Дневник идущего

Часть первая. "Откровение"

«В детстве, я мечтал стать путешественником. Мне всегда нравилось читать приключенческие книги, смотреть телепередачи о далеких странах, об их природе, обычаях и культуре. Золотое было время. Тогда у нас не было ни мобильных телефонов, ни компьютеров, ни профилей в соц. сетях. Родители не могли загнать нас домой, и каждый день, снова и снова, мы собирались с друзьями во дворе, играли и веселились, придумывали новые способы найти приключений на свои задницы. А сколько потом им, задницам, доставалось после очередной выходки…

В пять или шесть лет случилось первое моё путешествие. Хех, путешествие на соседнюю улицу. Нам казалось, будто мы первооткрыватели, те самые ведущие из программ в телевизоре, которые летают по всему миру, совершают, или же рассказывают об уже совершенных открытиях. Ох, и что потом было дома. Отцовский военный ремень до сих пор нагоняет на меня ужас. Но синяки заживают, а вот ощущения ничем не заменить. На несколько дней мы приостановили нашу затею. Через неделю у нашего друга Димы был День Рождения, и ему подарили новый велосипед. Сейчас детям не понять, как тогда мы были рады таким подаркам, в далёком 1995-м. Не Айфонам и Айпадам, не новым играм в Стиме. О велосипеде мечтал каждый. Так вот. С того момента всё изменилось. Постепенно радиус наших исследований рос. Ездить на «велике» за город в семь лет, хм. Не прямо за город, в лес. Просто в черте города был лес. Он достаточно большой, что бы в нём заблудиться. Правда, без хищной живности. Не считая, конечно, наркоманов. Так глубоко мы не заходили, и соорудили халабуду на широком дубе, не далеко от известных троп. Сколько гвоздей в тайне было унесено из дома, а про ножовку я вообще молчу, Вадиму тогда здорово попало. Про это можно написать отдельную книгу, однако, наша история не об этом. Узнал бы я, что мой ребенок такое вытворяет, и меня хватил бы инфаркт. Шучу. Меня, может, и нет, но жену – точно. И всё же, это было прекрасно. Такое детство забыть невозможно.

Мы выросли, окончили школу, потом университет. Но тяга к путешествиям осталась. И самое главное – мы не потерялись в этом огромном мире. Не забыли про дружбу троих мальчишек, дружбу длиною в жизнь. Сейчас она лишь окрепла. Не важно, ехали ли мы на машинах в другой конец страны, или решили добраться до точки на карте, километров на пять отдаленной от мало-мальски обжитых мест. От этого Я и мои друзья получали бесценный опыт. Опыт выживания в дикой природе, в экстремальных ситуациях. Нам это нравилось. К счастью, нашим девушкам это нравилось не меньше. Мы не любили ходить по ночным клубам, барам и пабам, выбирались туда лишь изредка, да и то по приглашению. Для нас, гораздо интереснее, приятней было прогуляться по ночному городу, встретить рассвет в стоящей на краю обрыва машине. Многие не понимали этого, считали странным. Ну не все поколения были такие, как современная молодежь.

Клубы авто путешественников, горные туры, гонки и страйкбольные манёвры. Мы старались быть везде. И, как позже заметил Дима – это уже стало одержимостью. В хорошем смысле. Кто знал, что вскоре эта «одержимость» поможет нам выжить. Походы становились все протяженней и углублялись дальше от цивилизации. Нам требовалось больше провизии и снаряжения. Опыт и знания позволяли обходиться с меньшими затратами, но использовать новые приемы выживания. Из хрущевок мы перебрались в частные дома. Наши машины перестали соответствовать запросам. Компактные хэтчбеки и универсалы заменили внедорожники. Настоящие, с неразрезными мостами, большие и прожорливые. Только рамные. С понижайками и блокировками, но, что самое главное – без наличия тех самых «мозгов». Исключением стал Дима, который все же купил свой Чероки 2008-го модельного года. Что же, надо отдать должное, машина ни разу его не подвела, даже оставшись без переднего привода в Карпатах. Подготовка и хороший уход – вот в чем заключалось такое «везение».

