс повернул вентиль, но воды по-прежнему не было. Хотя её не было из крана уже не один год. Нужно было идти на колонку, занимать очередь, но парень чувствовал, что сил на это не хватит. Ему ничего не оставалось, как двинуться в обратный путь.

В комнате он плюхнулся голой задницей на кровать, но Лариса даже от резкого толчка не проснулась. По-видимому, девушка всё ещё пребывала в далёких мирах, куда её унесла Радость жизни. Макс же, нашарив пульт, включил телевизор. Это была единственная доступная хреновина, которая всё ещё продолжала работать. Но того телевиденья, которое было раньше, сейчас не было. Макс помнил из далёкого детства, как утром любил смотреть красочные мультфильмы, поглощая при просмотре хлопья с молоком. Теперь всё это казалось каким-то далёким сном. Сейчас, по ящику шло одно и то же. Вот, к примеру, в данный момент демонстрировали репортаж об очередном вооруженном конфликте, который произошёл на севере столицы. Затем - на другом континенте - о людях умиравших от радиации. А в завершение показали свалку трупов, куда свозили всех заражённых чёрной лихорадкой, и где потом сжигали тела.

Макс вздрогнул, когда за окном раздался оглушительный взрыв, а следом - автоматная очередь. Он выключил телевизор, чувствуя, как боль в висках усиливается. Явно за пределами этих стен происходил очередной конфликт между властями и теми, кто хотел получить власть в мире грязи.

Отбросив пульт в сторону, парень повернулся к Ларисе, а затем слегка толкнул её в плечо, пониже раны. Девушка перевернулась на спину, никак не реагируя. Тогда, Макс пальцами пощупал пульс на шее, который как оказалось, отсутствовал.

«Когда же она умерла? — как-то отстранённо, подумал он. - Вроде бы ещё вчера была жива. А может, это было позавчера?»

В голове всё смешалось, мысли путались.

«Ничего, скоро придёт и мой срок. Она не захотела возвращаться в эту грязь, и я её отлично понимаю. Одни убивают друг друга ради жалких остатков, которые остались в так называемом мире, а другие же, как и я, тихо уходят, угасая, дабы не вернуться никогда. Лариса ушла, и я остался один. Абсолютно один. Когда и я уйду, то наши тела вынесут на улицу и бросят на съедение крысам и собакам, как это происходило со всеми остальными... Нет, голова сейчас взорвется...Как же больно!».

Макс, пересиливая невыносимую боль в голове, провёл по грязным волосам девушки, чувствуя, как на глазах появляются слёзы. В сердце защемило от боли и печали: - Он больше её никогда не увидит. Максу вспомнилась Лариса ещё до того, как это самое дерьмо, начало твориться во всём мире. Она была очень красивой девушкой, освещала его душу своей мягкой улыбкой. Даже спустя всё это время он любил её, любил и после того, как она превратилась в бледную тень, подобие той, какую он знал когда-то. Наркотик медленно убивал, одновременно давая иллюзию жизни. Хотя власти и пытались бороться с продажей Радости жизни, но у них ничего не выходило. Люди хотели принимать наркотик и без сожаления прощались с жизнью, умирая подобно раковым больным, ради мгновенного счастья, которое было не больше, чем иллюзия. Ежедневно на свалки для утилизации вывозилось около двухсот человек, которые остались в своих мирах, так и не вернувшись обратно. Сам же Макс, каждый раз приходил обратно только для того, чтобы побыть рядом с Ларисой. Но теперь, смысла возврата больше нет.

«Ничего, — думал он, с нежностью гладя её по волосам. - Скоро мы будем вместе. По крайней мере, мне бы этого очень хотелось».

Макс отстранился от девушки, беря с тумбочки ампулу с голубоватой жидкостью, а следом и шприц. Затем, он ввёл себе в вену Радость жизни, почти мгновенно погружаясь в другой, более красочный мир, в котором, он, возможно, снова будет с ней. Прежний мир, исчезал, умирал, распадаясь на множество мелких кусочков, как это и происходило на самом деле. Радость жизни, давала людям последний шанс пожить нормально , ни как каким-нибудь крысам. Если здесь он был никем, то там мог стать всем.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.3 / голосов: 16

Быстрый вход