Но вечно так продолжаться не могло. Мы разъехались по миру. А если ты хочешь быть успешным, то должен чем-то жертвовать. Мы выбрали наше хобби. Ни в коем случае, не допуская жертвы в семье. Да, теперь у нас оставалось меньше времени на встречи и развлечения. Мы стали взрослыми. Хорошо, что положение позволяло нам самим назначать время отпусков. Два раза в год, мы бросали всё, что бы встретиться, теперь уже семьями. И уехать. Далеко от цивилизации. Далеко на столько, на сколько могли. Работа, тренажерный зал и семья. Изредка поездки к родителям на выходных. Еще реже встречи с коллегами и знакомыми. На большее времени не хватало. Лишь два раза в год мы встречались вместе. Эти четыре недели были тем, что заставляло нас двигаться вперед, переживать однообразные будни в мегаполисах. «Душа просилась на волю». Не помню, кто сказал эти слова, но лучше описать то, что мы чувствовали – нельзя.

К чему я это рассказываю? Нет, не так. Не рассказываю. Это ведь дневник. Стало быть – пишу. Так вот, зачем я всё это пишу? Дорогой читатель, это помогает мне не сойти с ума. Не знаю, где найдешь ты эту тетрадь. Но благодаря ней, Я все еще сильный духом. Мои мысли ясные и четкие. И этот дневник – единственное, что помогает мне идти к своей цели. Что за цель? Об этом ты…»

Снаружи послышалось шарудение. Я тихо выматерился, отложил тетрадь и ручку. Стараясь как можно тише подняться, не скребя ботинками по бетону, взял наизготовку сайгу. Медленно, согнувшись в три погибели, пробираюсь к небольшому люку. Дурак, ой дурак. Чего сразу не закрыл его? Ясно чего – проветрить. Жарко летом, у нас в средней полосе. Бетономешалка как стальная баня, ладно бы за день только на пекло, было бы легче. А она уже и не пойми, сколько тут стоит закупоренная. Выглядывать страшно. Что могло так зашуршать? А еще звук этот, как ножом по металлу. Вот! Снова. Даже если это и химера, то внутрь не пролезет, большая очень. А если лиса? Тоже, наверное, она-то, больше меня будет даже. Меньшего тут ничего не должно водиться. А вот не факт. Мигрируют эти гады. Ничего хорошего от них простому человеку ждать не стоит. Только вот чего так рано, полседьмого, на улице светло же, пока.

Руки уже подняли массивную железяку люка. Круглая зараза, и тяжелая. Метр в диаметре примерно. Надо закрутить болты только. Наживил два по разные стороны. Так, где разводной ключ? А вот он. Дотянуться бы. Не, не выйдет. Длинная бетономешалка, а я в дальнем углу расположился. Прошел уже почти половину, и сзади раздался такой грохот, что я подпрыгнул, с низкого старта рванул к поблескивающему в полумраке ключу. Так и есть. упала эта зараза. Не до конспирации теперь. В люк залезла одна лапа, вторая. Тощие, с островками шерсти, бледно коричневого цвета, длинными когтями. Б-р-р-р, мурашки по коже. Послышалось хрипение. Я хватаю сайгу, беру наизготовку. Ага, точно, падлюка такая, голову пытается просунуть. Блин, да это ж морлок. Точно, вон и бородка, или что это у них такое. Глаза, маленькие, с желтыми зрачками, злющие. Пытается меня высмотреть. Ну-ну, солнцем то тебя немного ослепило, пока тут ползал. А пасть как у обычного человека, только немного больше и губ нет. Нас не обмaнишь, знаем мы, на что она способна, ага. Пока неслись мысли, Я делаю седьмой выстрел. Здох? Да вроде. Только вот руки застряли в отверстии люка. Или не руки?

- И как тебя теперь вынимать? – Прорычал я. Ну точно, придется выпихать самому. Только вот еще что…

Аккуратно, задом, держа люк на прицеле, пячусь к рюкзаку. Ух, как же в ушах звенит, голова болеть начинает, еще и приглушило меня. Надо ж было, додуматься, в бетономешалке стрелять. На мгновение отвернувшись, ищу в рюкзаке фонарик. Мощный, галогеновый, с подзарядкой пружинного типа. Аккуратно возвращаюсь. Сайгу пока в сторону. Стою на расстоянии метра. Присев, направил фонарик примерно туда – где была голова морлока. Напрягся, утопил кнопку включения. Даже в надвигающихся сумерках засветило как прожектором. Ничего не произошло. Точно здох. Ногами выпихнул лапы из люка. Гулко упало, упитанный попался. Собрался уже закручивать люк. Фак. Нет. Если там его оставить, он может такое приманить, что потом и не отобьюсь, навечно в этой консервной банке останусь. А навечно мне нельзя. Меня ждут.

Не знаю, сколько это весит, но сдвинуть его с места я так и не смог. Делать нечего. Вернулся в свое убежище, закрутил люк. Правда сместил его так, что бы хоть щель была. Солнце почти село, розовый закат над лесом ставал всё темнее, начинали появляться первые звезды. Я расположил фонарик так, что бы он освещал то пространство, где находились мои вещи, и где я собирался ночевать. Нечего демаскировать свою позицию. И пугают меня не люди. До утра заряда должно хватить. Хорошая это штука, батареек уже, наверное, и не осталось рабочих. И дело тут не во времени, хотя теперь органические процессы быстрее развивались. Разослал спальник, не хотелось простудиться на холодном бетоне, поэтому подложил под него еще и свою куртку.

«Итак, на чем я остановился? Ах да. Моя цель – добраться до города – крепости под названием Котловск. Там жили, и надеюсь, все еще живут мои жена и дочь. Там же, находятся и мои друзья, и их семьи. Последний раз мы разговаривали полгода назад. В городе Ольмере, где я жил последние четыре года, и куда по иронии, в самый разгар хаоса попал с командировкой. Связь была плохой, но я поговорил со всеми. Они живы, и с нетерпением ждали моего возвращения. Этот ритуал, стал уже привычным, но становился всё тяжелее. Слышать своих любимых, и знать, что добраться до них – практически невозможно. Еще раз поговорил с детьми, за тем с Вадимом и Димой. Они оба работали следопытами. Парни пообещали, что дождутся меня любой ценой, и уберегут моих родных. Это сейчас они так говорят. Почти год я переубеждал их не ехать за мной, ведь их машины были еще на ходу и они были уверены что справятся. Но такой вариант меня не устраивал. Слишком опасное это путешествие. В итоге парни сдались, и я немного успокоился. Сеанс связи заканчивался, но я взял с них обещание, что там они меня и дождутся. Рядом с моей семьей двое парней, которым я могу доверять. Там все они в безопасности. Плохих людей ведь не осталось, но есть множество других, новых тварей. А последних бандитов и мародеров видели больше года назад, насколько мне известно. Новая флора и фауна уничтожали их в первую очередь, видя человека насквозь, искореняя заразу, будто давая остальным шанс. Вначале добрых, хороших, как не банально это звучит, людей даже старатели не трогали. Впрочем, как и тяжелобольных и инвалидов. Видимо сейчас таких уже не осталось, и животные просто голодали. Ведь нападения на себе подобных замечались крайне редко. Больше им человечина по вкусу. Дело в том, я думаю, что мир пошел под откос. Что бы там не говорили оставшиеся ученые, а природа нам не простит всего содеянного. Просто теперь мы ей не угроза, поэтому она не так интенсивно нас истребляет. Природа восстала. Восстала против человека, который многие века растрачивал ее ресурсы, рубил, крушил, убивал, ломал и добывал. Чувствовал себя хозяином на планете. Как же все обшибались. Ни армии. Ни правительство. Ни даже современные технологии не помогли нам победить в этой схватке. Цунами, массовые извержения действующих и спящих вулканов, землетрясения. Это было лишь началом. Природа придумала лекарство против паразитов, против нас. Новые существа дали бой людям. Нас не спасло ни оружие, ни технологии. Ядерные бомбы взрывались в лесах, захватывающих все новые и новые территории, но эффекта не было. Природа восстанавливала свои силы невероятно быстро. И через пару лет выжженное место вновь зарастало лесом, зеленым и непроходимым. Новые виды животных, истинные хозяева были лучше приспособлены к новым реалиям жизни. Но самое главное, они знали наши уязвимые места, чувствовали наш страх и настрой, знали, когда и как именно нужно ударить.

В этом хаосе выжили лишь некоторые города, наиболее отдаленные от мегаполисов. В большинстве своем, это были бывшие воинские части или города с внушительным скоплением военных. Став непреступными крепостями, они держали оборону день и ночь, пока, со временем, натиск не ослаб. И вовремя, ведь еще пара месяцев, и боеприпасы, техника, провизия – кончились бы. Но самое главное – кончились бы защитники. Природа дала уцелевшим передышку, и люди отправились на поиски техники, провизии и боеприпасов. В городах появился свой устрой, свои правила и меры правления. Появились и специфические, для этого мира профессии – охотники, следопыты, искатели технических ценностей. А вот с электричеством была напряженка – его пускали только на поддержание обороноспособности и мелкого производства. И, что самое прекрасное. Люди теперь не воевали. Наоборот, сплотились и всячески поддерживали друг друга. И если ты встречал такого же путника – будь уверен, тебе ничего не угрожает. Так города держались все эти годы. Пока держались.

Четыре года ушло у меня на подготовку к походу. Четыре года я собирал вещи и провизию, просчитывал маршрут, составлял свой план. План по возвращению к любимым. Пришлось изрядно поработать. Впрочем, мне повезло. Я устроился на работу к охотникам. Эти два поляка были профессионалами своего дела. Узнав о моих навыках, меня взяли в команду. Они же помогли разработать мне длинный, но более безопасный маршрут. Выходило около трех тысяч километров. Исходили мы из того, что я буду идти пешком большую часть пути. Ведь подходящего транспорта, для такого марша у меня не было. Да и проехать теперь можно далеко не везде. А про воздушный транспорт я вообще молчу. Его осталось мало – преимущественно вертолеты. Но в небе теперь свои хозяева.

Много чего я повидал за эти годы. Набрался опыта, умений и подтянул свои физические данные. Парни помогли подготовиться к дороге. Хорошие ребята попались, дай Бог им здоровья. До северного берега залива они меня довезли. Теперь его называют морем Гроз. Постоянные смерчи и ураганы, бушующие над заливом, а также южнее и восточнее делают непроходимой эту территорию. Мы распрощались, и я ушел. Ушел в дикие территории. За два месяца обошел залив по часовой стрелке, даже в бывший многомиллионник заходил. Хотя, теперь там сплошной лес, лес из бетонных небоскребов и деревьев, которые подмяли город под себя. Обошел его стороной, будучи наслышанным о том, что живет в заброшенных городах. Упырей и старателей там пруд пруди, да только это не самые страшные создания. Лешие. Теперь они, населяют брошенные города. Страшные чудища. Байки про леших оказались правдой. Как и про водяных. Всё это время они скрывались от человеческих глаз. Но теперь всё изменилось. Хозяева леса вернулись. Сильные, ловкие, выносливые. Двухметровые уродливые создания, покрытые шерстью и мхом, имеющие в своем арсенале острые как бритва когти, и рот полный икловидных зубов. Они питали дикую ненависть к чистому человеку, который веками уничтожал их дом. Лишь однажды я видел лешего. Его уже мертвого привезли к нам, в Ольмер, те самые охотники. Тогда я не пошел с ними в рейд с группой следопытов. И мне рассказали, что его нашли полуживым, и то еле отбились. Страшно преставать, что он сделает с человеком, случайно попавшим в его владения.

Спустя еще неделю я был в городе – крепости Северовартовск. Последний человеческий анклав, последняя крепость, которая держится у южного берега залива. Дальше только лес, бескрайние поля и заброшенные города. Призраки былого величия, которые напоминают о нашем поражении по сей день.»

Ваша оценка: None Средний балл: 9 / голосов: 19
Комментарии

Завязка хорошая. Жду продолжение.

Неплохой сюжет, я бы даже сказал необычный тут и мистика и Бп

10+ пищи

Мой вердикт - "Аффтар писщи ичё!"

ПРОЧИТАЛ НА ОДНОМ ДЫХАНИИ. РЕСПЕКТ. 10-БАЛЛОВ. ЖДУ ПРОДОЛЖЕНИЯ.

9+

Мне понравилось.

Спасибо.

похоже на плагиат по сюрвариуму, ну да ладно почитаем дальше

Быстрый вход